Сборник статей участников IV международной научной конференции 5-26 апреля 2008 года Челябинск Том Челябинск 2008


К ИСТОРИИ ТЕРМИНОЛОГИИ ХРИСТИАНСТВА: КОМПОЗИТЫ С НАЧАЛЬНЫМ МЪНОГО – В ДРЕВНЕРУССКОЙ ГИМНОГРАФИИ



страница190/367
Дата24.10.2018
Размер9.06 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   186   187   188   189   190   191   192   193   ...   367
К ИСТОРИИ ТЕРМИНОЛОГИИ ХРИСТИАНСТВА: КОМПОЗИТЫ
С НАЧАЛЬНЫМ МЪНОГО – В ДРЕВНЕРУССКОЙ ГИМНОГРАФИИ

На ранних этапах распространения христианского мировоззрения в славянской культурной среде ведущую роль играет письменность: славянская переводческая традиция формируется как результат поиска оптимальных (как в семантическом, так и в грамматическом плане) языковых средств, позволяющих отразить важнейшие понятия христианства, эксплицировать логические (здесь – понятийные) связи фрагментов новой картины мира. Одним из таких показательных, содержательно и структурно ярких средств становятся, безусловно, сложные слова – композиты. В структуре композита фиксируются смысловые связи, которые могут быть определены как константные в силу безусловной большей спаянности элементов сложного слова, нежели словосочетания. Эти образования, стилистически и даже жанрово приуроченные, маркируют (в первую очередь структурно, а затем – содержательно) в религиозном тексте концептуально важные понятия.

1. Так, в композитах, зафиксированных в тексте Ильиной книги XI-XII вв. (РГАДА, Тип. 131) [Ильина книга], с одной стороны, достаточно последовательно отражаются греческие смысловые модели в соотношении начальных вьсе – (παν ) и мъного  (πολύ ), с другой – формируется яркая славянская словообразовательная модель (впоследствии префиксальная или конфиксальная), отражающая наиболее важные компоненты понятийной сферы «Божественное» – всесущность Бога (например, вьсегоубительство – πανωλεθρίαν, вьседьржителА, вьседьржителевъ, вьседьржителенъ – παντοκρατος, вьседЬтель – παντουργω, мъногообразьнъ – πολυτρόπων, мъногоразличьнъ – πολυτρόποις ιδέαις) и его всесилие (например, вьсемогаи – παντοδύναμος, вьсесильныи – παντοδύναμε, вьсеславьныи – παναοίδιμε, вьсечьстьныи – πανέντιμος, πάνσεπτον, πανσεβάσμιε, мъногогласьнъ – πολύφθογγος, πολύφωνος, мъногосвЬтьлъ – πολύφωτος, мъногоцЬньнъ – πολύτιμον).

2. Отметим достаточно строгое распределение славянских форм с начальными вьсе  и мъного  в соответствии с греческими образованиями с παν  и πολύ. Начальное вьсе  в контекстах Ильиной книги во всех случаях употребления привносит в семантическую структуру слова значение интенсивного проявления признака. Среди таких образований ряд вьсесильныи, вьсеславьныи, вьсечьстьныи представляет характеризующие имена, структурно плеонастические, где начальное вьсе  лишь актуализирует уже выраженный основой смысл. Так, вьсесильныи определяется как ‘всесильный, всемогущий’ [Словарь... 1989: 278] прямым переводом единицы в современном русском языке. Однако иллюстративные контексты, приводимые авторами словаря, свидетельствуют о жесткой приуроченности характеризующего имени к сфере Божественного – это только наименования Бога, именно он единственный всесилен, всемогущ. При этом И.И. Срезневский [Срезневский 1989: 353] фиксирует и одноосновное сильныи для наименования Бога: Се бо отъселЬ блажАть мА вьси роди яко сътвори мънЬ величиЕ сильныи (греч. ο δυνατος) Лук. Остр. ев., станеть же (рабъ) сильнъ бо Есть Гь поставити и Рим. Апост. посл. Такое соотношение словарных контекстов с синонимичными вьсесильныи и сильныи позволяет нам утверждать, что композит с начальным вьсе  становится для древнерусского книжника актуальным структурным образованием, отсылающим русича к особой понятийной системе значений слова – к сфере «Божественное», призванным формировать свойственное христианскому религиозному сознанию представление о надмирной, непостижимой сущности Бога и о противопоставлении мирского и Божественного в жизни человека.

Начальное мъного  может толковаться в ряде случаев иначе: в частности, в формах мъногообразьнъ – πολυτρόπων (От многообразьнъ сЬтии неприязниньскыхъ. Изъ всЬхъ напасти грАдУщиихъ. вьсА избавити рабы своА 54v), мъногоплодьнъ – ευφορώτατα (дЬлателю дшь Петре. разорА льсть. И многоплодьны я съвьршi. дЬлателю всея твари 116v, где греческий источник представляет суперлатив) начальное славянское мъного  выбирается переводчиком в соответствии с семантикой основы –‘много’ [Старославянский...: 335], когда слав. много – О.с. *mъnogъ на базе и.е. основы *menegh  ср. с гот., др.-в.-нем., голл. ‘многий’, ‘много’, др.-ирл. ‘обильный, частый’ [Черных: 536-537]. В таком соотношении форм (с одной стороны, мъногосвЬтьлыи, с другой – мъногоплодьныи) мы предлагаем видеть модель, реализованную, например, в парах типа мъногобезбожьныи – мъногобожьныи [Срезневский 1989: 205], также появившихся в результате перевода греческих композитов с начальным πολυ .

Исходный синкретизм значения начального слав. мъного  (‘очень/ многий, частый’) уже в ранних древнерусских контекстах распадается: яркий пример тому уже проанализированная нами пара мъногобожьныи – мъногобезбожьныи (где оба славянских слова стали соответствиями для греческого πολύθεος, отражая разное понимание начального мъного   – как ’очень (интенсивное проявление признака, выраженного производящей основой’ – ‘крайне, очень безбожный’) и ‘множество, множественность проявлений, высокая численность единиц, названных производящей основой’ (‘имеющий много богов или относящийся к имеющему много богов’) (см. также [Срезневский 1989: 205]).

Контексты, приведенные, например, в [Срезневский 1989: 205-207], также демонстрируют распадение семантики славянского элемента и формирование новых семантических отношений на славянской почве. Так, в качестве соответствий для греческих образований с πολυ  славянин использует композиты с начальным мъного  двух типов: 1) мъногогранесьныи ‘состоящий из многих статей или стихов’ (мнОгогранесьныя врачебныя книги Кирилл.Иерус.огл.), мъноговЬтвьныи (древо бо многовЬтвено поклонениемь подидеши и мимоидеши Злат.цеп.), мъногодьневьныи (влЬчеши многодньвьны тьрьпЬньно Мин. 1096), мъногоженитвьныи (о мъногоженитвьныихъ канонъ Ефр.крм.Вас.), мъногоименьныи (вЬчьное имА многоименьно есть много бо нарече Ио.екз.Бог.), – этот ряд образований, бесспорно, соотносится с представлениями о множественности проявлений однотипного явления в силу а) конкретного значения (либо близкого таковому) смысловой основы (отмечены сочетания с дьнь, вЬтвь, грань, имА, око, плодъ, слово); или б) наречного значения основы мъного , что также предполагает собственно множественность действий, а не их интенсивность (мъного + женити, мъного + оумЬти); 2) мъноговълньныи (страстьноЕ оусъпи многовълньноЕ море Мин. 1097), мъногогрЬшьныи (аще и многогрЬшенъ Емь но правою вЬрою твои Есмь Мол.Феод.), мъногодаровьныи (многодаровьною блдать Мин.1097), мъноголукавыи (врагъ многолукавыи Мин.1096 – греч. κακουργος), мъноголюбьзныи (многолюбьзныи Гь нашъ марфоУ изоучаеть ны глА к неи Панд.Ант.), мъногомилостивыи (избавителА поЕмъ Единого многомлства Мин.1096), мъногомучьныи (страсть стыя многомчныя мчцЬ анастасиЬ Мст.ев.) – многие композиты этого ряда, на первый взгляд, реализуют в структуре суперлативное значение начального мъного  ‘признак, названный во второй части композита, проявляется интенсивно’ (например, многоцЬньныи ‘чрезвычайно, самый ценный’, многолукавыи ‘чрезвычайно, самый лукавый’, многомилостивыи ‘чрезвычайно, самый милостивый’ и др.). Однако в формах типа многопрЬмилостивыи, многопрЬпотрЬбьныи это значение оказывается представлено дублетными элементами структуры слова – начальными мъного  и прЬ , что, на наш взгляд, говорит об известной смысловой условности начального элемента мъного  в аналогичных образованиях: на первый взгляд славянский переводчик / переписчик идет в таких случаях вслед за греческим текстом, но при этом модель оказывается чрезвычайно востребованной в славяно-русских рукописях, изобилующих композитными образованиями –показателями содержательной специфики текста. По всей видимости, начальное мъного  в этих формах не привносит в слово тех элементов смысла, которые «считывались» бы славянином как содержательно значимые в пределах разворачиваемой синтагмы: такие компоненты слова могут осознаваться как эквивалентные морфемным, а не оснóвным.

3. При таком подходе возникает необходимость интерпретации функций композитов с начальным мъного  и вьсе  в первую очередь в таких сложных образованиях, где структурная «развертка» композита не ведет к появлению синтагматически значимого сочетания (например, хвальныи – въсехвальныи, различьныи – мъногоразличьныи). Чаще всего они являются характеризующими именами для Бога (например, спсе. блгыи члвколюбьче. вьсесильне ги слава тебЬ 14r; Луна елисавефь примЬшьшисА. многосвЬтьло яко слнце захариЕ. свЬтьла свЬлитьника свЬта роди сияУща намъ. сУщимъ въ тьмЬ страсти дьржимымъ 16r) или святого (например, нетьлЬющии же дши прЬмУдрьно прилежа. и мчниЕмь многоразличьномь раждьжесА. яко злато очищено. седмь седмицею геОргиЕ 63r), что позволяет нам утверждать: такие образования маркируют в складывающейся русской христианской языковой картине мира имена понятийной сферы «Божественное», формально и содержательно указывая на специфику характеристик этой сферы – абсолютность проявления любого качества, свойства, действия.


Каталог: konfer
konfer -> Синдром эмоционального выгорания медицинских работников
konfer -> Исследовательская работа роль медицинской сестры в выявлении факторов риска и профилактике заболеваний органов дыхания
konfer -> Ажиппо а ю., д пед н., профессор подригало л. В
konfer -> Москва Издательство "Квантовая медицина"
konfer -> Исследовательская работа «Лекарственные растения лесопарковой зоны Сорочинского участкового лесничества»
konfer -> 1. 1 Понятие о сахарном диабете
konfer -> Зависимые ориентации современной молодежи
konfer -> Белорусское научное общество кардиологов Белорусская ассоциация ритма сердца
konfer -> Пищевые продукты в функциональном питании
konfer -> Здоровье беременной женщины


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   186   187   188   189   190   191   192   193   ...   367


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница