Сборник материалов региональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и магистрантов 3 ноября 2011 года



страница8/32
Дата28.09.2017
Размер2.29 Mb.
ТипСборник
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   32

А.Л. СОГОЯН, Д.И. БОГДАНОВИЧ
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина
К АКТУАЛЬНЫМ ПРОБЛЕМАМ ВЗАИМООТНОШЕЙНИЙ СТРАН-УЧАСТНИЦ СНГ
В предыдущем десятилетии укрепление демократической государственности и рыночные реформы в корне поменяли взаимоотношения в рамках СНГ. В результате проведенной в странах приватизации основными участниками хозяйственных связей стали предприятия частной или смешанной форм собственности (в 2002 году в Беларуси доля занятого на них населения составила 35%, в Таджикистане - 63%, России - 61%, Казахстане и Кыргызстане - 35%). Это резко ослабило административные возможности стимулирования экономической интеграции: государства СНГ не в состоянии обязать национальные компании продавать свою продукцию в рамках Содружества по заниженным ценам, в долг или по бартеру. В условиях приватизации государства Содружества должны создать экономические условия, заинтересовывающие хозяйствующих субъектов в сохранении и развитии связей. Отсутствие таможенных и экспортных пошлин, отмена НДС на экспортируемую продукцию, льготные условия кредитования, лицензирования, квотирования и другие меры стимулируют страны СНГ участвовать в развитых формах экономической интеграции. Например, ОАО «Газпром» продает газ в России по одной цене, в Беларусь – по другой, а в страны, не являющиеся членами Таможенного союза, – по ценам, приближающимся к мировому уровню. Однако очевидные преимущества участия в Экономическом союзе стран СНГ сталкиваются с интересами международных корпораций, дочерними фирмами которых стали многие хозяйственные субъекты постсоветских стран.

В ходе разгосударствления наиболее эффективные предприятия оказались в руках иностранных инвесторов. Российскому капиталу на первоначальном этапе приватизации не удалось выступить стратегическим инвестором в странах Содружества. В крупных проектах, как освоение Тенгизского нефтяного месторождения в Казахстане и развертывание деятельности Каспийского нефтяного консорциума в Азербайджане, российскому капиталу удалось стать лишь одним из инвестиционных партнеров.

В Казахстане получила широкое распространение практика передачи крупнейших отечественных предприятий в доверительное управление иностранным фирмам с последующей приватизацией. В результате ведущие предприятия базовых отраслей были за бесценок выкуплены управляющими фирмами.

В России лучшие приватизационные условия предоставлялись не отечественным, а зарубежным инвесторам, которые переориентировали приобретаемые ими предприятия на рынки дальнего зарубежья.

Постсоветская интеграция процесс взаимовыгодный для всех его участников. Сохраняется ошибочное мнение, согласно которому РФ более других членов Содружества заинтересована в его укреплении. Россия, как и любой другой член СНГ, исходит в интеграционных процессах из своих национальных экономических и политических интересов. Вот почему она не стала форсировать в 2000 г. вступление в зону свободной торговли и любой ценой сохранять общий рынок труда СНГ со странами, не являющимися членами Таможенного союза.

Серьезное влияние на интеграционные процессы оказало и произошедшее изменение отраслевой структуры народного хозяйства. Промышленное производство стран СНГ сократилось более чем вдвое, в результате чего доля Содружества в мировом ВВП уменьшилась до 3-4%. Наибольшие потери понесли наукоемкие отрасли обрабатывающей промышленности, которые в современном мире определяют конкурентоспособность национальных экономик. Государства СНГ утратили более 300 технологических направлений и производств: аэрокосмическое, робототехники, информатики, биотехнологии, новых материалов, и др. Практически остановлено большинство заводов по производству оптики и электронных приборов. В 10 раз снизился выпуск тканей, обуви, швейных изделий и бытовой техники; три четверти потребительского рынка Содружества занято импортной продукцией.

Промышленность распалась на два комплекса: сырьевой, ориентированный в основном на экспорт, и обрабатывающий, не имеющий надежного рынка сбыта. Исключение составляет военная продукция, но она также ориентирована главным образом за пределы Содружества (в Индию, Китай, Пакистан, и др.) [1, c.2].

Экономика СНГ за время своего существования прошла путь от единого народнохозяйственного комплекса до группы взаимосвязанных экономик независимых государств. Региональная экономическая интеграция в этих условиях отражает закономерное движение форм межгосударственного сотрудничества от простого к сложному – от создания «зоны свободной торговли» к «полному экономическому» союзу. Создание «зоны свободной торговли» означает отмену в ее пределах таможенных тарифов и экспортно-импортных квот. Большинство государств Содружества голосуют за введение режима свободной торговли, видя реальный поворот к реализации курса на тесную экономическую интеграцию. Соглашение о создании режима свободной торговли подписали 11 государств Содружества. «Таможенный союз» предполагает создание единой таможенной службы, установление единых тарифов, квот, а также мер нетарифного регулирования по отношению к третьим странам. «Общий рынок» в целом означает свободное перемещение между странами-участницами всех факторов производства – труда, капиталов, технологий и информации. «Экономический союз» предполагает согласование бюджетной, денежной, инвестиционной, налоговой политики и соответствующего законодательства. Полная экономическая интеграция означает проведение единой экономической политики, включая унификацию контрактного, финансового, налогового, трудового, антимонопольного и других видов законодательства, единые технические и экологические стандарты, а также единую валюту, общий эмиссионный центр, самостоятельный бюджет, наличие надгосударственных исполнительных, законодательных и судебных органов.

Интеграция стран СНГ является одним из оптимальных способов развития производственных, кооперационных связей по технологическому принципу, принципу недопущения вытеснения продукции стран СНГ с внутреннего рынка. Сближение государств будет вестись к созданию единого, однородного экономического пространства, общего рынка товаров, услуг, рабочей силы[1, c.3].
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Современная экономическая ситуация в СНГ // Журнал «Экономист». – Москва, 2004. N 1. C. 27.




Т.А. Якимук, И.М. Хомич
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина

Научный руководитель: Соловей Е.В., преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин

Сравнительно-правовой анализ института специалиста в УПК Республики Беларусь и Роccийской федерации
Общеизвестно, что корректным является сравнительное исследование лишь сопоставимых объектов. Единый генезис правовых систем Республики Беларусь и Российской Федерации обусловливает возможность проведения сравнительных исследований. Подобного рода исследования позволяют не только выявить общее и особенное в регламентации изначально тождественных институтов, но и могут способствовать их совершенствованию посредством заимствования.

В соответствии с ч. 1 ст. 58 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ) специа­лист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекае­мое к участию в процессуальных действиях в порядке, установ­ленном Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для поста­новки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетен­цию. В специальной норме Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее УПК Беларуси) содержится следующее определение: специалистом является не заинтересованное в исходе уголовного дела лицо, обладающее специальными знаниями в науке, технике, искусстве, ремесле и иных сферах деятельности, вызванное органом, ведущим уголовный процесс, для участия и оказания содействия в производстве следственных и других процессуальных действий. Педагог или психолог, участвующие в допросе несовершеннолетних подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, также являются специалистами.

Как следует из приведенных выше формулировок понятия специалиста в УПК Республики Беларусь и Российской Федерации, в дефиниции специалиста в российском законе два из приведенных признаков отсутствуют – незаинтересованность в исходе уголовного дела и вовлечение в уголовный процесс на основании решения управомоченного субъекта. Важным является то, что законодатель Республики Беларусь попытался расшифровать понятие «специальное знание».

Безусловным недостатком российского закона, в отличие от белорусского, является неопределенность процессуального статуса врача, педагога и психолога, а также отсутствие нормативного закрепления содержания понятия «специальное знание».

Сопоставление норм, закрепляющих процессуальные права специалиста, позволяет отметить, что в белорусском кодексе в специальной норме более подробно, чем в норме УПК РФ, изложены процессуальные права специалиста.

Общими правами для УПК РФ и УПК Беларуси являются такие, как: право отказаться от участия в производстве по уголовному делу, если лицо не обладает соответствующими специальными знаниями; задавать вопросы участникам следственного действия с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда; знакомиться с протоколом следственного действия, в котором он участвовал, и делать заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, ограничивающие его права. В УПК Беларуси этот перечень дополнен правом специалиста знать цель своего вызова, ходатайствовать о принятии мер безопасности и получать возмещение понесенных им расходов и вознаграждение за выполненную работу, не входящую в круг его прямых служебных обязанностей.

К обязанностям, нашедшим отражение в обоих анализируемых кодексах, следует отнести обязанность являться по вызовам управомоченного субъекта и не разглашать сведения, ставшие известными в связи с участием в уголовном деле. Оба нормативно-правовых акта содержат уголовно-правовую санкцию за неисполнение своих процессуальных обязанностей – разглашение данных предварительного расследования, а по УПК РФ и за дачу заведомо ложного показания.

Таким образом, проведенный анализ норм института специалиста, несмотря на исходные начала, в каждом государстве имеет свои особенности. Однако с учетом российского профессионального правосознания, отсутствие четкой и ясной регламентации следует рассматривать как существенный недостаток процессуального закона. В связи с этим, для повышения эффективности расследования преступлений, УПК РФ следует позаимствовать формулировку понятия специалиста из УПК Беларуси.



А.В. Трушко, И.Д. Румак
Брест, БрГУ имени А. С. Пушкина

Научный руководитель: О.В. Чмыга, старший преподаватель, к. ю. н.

ЕДИНЫЙ ПОДХОД К ВОПРОСУ О ДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СОЮЗНОМ ГОСУДАРСТВЕ
Одной из наиболее актуальных проблем доказательственного права является допустимость доказательств.

Одни авторы понимают под допустимостью доказательств признанную законодателем пригодность данного источника доказательств служить средством процессуального доказывания.

Другие считают, что закон устанавливает следующие условия признания доказательства допустимым:


  1. Доказательство должно быть получено надлежащим субъектом, правомочным проводить по данному делу процессуальные действия, в ходе которых было добыто доказательство.

  2. Доказательство должно быть получено с соблюдением правил проведения процессуального действия, в ходе которого получено доказательство.

  3. При получении доказательств должны быть соблюдены все требования закона при фиксировании хода и результата следственного действия.

Третьи - совокупность условий, предусмотренных законодательством для совершения процессуальных действий, их последовательность, порядок закрепления и оформления процессуальных действий, процессуальные сроки.

Есть и еще одна оригинальная позиция, по которой вопрос допустимости доказательств характерен не для самого материала (как доказательства), а деятельности по его использованию. В данном случае автор считает, что материалы доказательственной деятельности, например, не допустимые в руках обвинения, могут быть допустимы в руках стороны защиты; а материалы, допустимые на одних этапах производства по делу, могут быть допустимы на других его этапах. В целом, позиция автора интересна своей новизной, он оценивает вопросы допустимости доказательств с практической точки зрения.

Но мы все же согласимся с классическим определением критериев допустимости доказательств:


  1. Надлежащий субъект доказывания.

  2. Надлежащий источник доказательств.

  3. Надлежащий способ собирания доказательств.

  4. Надлежащий порядок проведения и оформления процессуального действия.

Допустимость доказательств – признак, который относится как к содержанию, так и к форме доказательств и свидетельствует о соблюдении всех требований закона, связанных с их получением и фиксацией”.

В этой связи возникает вопрос: все ли нарушения закона должны влечь за собой недопустимость доказательства, лишение его юридической силы? На наш взгляд, недопустимым доказательство необходимо считать в случае любого нарушения закона. 

Вероятно здесь, представляется возможным решать вопрос о характере нарушения закона, определяющего недопустимость доказательства, неодинаково для обвинительных и оправдательных доказательств. Разумеется, этот вопрос не может быть связан только с необходимостью установления достоверности фактических данных. Так, применение мер, направленных на принуждение обвиняемого к даче показаний, может способствовать их достоверности. Вместе с тем такое доказательство, безусловно, признается недопустимым. Спорно также мнение о том, что применение незаконных методов допроса всегда создает неустранимое сомнение в достоверности фактических данных.

Ясно одно, что такие фактические данные не могут обладать свойством допустимости. Поэтому не может считаться верной позиция, согласно которой недопустимость влечет лишь нарушения закона, затрудняющие установление достоверности доказательства. 

Обращает на себя внимание некорректное использование термина “недопустимые доказательства”. Этот термин представляет собой явную катахрезу и стал более данью традиции, нежели осмысленным выражением. Если при производстве следственных действий был нарушен закон, то их результаты в силу этого не могут использоваться в качестве доказательств. Доказательства могут быть только допустимыми, иначе это уже не доказательства. Правильнее говорить о недопустимости признания полученных сведений доказательством, о недопустимости этих сведений в уголовном процессе. Однако, поскольку такая терминология принята законодателем (очередной пробел в законодательной технике), она должна использоваться в правоприменительной деятельности и науке. Традиционно многие процессуалисты отвергают мнение о том, что допустимость – это характеристика не конкретных сведений о фактах, не самих доказательств, но только их источников.

Однако в настоящее время господствует позиция, в соответствии с которой “допустимыми являются фактические данные, полученные из предусмотренных законом источников и в условиях, определенных законом. Такая связь допустимости и достоверности не исключает возможности их раздельного рассмотрения”. 

Можно сказать, что допустимость доказательств имеет общий и специальный характер. Общий характер допустимости свидетельствует о том, что по всем делам независимо от их категории должно соблюдаться требование о получении информации из определенных законом средств доказывания с соблюдением порядка собирания, представления и исследования доказательств. Нарушение этих требований приводит к недопустимости доказательств. Следовательно, допустимость доказательств, прежде всего, обусловливается соблюдением процессуальной формы доказывания.

В настоящее время, в связи с важностью правильного разрешения проблемы о недопустимости полученных сведений в качестве доказательств и неоднозначностью доктринального толкования, для эффективности уголовно–процессуальной деятельности, назрела необходимость, с учетом имеющейся судебной практики, более детального урегулирования этого вопроса в уголовно-процессуальном законодательстве. 

Следует признать, что в этом отношении отечественная процессуальная наука стоит лишь в начале пути и заметно отстает от данных наук многих современных государств, в которых правила о допустимости составляют весьма основательную, детально регламентированную основу процессуальной деятельности. 

Научные споры ведутся о проблемах установления конкретных целостных свойств и средств доказывания, входящих в содержание их оценки. Совокупность собранных по делу доказательств оценивается с позиций достаточности для принятия законного, обоснованного и справедливого итогового решения по делу, а также при принятии промежуточных процессуальных решений. Достаточность доказательств обеспечивается всесторонностью и полнотой расследования преступлений, которая достигается путем эффективного использования в процессе расследования системы следственных действий. 

Относимость и допустимость являются основными свойствами доказательств. Вместе с тем, субъект уголовно–процессуального доказывания также обязан оценить собранные доказательства с точки зрения их достоверности, т. е. соответствия действительности. 

Большинство ученых, проявляя односторонний подход к уяснению сущности оценки средств доказывания, сводили оценку доказательств к мыслительной деятельности. Если бы эта оценка действительно сводилась к актам мысли, к сугубо умственным операциям, то она не выходила бы за пределы сознания соответствующего субъекта доказывания, была бы никому, кроме данного лица, неизвестна и лишалась бы юридического значения. Поэтому оценка доказательств имеет логический и правовой аспекты, тесно связанные между собой.

Таким образом проверка доказательств на их допустимость и исклю­чение доказательств, полученных с нарушением закона, не без основания рассматривается как важнейшая гаран­тия обеспечения прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе, гарантия законного и справедливого решения по делу.

И.С. БОБРИКОВИЧ, А.И. ПРИСТУПЧИК
Брест, БрГУ имени А.С. Пушкина
Некоторые проблемы и перспективы развития Союзного государства Республики Беларусь и Российской Федерации
Беларусь и Россия одними из первых государств СНГ осознали необходимость более тесной двусторонней интеграции. Этому способствовали такие факторы как историческая и культурная близость Беларуси и России; тесные экономические, политические, научные и культурные связи, сформированные во времена СССР; общее геополитическое пространство (транспортный коридор, система нефте- и газопроводов, единая система обороны на западном направлении, высокая зависимость белорусской экономики от поставок дешевых российских энергоносителей) и воля народов двух государств.

Республике Беларусь и Российской Федерации предстоит пройти определенный, возможно, нелегкий путь по созданию и развитию Союзного государства. Этот поступательный процесс должен проходить при обязательном равенстве сторон, добровольной передаче части суверенных прав наднациональным органам Союзного государства, постепенном формировании единого экономического и правового пространства. Именно при таких условиях Беларусь и Россия создадут полноценное образование, с которым будет считаться мировое сообщество [1, с. 24].

Значение союза России и Беларуси достаточно велико. Он рассматривается как новое международное объединение, а также как одна из возможных моделей углубления интеграции между всеми странами СНГ.

В настоящее время Республика Беларусь и Российская Федерация последовательно продвигаются по пути интеграции. Двусторонние отношения носят позитивный и динамичный характер. Усилия руководства двух стран направлены на выработку оптимальной модели дальнейшего сотрудничества Беларуси и России в рамках Союзного государства.

Лидирующее положение в интеграции России и Беларуси занимает создание единого экономического пространства, введение единой денежной единицы. Однако, в целях избежания разногласий между Беларусью и Россией по вопросу о местонахождении эмиссионного центра Союзного государства целесообразно было бы на паритетной основе учредить Банк Союзного Государства, а также подписать между Республикой Беларусь и Российской Федерацией межгосударственное соглашение о подсудности Экономическому суду СНГ споров, возникающих при исполнении (неисполнении) ими экономических обязательств, предусмотренных международными договорами, до создания Суда Союзного государства [2, с. 94-97].

Конкретные шаги по двухстороннему сближению хозяйственных систем Беларуси и России должны учитывать сильные и слабые стороны хозяйственной системы каждой страны. Сильной стороной хозяйственной системы России являются ее финансы, ее денежно-кредитная политика, обеспечившая значительное сокращение роста инфляции, укрепление российского рубля, бездефицитность бюджета. Положение Беларуси в финансовой сфере значительно хуже. Сохраняются высокие темпы инфляции.

В то же время Россия должна использовать белорусский опыт активного государственного регулирования экономики, создать совместно с Беларусью единую систему государственного маркетинга, усилить государственное регулирование цен, устранив имеющиеся острые ценовые диспаритеты. России следует принять меры по укреплению и расширению государственного сектора экономики. Следует подчеркнуть, что все эти меры необходимы не только для сближения хозяйственных систем наших стран, но они будут иметь огромное значение для решения российских социально-экономических проблем, обеспечения дальнейшего динамичного развития российской экономики.

Между экономическими системами России и Беларуси существуют значительные различия. Суть этих различий состоит в том, что Беларусь в значительно большей мере сохранила черты прежней экономической системы, пошла по пути либерализации экономики и соответственно обеспечила значительно более высокую роль государства в управлении хозяйственными процессами. Это проявляется, прежде всего, в качественно более значительном месте государственного сектора в структуре белорусской экономики. Россия, в отличие от Беларуси, форсированно осуществляла процессы приватизации.

Именно благодаря особенностям своей хозяйственной системы Беларусь, которая в отличие от России не располагает огромными природными богатствами, добилась значительно лучших социально-экономических результатов, чем Россия.

В качестве первого практического шага на пути сближения хозяйственных систем Беларуси и России было бы целесообразно создать совместную рабочую группу из специалистов обеих стран, которая бы конкретно изучила основные элементы хозяйственной системы Беларуси и России, дала бы объективную сравнительную оценку их эффективности и на этой основе подготовила бы конкретные рекомендации для руководства Беларуси и России по поэтапному сближению их хозяйственных систем.

Существенные различия имеют место и в социальной политике Беларуси и России. В России сложилась резкая социальная дифференциация населения, громадные разрывы в уровне доходов отдельных социальных групп, высокий уровень бедности населения. Беларусь проводит активную социальную политику, препятствующую росту чрезмерной социальной дифференциации населения. Более высокая социальная ориентация белорусской политики проявляется в значительно более высокой доле расходов консолидированного бюджета Беларуси на образование и здравоохранение.

Несмотря на отмеченные различия экономического и социального характера российско-белорусские отношения в сфере союзной интеграции продолжают развиваться. В условиях мировых кризисных явлений вырабатываются новые механизмы взаимной защиты экономик, проводится согласованная внешняя политика на международной арене, активизируется работа по обеспечению равных прав граждан, укрепляется единое оборонное пространство, развивается сотрудничество в правоохранительных вопросах. Поэтому главное сейчас не останавливаться на достигнутом, а определять цели на будущее и уверенно двигаться к их осуществлению.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Голованов, В.Г. Некоторые теоретические аспекты строительства Союзного государства Беларуси и России / В.Г. Голованов // Юридический журнал. – 2005. - № 1. – С. 21-24.

  2. Судас, А.П. Конституционно-правовые основы союза Беларуси и России: становление и перспективы развития / А.П. Судас // Вестник Конституционного суда. – 2008. - № 2. – С. 92-98.



Каталог: sites -> default -> files
files -> Рабочая программа дисциплины Лечебная физическая культура и массаж Направление подготовки 050100 Педагогическое образование
files -> Хроническая сердечная недостаточность и депрессия у лиц пожилого возраста
files -> Ирвин Ялом Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы
files -> Оценка элементного статуса в определении нутриентной обеспеченности организма. Значение нарушений элементного статуса при различной патологии
files -> Проблема безопасности продуктов питания
files -> Примерная программа профессионального модуля
files -> Бета-адреноблокаторы в терапии артериальной гипертензии// Лечащий врач. 2015. № С. 12-14
files -> Тамбовское областное государственное бюджетное учреждение «научная медицинская библиотека»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   32


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница