Сборник статей участников IV международной научной конференции 5-26 апреля 2008 года Челябинск Том Челябинск 2008



страница259/367
Дата24.10.2018
Размер9.06 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   255   256   257   258   259   260   261   262   ...   367
Список литературы

1. Обухова, Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы [Текст] / Л.Ф. Обухова. – М.: Тривола, 1995.

Т.В. Хвесько

Тюмень, Россия



ТОПОНИМИЯ КАК ЭТНОИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК
С земледелием, кочевым образом жизни связано обозначение наиболее значимых объектов. Наибольшей стабильностью, как правило, характеризуются наименования относительно крупных и социально значимых объектов – рек, озер, гор, крупных населенных пунктов. Понятно, почему это происходит: в качестве широко известного адреса они должны быть консервативны, иначе выполнение адресного предназначения будет невозможным.

Естественно, поэтому, что именно наиболее устойчивые названия как реликты древних исчезнувших языков привлекают внимание этнолингвистики, решающей проблемы этногенеза и этнической истории. Однако анализ хронологической ранней топонимии наталкивается зачастую на непреодолимые препятствия. Учет всех возможных факторов, влиявших в течение столетий и даже тысячелетий, в том числе возможное неоднократное заимствование, сопровождающееся незакономерными фонетическими изменениями и фактами народной этимологии, чрезвычайно сложен [Фролов 1996]. Однако в обилии топонимического материала практически всегда можно найти подтверждение каких-то языковых и праязыковых фонетических закономерностей, особенно если оперировать отдельно взятыми топонимами. Этимология отдельного топонима должна опираться на анализ обширного материала, который позволяет выявить набор универсальных признаков, увеличивающих этноисторическую достоверность топонимических изысканий.

Если попытаться выявить, на каких свойствах топонимии базируется ее этнолингвистическая ценность, то следует прежде всего отметить массовость топонимического материала. Есть возможность оперировать большими количествами названий, что выгодно характеризует топонимию на фоне отрывочных и в массе своей поздних письменных источников или этнически плохо интерпретируемых и к тому же обычно неполных, отрывочных археологических свидетельств. Значительный этноисторический потенциал топонимии связан и с возможностью относительной хронологической интерпретации топонимов. Правда, в распоряжении топонимистов не так уж часто имеются собственно языковые критерии типа падения редуцированных в древнерусском языке в XII веке или великий сдвиг гласных в германских языках. Поэтому топонимия часто вынуждена обращаться к внеязыковым критериям, связанным не с названием, а с объектом называния: формирование ареалов археологических структур, климатические изменения и т.д. С другой стороны, по мере углубления ономастических исследований становилось ясно, что топонимия является элементом системы, предполагающей образование географических названий по моделям, характеризующимся хронологической последовательностью. Определенные топонимные модели продуктивны некоторое время, и это дает исходную возможность к поиску хронологических рамок бытования той или иной топонимной модели.

Далее, чрезвычайно ценным в связи с возможностью функционирования топонима даже после утраты создавшего его языка является то, что в топонимических системах тех территорий, на которых происходило или происходит языковое контактирование, присутствуют топонимы иноязычного происхождения; именно они являются одним из наиболее существенных источников этноязыковой ономастики для решения этногенетических проблем. В индоевропеистике традиция была заложена в прошлом веке Г. Краэ и В. П. Шмидтом, которые на основе этимологической интерпретации европейской гидронимии выработали новую концепцию прародины индоевропейцев и взаимодействия индоевропейских этносов на территории Европы. В финно-угроведении одними из первых были Шегрен, Кастрен и Европеус, из которых первые два разрабатывали теорию финноязычного происхождения верхнего дославянского слоя в топонимии Европейского севера, а последний объяснял истоки загадочной топонимии на территории Финляндии из угорских языков.

Современное исследование в данном направлении выработало целый ряд методов анализа субстратной топонимии, обеспечивающих большую надежность этимологической интерпретации, а также осознало необходимость выявления принципов усвоения иноязычной топонимии топонимической системой – преемником. Без этих систематизирующих знаний этимологическое исследование лишается необходимого каркаса в виде закономерностей языкового взаимодействия контактирующих топосистем.

Названия видов населенных пунктов также могут косвенно указывать на этническое своеобразие местного населения. Топонимы такого рода не являются сколько-нибудь надежными маркерами, указывающими на древнее население, но они помогают сориентироваться и сузить круг поисков.

Косвенными этническими индикаторами нередко являются наименования, которые так или иначе могут указывать на существование в прошлом языческих представлений (урочища Боги, Богова Гора, Болванское, Медвежьи Моляны, Молебное и т. п.), но подобные факты сложно отделять как от различных образных наименований, так и от официальной и народной христианской терминологии. Ценность топонимии как этноисторического источника вытекает из того, что топоним при происхождении мотивирован, а слово, положенное в основу названия, отражает определенный признак, качество названного объекта. И хотя в целом ряде случаев мотивы называния – даже при ясной этимологии – остаются затемненными, все же содержание топоосновы является существенным источником этнолингвистической и исторической информации.

Историчность топонима связна с тем, что название не заложено в самом объекте. Идентификация или иначе выбор признака, отраженного в самом названии, определяется уровнем общественно-исторического развития того коллектива, который создает топонимическую систему. При кажущемся разнообразии топонимов на самом деле набор их достаточно ограничен. Выявляется множество повторяющихся топонимов, причем чем шире территориальные границы привлекаемого материала, тем больше повторений. В условиях единой культуры, сходных естественногеографических условий представления людей об окружающем мире в основных, определяющих чертах едины. А это значит, что создается психологическая предпосылка для выбора одного и того же признака географического объекта в качестве мотива номинации на разных участках территории. Замечено, например, что названия, которые даются народом, находившемся в момент номинации на более низком уровне общественных отношений, нередко нагляднее и образнее, а топонимы, указывающие на какие-то события, связаны в большей степени с кочевым бытом, чем с земледельческим [Матвеев 1971]. Установление частнособственнических отношений повлекло за собой появление наименований, указывающих на имя владельца или его социальное положение. Первый этап появления топонимии именуется словом «прагматизм», т.к. топонимия достаточно последовательно отражает то, что целесообразно с точки зрения хозяйственного назначения. Основной пафос номинации – географическая реалия как объект хозяйственного использования. В соответствии с этим объекты ландшафта получают названия: не существует безымянных водоемов: даже те, что располагались в глуби лесов, далеко от поселений, были функциональны в качестве, например, водных дорог. В то же время огромные лесные массивы не имеют особых названий: очевидно, нужды населения обеспечивались лесами, прилегающими к поселению. К тому же леса, находившиеся во владении казны, были во многом недоступны для местных крестьян. Возвышенные участки рельефа (горки, холмы, кряжи) – в силу того, что к ним привязываются и поселения, и сельскохозяйственные угодья – интересуют топонимию значительно больше, чем низинный рельеф. Из всего многообразия мира флоры в топонимии закрепились прежде всего те его представители, которые имеют определенную практическую ценность для человека, ибо они находили широкое применение в жизни местного населения. Их использовали в народной медицине: bram (ракитник), boc (береза), fern (папоротник), beos (полевица) и др. Именно этим обусловлено появление топонимов: Bramhall, Bruckhurst, Farnham, Beeston.

Утилитарная направленность топонимии продиктована, очевидно, производящим характером культуры населения. Сельское хозяйство – основа экономики, и этим определяется во многом взгляд на окружающий мир. Такая же характеристика свойственна топонимии, распространенной на территории южной Карелии.

Своеобразие топонимии Зауралья состоит в том, что она значительно более образна, в ней ощущается персонификация реалий окружающей природы, в ней сильны мифологические представления. В этом факте отразилось, видимо, отношение к миру, к природе в условиях промысловой культуры, значительные элементы которой до сих пор сохраняются, а в недавнем прошлом были преобладающими. На протяжении почти четырехсотлетнего изучения западно-сибирского региона и формирования его населения главными задачами были анализ этносостава и мест расселения, социальное положение, занятия, быт, общие особенности языка, фольклора, положительное воздействие русского участия в освоении региона и т. д. Можно условно наметить этапы, определяющие динамику изучения этнолингвистической истории в топонимии Западной Сибири.

Современный этап исследований Сибири (20-ые – 80-ые гг. XX в.) отличается научным подходом к всестороннему объяснению общественных явлений в их эволюции. Дифференцированные пути географического, историко-этнографического, историко-социального и филологического аспектов изучения проблемы, возросла роль языковедческого фактора, о чем свидетельствует появление большего числа лингвистических работ, среди которых выделяются и собственно топонимические.

Лингвистические критерии при изучении происхождения дорусских ойконимов удачно применял Г. Ф. Миллер. В последующих исследованиях также отмечаются попытки лингвистической интерпретации топонимики, в плане народного этимологизирования названий в прошлом. Весомый вклад в топонимические исследования Сибири внесли А. К. Матвеев, Б. А. Серебренников, Е. И. Ромбандеева.

Таким образом, русское освоение Западной Сибири, начавшееся после XII в., нашло известное отражение в научных изысканиях по проблемам восточной русской экспансии, этнической истории и контактов русского и коренного населения, строительства городов и сельских поселений. В последнее время обострился интерес к вопросам региональной топонимии.

Среди проблем исторического формирования системы русской топонимии в Сибири первостепенным является выявление источников возникновения лексической базы топонимии. Одной из основных задач ономастического исследования, по мнению А. А. Белецкого, является задача культурно-исторического, географического, лингвистического и хронологического описания [Белецкий 1972]. Наиболее поздним слоем в топонимии Западной Сибири, как справедливо отмечает И. А. Воробьева, является русская топонимия [Воробьева 1977], отличающаяся от русской топонимии Центрального региона России спецификой хронологизации и пространственного размещения топонимических пластов. Система русской топонимии Зауралья, на наш взгляд, за четыре столетия своей эволюции обнаруживает аспекты собственной стратиграфии. Однако основные ее тенденции нельзя рассматривать изолированно от общерусской топонимики, так как в том или другом случае несомненна их генетическая связь.

Таким образом, состав русского населения предопределил особенности складывания русской топонимической системы Сибири. Она формировалась, во-первых, за счет усвоения пришельцами географических названий аборигенного населения, во-вторых, путем переноса названий из европейской части России, в-третьих, за счет постоянно возникавших новых названий, в-четвертых, за счет развития эндемических процессов, возникающих на основе контаминации многих диалектов и языков старожильческого говора. Следствием всего этого явилось создание региональной русской топонимической системы Зауралья, отличающейся лексическим многообразием.


Каталог: konfer
konfer -> Синдром эмоционального выгорания медицинских работников
konfer -> Исследовательская работа роль медицинской сестры в выявлении факторов риска и профилактике заболеваний органов дыхания
konfer -> Ажиппо а ю., д пед н., профессор подригало л. В
konfer -> Москва Издательство "Квантовая медицина"
konfer -> Исследовательская работа «Лекарственные растения лесопарковой зоны Сорочинского участкового лесничества»
konfer -> 1. 1 Понятие о сахарном диабете
konfer -> Зависимые ориентации современной молодежи
konfer -> Белорусское научное общество кардиологов Белорусская ассоциация ритма сердца
konfer -> Пищевые продукты в функциональном питании
konfer -> Здоровье беременной женщины


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   255   256   257   258   259   260   261   262   ...   367


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница