Сборник статей Москва · 2013 ббк 67 а 43 а 43


Проблемы оценки критериев разумного срока



страница18/22
Дата28.09.2017
Размер3.64 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22


Проблемы оценки критериев разумного срока

уголовного преследования
Принцип разумного срока уголовного судопроизводства имеет огромное значение не только как один из основных элементов права на судебную защиту, но и как гарантия соблюдения конституционных прав человека и гражданина. Как отметил В.П. Божьев: «Принципы уголовного процесса можно рассматривать как закрепленные в Конституции Российской Федерации основополагающие правовые идеи, определяющие построение всего уголовного процесса, его сущность, характер и демократизм»1. Являясь важным показателем эффективности восстановления нарушенных прав, данный принцип должен гарантировать своевременность отправления правосудия, соблюдения конституционного права каждого на справедливое судебное разбирательство. Принцип разумного срока уголовного преследования предполагает четкую заданность сроков, в течение которых правовое положение лица остается определенным в целях обеспечения исполнения положений ст. 21 Конституции Российской Федерации – принципа уважения чести и достоинства личности.

Понятие «разумный срок» воспринято из Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающей право каждого на судебное разбирательство в разумные сроки (ч. 3 ст. 5, ч. 1 ст. 6), и Международного пакта о гражданских и политических правах, гарантирующего право на осуществление судопроизводства по уголовным и гражданским делам без неоправданной задержки (п. 3 ст. 14). Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст. 2 Конституции Российской Федерации). Сознавая себя частью мирового сообщества, народ России принял Конституцию РФ, в которой записаны общепризнанные и отраженные в ряде международно-правовых документов права человека и гражданина.

Разумный срок предстает как особый вид срока в рамках уже определенных законом временных периодов, в целом установленных для производства по уголовному делу во всех стадиях, включая время для совершения процессуальных действий, для принятия процессуальных решений. Разумный срок – это срок, отвечающий интересам вовлекаемых в уголовное дело лиц, но не превышающий те сроки, которые получили формальное определение в законе. Разумность срока, как и любого другого действия, оценивается исходя из компромисса между интересами общества (закона) и конкретного индивидуума. С правовой оценки разумность выступает качественным критерием оценки действий правоприменителя – следователя, дознавателя, судьи, а разумность сроков является критерием своевременности и законности данных действий.

Уголовно-процессуальные нормы не содержат четкого определения разумного срока, но исходя из комплексного соотношения норм под разумным сроком следует понимать кратчайший срок рассмотрения и решения дела, достаточный для предоставления своевременной (без неоправданных проволочек) судебной защиты нарушенных прав, свобод и интересов.

И.Н. Поляков1 под разумным сроком понимает логически обоснованный и не противоречащий букве и смыслу процессуального закона период времени, в течение которого суд обязан рассмотреть уголовное дело по существу, а компетентные органы – обеспечить принудительное исполнение вступившего в законную силу судебного акта. Е.П. Редько1 обоснованно отмечает, что требование соблюдения разумного срока относится не только к суду, но и к органам и должностным лицам, осуществляющим предварительное расследование. Но также в число субъектов, обеспечивающих соблюдение разумных сроков, необходимо включить всех лиц, осуществляющих уголовное преследование, в том числе прокурора. В последние годы Генеральным прокурором Российской Федерации указывается на необходимость активизации деятельности прокуроров по соблюдению требований закона о разумном сроке уголовного судопроизводства, причем как на досудебных, так и на судебных стадиях. Данные положения нашли отражение в приказах Генерального прокурора Российской Федерации от 12.07.2010 № 276 «Об организации прокурорского надзора за исполнением требований закона о соблюдении разумного срока на досудебных стадиях уголовного судопроизводства» и от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства».

Исходя из анализа положений ч. 2 ст. 6 УПК РФ, которые допускают возможность продления установленных законом сроков, провозглашается, что такой вид процессуальной деятельности, как уголовное преследование, а также назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны быть произведены в разумные сроки, можно сделать вывод о распространении разумного срока как руководящего положения на все нормы уголовного процесса, т.е. его основного принципа. Учитывая, что российский законодатель включил разумный срок в качестве основополагающего принципа уголовного процесса, было бы целесообразно развить идею принципа разумности, распространив его не только на процессуальные сроки, но и на оценку сбора и исследования доказательств, а также на все случаи, когда процессуальной нормой допускается усмотрение суда, следователя, дознавателя.

Е.В. Рябцева1 определяет категорию разумности как юридически значимое качество, критерий правомерности актов психической (разумное предвидение, разумное понимание) или физической (разумные меры, разумное ведение дел) деятельности реального субъекта в предусмотренных законом случаях. Принцип разумности в первую очередь должен находить отражение в нормах права, поскольку если требования закона не являются разумными, то обществом не обеспечивается их исполнение, развивается правовой нигилизм, порождается недоверие к правоохранительным органам и социальной справедливости. Прокурор, как и другие должностные лица, задействованные в уголовном процессе, обязан оценивать разумность своих действий и решений, так как отсутствие данного критерия может не только затянуть сроки уголовного преследования, но и изменить перспективу уголовного дела – не достигнуть либо исказить саму суть уголовного преследования.

Учитывая, что в уголовном процессе невозможно определить одинаковые критерии для всех дел в связи с их различной сложностью, обособленностью фактических обстоятельств, активностью участников процесса, то законодательно разумный срок уголовного преследования не устанавливается конкретным временным периодом, выраженным в точном количестве дней, месяцев либо лет. Разумный срок является понятием оценочным. Использование в законе оценочных понятий вполне допустимо, это обусловлено формальной определенностью права, необходимостью кратко и лаконично излагать содержание правовых норм в судебных решениях.

Для понимания буквального смысла необходимы высокий уровень правовой культуры правоприменителя и нравственно-моральная зрелость должностных лиц, принимающих решения на основе предоставляемого им законом усмотрения.

Конституционным Судом Российской Федерации было отмечено, что оценочные понятия наполняются содержанием в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом толкования этих законодательных терминов в правоприменительной практике, однако они не являются настолько неопределенными, чтобы препятствовать единообразному пониманию и применению соответствующих законоположений1. Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что, поскольку понятие разумного срока носит оценочный характер, мера разумной продолжительности судопроизводства не может быть одинаковой для всех дел2.

При определении разумного срока уголовного судопроизводства учитываются такие обстоятельства, как:

правовая сложность уголовного дела (необходимость применения норм иностранного права, отсутствие правоприменительной практики по рассматриваемой категории дела, характер фактов, которые необходимо установить для определения правильной квалификации действий лица);

фактическая сложность уголовного дела (большое количество обвиняемых, свидетелей, многоэпизодность деяния, совершение преступления на территории ряда субъектов Российской Федерации, необходимость проведения судебных экспертиз, истребования доказательств);

поведение всех участников уголовного судопроизводства (вступление в процесс новых лиц, неявка потерпевшего, свидетелей в судебное заседание, по вызовам следователя и дознавателя, затягивание экспертом подготовки заключения по делу, иные факты недобросовестного исполнения своих процессуальных обязанностей участниками уголовного судопроизводства);

достаточность и эффективность действий суда, прокурора, следователя органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела в суде (несвоевременное осуществление следователем процессуальных действий – волокита, неоднократные и безосновательные переносы судебного заседания);

общая продолжительность уголовного судопроизводства (включая судебное и досудебное производство по уголовному делу).

Для единообразной оценки критериев разумного срока уголовного преследования представляется необходимым:

закрепить на законодательном уровне временной промежуток процессуальных сроков уголовного преследования, в рамках которого может быть признан разумным срок уголовного преследования по конкретному уголовному делу;

установить определенный, но не исчерпывающий перечень критериев сложности уголовного дела. Но при этом разграничить сложность уголовного дела и его трудоемкость: количественные показатели (число подсудимых, количество томов дела) отражают не сложность уголовного дела, а его трудоемкость;

законодательно усовершенствовать механизм воздействия на поведение участников уголовного судопроизводства в случае злоупотребления ими процессуальными правами и отказа исполнять возложенные на них обязанности;

в каждом уголовном деле, по которому участниками процесса ставится вопрос о нарушении разумных сроков уголовного преследования, оценивать эффективность действий суда, прокурора, следователя органа дознания, дознавателя не только по своевременности выполнения действий, но по возможности использования всех полномочий по ускорению рассмотрения дела.





А.О. Бозоян,

аспирант Академии

Генеральной прокуратуры

Российской Федерации




Опыт организации единого следственного аппарата

в странах СНГ
Эффективность деятельности современных следственных органов России зависит от их организационного построения и соответствующих законодательных решений. Тем не менее требуются официальные программные документы, которые бы конкретно определяли главные направления и приоритеты дальнейшего развития следственного аппарата России, в том числе создания единого вневедомственного следственного аппарата. Особенно в условиях, когда в печати появляются предложения о включении в состав конституционных органов Следственного комитета Российской Федерации.

При выработке путей дальнейшего совершенствования организации предварительного следствия целесообразно использовать результаты достижений и просчеты стран, имеющих с Российской Федерацией исторически обусловленные сходные правовые системы и уже реализовавших на практике идею организации единого следственного органа – Казахстан и Белоруссия.

В Казахстане, как и в России, и в других странах СНГ, процесс реформирования следственных органов проходил противоречиво и непоследовательно.
В современных условиях апробация идеи о совместном, постоянном сотрудничестве следователей и органов дознания была осуществлена 17.03.1992 создания в системе МВД Республики Казахстан (далее – МВД РК) подразделений по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, которые явились прообразом Государственного Следственного Комитета (далее – ГСК). Идея, воплощенная в этих подразделениях, заключалась в обеспечении постоянного сотрудничества и совмещения усилий оперативных и следственных работников в раскрытии и расследовании наиболее опасных организованных форм преступной деятельности и коррупции.

Большая нагрузка следователей, неадекватная оплата и труда и недостаточная материально-техническая обеспеченность процесса расследования преступлений привели к снижению престижа профессии следователя и утрате высококвалифицированных специалистов. Указанные обстоятельства отражались на качестве следствия, которое стало ухудшаться в целом: по расследуемым тяжким видам преступлений увеличилось число уголовных дел, возвращенных на дополнительное расследование, возросли сроки предварительного расследования, а также число дел, приостановленных производством ввиду неустановления виновных лиц.

В результате изучения статистических данных о состоянии преступности, в том числе по отдельным видам преступлений, за последние 15 лет, объема работы следственных ведомств и следователя, содержания процессуального статуса следователя и его взаимоотношений с органами дознания при раскрытии и расследовании преступлений были сформулированы и предложения, по которым создание самостоятельного следственного комитета считалось нецелесообразным, в связи с тем оно неизбежно приводило к разрыву внутренней и объективно необходимой связи между следователями и оперативными подразделениями органов внутренних дел в процессе раскрытия и расследования преступлений.

06.10.1995 во исполнение Конституции Указами Президента Республики Казахстан, имеющими силу закона, «О специальных государственных органах Республики Казахстан, осуществляющих следствие и дознание», «Об образовании Государственного следственного комитета Республики Казахстан» был создан новый, самостоятельный, не имеющий аналогов в СНГ правоохранительный орган – ГСК.

С его образованием упразднены аппараты следствия в прокуратуре и органах внутренних дел. На ГСК возложено осуществление производства дознания, предварительного следствия по уголовным делам и оперативно-розыскная деятельность. Для обеспечения дознания и ОРД ГСК передана штатная численность оперативных и иных оперативно-вспомогательных служб органов внутренних дел.

Высказываемые возражения по созданию ГСК сводились к тому, что его образование нарушит целостность, устойчивость органов внутренних дел и их эффективность в борьбе с преступностью, к тому же, обойдется казне весьма значительную сумму, так как потребуются помещения, транспорт, технические и другие средства.

В результате ГСК, противопоставив себя другим правоохранительным ведомствам, остался без их поддержки и породил дополнительную межведомственную разобщенность. Поспешность в создании ГСК привела к частичному разрушению существовавшей системы расследования преступлений и снижению уровня контроля государства над выработкой и осуществлением единой уголовной политики1. И уже Указом Президента Республики Казахстан от 05.11.1997 он был упразднен2.

Негативные факторы при создании Государственного следственного комитета в Республике Казахстан были обусловлены тем, что:

1) в Государственном следственном комитете были сосредоточены оперативные службы и следственный аппарат, на который были возложены обязанности по раскрытию и расследованию практически всех совершаемых в республике преступлений. Фактически Комитет представлял собой одновременно федеральную службу по борьбе с организованной преступностью и следственные органы, призванные обеспечить расследование как выявленных этой службой преступлений, так и всей иной массы совершенных противоправных деяний;
2) не были определены роль и место дознания в системе раскрытия и расследования преступлений. В результате такой мощный правоохранительный орган, как Министерство внутренних дел Республики Казахстан, оказался полностью отстраненным от функции раскрытия преступлений. Тем самым была разорвана единая, взаимосвязанная общегосударственная система раскрытия и расследования преступлений.

Имеется мнение о том, что негативные оценки опыта создания и деятельности Государственного Следственного Комитета в Казахстане неприемлемы в качестве контраргументов создания объединенного органа предварительного следствия в России3. Приверженцы этой точки зрения допускают логическую ошибку, рассматривая и сравнивая две формальные организованные правоохранительные системы государственного типа, построенные на совершенно разных принципах. ГСК Республики Казахстан был основан на принципах организационного объединения оперативно-розыскной деятельности и функции предварительного следствия, возложения управления такой системой на руководителей из среды процессуальных работников1.

Этот опыт показал, что концентрация исполнителей функции предварительного следствия в составе одного исполнителя оперативно-розыскной деятельности в ущерб другим является одной из истинных причин нежизнеспособности данной системы.

В Белоруссии с 01.01.2012 также создан Следственный комитет, который находится в подчинении Президента. Его создание было мотивировано тем, что существующая система не в полной мере отвечает современным требованиям, а зависимость предварительного следствия от ведомственных интересов, отсутствие единства в организации следственной работы и руководстве ею зачастую приводят к бессистемному подходу при расследовании громких преступлений2.

Правовые и организационные основы деятельности Следственного комитета Республики Беларусь, его основные задачи и полномочия, а также полномочия, гарантии правовой и социальной защиты его сотрудников определяются Законом от 13.07.2012 № 403-3 «О Следственном комитете Республики Беларусь» (далее – Закон) .

Законом внесены значительные изменения и дополнения в УПК Республики Беларусь, касающиеся правового регулирования деятельности вновь созданного СК РБ как органа государственной власти, призванного существенно оптимизировать систему предварительного расследования преступлений и повысить ее эффективность.

Предварительное следствие по уголовным делам производится следователями СК РБ, за исключением уголовных дел о шпионаже, терроризме и других специфических преступлений, расследование которых с учетом специфики возложено на КГБ.

Закон исключает излишнюю «опеку» прокурора за всеми аспектами следственных действий, что позволит следователям более эффективно реализовывать свои полномочия при расследовании преступлений, а прокурору в полной мере осуществлять функции надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия. Для этого согласно Закону у прокурора достаточно возможностей по своевременному и оперативному вмешательству в ход расследования и пресечению нарушений законодательства.

Законом предусмотрены существенные корректировки уголовного процесса, касающиеся деятельности органов дознания, внесен ряд изменений, направленных на ускоренное производство и оптимизацию расследования преступлений в рамках.

Указанные изменения и дополнения призваны обеспечить надлежащий уровень правового регулирования деятельности Следственного комитета по расследованию уголовных дел, повысить правовой статус следователей, укрепив при этом их процессуальную независимость, что, в конечном итоге, позволит максимально сконцентрировать усилия следователей исключительно на качественном и оперативном расследовании преступлений, оптимизировать деятельность Следственного комитета Республики Беларусь в целом1.

Вопрос применимости опыта Казахстана и Белоруссии по организации следственного дела является дискуссионным. Значительные политические, экономические, географические отличия, делающие Россию уникальным государством, не позволяют однозначно говорить о том, что процесс развития следственного аппарата не должен идти по пути создания единого следственного органа. Действующие механизмы системы сдержек и противовесов в системе уголовной юстиции России при создании монопольного Следственного комитета потребуют усиления прокурорского надзора как гаранта стабильности и эффективности всей системы правоохранительных органов государства, в том числе путем наделения прокурора исключительной компетенцией по расследованию преступлений, совершенных следователями в связи с исполнением служебных обязанностей, к чему в свое время пришел Казахстан и что, исходя из логики развития, ожидает Белоруссию. Однако законодатель до сих пор не установил должный баланс полномочий следственных органов и прокуратуры, что снижает эффективность деятельности тех и других.





О.В. Буренина,

научный сотрудник

НИИ Академии

Генеральной прокуратуры

Российской Федерации




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница