Сборник статей участников IV международной научной конференции 5-26 апреля 2008 года Челябинск Том Челябинск 2008



страница72/367
Дата24.10.2018
Размер9.06 Mb.
ТипСборник статей
1   ...   68   69   70   71   72   73   74   75   ...   367
ЭВФЕМИСТИЧЕСКИЕ НАИМЕНОВАНИЯ

СУБЪЕКТОВ ИРРЕАЛЬНОГО МИРА

В РУССКИХ НАРОДНЫХ ГОВОРАХ
Как известно, существует целый ряд факторов, влияющих на формирование лексического значения слова. Вместе с тем значение лексемы неразрывно связано с такими важнейшими понятиями, как сигнификат и денотат и составляет с ними своеобразную трехчленную цепочку «предмет – понятие – слово». Однако в некоторых случаях в языке мы наблюдаем особые ситуация, когда нет предмета, а понятие и слово существуют. Б. Ю. Норман называет подобные случаи фантомами [Норман 2004: 160], Ю. С. Маслов пишет о них как о словах, которые «соотносятся с воображаемыми денотатами, а их десигнатами (отображениями денотата) являются ложные понятия, возникшие на каком-то этапе развития культуры, а позже отброшенные» [Маслов 1987: 92]. А. А. Уфимцева замечает, что «среди лексем любого языка можно выделить такие единицы, сигнификатами которых являются понятия об ирреальных объектах, конструктах человеческой мысли, причем в реальной действительности им не соответствуют никакие реальные предметы» [Уфимцева 1986: 107]. В данную группу входят названия существ, порожденных человеческой фантазией: кентавры, русалки, грифоны и т. п. Сюда же следует отнести лексические и фразеологические единицы с архисемой ‘злой дух’, служащие для обозначения субъектов ирреального мира.

В русском языке указанным семантическим компонентом значения обладают единицы литературного языка (бес, демон, дьявол, сатана, чёрт), а также многочисленные диалектизмы, большинство которых зафиксировано в «Словаре русских народных говоров» и в «Словаре живого великорусского языка» В. И. Даля (агаль, адер, анафид, шехматик, шиш, шиликун, облом, отяпа и др.). Общее количество лексем с указанной архисемой в русском национальном языке с его литературной и диалектной разновидностями превышает, по нашим подсчетам, 100 единиц. Из этого следует, что денотат – важное, но не единственное и даже не обязательное условие существования слова, не единственный фактор, от которого зависит его значение.

Названий нечистой силы на территории распространения русских говоров достаточно много. При этом число их увеличивается за счет ряда образований табуистического характера. Причины появления многочисленных эвфемизмов-синонимов, служащих для обозначения субъектов ирреального мира в языке, на наш взгляд, связаны с особенностями объекта номинации. Согласно русским народным представлениям, имеющим дохристианское происхождение, одним из качеств нечистой силы является её вездесущность. Подобные представления отражаются в произведениях устного народного творчества (волшебные сказки, былички), в этнографическом материале, а также зафиксированы собственно языковым материалом – единицами паремического фонда русского языка: Заступили чёрту дверь, а он в окно; Бес около ходит да на грех наводит; Про чёрта речь, а он навстречь. Примечательно, что подобные представления находят своё отражение в пословичном материале других языков, например английского и чувашского, ср.: Talk (speak) of the devil and he will appear (букв. поговори (скажи) о дьяволе, и он появиться); Talk (speak) of the devil and his horns will appear (букв. поговори (скажи) о дьяволе, и появятся его рога); When the devil is blind (букв. когда дьявол ослепнет), никогда; Шуйттан куçě вуниккě (у чёрта двенадцать глаз).

Следовательно, у русских на произнесение слов-наименований субъектов ирреального мира было распространено табу, вследствие чего само название заменялось другой лексической единицей или описательным выражением, имеющим характер эвфемизма. По справедливому замечанию Н. И. Толстого, «в основе табу, возникающих в условиях домашней жизни, лежит вера в магию слова. Произнесенное слово или имя способно вызвать данное существо или явление. Поэтому люди стремились не называть имен духов, чтобы не накликать на свой дом» [Толстой 1995: 13]. Лингвокульторологический анализ диалектизмов с архисемой ‘злой дух’ позволяет сделать выводы о том, какие представления об указанном объекте номинации имели носители языка в момент создания лексемы-эвфемизма, продемонстрировать, как данные языка помогают реконструировать один из древнейших фрагментов национальной картины мира.

Следует отметить, что не вся диалектная лексика, входящая в указанную лексико-семантическую группу, имеет прозрачную внутреннюю форму. Например, такие единицы, как анчутка, анцибол, апекан, багаль, баган, бука, буканай, гаман и т. п. еще нуждаются в тщательном этимологическом анализе. Вместе с тем этимологизация многочисленных эвфемистических наименований не представляет большого труда для носителей современного русского языка. Очень часто эвфемизмы являются субстантивированными именами прилагательными или суффиксальными образованиями от имен прилагательных, характеризующих объект номинации (черный, шехматик, луканька). Мотивировочный признак диалектизмов имеет описательный характер и, как правило, указывает на внешний вид объекта номинации (корнахвостик, куцый, лысой, хохлик). Анализ лексического материала показывает, что этот злой дух представлялся носителям языка существом, которое имеет конкретный облик и определенные черты характера. Так, в отличие от людей, чёрт беспят, то есть вместо ног имеет копыта (беспятый, анчутка беспятый). У него есть хвост, но не длинный, а короткий и, возможно, изуродованный на конце (куцый, корнахвостик). Существо покрыто черной шерстью или кожей темного цвета (волосатик, волосатка, мурин, черный). Голова его венчается по одним представлениям лысиной (лысой), а по другим – хохлом (хохлик). Он обитает в мире, противостоящем миру людей (ненаш), и враждебно относится к людям (недруг, вражбина, вражня, вражина). Злой дух хитёр (лукавый, луканька), он может приходить к людям в виде болезни, являясь её воплощением (пралик). Вследствие этого носители языка воспринимают его как существо нечистое (некошный, немытик, нечистый, нечистик), отвергаемое людьми (окаянный, окаятка, окаяшка). Указанные диалектные наименования нечистой силы встречаются и в пословицах русского народа: Ты только затор затори (т.е. на пиво), а уж некошный чашку подставляет; Чёрта нянчить; пестовать ногами некошного (т.е. сидя качать ногами); Некошный пошутит – чего не нашутит; Луканька (т.е. лукавый) хвостом накрыл (говорят, если что-то в глазах пропадет, а потом найдется); Луканька, поиграй да и нам отдай! (говорят, когда ищут пропавшую вещь) [Даль 2004: 55]. В качестве эвфемизмов в говорах изредка используются либо имена собственные (Амфилат. Чёрт, нечистый дух. Калуж. [Словарь русских народных говоров 1965: 253]), либо их дериваты, имеющие разговорный характер (Антипка, Антипка беспятый. Чёрт. Калуж. [Словарь русских народных говоров 1965: 261]).

Таким образом, лингвокультурологическое исследование диалектной лексики русского национального языка позволяют ещё раз подтвердить её ценность как источника не только языковой, но и культурологической информации, обратить внимание лингвистов на этот уникальный лексический пласт.




Каталог: konfer
konfer -> Синдром эмоционального выгорания медицинских работников
konfer -> Исследовательская работа роль медицинской сестры в выявлении факторов риска и профилактике заболеваний органов дыхания
konfer -> Ажиппо а ю., д пед н., профессор подригало л. В
konfer -> Москва Издательство "Квантовая медицина"
konfer -> Исследовательская работа «Лекарственные растения лесопарковой зоны Сорочинского участкового лесничества»
konfer -> 1. 1 Понятие о сахарном диабете
konfer -> Зависимые ориентации современной молодежи
konfer -> Белорусское научное общество кардиологов Белорусская ассоциация ритма сердца
konfer -> Пищевые продукты в функциональном питании
konfer -> Здоровье беременной женщины


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   68   69   70   71   72   73   74   75   ...   367


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница