Сборник статей участников IV международной научной конференции 5-26 апреля 2008 года Челябинск Том Челябинск 2008



страница125/367
Дата24.10.2018
Размер4.04 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   121   122   123   124   125   126   127   128   ...   367
Список литературы

  1. Кирилина, А. В. Гендер : лингвистические аспекты [Текст] / А. В. Кирилина. - М. : Ин-т социологии РАН, 1999. – 189 с.

  2. Кунин, А. В. Фразеология современного английского языка. Опыт систематизированного описания [Текст] / А. В. Кунин. – М. : Межд. отношения, 1972. – 288 с.

  3. Кунин, А. В. Англо-русский фразеологический словарь [Текст] / А. В. Кунин. - 4-е изд., стереотип. – М. : Рус. яз., 2002. – 501 c.

А.В. Карабыков

Омск, Россия

Прагматика обета в Ветхом Завете
Обет, наряду с благословением, проклятием и клятвой, относился к числу наиболее активных сакральных речевых жанров древнееврейской культуры. Приступая к его анализу, прежде всего коснемся экстралингвистических условий совершения обета. Рассматриваемый жанр был сопряжен по преимуществу с жертвоприношением. Дело в том, что ветхозаветный закон не только допускал, но поощрял принесение жертв сверх установленных в нем норм для того, чтобы «приобрести благоволение от Господа» [Лев. 22:18-19; 7:16]. «Делайте и воздавайте обеты Господу, Богу вашему, - восклицает псалмопевец, - все… да принесут дары Страшному» [75:12]. Налицо разительный контраст между переживанием данного жанра и восприятием сходной с ним формы речевого действия - клятвы, в отношении которой Писание рекомендует сдержанность, а не энтузиазм: «Не приучай уст твоих к клятве и не обращай в привычку употреблять в клятве имя Святого» [Сир. 23:8]. При этом нельзя сказать, что исполнение обета было менее обязательным, чем соблюдение клятвы. «Если дашь обет Господу Богу твоему, немедленно исполни его, - читаем во Второзаконии, - ибо Господь… взыщет его с тебя, и на тебе будет грех» [23:21-23; Притч 20:25; Числ. 30:2]. Пытаясь объяснить указанное различие, заметим, что обет в большинстве случаев предполагал совершение конкретного, одноактного действия и был, как правило, делом совести отдельного человека, предстоящего перед Богом. Клятва же координировала жизнь разных людей, группировок и целых племен, принуждая их изменить образ мыслей и действий в отношении друг друга. Ее последствия могли достигать самых отдаленных временных горизонтов и даже уходить в вечность. Будучи к тому же менее конкретными, они делали затруднительной проверку соблюдения клятвы, что грозило культурной девальвацией этого жанра. Другой, пожалуй, самой важной причиной, ограничивавшей использование клятвы, было то, что в данном жанре Богу отводится par excellence пассивная роль наблюдателя, закрепленная в форме третьего лица. «Правовой институт клятвы делает богов надзирателями над человеческими действиями и поведением, т.е. над историей», - отмечает Ян Ассман, связывающий развитие культурно-исторической памяти человечества с осознанием вины за нарушение клятв и договоров [Ассман 2004: 321]. Но чтобы стать «надзирателем над историей», Бог должен сначала перестать быть ее творцом. Божественное имя, сообщавшее силу клятве, было подобно печати, скреплявшей договоренность. И как печать в руках злоумышленника, оно могло подвергаться злоупотреблению, например, использоваться как инструмент обмана или ради праздной шутки. Иными словами, это речевое действие давало удобную возможность бесславить имя Бога, делая его беззащитным перед людьми [Лев. 19:12; Иез. 36:23; 39:7].

Говоря о жанровом своеобразии ветхозаветного обета, следует отграничить его от смежного речевого действия – обещания. Авторы библейских книг не проводят четкой границы между двумя этими жанрами: едва ли они строго различались древнееврейским сознанием. И все же имеющиеся данные позволяют нам выделить черты, специфические для обета. Его наиболее типичные образцы строились по одной устойчивой формуле: «Если Ты (Бог) сделаешь ρ1, то я сделаю ρ2» [см. 2 Цар. 15:8; Суд. 11:30; Быт. 28:20; Числ. 21:2]. Участие Иеговы в обете мыслилось как бытийное проявление Его энергии, делавшей возможным совершение этого акта людьми. Во-первых, Бог должен был изменить нечто в реальности, чтобы сложившиеся обстоятельства позволили осуществить обет его субъекту; во-вторых – наделить принесшего обет силой воли, достаточной для его воплощения в жизнь. «Помолишься Ему, и он услышит тебя, и ты исполнишь обеты свои», - наставлял Иова один из его друзей [22:27]. И когда Анна, мать Самуила, принесла свой обет: «Господи!.. Если Ты призришь на скорбь рабы Твоей… дашь рабе Твоей дитя мужеского пола, то я отдам его Господу [в дар] на все дни жизни его», - ее муж пожелал ей: «Да утвердит Господь слово, вышедшее из уст твоих» [1 Цар. 1:11-12].

Поскольку обычное обещание тоже могло даваться Богу, дифференциальный признак этих действий не сводится к разнице их реципиентов. Он состоит в том, что, в отличие от обета, обещание не содержит в себе предварительного условия, которое должен исполнить Всевышний, чтобы и человек мог осуществить обещанное. Так, во второй Книге Ездры юноша обращается к Дарию: «Прошу тебя исполнить обещание, которое ты… обещал Царю Небесному исполнить» [4:46]. Из предыдущих стихов становится ясным содержание данного Дарием слова. В день своей интронизации он без каких бы то ни было условий обещал восстановить разрушенный Иерусалим и находившийся в нем храм [4:43-44]. В то же время помимо чистых образцов сопоставляемых жанров, в Писании встречаются переходные формы, в которых размываются разделяющие их границы. Возьмем, к примеру, Псалом 131. В нем вспоминается совершение обета Давидом: «Не войду в шатер дома моего, не взойду на ложе мое…, доколе не найду места Господу, жилища – Сильному Иакова» [131:3-5]. Определенное как обет (в русском переводе), приведенное высказывание не заключает в себе условия, выполнить которое царь бы просил Иегову и, стало быть, в большей степени напоминает обещание. Однако если прочитать слова Давида в контексте всего псалма, данное условие делается очевидным: не царь, а сам Бог должен выбрать для Себя искомое место. На это указывает призыв: «Стань, Господи, на место покоя Твоего» [131:8] и его последующее исполнение: «Избрал Господь Сион, возжелал [его] в жилище Себе. «Это покой Мой на веки: здесь вселюсь, ибо Я возжелал его» [131:13-14]. Таким образом, содержа в подтексте конститутивное для обета «если Ты…», рассмотренное высказывание Давида является, по сути, обетом, формально приближенным к обещанию.

Итак, различие между сравниваемыми речевыми действиями касается не столько формальных, сколько прагматических характеристик, которым, по разделяемому нами мнению, всегда принадлежит последнее слово в определении жанра. Согласно утверждению Бр. Полтриджа, когда мы имеем дело с нетипичными примерами того или иного жанра, их идентификация производится «на основе одних только прагматических условий» [Paltridge 1995: 404]. Сходную идею выражает Д. Байбер, по словам которого жанровая принадлежность высказывания определяется «скорее на основании употребления, чем на основании формы» [Biber 1988: 170]. Обет и обещание строятся с помощью разных речевых тактик и обладают разным иллокутивным устройством. Используя классификацию иллокутивных актов Дж. Серля [Серль 1999: 4], нтенциональную структуру обета мы можем представить в следующем виде. По отношению к Богу человек реализует такие интенции, как директив (сделай ρ1) и комиссив (я сделаю ρ2). А участие Всевышнего в обете принимает форму констатива, выражающего выполнение первичного условия, и декларатива как воздаяния (благословение / проклятие) за исполнение или нарушение обязательства человеком. В силу того что божественные иллокуции, как правило, не вербализуются, а непосредственно претворяются в жизнь в виде определенных событий и стечения обстоятельств, они остаются предметом веры и имеют гипотетический характер.

Специфика обещания, реципиентом которого также может являться Иегова, состоит в том, что со стороны человека оно представляет собой чистый комиссив, тогда как со стороны Бога – возможный декларатив. Кроме того, различие между сопоставляемыми жанрами можно проследить еще в одном ракурсе. Для этого нужно выяснить, выступал ли Бог в роли субъекта исследуемых действий. Что касается обещаний, то да, мы видим в Библии, что Иегова часто обещает людям [Исх. 11:1; 12:12]. Причем, Его обещания в иллокутивном плане тождественны клятве. Ведь согласно логике ветхозаветного мышления, Бог может клясться только cамим Собой: все его клятвы автореферентны [Исх. 32:13-14; 6:8]. Но так же и каждый, кто дает обещание, всегда исходит исключительно из собственного произволения, не апеллируя ни к какой внешней инстанции. И поскольку речь Творца наделялась абсолютной онтологической силой, каждое Его обещание неизбежно осуществлялось в бытии, обладая той обязательной результативностью, которой израильтяне стремились достичь с помощью клятвы.

В отношении обета дело обстоит по-другому. Для совершения Своих действий Иегова не нуждается в выполнении каких бы то ни было предварительных условий человеком. Тем менее Он нуждается в том, чтобы люди сообщали Его намерениям бытийную силу для их воплощения. Вместе с тем Бог является субъектом прагматически сходных с обетом высказываний, жанр которых определяется в Писании как завет. Выступая инициатором завета, Иегова не требует от людей осуществления неких первичных условий. Напротив, совершаемый Им акт налагает на них определенные обязательства. В основе этого жанра лежит формула: «Я делаю ρ1 для тебя и потому ты должен делать ρ2 для Меня». Комиссив, связанный с обещанием сделать что-то в будущем, или репрезентатив, представляющий уже сделанное в настоящем, всегда предшествует в завете директиву. Так, обращаясь к Аврааму, Иегова сообщает: «…И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими… в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя; и дам тебе и потомкам твоим после тебя землю… во владение вечное… Ты же соблюди завет Мой, ты и потомки твои после тебя в роды их. Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя [в роды их]: да будет у вас обрезан весь мужеский пол» [Быт. 17:7-10].




Каталог: konfer
konfer -> Синдром эмоционального выгорания медицинских работников
konfer -> Исследовательская работа роль медицинской сестры в выявлении факторов риска и профилактике заболеваний органов дыхания
konfer -> Ажиппо а ю., д пед н., профессор подригало л. В
konfer -> Москва Издательство "Квантовая медицина"
konfer -> Исследовательская работа «Лекарственные растения лесопарковой зоны Сорочинского участкового лесничества»
konfer -> 1. 1 Понятие о сахарном диабете
konfer -> Зависимые ориентации современной молодежи
konfer -> Белорусское научное общество кардиологов Белорусская ассоциация ритма сердца
konfer -> Пищевые продукты в функциональном питании
konfer -> Здоровье беременной женщины


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   121   122   123   124   125   126   127   128   ...   367


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница