Скорых Наталья Владимировна Социальный портрет мусульманской женщины в современной западно-европейской прессе выпускная квалификационная работа по направлению «Журналистика»


Появление восточной фэшн-концепции в индустрии моды как реакция на частые упоминания в прессе внешнего образа мусульманок



страница14/20
Дата29.09.2018
Размер1.14 Mb.
ТипНаучно-исследовательская работа
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20
2.3. Появление восточной фэшн-концепции в индустрии моды как реакция на частые упоминания в прессе внешнего образа мусульманок

Гендерная амбивалентность, которая стала престижной темой номер один около двух лет назад, может быть связана с воздействием исламской одежды.

Публицистка Джанмохамед в собственной книжке «Поколение М: молодые мусульмане меняют мир» именует «поколением М»,- мусульман-миллениалов, рождённых за последние 30 лет, которых кроме возраста соединяет убежденность в том, что их вера и современная жизнь «обязаны идти рука об руку, и меж ними нет ни малейшего противоречия». Они хотят нести собственную религию с гордостью, однако также и быть частью сообщества, находящегося вокруг них. Таких- соблюдающих традиции, интеллигентных, странствующих «граждан мира»- среди сегодняшних мусульман, в том числе и переступивших возрастную границу, отделяющую миллениалов от немиллениалов, всё больше. Что не перечёркивает параллельного существования традиционалистов, однако уже оказывает воздействие на нынешний модный рынок.

Сообразно докладу, в 2014 году на одежду и обувь мусульмане истратили 230 млрд долларов, что уже составляло 11 процентов от всего мирового потребления в данной категории, а к 2020-му данная цифра, по мониторингам, возрастет до 327 млрд. И беря во внимание то, что ислам- 1 из самых активно растущих религий с наиболее невысоким средним возрастом последователей (24 года), колебаться в этом не приходится.

При этом потребление для «новых мусульман» остаётся частью идентичности. Они желают брать не элементарно символы роскоши либо прекрасные вещи с узнаваемыми логотипами, но продукты, надлежащие их верованиям, «когда убеждены, будто те помогут им стать лучшими мусульманами». И престижные бренды активно в эту игру вливаются. Первой стала команда DKNY, выпустившая капсульную коллекцию к Рамадану. За ними с той же инициативой подтянулись Uniqlo, Mango и Tommy Hilfiger. Dolce & Gabbana подготовили для мусульманских государств отдельную линейку абай со своими фирменными «сицилийскими» принтами.

Буркини- купальные костюмчики, покрывающие тело от лодыжек до головы, ставшие предметом большого колличества споров во Франции — начали продавать в Marks & Spencer. Uniqlo не так давно выпустили отдельную линию «скромной одежды»- это уже не капсула, а постоянная категория в их ассортименте. А Nike спроектировали особые хиджабы для занятий спортом. В том числе и маленькие локальные бренды, за которыми не стоит рекламный отдел, неусыпно следящий за запросами сообщества, часто обращаются к теме ислама- вспомнить хотя бы не так давно произошедшую коллекцию дизайнера Асии Бареевой.

Фэшн-специалисты говорят о заметном воздействии Востока на мировые подиумы и о modest wear как о новоиспеченом содержательном тренде: цитаты обнаруживают и в многослойности, и в комплексе платьев и штанов, и высочайшем вороте, и в принципиальной закрытости тела. Однако бессчетные мелкие марки modest wear и в том числе и ответвления огромных брендов- история всё же пока нишевая, отдельная от генеральной линии. Воплощенного эстетического и смыслового перемещения в сторону «скромной моды» по канонам ислама в прогрессивной промышленности моды еще недостает. Хотя и повадки, и вкусы, и эстетика мусульманского мира проникают в культуру на различных уровнях. Мир сейчас — это большой плавильный котёл, где адепты самых различных культур, мигранты и коренные обитатели живут бок о бок, и совместно с каждым вновь прибывшим в крупный город приезжает и багаж его национальных обычаев, от поведенческих норм до деталей костюмчика.

Общий портрет любого городка формируется из образов всех живущих в нём людей- а в трендбуки и сами коллекции дизайнеров все тренды попадают из наблюдения за жизнью и манерой улиц. Потому, к примеру, Кристоф Лемэр говорит, будто образы из весенне-летней мужской коллекции- платья-рубашки с штанами, куртки с кармашками сверху городских костюмов- подсмотрел у пожилых арабов, живущих в Бельвиле, а тюрбаны и их варианты давно стали достаточно всеобщим фактором и в европейской моде, хотя пришли в неё когда-то с Востока. Время от времени влияния эти очевидны, время от времени- совершенно нет. В том числе и гендерная амбивалентность, которая стала престижной темой номер один около двух лет назад, может быть связана с воздействием исламской одежды.

«Это получается невольно,- рассказывает Анзор Канкулов, редакционный директор Numéro Russia и управляющий программы «Мода» в Школе дизайна НИУ ВШЭ.- Ты просто живёшь, наблюдаешь имигрантов, которые живут вблизи с тобой. В теме, которая европейцами переосмыслена как гендерно амбивалентная мода, как я думаю, велика роль как раз народных воздействий. Однако они элементарно не были так осмыслены. Грубо говоря, когда тебе дают надеть совсем длинноватую рубашку без воротника, легинсы и спортивные тапки, ты смотришься ровно как гость из Катара. Тебя можно будет «считать» как гея из Марэ, а можно- как арабского принца».45

Конкретно призывы сорвать паранджи с женщин Востока, приведя в соответствие с передовыми западными нормами, составляли до последнего времени сущность взаимоотношений западного мира- в том числе и моды- с восточным.

Еще один аргумент в пользу того, будто нынешний стритвэйр сформировался под воздействием мусульманской культуры,- то, что стритвэйр в сегодняшнем понимании, сильно замешанный на криминале, спорте и музыке, вырос из афроамериканских сообществ. Почти все из их членов в XX веке, еще во времена функциональной борьбы за собственные права, проходили чрез инициацию как раз исламом. В истории прошлого века был Мухаммед Или, были, хотя сейчас эти факторы вспоминаются изредка и с неохотой, «Цивилизация ислама» и «Чёрные пантеры»- антирасистские группировки, скоро превратившиеся в националистские. Ислам был их главной религией, в противовес христианству, навязанному, как разговаривали их лидеры, темнокожим американцам в годы рабства обеспеченными белыми плантаторами. И его принятие, отказ от религии угнетателей, было принципиальным шагом в жизни почти всех афроамериканцев. Тупак Шакур, икона и в музыке, и в стиле, также был членом «Чёрных пантер», и исламское воздействие четко читается в его виде- в манере носить арафатки, в том числе и в методе выбривать бороду.

Мир в данный момент- в первый раз за, кажется, всю историю его существования- сконцентрирован вокруг «женских» вопросов. Конкретно их обсуждения становятся основными темами прогрессивной общественной повестки. Западные же представители сильного пола, к этому невниманию к себе не привыкшие и рассеянные «посягательством» на собственные властные, мощные позиции, пришли к кризису самоидентификации. О том, что означает мужественность в современном мире, рассуждают немало, однако одного ответа и, главное, готового образа, какой всегда был ранее, сейчас недостает. Оказавшись выкинутыми из отчетливо выстроенной системы «обязан» и «обязана», западные представители сильного пола начинают находить готовые эталоны в остальных культурах, где расстановки функций по гендеру еще всё так же сильны.

«Совсем грубо говоря, - разъясняет Анзор Канкулов,- европейские представители сильного пола ощущают себя слабенькими. Конкретно потому стала такой выраженной волна увлечённости всем постсоветским- «постсоветский» как раз равен «брутальному». И арабские представители сильного пола западным видятся так же: происходит повторение наиболее мощного, наиболее обычного типажа маскулинности. При этом в сообществах, где очень отчетливые половые модели, как раз в их рамках позволительны некоторые эксперименты. Они не оспаривают сущность. То есть даже если накрасишься, подведёшь, к примеру, глаза, то это ничего- ты ведь по-мужски красишься».

В женской моде, однако, всё несколько по-иному. Так как в «женских» вопросах восточная цивилизация вступает в выраженный конфликт с западной, всевозможные прямые заимствования исключены. Женщины Востока, в отличие от парней, воспринимаются не как мощные ролевые модели, а как потерпевшие, требующие спасения. «Я постоянно верил, что дизайнер обязан делать женщин прекрасными и дарить им свободу, а никак не вставать на сторону насильственной диктатуры, данного мерзкого метода скрывать женщин,- говорит, к примеру, Пьер Берже.- То, что женщин принуждают облачаться так супруги, семьи и их свита, не означает, будто вы обязаны поддерживать данный путь. Напротив, вы обязаны учить их раздеваться, возмущаться, жить так, как живут нынешние женщины во всём мире».

Конкретно призывы сорвать паранджи с женщин Востока, «высвободить» их, приведя в соответствие с передовыми западными общепризнанными мерками, хотя и не так буквально высказанные, составляли до последнего времени сущность взаимоотношений западного мира- в том числе и моды- с восточным. Разговор этот проводится с позиций колониального доминирования, в котором имеется единый верный подход, западный.

Того, что уже имеется, уже интегрировано и фактически перестало в моде считываться как заимствованное, сейчас довольно немало. Это и те же силуэты, о каких шла речь в части о мужской моде, и некие бьюти-веяния- как Insta-мейкап со сверхбровями либо диковинными смоки-айз. В том числе и набирающий известность женский образ тела с наиболее пышноватыми, плавными формами, в духе Ким Кардашьян,- в неком значении эталон гурии, восточной кросотки, образ которой для парней-европейцев подобрал, сделав героиней их «гаремных выдумок», художник по костюмам Леон Бакст. В том числе и первый прототип передовых женских штанов, блумеры, вдохновлён был турецкими одеждами: он возник как альтернатива корсетам и кринолинам, то имеется как предмет одежды, предназначенный как раз для «избавления», но женщин Запада. Основными же вещами преткновения остаются по-прежнему накидки, вуали, шарфы, интерпретируемые как религиозные символы. Конкретно они, а не закрытые руки, ноги и собранные волосы вселяют волнение в среднего европейца.

Расшатываются сейчас не только гендерные нормы, однако и всё строение мира. И западный мир ощущает данную турбулентность: к 2050 году, по прогнозам, численность мусульман в мире должна сравняться с численностью христианин. А, следственно, и позиции западной культуры как доминирующей сейчас не так сильны, как ранее. Европейцев стращают мигранты, стращает перспектива исламизации общества и стращает террористическая опасность, прочно сплетенная в глобальном сознании с радикальным исламизмом. Ужас пред мрачной опасностью нередко вызывает в европейском сообществе совсем радикальную реакцию.46

«Срывать паранджи» начинают буквально: всё больше ситуаций, как на женщин нападают на улицах, срывая с них хиджабы. Либо как после запрета буркини и вуалей на пляжах дам-мусульманок окружают полицейские, чуть ли не силой принуждая раздеваться. В эти моменты западное рвение к свободе становится уже инструментом угнетения, которого женщины ислама никоим образом не заслуживают еще и со стороны собственных рьяных «освободителей».

Если полагать задачей моды «освобождение» женщин, то вместо того, чтоб навязывать кому-то личное понятие о воле, стоит вслушаться к словам самого поколения М: хиджабы, буркини и прочее позволяют в традициях своей религии прожить ту жизнь, какую они захотят. Заниматься спортом, наукой, творчеством- и в этом смысле, естественно, освобождают. Те молодые мусульмане, которые обращаются к индустрии моды в данный момент, не радикальные исламисты, пришедшие к власти в Иране в 1979-м и светское правительство превратившие в мрачное царство несвободы. Потому предлогов ждать, будто к 2050 году наш мир перевоплотится в его масштабированное подобие, а исламская «скромность» перевоплотится в закон, фактически нет.

Культуры продолжают перемешиваться, мир продолжает меняться, и в местах слияния различных культур расцветают необычные и привораживающие истории. О неразговорчивой вампирше в абайе, рассекающей по ночному городу на скейте, как в кинофильме «Girl Walks Home Alone At Night». О тусовщиках-кочевниках, танцующих в пустыне под «Bad Girls» M.I.A. О супергероинях в ясных, хотя и «скромных» одеждах, спасающих мир совместно с Человеком-Пауком и Капитаном Америкой. Под темными накидками либо платками на головах зреет бунт- буквально так же, как зреет он перед кепками Supreme либо шапками Гоши Рубчинского.

У обычного европейца много стереотипов об исламе, которые сформировывают, в том числе образ мусульманской женщины. Классические головные уборы, накрывающие в «лучшем» случае волосы, а в «худшем»- всё лицо, часто вызывают недопонимание. При этом хиджаб, никаб, бурка совсем не обязательный атрибут для женщин, исповедующих ислам; в некоторых государствах со значимым процентом мусульманского населения (Франции, Германии, Швейцарии и остальных) они вообщем запрещены, так как противоречат представлениям власти о «достоинстве женщины» и препятствуют ей проявлять себя как полноценную личность. По инерции нередкий прогрессивный европеец представляет себе остальные, еще менее осознанные, на его взор, лимитирования, и обычная мусульманка предстает забитым созданием, которое не имеет возможности выбрать даже свой мейкап.

«Мусульманские страны»- понятие, которое собирает перед одним крылом и светскую Турцию, и реакционный Иран, потому прежде чем беседовать о положении женщины на Востоке, необходимо взять в толк его политические настроения в целом. Упоминавшуюся Турцию можно с тем же фуррором именовать исламской, что и USA- христианскими, Иордания и Ливан также достаточно демократичны. Саудовская Аравия, Ирак, Иран, Пакистан- взыскательно мусульманские страны, где с правами женщин всё плохо: девочек разрешено выдавать замуж в любом возрасте, наследство женщин в 2 раза меньше мужского, а жертву изнасилования могут покарать за ненадлежащее поведение. «Курс большинства передовых мусульманских государств ориентирован на подавление западных веяний и роли женщин, но имеется и современные примеры. К примеру, всё достаточно хорошо в Тунисе, а еще в Ливане. Правда, в крайнем случае тенденция обусловлена скорее огромным процентом христианин среди народонаселения, нежели новыми мыслями среди мусульман»,- говорит арабист Владимир Корягин.

Религиозные нормы в исламском сообществе обхватывают все нюансы жизни и потому воздействуют на то, как выглядит женщина. В Коране, конечно, нет исчерпывающей регламентации возможного и недопустимого мейкапа, а головные уборы и накрывающая тело женская одежка рассматриваются и как необходимый для мусульманок отличительный и поэтому защитный знак. «Необходимо понимать, что Мухаммед вообщем не придумывал новые вещи- он, скорее, маркировал полностью обычные своим современникам вещи как „правильные“ либо „ошибочные“, буквально так же, как и 1-ые мусульманские богословы. Вопрос ношения платков для них вообще в особенности не стоял- данная традиция старше ислама, она, помимо остального, элементарно логична при жизни в пустыне. При трактовке Книги принято использовать различные существовавшие до этого тексты и факты, а еще совещаться с интеллигентными людьми, однако в беседе о Коране правильнее думать категориями не „запрещено“ либо „допустимо“, а „принято“ либо „не принято“. Ничего не препятствует мулле разъяснять аяты последовательно, однако в мусульманских государствах есть университеты, которые имеют все шансы опротестовать его заключение, к примеру суд»,- разъясняет религиовед Леонид Мойжес.

Выходит, женщинам по исламским законам не воспрещено краситься, правда и в основной массе стран наружный вид женщин регламентируется лишь за пределами их жилплощади и мест, где мужчинам воспрещено пребывать. Почти все этим и пользуются; в том числе и быстрый анализ соцсетей дает взять в толк, будто огромное количество восточных женщин красятся вправду ярко. В бьюти-блогах много руководств о том, как изготовить размашистые стрелки и верно растушевать смоки-айз. Как правило, не довольствоватся и в отсутствии перламутрового (то есть самого видимого) хайлайтера под бровь, во внутренний угол глаза, на верх губы и скул — совместно с постоянно очерченными бровями, кропотливо замаскированной кожей и нередкими накладными ресничками выходит мейкап, который среднестастической европейке привидится излишним. Его поощряют не только отдельные блогеры, однако и районные СМИ: шикарный Hia Magazine рассказывает, чем изготовить хаки-айз, а на веб-сайте Âlâ Dergi стилист MAC показывает брачный мейкап с обложки со стрелками, обозначенной складкой века и черным кайалом сообразно всей слизистой.

Большая часть женщин во всём мире желает, чтоб мейкап делал их лицо привлекательнее, мусульманки не стоят особняком. Правда, у восточных женщин смуглая кожа, практически всегда карие глаза и черные волосы, потому их косметическая гамма смотрится монотонно и представлена теплыми цветами. Если в ней случайно окажется ясно-розовая подводка, больше изображенный образ (с хайлайтером, бронзером, тонной тонального и черным кайлом) развалится. Правда, голубые тени имеют все шансы выглядить «по-арабски», однако для данного им будет нужно окружение жирной подводки, теплых румян и загара. Другими словами, наружные данные восточных женщин сильно сдерживают их, если они желают смотреться так, чтоб нравиться находящимся вокруг. К тому ведь цель быть симпатичной для мужчины совершенно им не чужда- в сообществе, где большая часть приемуществ и прав сосредоточено конкретно у парней, она лишь подогревается.

Еще один увлекательный эпизод взаимоотношения мусульманок и мейкапа- халяль. Составы основной массы косметических средств никак не халяльны, и в доктрине наверное суровое препятствие для такого, чтоб краситься. По факту почти все женщины не заморачиваются об ингредиентах их косметики, наверное заметно по тому комплекту, который употребляют блогеры и советуют веб-сайты: всем обычные MAC, Urban Decay, Chanel, а совсем никак не локальные мусульманские изготовители. Правда, не вся знакомая нам шпаклевка попирает халяль, однако у почти всех марок имеется отдельные ненужные для мусульман средства: кремы Avon содержат переделанный свиной жир, в MAC попадается воспрещённый кармин (его получают из насекомых, кошенили), а в подавляющем количестве средств для жирной и проблематичной кожи содержится спирт. Поэтому, у тех, кто обязан взыскательно блюсти халяль, 2 выхода: либо кропотливо учить состав каждой приглянувшейся помады и пудры, либо направить интерес на допустимые марки. Исключительно популярная посреди их- FX Cosmetics, она изготовляет вообщем всё для мейкапа (при желании разрешено было бы обойтись лишь ее средствами, не в особенности сдерживая гамму и техники). Имеется красивые мультибрендовые веб-сайты вроде halalcosmetics.eu, где обилие хоть и маленькое, но несмотря на все вышесказанное продаются базисные штуки вроде туши, тональных средств и румян. Ну и никак не стоит забрасывать минеральную косметику- пудры, тени и румяна, в составе которых лишь измельченные кристаллы, непревзойденно вписываются в халяль.

Вообщем мейкап, который так нравится дамам Среднего Востока, отличителен не лишь для мусульманских государств. У восточных дам имеется один ясно выраженный тип наружности, и вместе с недалекостью государственных культур наверное сформировывает схожие представления о красоте. Исключительно ощутимая дробь их образа- жирная подводка. Кайалом воспользовались еще античные египтяне, турки и арабы, чтоб защитить глаза от ветра и солнца. Карандаш делал глаза зрительно больше и яснее, что еще более увеличивало их красу в глазах противоположного пола. Если прибавить к данному классические костюмы, которые раскрывали так мало тела, что чуть ли не самым симпатичным во наружности делались конкретно глаза, и становится понятно, отчего мейкап всех восточных женщин акцентировал глаза. Теперь косметика дает гораздо больше возможностей, потому и мейкап стал наименее топорным, однако сущность свою сберег.

В данный момент Восток также подвергается глобализации, и наверное не имеет возможность не отображаться на его культуре. Представления о красоте в ранее гомогенном ареале также разбавляются западными мыслями, которые привносит не только интернет, но и именитые деятельные женщины. Принцесса Саудовской Аравии и основоположница концепт-стора D’NA Дина Абдулазиз аль-Сауд разумеется ориентируется на Запад, что отлично заметно на фоне соотечественниц. Она избирает лаконичные образы, и ее мейкап им подходит: принцесса любит лишь выделять черты личика и изредка принимается решение на колоритную помаду либо чуток наиболее видимый мейкап глаз. Другая элегантная авторитетная дама- Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед, 2-ая супруга третьего эмира Катара, указанная в перечне Forbes. Шейха, разумеется, никак не обходит стороной функциональные способы хранения молодости, однако в свои 55 она смотрится сдержанно и не вызывающе, чему во многом содействует устоявшаяся манера краситься. Как и принцесса Абдулазиз, она любит природный мейкап, однако куда чаще отдает предпочтение броской темной подводке.

Западные медиа, направленные на Восток, также вносят собственную лепту в обогащение культуры. Созданный полтора года назад Buro 24/7 Middle East пишет о всем ясных и увлекательных вещах вроде новейшей помады Givenchy, свечей Dyptique либо накладных стрелок Dior. Наиболее опытный Style.com Arabia адаптирует материалы головного издания, именует собственной героиней Рианну и восхваляет ее за выбор неустрашимых помад. Про восточные ELLE, Harper’s Bazaar и Vogue разрешено, не шибко извращая истину, заявить, будто они не отличаются от остальных собственных глобальных изданий. На их обложках- отредактированные изображения прекрасных дам в обычной для глянца одежде: время от времени возникают платки, однако чаще- платьица и злато. Кстати, аравийский Harper’s Bazaar до такой степени прогрессивен, будто не побоялся сделать съемку с Рианной, которая, как мы все недавно узнали, обожает прозрачную одежду. До того засилья андрогинности и инфантильности, которое в данный момент имеется на Западе, Востоку еще далековато, однако зародыши уже видны: в 2011-м тот ведь Harper’s Bazaar Arabia поставил на обложку модель с розовыми волосами.

Подводя итог, можно заявить, что ислам регулирует публичные отношения на Среднем Востоке, однако не так сурово, как мы привыкли полагать. К тому же стоит помнить, что Восток составляют страны с разными политическими режимами. Есть регионы, где женщины ограничены в общественных действиях, однако они могут менее строго одеваться и краситься, если пребывают посреди махрамов (членов семьи). В остальных государствах женщины и на публике не очень ограничены, поэтому выбирают помаду под цвет платка, рисуют стрелки и смоки, одновременно и носят пирсинг и накладные ногти. Наверняка в скором или не совсем времени и мейкап поменяется, будет менее броским и призывным, однако эти сдвиги породят не блогеры и модные сайты, а лишь модифицирование модели публичных взаимоотношений на наиболее демократичную.



К тому же близость и тесное общение с исламской культурой повлияло и на современную моду. Даже не задумываясь, откуда идут те или иные тенденции, мы облачаемся, следуя последнему писку моду. А между прочим, многие аксессуары, материалы, орнаменты и элементы одежды перекочевали в европейскую моду именно с востока. Критикуя хиджабы, мы с удовольствием облачаемся в шелковые платки, именно потому, что так модно. Конечно , нельзя утверждать, что подобная тенденция не смениться другой уже завтра, ведь мода вещь не постоянная. Но некоторые восточные элементы прочно укоренились в нашем гардеробе.


    1. Каталог: bitstream -> 11701
      11701 -> Учебное пособие Санкт-Петербург 2016 (075. 8)
      11701 -> Особенности течения ишемической болезни сердца у пациентов, получающих терапию гемодиализом
      11701 -> Эффективность лечения бесплодия методами экстракорпорального оплодотворения у женщин с миомой матки
      11701 -> Высшего образования
      11701 -> Влияние антидепрессивной терапии на когнитивные функции больных депрессией
      11701 -> «Клинико-функциональная характеристика ремиссии у больных с первым эпизодом шизофрении»
      11701 -> Психосоматические проявления при экстремальных спортивных нагрузках по специальности 030302 Клиническая психология
      11701 -> Функции воздействия в тексте медицинской рекламы
      11701 -> Анилиз случаев системных заболеваний
      11701 -> Высшего образования


      Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница