Сборник Выпуск 3 Москва•2015 ббк 67. 721-9 А43 Под общей редакцией


законов органами, осуществляющими



страница5/8
Дата28.09.2017
Размер1.66 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8

законов органами, осуществляющими

оперативно-розыскную деятельность,

дознание и предварительное следствие
Есть ли необходимость отменять незаконное постановление прокурора в порядке ст. 37 УПК РФ при удовлетворении жалобы на постановление нижестоящего прокурора об отказе в удовлетворении жалобы?

Действия и решения прокурора могут быть обжалованы участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

При обращении к вышестоящему прокурору, как правило, заявители обжалуют решения нижестоящего, которые по вопросам уголовно-процессуальной сферы надзора всегда оформляются в виде постановлений (п. 25 ч. 1 ст. 5, ч. 2 ст. 124 УПК РФ).

В случае незаконности и необоснованности обжалуемого решения нижестоящего прокурора в соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ вышестоящий прокурор вправе отменить его.


Обязательно ли давать указания о производстве дополнительных следственных действий при возвращении уголовного дела следователю в порядке ст. 221 УПК РФ, и в какой форме они даются – в самом постановлении прокурора или отдельным листом?

В соответствии с действующим законодательством прокурор лишен возможности давать указания следователю по собственной инициативе.

На основании п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ он уполномочен давать письменные указания о направлении расследования лишь дознавателям, а те в соответствии с ч. 4 ст. 41 УПК РФ обязаны принимать соответствующие меры к их исполнению. Таким образом, закреплен общий порядок влияния прокурора на ход и результаты предварительного расследования, осуществляемого в форме дознания.

Вместе с тем УПК РФ в отдельных случаях предусмотрены и некоторые специальные полномочия прокурора, заключающиеся в даче указаний и при проведении предварительного следствия.

В частности, п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ прямо предусматривает, что возвращение уголовного дела для дополнительного следствия и устранения выявленных недостатков осуществляется с письменными указаниями прокурора. Более того, законодатель не допускает принятия подобного процессуального решения без их приведения. Процессуальной формой такого решения прокурора является постановление.
Можно ли при вынесении требования в порядке п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ требовать от органов следствия возбуждения уголовного дела (прекращения, приостановления)?

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор уполномочен требовать от следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия.

При этом, внося требование в порядке п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, прокурор может лишь указать на допущенные нарушения федерального закона, не давая прямого указания о возбуждении, прекращении или приостановлении уголовного дела, поскольку данные действия являются прерогативой органов следствия.
В случае обжалования решения прокурора о возврате дела в порядке ч. 4 ст. 221 УПК РФ либо обжалования решения прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела следователем не соблюден 72-часовой срок на внесение жалобы вышестоящему прокурору. Подобную жалобу рассматривать как обычное обращение, т.е. в течение 30 дней, или рассматривать по правилам ч. 4 ст. 221 УПК РФ?

В последнем случае решение по существу доводов принимать вне зависимости от пропуска срока обжалования? В какой форме (в постановлении /сопроводительном письме и т.п.) оценивать пропуск установленного срока?

По смыслу уголовно-процессуального законодательства любые решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда, которые способны причинить ущерб интересам участников уголовного судопроизводства, а также иным лицам в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, могут быть обжалованы. В том числе и постановление прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования.

Для реализации указанного права законодателем в ч. 4 ст. 221 УПК РФ установлена соответствующая процедура обжалования. При этом введение конкретных сроков, в частности 72 часов, обжалования процессуальных решений и их рассмотрения подчинено общему требованию разумности сроков осуществления уголовного судопроизводства.

На наш взгляд, нарушение следователем срока принесения жалобы влечет оставление ее без рассмотрения, поскольку обстоятельства, связанные с организацией работы органов предварительного расследования, не могут приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков уголовного судопроизводства.

Общий порядок рассмотрения обращений, регламентируемый Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», в уголовном судопроизводстве неприменим.

Вместе с тем оставление жалобы следователя без рассмотрения не освобождает вышестоящего прокурора от необходимости проверки обоснованности принятого по уголовному делу решения и принятия в случае выявления упущений мер к их устранению.


Одной из форм прокурорского реагирования является требование об устранении нарушений федерального законодательства. По смыслу наименования его надлежит вносить лишь тогда, когда фактически возможно устранение нарушений? (Пример: по неоконченному делу прокурор внес требование об устранении нарушений ст. 6 УПК РФ, и с целью устранения волокиты следователь допросил ряд лиц, назначил экспертизы и т.д.)

Какова должна быть форма реагирования в случае, когда нарушения фактически неустранимы (например, по уголовному делу, находящемуся на рассмотрении в суде), – информационное письмо и т.п.?

Законодатель наделил прокурора полномочиями требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Прокурор в случае отклонения его требований вправе обратиться к руководителю вышестоящего следственного органа.

Более того, отстаивать позицию, изложенную в требовании, в случае несогласия с ним руководителя следственного органа Следственного комитета Российской Федерации и следственного органа федерального органа исполнительной власти прокурор, руководствуясь ч. 6 ст. 37 УПК РФ, вправе вплоть до обращения к Генеральному прокурору Российской Федерации, решение которого является окончательным.

Выявление неустранимых нарушений указывает в том числе на отсутствие системного прокурорского надзора, а также ведомственного контроля. В случае установления таких фактов прокурор вправе в соответствии со ст. 24 Закона о прокуратуре внести представление руководителю следственного органа с требованием принять меры к недопущению подобных нарушений.
Возможно ли внесение прокурором требования об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства на стадии проведения доследственной проверки?

Пунктом 9 ст. 5 УПК РФ досудебное производство определено как уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор уполномочен проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях. Указанная норма в системном единстве с п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ позволяет прокурору вносить требования об устранении нарушений федерального законодательства в ходе досудебного производства на стадии возбуждения уголовного дела (разд. 7 УПК РФ), к которой относятся прием, регистрация и рассмотрение сообщения о преступлении.

Данная позиция подтверждается содержащейся в ч. 4 ст. 39 УПК РФ ссылкой на рассмотрение руководителем следственного органа требований прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства.


Кто и в каком порядке должен оплачивать услуги адвоката, переводчика, предоставляемые обвиняемому при выполнении требований ч. 211 ст. 221 УПК РФ? (Уголовное дело поступило прокурору, который возбуждает перед судом ходатайство, представляет материалы в суд.)

Как решается аналогичный вопрос в случае задержания и помещения под стражу лиц, разыскиваемых иностранным государством (при необходимости экстрадиции)?

Поскольку прокурор, действуя в соответствии с ч. 21 ст. 221 УПК РФ и возбуждая ходатайство о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей, не наделен правом назначения защитника, в этом случае действует общее правило по порядку оплаты услуг последнего.

Так, при назначении защитника дознавателем, следователем или судом (ч. 5 ст. 50 УПК РФ) расходы на его оплату осуществляются за счет федерального бюджета. В свою очередь, стоимость услуг защитника, с которым у подозреваемого, обвиняемого заключено соглашение, устанавливается этим же соглашением.

В соответствии с ч. 3 ст. 18 участники уголовного судопроизводства при определенных условиях пользуются помощью переводчика бесплатно (в частности, подозреваемый и обвиняемый). Процессуальные издержки, связанные с участием в уголовном деле переводчика, в соответствии с ч. 3 ст. 132 УПК РФ возмещаются за счет средств федерального бюджета.

При рассмотрении запроса о выдаче для уголовного преследования лица, находящегося на территории России (данная стадия также относится к досудебной стадии уголовного судопроизводства), его задержании и заключении под стражу применяются общие положения УПК РФ, включая нормы, определяющие общие правила оплаты участия защитника в уголовном деле.
Как снять с розыска лицо, находящееся с 90-х годов в розыске по базе ИЦ МВД России за совершение преступления средней тяжести, при отсутствии реальной возможности восстановления уголовного и розыскного дела, которые были утрачены во время боевых действий?

Представляется целесообразным учитывать следующее. Согласно ст. 1581 УПК РФ восстановление уголовного дела (безотносительно категорий преступлений) производится по сохранившимся копиям уголовного дела, а также путем проведения следственных действий. Критериев оценки «отсутствия реальной возможности восстановления уголовного и розыскного дела» законодателем не установлено. Каких-либо изъятий при реализации механизма восстановления уголовного дела, утраченного в условиях боевых действий, в законодательстве не содержится.

При таких обстоятельствах уголовное дело в любом случае утраты подлежит восстановлению. То же самое относится и к восстановлению розыскного дела.

Если по утраченному уголовному делу осуществлялся розыск лица и в рамках розыскного дела задачи ОРД, определенные в ст. 2 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», не выполнены (к таковым отнесены осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, и пр.), то, принимая во внимание положения ст. 11 того же закона, в случае, когда лицо не найдено, отсутствуют основания для прекращения дела оперативного учета. И как следствие, преждевременно рассматривать вопрос об исключении сведений (анкетных данных) о лице из соответствующей базы органов полиции либо, как изложено в вопросе, «о снятии с розыска».


Можно ли считать законным отказ в возбуждении уголовного дела по п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (в связи с истечением сроков давности) в отношении конкретного лица, если позиция данного лица не выяснена, либо оно считает себя невиновным и не согласно с таким основанием отказа?

Отказ в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности свидетельствует о совершении лицом преступного деяния, а поэтому относится к нереабилитирующим основаниям.

В связи с чем, как и в случае принятия решения о прекращении уголовного дела по аналогичному основанию, по нашему мнению, это допустимо лишь при согласии на это лица, в отношении которого принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.
В ином случае ему должно быть предоставлено право на продолжение производства по делу, судебную защиту прав и свобод и возможность реабилитации.
Возможно ли прекращение уголовного дела по п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, если имеется материальный ущерб?

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ одним из оснований прекращения уголовного дела является истечение сроков давности уголовного преследования.

При этом прекращение уголовного дела и освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности не освобождают виновного от обязательств по возмещению нанесенного ущерба и компенсации причиненного вреда и не исключают защиту потерпевшим своих прав в порядке гражданского судопроизводства (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28.05.2013 № 786-О, от 19.06.2007 № 591-О-О, от 16.07.2009 № 996-О-О, от 21.04.2011 № 591-О-О, от 20.10.2011 № 1449-О-О, от 25.01.2012 № 23-О-О и от 17.07.2012 № 1470-О).

Следовательно, на практике допустимо прекращение уголовного дела по п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, если имеется материальный ущерб.


При каких обстоятельствах проведение повторной проверочной закупки наркотических средств будет являться законным и обоснованным, в том числе не будет являться провокацией?

Изучение судебной практики показывает, что суды зачастую расценивают как провокацию и проведение повторных проверочных закупок при отсутствии законных оснований их проведения, в том числе и без вынесения каждый раз нового постановления, а равно не преследующие выполнение задач оперативно-розыскной деятельности, указанных в Федеральном законе от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (выявление и изобличение соучастников, установление источников пополнения запасов наркотических средств и т.д.).

В каждом случае прокурор должен убедиться в том, что сотрудниками правоохранительных органов не создавалось каких-либо условий для совершения преступления в отсутствие умысла лица на совершение преступления, сформировавшегося независимо от деятельности данных сотрудников.

Неоднократность проведения проверочных закупок, обусловленных конкретными обстоятельствами дела, не противоречит требованиям закона и не может быть признана провокацией преступления.

При этом следует учесть, что проведение повторных «проверочных закупок» будет законным, к примеру, в случаях, когда в результате второго и последующих оперативно-розыскных мероприятий выявляются соучастники преступления, устанавливаются каналы поставки и сбыта наркотических средств и т.п.

К примеру, Президиум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 24.02.2010 № 410-П09, в котором рассматривался факт проведения четырех проверочных закупок при сбыте наркотического средства героина гражданином Г., отклоняя доводы стороны защиты о том, что имела место провокация сбыта, указал:

«Необходимость проведения последующих проверочных закупок по данному делу была обусловлена выявлением лиц, занимающихся незаконной реализацией наркотических средств, документированием их противоправной деятельности, преступных связей, каналов поступления и мест хранения наркотических средств.

Из материалов дела следует, что в ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий были изобличены У. – в сбыте героина в особо крупном размере, Ц. – в хранении марихуаны в особо крупном размере».

Указанные обстоятельства должны учитываться при проверке законности и обоснованности проведения проверочных закупок.
Возможно ли направление вышестоящему прокурору информации о незаконности актов прокурорского реагирования, в том числе без исполнения их по существу (отмена решений об отказе в возбуждении уголовного дела, приостановлении, прекращении расследования)?

Законом не предусмотрена такая форма несогласия с актами прокурорского реагирования, как направление вышестоящему прокурору информации о незаконности актов прокурорского реагирования, в связи с чем исполнение указанных актов прокурорского реагирования является обязательным.


Обосновано и обязательно ли проведение оперативно-розыскных мероприятий, а также ведение в целом оперативно-розыскных дел, заведенных ранее в системе МВД по фактам нераскрытых тяжких преступлений (после издания в 2013 г. ведомственных документов, регламентирующих осуществление ОРД)?

Согласно приказу МВД России от 04.04.2013 № 001 «Об утверждении Наставления об основах организации и тактики оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации» основанием для заведения оперативно-поискового дела является факт нераскрытого особо тяжкого преступления либо указание начальника органа, осуществляющего ОРД, об оперативно-розыскном обеспечении любого возбужденного уголовного дела.

Новый порядок не предусматривает прекращения оперативно-поисковых дел, ранее заведенных для раскрытия преступлений средней тяжести и тяжких преступлений, по основаниям, не связанным с установлением лица, совершившего преступление, или с прекращением уголовного дела.

В отсутствие предписаний оперативно-поисковые дела о преступлениях прошлых лет подлежат ведению до решения задач ОРД либо до установления объективных обстоятельств невозможности этого. На это указывается в информационном письме Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 11.10.2013 № 69-12-2013/25дсп «О вопросах правоприменения при осуществлении надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности по оперативно-поисковым делам».


На практике проверки в порядке ст. 144 УПК РФ часто проводит орган дознания (оперуполномоченный ОЭБиПК, ОУР), одновременно являющийся должностным лицом, осуществляющим ОРД. В связи с этим насколько обосновано в таком случае прокурору продлять срок проверки до 30 суток по мотиву необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий?

Согласно ч. 2 ст. 41 УПК РФ не допускается одновременное возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия.

Вопреки этому положению в рассматриваемой в вопросе ситуации должностное лицо органа, осуществляющего ОРД, фактически осуществляет процессуальные полномочия, предоставленные дознавателю в рамках доследственной проверки, и руководствуется при этом положениями УПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 144 УПК РФ при необходимости производства документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, трупов, а также проведения оперативно-розыскных мероприятий прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить срок доследственной проверки до 30 суток с обязательным указанием на конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления.


Как заключаются досудебные соглашения, на какой стадии расследования можно это сделать?

В систему отечественного правосудия понятие досудебного соглашения о сотрудничестве введено Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ, когда были внесены соответствующие изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Российской Федерации.

Целью являлось создание правовой базы для противодействия организованной преступности, коррупции, организации эффективного расследования наиболее сложных уголовных дел, в частности о преступлениях, совершенных организованными преступными группами и преступными сообществами.

Такое соглашение рассматривается как юридически поощряемая процессуальная форма сотрудничества подозреваемого (обвиняемого) с правоохранительными органами, в том числе органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

Основным содержанием соглашения является документальное закрепление конкретных обязательств, которые берет на себя подозреваемый (обвиняемый), по содействию следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.

Ходатайство о заключении соглашения формируется и обязательно подписывается защитником.

Право, а не обязанность заключить такое соглашение со стороны обвинения законодателем предоставлено исключительно прокурору. При наличии обоснованных сомнений в искренности намерений подозреваемого (обвиняемого) по оказанию помощи следствию либо при явном отсутствии у него реальной возможности осуществления тех действий, которые он обязуется выполнить, прокурор выносит постановление об отказе в удовлетворении поступившего ходатайства.

Как правило, ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве от подозреваемых, обвиняемых поступают после их задержания в порядке ст. 91 УПК РФ, от обвиняемых – после предъявления обвинения.

Ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может заявить лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления, с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия.
Как оформляются досудебные соглашения о сотрудничестве в органах прокуратуры?

Порядок оформления соглашений четко регламентирован в главе 401 УПК РФ и предусматривает наличие письменного ходатайства, подаваемого на имя прокурора подозреваемым или обвиняемым. Для обеспечения законных прав привлекаемого к уголовной ответственности лица ходатайство обязательно должно быть подписано и защитником.

Следователь, получив такое ходатайство, в течение трех суток с момента его поступления либо направляет его прокурору вместе с согласованным руководителем следственного органа мотивированным постановлением о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, либо выносит постановление об отказе в удовлетворении ходатайства (отказ может быть обжалован руководителю следственного органа).

Прокурор в течение трех суток рассматривает поступившее ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве вместе с решением следователя, согласованным с его руководителем, и принимает одно из следующих решений: либо удовлетворяет данное ходатайство, либо отказывает в его удовлетворении. Постановление об отказе может быть обжаловано следователем, подозреваемым или обвиняемым, его защитником вышестоящему прокурору.

После соблюдения этих процедур и производится подписание сторонами соглашения.

Наиболее подробно механизм реализации прокурорами положений главы 401 УПК РФ регламентирован в приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 15.03.2010 № 107 «Об организации работы по реализации полномочий прокурора при заключении с подозреваемым (обвиняемым) досудебных соглашений о сотрудничестве по уголовным делам».


Что должно содержаться в досудебном соглашении?

Досудебное соглашение о сотрудничестве помимо таких реквизитов, как дата и место составления, фамилии лиц, принимающих участие в подписании документа, и т.п. содержит главное: описание действий, точное выполнение которых сторонами повлечет за собой проведение судебного заседания и вынесение решения в особом порядке согласно положениям гл. 401 УПК РФ.

Требования закона к содержанию обязательств, возлагаемых на себя участниками соглашения, предельно ясны, все они перечислены в законе. Так, в соглашении должны быть указаны действия, которые лицо обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого преступным путем.

Не может быть заключено досудебное соглашение о сотрудничестве в случаях, когда в ходатайстве подозреваемым (обвиняемым) указывается лишь на желание сообщить правоохранительным органам сведения о его собственном участии в преступной деятельности или если обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, на момент поступления ходатайства уже были установлены органом предварительного следствия, либо лицу, заявившему ходатайство, не известны сведения, представляющие интерес для следствия и оперативных служб.

Важно, что в тексте соглашения также должны быть указаны смягчающие обстоятельства и нормы уголовного законодательства, которые могут быть применены в отношении подозреваемого или обвиняемого при соблюдении последним условий и выполнении обязательств, закрепленных досудебным соглашением о сотрудничестве.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница