Сборник статей участников IV международной научной конференции 5-26 апреля 2008 года Челябинск Том Челябинск 2008



страница214/367
Дата24.10.2018
Размер4.04 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   210   211   212   213   214   215   216   217   ...   367
Список литературы

  1. Подчасов, А.С. Дезориентирующие заголовки в современных газетах [Текст] / А.С. Подчасов // Русская речь. – 2000. – № 3. – С. 52-55.

Г.А. Погребняк

Самара, Россия

Личные имена в романе

М. Г. Успенского «Там, где нас нет»
В. В. Виноградов в своей работе «Стилистика. Теория комической речи. Поэтика» справедливо отметил большое значение собственных имен, прозвищ, фамилий в художественной литературе. Подбор имен ставит перед писателем задачу наиболее точно, полно и ярко выразить доминирующие черты характера героя. Согласимся с мнением В. Виноградова, что подбор имени персонажа в художественной литературе – «…очень большая и сложная тема стилистики художественной литературы» [Виноградов 1963: 83].

В романах М. Г. Успенского значительную роль играют аллюзии, возникающие на основе личных имен. В качестве исходного пункта было выбрано определение, данное словарем иностранных слов: Аллюзия – стилистическая фигура, заключающаяся в соотнесении описываемого с устойчивым понятием или словосочетанием литературного, исторического, мифологического порядка [Словарь иностранных слов 1989: 28].

И. С. Христенко определяет аллюзию как стилистическую фигуру «преференциального характера, где в качестве денотатов выступают две ситуации: референтная ситуация, выраженная в поверхностной структуре текста и подразумеваемая ситуация, содержащаяся в совокупности общих фоновых знаний адресанта и адресата» [Христенко 1993: 7].

Понятие аллюзия тесно связано с понятием имплицитного смысла. Имплицитные сведения содержатся в так называемом верти­кальном контексте, под которым понимается не явно выраженная историко-филологическая информация, содержащаяся в тексте. В.С. Виноградов пишет по этому поводу следующее: «Обычными категориями вертикального контекста являются аллю­зии, символы, реалии, идиоматика, цитаты и т. п.

Вертикальный контекст может заключать, во-первых, ту скрытую информацию, которая обусловлена самим языком и независимую от намерений отправителя текста.

Во-вторых, вертикальный контекст может целиком зависеть от воли отправителя речи, формирующего текст таким образом, чтобы в нем содержался намек на какой-либо языковой, литературный, социальный и т. п. факт, отсылка ко вторичному тексту и вторичной ситуации. Характерным приемом реализации подобного вертикаль­ного контекста является аллюзия. Индикаторы аллюзии могут соотносить как с филологической информацией (филологический вертикальный кон­текст), так и с реальной действительностью прошлого или настоя­щего (социальный или событийный вертикальный контекст).

Аллюзии первого типа основываются на прототексте, которым обычно являются тексты произведений отечественной и зарубежной литературы, мифологические и фольклорные источники, пословицы, пого­ворки, афоризмы, различные цитаты (полные, сокращенные, пере­сказанные, деформированные и т. д.). Во втором случае основой является протореальность (протоситуация). связанная с событиями и фактами самой действительности. Такие аллюзии не сводятся к оп­ределенному текстовому первоисточнику, а соотносятся с явления­ми и объектами бытия и нашими представлениями о них» [Виноградов 2001: 41].

Опираясь на данную схему, обратимся к аллюзиям на основе личных имен и топонимов в произведении М. Г. Успенского. Главный герой романа «Там, где нас нет», Жихарь – неоднозначный персонаж, сочетающий в себе противоречивые качества. Его имя – аллюзия к Жихарке из сказки, где старая ведьма хотела изжарить мальчика в печи. Имя содержит намек на личные качества героя, т.к. оно созвучно со словом «ухарь» - удалец, лихой малый. На протяжении повествования богатырь неоднократно демонстрирует эти качества.

Его антагонист в романе - князь Жупел Кипучая Сера. Кипучая Сера – аллюзия к дьявольскому происхождению персонажа, ведь по поверьям, от дьявола пахнет серой. Согласно словарю С. Ожегова, жупел – нечто, внушающее страх, отвращение; то, чем пугают.

Сам Жупел прошел путь из грязи в князи в буквальном смысле (аллюзия к известной пословице). По словам одного из героев романа, таков, в сущности, генезис любой власти. Комическим средством в данном случае является овеществление, опредмечивание метафорического выражения. Внешний вид персонажа подтверждает имя, данное ему.

Любопытны детали: вид глаз – типа змеиных (хитрость, коварство) и выросты на голове, образующие корону. Выросты напоминают рога, что позволяет сделать предположение о дьявольской природе власти Жупела. Однако этот персонаж не внушает страха, несмотря на свои деяния. Эти имена несомненно относятся к первому типу аллюзий. К этому же типу относится и перечисление соседей Многоборья, где жил Жихарь. Перечень окружающих народов с их краткими характеристиками вызывает в памяти «Повесть временных лет». По аналогии с ПВЛ, где названия племен происходят или от имен: от братьев Радим и Вятко – радимичи и вятичи или от места проживания: «Древляне – от лесной земли своей» [Карамзин 1988:41].

У М. Г. Успенского: Стрекачи – от «задать стрекача».

Сандвичи (со щитами на груди и спине) – от сандвича, где фарш с двух сторон обложен половинками булки.

Неутомимые толкачи – от глагола «толкать».

Говорливые спичи – от англ. Speech – речь, доклад.

Разнеженные шлепанцы – от домашних тапок, символа неги и лени (аллюзия к домашним туфлям Обломова).

Расчетливые чистогане – от слова «чистоган», доход, прибыль.

Веселые бонвиване – от салонного слова 19 в. «бонвиван», гуляка, прожигатель жизни.

Названия племен выстроены в форме ритмизованной прозы. Каждая строка начинается с И, что создает структурный параллелизм предложений (анафора).

Что касается племен и народов, необходимо упомянуть еще один – адамычей, на земли которых забредут во время своих странствий Жихарь и Яр-Тур. Название народа происходит от Адама, первочеловека. Автор избрал просторечную форму названия на –ычи (вместо –овичи). Это исконный, пранарод, от которого пошли все остальные племена и нации.

Царствующие фамилии представлены не только одним Жупелом. Вскоре мы встречаем царя Барбоза и дочь его Апсурду. Комический эффект создается путем обыгрывания звучания слов, используя фонетические законы русского языка.

Барбоз – оглушение звонкого согласного в конце слова.

Апсурда – ассимиляция согласных звуков по глухости.

Таким образом, имя царя фонетически идентично слову «барбос», коим пренебрежительно называют дворовых непородистых собак.

Свиту князя составляют разные люди, среди которых выделяется похабник Фуфлей. Его имя представляет собой контаминацию слов «фуфло» и «Еремей» (Авдей и т.п.). Жаргонное слово «фуфло» имеет значение «ложь» или «что-то негодное, плохого качества». Т.о., персонаж – лжец и «гнилая натура», что подкрепляется ещё одной его характеристикой – похабник.

Однако есть и благородные люди, среди них - варяг Нурдаль Кожаный Мешок. Имя варяга, как и другие имена его соотечественников, встречающиеся в романе, построено по древнескандинавским канонам: к имени прибавляется прозвище, характеризующее человека. Например, Олав Святой, Торир Собака, Харальд Прекрасноволосый, Эйнар Кровавая Секира и т.д.

Прозвище метко характеризует варяга, его запасливость и бережливость.

Имена соотечественников Нурдаля окрашены тонкой иронией: ярл Брюки Золотой Лампас - имя ярла – намек на командную должность героя (золотые лампасы носит высший командный состав). Наблюдается анахронизм – во времена викингов лампасов не было; скальд Хрюндиг Две Колонки - имя скальда образовано от названия фирмы «Грюндиг», производящей аудиоаппаратуру. Прозвище Две Колонки намекает на голосистость скальда.

К королевскому роду принадлежит еще один герой, товарищ Жихаря - Яр-Тур,он же Артур. При толковании имени возможны 2 варианта:



  1. Аллюзия к характеристике героя «Слова о полку Игореве» яр (ярого) тура Всеволода. Аллюзия подтверждается и рогами на шлеме рыцаря.

  2. Одновременно – аллюзия к герою легенд королю Артуру.

В обоих случаях аллюзия основана на прототексте.

Личные имена в романе М. Г. Успенского зачастую отсылают читателя к другим произведениям русской и зарубежной литературы. Это замечание относится к аллюзиям первого типа, которые являются средствами интертекстуальных связей. Согласно энциклопедии Кругосвет «ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТЬ, термин, введенный в 1967 теоретиком постструктурализма Юлией Кристевой для обозначения общего свойства текстов, выражающегося в наличии между ними связей, благодаря которым тексты (или их части) могут многими разнообразными способами явно или неявно ссылаться друг на друга» [www.krugosvet.ru]. Особенность произведений М. Г. Успенского в том, что «расшифровать» хотя бы большую часть интертекстуальных ссылок может лишь эрудированный читатель.




Каталог: konfer
konfer -> Синдром эмоционального выгорания медицинских работников
konfer -> Исследовательская работа роль медицинской сестры в выявлении факторов риска и профилактике заболеваний органов дыхания
konfer -> Ажиппо а ю., д пед н., профессор подригало л. В
konfer -> Москва Издательство "Квантовая медицина"
konfer -> Исследовательская работа «Лекарственные растения лесопарковой зоны Сорочинского участкового лесничества»
konfer -> 1. 1 Понятие о сахарном диабете
konfer -> Зависимые ориентации современной молодежи
konfer -> Белорусское научное общество кардиологов Белорусская ассоциация ритма сердца
konfer -> Пищевые продукты в функциональном питании
konfer -> Здоровье беременной женщины


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   210   211   212   213   214   215   216   217   ...   367


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница