Сборник материалов региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и магистрантов 3 ноября 2011 года



страница6/32
Дата28.09.2017
Размер2.29 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

М.А. Игнатюк, А.А. Охрименко
г. Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина

Научный руководитель: Коротич Елена Алексеевна, старший преподаватель кафедры истории и теории государства и права
ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА В ОБЛАСТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ
Современный мир в своём развитии идёт по пути усиления взаимосвязи и взаимодействия государств. Основой для этого выступает принцип сотрудничества, который обязывает государства осуществлять взаимодействие друг с другом в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера, а также поддерживать международный мир и безопасность.

Немалый интерес вызывает сотрудничество бывших советских республик в рамках Содружества Независимых Государств (далее – СНГ). Этому обстоятельству способствовало провозглашение независимости бывших государств СССР, принятие соответствующих законодательных актов. Вышеуказанное содружество служит дальнейшему развитию и укреплению отношений дружбы, добрососедства, доверия, взаимопонимания и взаимовыгодного сотрудничества между государствами-членами.

Среди учредительных актов СНГ необходимо выделить следующие. Во-первых, Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 года, заключенное Республикой Беларусь, Российской Федерацией и Украиной, в котором закреплено положение о том, что СНГ является открытым для присоединения всех государств-членов СССР, а также иных государств, разделяющих цели и принципы СНГ. Во-вторых, Протокол к Соглашению о создании Содружества Независимых Государств от 21 декабря 1991 года, согласно которому 11 бывших союзных республик (Азербайджан, Армения, Республика Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Российская Федерация, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Украина) равноправных началах образуют СНГ. В-третьих, Декларация о целях и принципах СНГ от 21 декабря 1991 года, в которой подтверждаются основные цели и принципы деятельности СНГ. В-четвёртых, Устав СНГ от 22 января 1993 года, который является правовой базой для деятельности СНГ.

Таким образом, целями создания СНГ являются укрепление международного мира и безопасности, гарантии выполнения международных обязательств, обеспечение единого контроля за ядерным оружием и его нераспространением.

Одним из основных направлений деятельности сотрудничества государств-участников СНГ можно выделить борьбу с организованной преступностью, которая в последний период времени, не только увеличилась, но и поднялась на более качественный уровень. Её стержнем является коррупция, целью которой направлена на экономику и финансово-кредитную систему государств-участников СНГ.

В современных условиях коррупция перестала быть проблемой одного отдельно взятого государства, а превратилась в проблему международную. Совет Европы констатировал: «Коррупция угрожает верховенству закона, демократии и правам человека, подрывает принципы надлежащего государственного управления, равенства социальной справедливости, препятствует конкуренции, затрудняет экономическое развитие и угрожает стабильности демократических институтов и моральным устоям общества» [1, с. 51].

Международным и национальным опытом не только стран СНГ, но и ЕврАзЭС, ШОС доказано, что коррупции невозможно противостоять путём осуществления отдельных разрозненных, фрагментарных мероприятий на различных направлениях. Нужен только комплексный подход в решении проблем, острота которых не спадает, а, наоборот, в последнее время многократно возрастает [2, с. 57].

Таким образом, данной проблемой озабочены не только государства-участники СНГ, но и всё мировое сообщество. Так, Совет Европы принял Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию (1999 год), Конвенцию о гражданско-правовой ответственности за коррупцию (1999 год). Организация Объединённых Наций принял Конвенцию против транснациональной организованной преступности (2000 год), Конвенцию против коррупции (2003 год).

По международным экспертным оценкам, распространение коррупционных преступлений на несколько порядков выше уровня их выявляемости в ходе правоохранительной деятельности. Поэтому сведения, содержащиеся в уголовной статистике, не отражают реального состояния и уровня коррупции. Истинные масштабы, свидетельствующие о степени поражённости общества коррупцией, неизвестны, так как её проявления относятся к разряду высоколатентных преступлений и отличаются конфиденциальным характером отношений сторон [1, с. 51].

Правовой основой международного сотрудничества в сфере борьбы с коррупцией являются, во-первых, национальное законодательство государств-участников СНГ, во-вторых, международные договоры государств-участников СНГ, ратифицированные на территории соответствующего государства.

Международное сотрудничество государств-участников СНГ в области борьбы с коррупцией призвано содействовать реализации соответствующих целей и задач, изложенных в международных правовых актах. Так, основной целью является противодействие государств в борьбе с коррупцией. Также можно указать следующие задачи. Это, во-первых, предупреждение, выявление, пресечение и раскрытие коррупционных правонарушений, во-вторых, унификация антикоррупционных норм национальных законодательств и, в-третьих, внедрение международных антикоррупционных стандартов.

Необходимо отметить, что в системе органов СНГ не выделяется отдельного органа, который бы занимался вопросами борьбы с коррупцией. В Содружество входит Совет глав государств СНГ, в котором выделяют Совет руководителей органов безопасности и специальных служб государств-участников СНГ, членами которого являются руководители специальных служб государств, главы которых подписали Решение о Совете руководителей органов безопасности и специальных служб государств-участников СНГ. Он был создан в целях взаимодействия и координации действий в борьбе с организованной преступностью международного характера.

Однако по причине того, что коррупция представляет реальную опасность публичной власти, верховенству закона, демократии и правам человека, нормальному функционированию экономики, на наш взгляд, необходимо создание в СНГ независимого органа, которые более глубоко исследовал данную проблему. Так, например, в Китае создан Антикоррупционный комитет, который занимается не только расследованием коррупционных преступлений, за которые предусмотрена смертная казнь, но и выполняет также исполнительные функции. Достаточно сказать, что этот комитет «подвёл под расстрельную» статью около 1 200 чиновников разного ранга, часть из них покончили жизнь самоубийством, свыше 8 000 покинули страну [2, с. 58].

В качестве примера можно привести Республику Польшу, которая ведёт эффективную борьбу с коррупцией. В этих целях Совет Министров 28 августа 2002 года принял программу «Безопасная Польша». Она определяет стратегию борьбы полиции с преступностью и коррупцией. В плане снижения уровня коррупционных проявлений правительством принята программа по борьбе с коррупцией (17.09.2002 год) [3, с. 111]. Она включает в себя не только основные задачи, указанные ранее, но и формирование с помощью общественных организаций соответствующего мнения в обществе, создающего благоприятные условия для антикоррупционной деятельности, а также изменение общественного мнения к коррупции как социальному явления. На наш взгляд, вышеназванные факты необходимо внедрять и в международную политику СНГ в области борьбы с коррупцией.

Таким образом, для эффективной борьбы с коррупцией необходимо развитое международное сотрудничество в данной области, в котором чётко определяется терминология, выделяются существенные признаки, устанавливаются причины возникновения, обеспечиваются предупреждение, выявление, пресечение и раскрытие коррупционных правонарушений.

Подводя итог всему вышесказанному, необходимо сделать соответствующие выводы. Во-первых, предупреждение и раскрытие коррупционных правонарушений в современных условиях требует системного подхода. Антикоррупционное законодательство должно постоянно корректироваться и совершенствоваться. Важным моментом является создание единого комплекса правовых актов, подробно регламентирующих вопросы борьбы с коррупцией. Во-вторых, проведение государствами-участниками СНГ широкой антикоррупционной политики, связанной также и с формированием общественного правосознания в соответствии с антикоррупционными стандартами. В-третьих, создание отдельного органа в системе органов СНГ, который бы более подробно и детально регламентировал абсолютно все вопросы, связанные с борьбой с коррупцией.

В заключение, важно отметить то обстоятельство, что интеграция государств на постсоветском пространстве является важным звеном для решения задач противодействия коррупции и осуществления комплекса мер, реализация которых позволит существенным образом изменить сложившуюся ситуацию в сфере международного сотрудничества в области борьбы с коррупцией.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Бранчель И., Благаренко О. Борьбе с коррупцией – особое и постоянное внимание государства // Юстиция Беларуси. – 2007. – № 6. – с. 51-54.

2. Есаян А.К. Меры по борьбе с коррупцией в государствах – членах СНГ, ЕврАзЭС и ШОС // Российская юстиция. – 2009. – № 6. – с. 57-59.

3. Берестень В.И. Коррупция и её общественная опасность : учеб.-метод. пособие / В.И. Берестень. – Мн. : РИВШ, 2005. – 166 с.



Е. В. ЛАПИЧ
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина

Научный руководитель: Богданович Денис Игоревич, преподаватель кафедры «Теории и истории государства и права»
ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ В СТРАНАХ СНГ
Форма правления — комплексный конституционно-правовой институт; организация власти, характеризуемая ее формальным источником; структура и правовое положение высших органов (глава государства, парламент, правительство), а также установленный порядок взаимоотношений между ними [1, с. 148].

Форма правления является ведущим элементом в форме государства. Аристотель разграничил формы правления в зависимости от того, осуществляется ли верховная власть единолично, ограниченным числом лиц, всем населением.

Несмотря на то что различные формы правления и статус главы республиканского государства неоднократно выступали в качестве объектов различных научных исследований, до настоящего времени в юридической науке еще не выработано общепринятого понятия формы правления. Отсутствуют четко установленные критерии (признаки), позволяющие отделить одну республиканскую форму правления от другой. Не определен минимально необходимый каталог структурных элементов данной дефиниции, дающих возможность четко разграничить объект и предмет исследования при рассмотрении конституционной модели формы правления в какой-либо конкретной стране. Не существует единого мнения по вопросу о том, какие стороны отношений — юридические или фактические — следует брать за основу при выделении и классификации различных форм правления.

Тема представленной работы является жизненной, имеет актуальное значение для понимания происходящих сейчас изменений в современном мире. Форма государственного правления является непосредственным выразителем и носителем его сущности и содержания.

Необходимость изучения понятия и сущности формы правления приобрела особое значение в современных условиях в связи с ломкой тоталитарной политической системы республик бывшего СССР. Для данной категории стран особо остро стал вопрос структуры и правового положения такого основного элемента формы государственного правления как институт президентства. Особо актуальной является проблема взаимодействия Президента с основными государственными органами, определения места Президента в системе разделения властей.

Институт президентства во всех странах СНГ был введён в 90-х годах прошлого века. Он был призван ускорить темпы социально-экономических реформ и укрепить систему государственной власти. Данный политический институт составляют нормы конституционного права, которые определяют порядок избрания президента, его государственно-властные функции и полномочия, а также его отношения с другими органами государственной власти, прежде всего с парламентом и правительством. Поэтому при исследовании форм правления в странах СНГ необходимо провести критический анализ конституционно-правовых норм, закрепляющих правовой статус президента, а также сами правовые отношения, возникающие под воздействием этих норм.

Институт президентства в странах СНГ за время его введения претерпевал в целом ряде республик Содружества значительные изменения. Правовой статус президента, его функции, полномочия и круг обязанностей во многих странах неоднократно менялись, что оказывало влияние и на существующие формы правления. Причем такие изменения касались, как правило, расширения полномочий президента, возрастания его роли и значения в системе высших органов государственной власти. С одной стороны, это стабилизировало социально-экономическую и политическую обстановку в большинстве государств СНГ. С другой — приводило к снижению роли парламентов и других звеньев государственного аппарата, что, по мнению некоторых специалистов и политиков, не соответствует критериям правового государства и гражданского общества.

Кроме того, отдельные проблемы организации верховной власти в странах СНГ, статуса их высших органов не изучены в достаточной степени и носят во многом постановочный характер. В этих государствах и по настоящее время происходят процессы трансформации государственных форм, и поэтому, нередки случаи изменения статуса высших органов государственной власти (2000 г. — Молдова, 2003 г. — Туркменистан, 2004 г. — Грузия), что ведет и к изменению формы правления.

Президенты стран СНГ обладают специфическим правовым статусом, весьма отличным от статуса глав других республиканских государств современного мира. Это обусловливает возникновение особого вида (ветви) государственной власти — президентской и обеспечивает нетипичный характер форм правления в странах СНГ. Форму правления любой из них нельзя ограничить рамками классической классификации парламентарной, президентской или полупрезидентской республики.

Специфичность правового статуса президента в странах СНГ и его особое место в системе верховной власти заключается в том, что он, даже в случае конституционного провозглашения его главой исполнительной власти, остается вне системы разделения властей, возвышается над нею, так как в соответствии с конституционным законодательством обладает весомыми полномочиями каждой из трех традиционных ветвей власти, а также призван осуществлять функции, которые не отнесены к ведению ни одной из них, не укладываясь в рамки либерально-демократической концепций разделения властей, парламентаризма, верховенства права и т. д.;

В правовой организации высшей исполнительной власти в странах СНГ уже сложилось или складывается специфическое сочетание дуализма и единства, не характерное для классических форм правления. Дуализм проявляется в наличии двух высших органов исполнительной власти — Президента и Правительства, которые призваны осуществлять верховное управление. При этом между ними проведено предметно-отраслевое и функциональное разделение полномочий, позволяющее сохранить единство высшей исполнительной власти. Президент самостоятельно руководит или полностью контролирует административно-политические отрасли деятельности исполнительного аппарата, тогда как Правительство несет ответственность за управление экономикой и социально-культурной сферой. Но и здесь за Президентом остается определение основных целей и контроль за их достижением. Кроме того, Президенту принадлежат решающие полномочия по организации исполнительного аппарата в целом (некоторое исключение в этом отношении составляют Молдова и Украина).

Президенты стран СНГ имеют отношение к судебной власти, конституционно обладая некоторыми правомочиями судебного верховенства и частичными полномочиями по ее осуществлению, что соотносится с конституционно закрепленной за ними функцией арбитра по отношению к другим органам государственной власти[3, с.14].

В Республике Беларусь институт президентства был введен одновременно с принятием новой Конституции 15 марта 1994 года, хотя сама идея введения этого нового для Беларуси государственного института восходит к началу 90-х годов, когда была предпринята первая попытка внедрения поста Президента в Конституцию БССР 1978 года10. 27 июля 1990 года Верховный Совет БССР принял Декларацию о государственном суверенитете11. Решение о подготовке Декларации было принято 18 июня 1990 года под влиянием Декларации о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 года. В то же время, 17 марта 1991 года по итогам референдума о сохранении СССР 82,7 % проголосовавших высказались за сохранение СССР. Однако после событий августа 1991 года Верховный Совет БССР 25 августа 1991 года принял решение о придании Декларации о государственном суверенитете статуса конституционного закона. Были приняты постановления об обеспечении политической и экономической самостоятельности республики и о приостановке деятельности Коммунистической Партии Белоруссии. 19 сентября 1991 года БССР была переименована в Республику Беларусь, были приняты новый государственный герб и флаг. 15 марта 1994 года Верховный Совет принял Конституцию Республики Беларусь. В соответствии с ней – Республика Беларусь стала президентской республикой. В июне-июле 1994 года состоялись выборы Президента, прошедшие в два тура. В результате всенародного голосования первым Президентом Республики Беларусь был избран А. Лукашенко [2, с 21].

По основным критериям классификации Республика Беларусь подпадает под определение полупрезидентской (смешанной) республики [1, с. 149].

Полупрезидентская республика утверждает принцип верховенства президентской власти, который выражается в развитии и расширении президентских полномочий во всех сферах государственного управления. Концентрация значительных полномочий у главы государства в Беларуси обосновывается объективной необходимостью в условиях переходного периода и становления гражданского общества.

Каждая страна имеет свои особенности, они неизбежны, даже если в государстве принимается уже известная модель. Вместе с тем форма всех существующих государств, особенно современных, имеет общие признаки, что позволяет дать определение каждому элементу формы государства. Научное исследование различных аспектов формы государства имеет важное теоретическое и практическое значение. Оно способствует установлению закономерного и случайного в развитии государства, обобщению и использованию лучшего опыта государственного строительства.



Создание смешанных и "гибридных" форм правления, как показывает опыт многих стран, имеет несомненные плюсы. Тем самым обеспечивается стабильность управления страной, устраняется возможность частой смены правительства по конъюнктурным партийным соображениям, обеспечивается консолидация партий. Не нарушая местного самоуправления, этот процесс ведет к укреплению роли государственной власти на местах, способствует единству государства. Это особенно важно в странах, которые не имеют опыта длительного парламентского управления и сформировавшихся партийных структур, т.к. не сложившиеся механизмы парламентского управления могут вести к постоянному сбою системы государственного правления [3, с.16].
СПИСОК ИТЕРАТУРЫ


  1. Баглай, М. В. Конституционное право зарубежных стран: Учеб. для вузов / М. В. Баглай, Ю. И. Лейбо, Л. М. Энтин. – М : Норма-Инфра-М, 1999. – 519 с.

  2. Институт президентства. История и современность [Электронный ресурс] / Институт президентства. История и современность. – Минск, 2011. – Режим доступа : http://www.e-reading.org.ua. – Дата доступа: 24.03.2011.

  3. Форма государственного правления [Электронный ресурс] / Форма государственного правления. – Минск, 2011. – Режим доступа: http://pda.coolreferat.com. – Дата доступа: 09.03.2011.



А.Е. МАХИНЬКО
Барановичи, БарГУ
АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРАВОНАРУШЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ ЛИЦ ЗАВЕДОМО СТРАДАЮЩИХ ПСИХИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ ИЛИ СЛАБОУМИЕМ
В кодексе Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее — КоАП) в статье 7.3 к отягчающим обстоятельствам при нарушении административного права по отношении к лицу относят совершение правонарушения в отношении женщины, беременность которой заведомо известна нарушителю. Это обусловлено очевидной невозможностью оказания женщиной в данном состоянии сопротивления, а также тяжёлое моральное и физическое состояние её во время беременности. Аналогичный пункт есть и в статье 64 Уголовного кодекса Республики Беларусь, а именно «совершение преступления в отношении заведомо малолетнего, престарелого или лица, находящегося в беспомощном состоянии». Согласно КоАП и Уголовному кодексу, совершение правонарушения с использованием лица, заведомо для правонарушителя страдающего психическим заболеванием или слабоумием является отягчающим обстоятельством. Но нет ни слова о правонарушении в отношении самого лица с данными недугами, хотя определение термина «слабоумия» звучит как «…стойкое оскудение и упрощение психической деятельности, характеризующееся ослаблением познавательных процессов, обеднением эмоций и нарушением поведения» [3, с. 350]. Таким образом, люди, страдающие подобными недугами, значительно слабее остальных как умственно, так и физически (это заключается в невозможности оказывать последними сопротивление противоправным действиям в отношении себя) и их состояние даже не идёт в сравнение с состоянием женщины во время беременности, малолетнего или престарелого лица. Едва ли лицо, совершающее правонарушение в отношении таких людей можно назвать безопасным для общества и адекватным, ведь причинение вреда беспомощному явно указывает на психические расстройства маниакального характера у самого лица, или, по крайней мере, на отсутствие всяких моральных и этических норм.

Можно отметить также и то, что состояние людей, страдающих слабоумием или психическими заболеваниями, можно смело назвать беспомощным, на что в Уголовном Кодексе есть свои указания. «Принцип справедливости является основой дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности. Законодатель, устанавливая уголовно-правовой запрет, учитывает характер общественной опасности, выделяет квалифицированные или привилегированные составы преступлений, определяет категорию преступления, устанавливая соответствующие санкции. Это обеспечивает дифференциацию ответственности и меру наказания тяжести совершенного преступления» [4, с. 11]. Так можно утверждать, что лицо, осознанно и намеренно совершившее правонарушение в отношении другого лица, заведомо для правонарушителя страдающего психическими заболеваниями или слабоумием, совершает преступление, которое можно смело отнести к тяжким.

Исходя из всего вышеуказанного, мы рекомендуем обратить внимание на отсутствие одиннадцатого пункта в КоАП в статье 7.3 о правонарушении в отношении лица, заведомо для правонарушителя страдающего психическим заболеванием или слабоумием.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Кодекс об административных правонарушениях: принят Палатой представителей 17 дек. 2002 г.: одобр. Советом Респ. 02 апр. 2003 г.: текст Кодекса по состоянию на 3 июля 2011 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. –– Минск, 2011.

  2. Уголовный Кодекс Республики Беларусь: принят Палатой представителей 2 июня 1999 г.: одобр. Советом Респ. 24 июня 1999 г.: текст Кодекса по состоянию на 3 июля 2011 г. // Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс] / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. –– Минск, 2011.

  3. Покровский, В. И. Малая медицинская энциклопедия в 6-и томах / В. И. Покровский. – М.: Советская энциклопедия, 1999. – 577 с.

  4. «Комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь / под общ. ред. А.В. Баркова. Минск.: Амалфея, 2003. 895 с.



А.Н. ЛЕОНОВИЧ
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина

Научный руководитель: Береговцова Д.С., должность, кафедра доцент кафедры «Теории и истории государства и права»


Каталог: sites -> default -> files
files -> Рабочая программа дисциплины Лечебная физическая культура и массаж Направление подготовки 050100 Педагогическое образование
files -> Хроническая сердечная недостаточность и депрессия у лиц пожилого возраста
files -> Ирвин Ялом Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы
files -> Оценка элементного статуса в определении нутриентной обеспеченности организма. Значение нарушений элементного статуса при различной патологии
files -> Проблема безопасности продуктов питания
files -> Примерная программа профессионального модуля
files -> Бета-адреноблокаторы в терапии артериальной гипертензии// Лечащий врач. 2015. № С. 12-14
files -> Тамбовское областное государственное бюджетное учреждение «научная медицинская библиотека»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница