Связь характеристик индивидуального пути с



Скачать 409.11 Kb.
страница1/6
Дата23.04.2016
Размер409.11 Kb.
ТипПрограмма
  1   2   3   4   5   6
Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»

Факультет социологии

Кафедра методов сбора и анализа социологической информации




ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему Связь характеристик индивидуального пути с уровнем человеческого капитала

Студент группы № 432

Менькина Инна Владимировна


Руководитель ВКР

Старший преподаватель

Хавенсон Татьяна Евгеньевна

Москва, 2013


Оглавление


Введение 3

Программа исследования 5

Проблема исследования 5

Цели и задачи исследования 5

Объект и предмет исследования 5

Данные и методология 6

Теоретический раздел 7

Теория человеческого капитала 7

Инвестиции в человеческий капитал 10

Роль социального капитал в достижении человеческого капитала 21

Человеческий капитал в России 25

Компетенции человека 30

Эмпирический раздел 33

PIAAC – описание исследования 33

Выборка и методология исследования человеческого капитала 34

Выборка 34

Метод анализа данных 35

Анализ данных 36

Описание переменных и теоретическая модель человеческого капитала 36

Анализ модели общей грамотности взрослого населения 43

Анализ модели математической грамотности взрослого населения 53

Заключение 61

Библиография 63

Приложение 1 66

Приложение 2 68

Приложение 4 81




Введение


Испокон веков люди стремятся создать наиболее комфортные и эффективные условия для своего существования. В поисках этих условий возникли социальные науки, объясняющие развитие общества с разных точек зрения. Так, экономика ставит во главу угла человека рационального, принимающего решения исходя из максимальной материальной выгоды. Психология рассматривает человека как совокупность индивидуальных характеристик, обусловленных подсознательными установками. Что же касается социологии, то она, c одной стороны, изучает поведение общества в целом, строит обобщенные модели, которые близки к рациональному человеку, а с другой учитывает и те факторы, которые не связаны с получением экономической выгоды.

В период индустриализации главным фактором экономического развития считались производственные силы, соответственно именно в них вкладывалась большая часть инвестиций. Однако со временем стало очевидно, что помимо производственных сил неотъемлемой, а главное не менее важной частью экономического развития, является человеческий капитал. В XX веке многие западные экономисты и социологи пришли к выводу, что для дальнейшего экономического развития в первую очередь необходимо развивать именно человеческий капитал. В России такой подход только начинает доминировать, и пока существует очень мало актуальных сведений о состоянии человеческого капитала в современной России. Поэтому данное исследование будет посвящено изучению структуры человеческого капитала в России, посредством оценки различных компетенций взрослого населения. Дальнейшая часть работы имеет следующую структуру:



  1. Программа исследования

  2. Обзор теоретических концепций

  3. Эмпирическое исследование

В программе исследования будут коротко описаны актуальность исследования, его объект и предмет, а также основные цели и задачи. Затем, в теоретической части будет проведен анализ подходов к изучению человеческого капитала и понятия «компетенция». Кроме того, в теоретической части работы будут представлены данные предыдущих исследований человеческого капитала в России.

В заключающей части работы будет проведён анализ данных о компетенциях взрослого населения на основе исследования PIAAC1.



Программа исследования

Проблема исследования


Роль человеческого капитала в современном обществе, особенно в контексте экономического развития, постоянно растёт. Однако в России часто возникает проблема несоответствия имеющихся у людей знаний и навыков запросам общества. Яркий пример такого несоответствия – это рынок труда, где с одной стороны переизбыток специалистов в одной профессиональной сфере (например, юридической), а с другой недостаток квалифицированных работников в других отраслях (например, инженерной). Для решения подобных проблем необходимо разработать программу развития человеческого капитала в России, но на данный момент это затрудняется тем, что структура человеческого капитала в России не изучена и актуальные данные о его уровне отсутствуют.

Цели и задачи исследования


Основная цель данной работы – изучить процесс формирования человеческого капитала и компетенций в России.

Задача исследования заключается в построении теоретической модели человеческого капитала и проверки её на эмпирических данных. Эта задача также включает в себя выявление факторов, наиболее значимых для достижения высокого уровня человеческого капитала.

Кроме того, в рамки исследования входит анализ общей информации о человеческом капитале и оценка уровня его компонентов в России, через оценку различных компетенций взрослого населения.

Объект и предмет исследования


Объект исследования – человеческий капитал и компетенции взрослого населения Российской Федерации.

Предмет исследования – структура факторов, значимых для достижения высокого уровня человеческого капитала.


Данные и методология


Эмпирическая база данной работы основана на результатах международного исследования компетенций взрослого населения PIAAC. В разделе анализа данных будет подробно описана выборка и методология исследования.

Теоретический раздел

Теория человеческого капитала


Люди и их способности всегда являлись средствами экономического развития, однако не всегда их роль была очевидна на теоретическом уровне. Так, например, в период рабовладельческого общества рабы считались элементом производственной силы, а не людьми. С уходом рабовладельческого общества в прошлое, понимание того, что люди – это важный элемент развития осталось, однако необходимость инвестиций в человеческий капитал ещё не была осознана. Английский экономист Вильям Петти попытался затронуть проблематику человеческого капитала ещё в XVII веке в своей работе «Политическая арифметика» (Петти, 1676). Рассматривая экономическое положение Англии в тот период времени, и сравнивая её с другими европейскими странами, он уделил много внимания населению и попытался даже рассчитать стоимость гражданина Англии в фунтах. Петти отмечал, что не все граждане страны имеют одинаковую стоимость, а некоторые вообще бесполезны для экономического развития государства (например, духовные лица и маленькие дети). Также он косвенно затронул проблему соответствия компетенций взрослого населения имеющимся занятиям «… Однако если в наличии и имеются незанятые люди, которые могут зарабатывать дополнительно миллионы и миллионы, то это ещё ничего не означает, если для них не имеется занятий. Они могут с таким же успехом предаваться удовольствиям и заниматься умозрением, как и заниматься ни для чего не нужной работой» (Петти, 1676, с.201). Эта идея является одной из важных точек для развития теории человеческого капитала, но в тот период она не нашла отклика у экономистов-современников Петти и осталась мало замеченной.

После Петти вопрос ценности человеческого капитала стал активно подниматься в конце XVIII и в XIX веках. Так, А. Смит включил в разработанное им понятие «основного капитала» общества такие элементы, как знания, навыки и опыт людей. Более того, Смит считал, что образование оказывает сильное влияние на увеличение благосостояния государства (Смит, 1776). В целом все рассуждения о человеческом капитале в рамках английской политэкономии можно разделить на два подхода – в первом случае под капиталом подразумевается сам человек (И. Фишер; Л. Вальрас), во втором случае под капиталом подразумеваются приобретенные человеком способности и врожденные качества (Дж. Милль), хотя, по сути, выход из обоих подходов одинаковый (Курганский, 2004, с.36). Несмотря на то, что попытки учитывать фактор человеческого капитала в экономическом развитии предпринимались ещё в XVII веке, само понятие человеческий капитал возникло лишь во второй половине XX века. Впервые термин был использован американским экономистом Теодором Шульцем в рамках исследования экономического благополучия неразвитых стран (Schultz, 1961). Шульц пришёл к выводу, что успешность процесса экономического развития в большей степени зависит от знаний, навыков и уровня образования людей, нежели от производственных ресурсов. Этот фактор экономического развития Шульц назвал человеческий капитал и охарактеризовал его, как «определённые типы расходов, которые создают производственную силу, воплощенную в человеке» (Schultz, 1972, p.2). Иными словами, человеческий капитал это усилия предпринимаемые индивидом, чтобы развить свои способности, используемые для достижения экономического благополучия. Шульц начал разрабатывать теорию человеческого капитала, так как с его точки зрения именно человеческий капитал являлся ключом к решению многих экономических парадоксов. Даже с учетом различий по расе, возрасту, полу и месту проживания работников, разница в доходах всё равно остается. Шульц полагал, что неизвестная переменная, которая влияет на разницу доходов и которую экономисты не берут в расчет – это инвестиции в человеческий капитал, а в частности в образование и физическое здоровье. Такой подход близок к теории А. Смита, который считал образование важнейшим фактором развития. Соответственно, с точки зрения экономического подхода главный элемент достижения человеческого капитала – это образование. Однако если мы рассмотрим теорию человеческого капитала на микро-уровне, то станет очевидно, что другие факторы, демографические и социальные, не менее важны.

Шульц выделяет две стороны человеческих ресурсов – количественную и качественную. Под количественной стороной подразумевается непосредственно число людей, доля тех, кто эффективно работает и количество рабочих часов. Качественный аспект человеческих ресурсов – это знания и навыки, которыми обладает индивид (Schultz, 1961, p.8). Выгода от инвестиций в качественный аспект человеческих ресурсов не так очевидна, как от инвестиций в количественный аспект (например, увеличение часов работы). Тем не менее, как показали результаты эмпирических исследований Шульца, они повышают ценность человеческого труда.

Помимо Шульца теорию человеческого капитала активно разрабатывал его последователь - американский экономист Гэри Беккер. Он определил человеческий капитал как инвестиции в человека, которые включают в себя образование, профессиональную подготовку на работе, либо на специализированных курсах, а также инвестиции в здравоохранение (Becker, 1964). Беккер отмечал, что нельзя путать человеческий и физический капитал (средства производства), так как человеческий капитал воплощается в способностях индивида, и человек может сдавать его в аренду посредством различных сделок (например, работодателю), но не продавать напрямую как физический капитал, так как торговля людьми в современном обществе запрещена.

Беккер тщательно изучил проблему инвестиций в человеческий капитал на микро-уровне, уделив особое внимание профессиональным тренингам. Ниже будут подробно рассмотрена структура инвестиций в человеческий капитал и разные подходы к её формированию.

Инвестиции в человеческий капитал


К основным элементам человеческого капитала, как правило, относят образование, производственную подготовку, обладание экономически значимой информацией (например, о ценах), мобильность индивида, здоровье и мотивацию к экономической деятельности. Также человеческий капитал разделяется общий и специфический (Becker, 1964). Под общим капиталом понимаются те навыки, которые релевантны для использования на разных производствах (например, умение считать или печатать на клавиатуре). Под специфическим капиталом подразумеваются те навыки, которые повышают производительность лишь в той ограниченной сфере, где они получены (например, специфические навыки космонавтов), но не несут ценности для других сфер. Это разделение очень важно, так как означает, что не все инвестиции в образование равнозначны и приносят одинаковую прибыль на всех производствах.

Существуют разные классификации инвестиций в человеческий капитал, которые различаются в зависимости от того, что конкретная теория включает в человеческий капитал и того, каким образом измеряется размер инвестиций. К. Макконел и С. Брю выделяют три вида инвестиций в человека (Макконел, Брю, 1992): расходы на образование, здравоохранение и мобильность. В таком подходе инвестиции измеряются затратами на них – например, стоимостью образования или медицинского обслуживания. Шульц и Беккер используют другой подход к измерению инвестиций, в их концепции стоимость инвестиций равна разнице доходов до вклада в человеческий капитал и после (Schultz 1961, Becker 1962). Однако очевидно, что такая формула слишком проста, и необходимо учитывать и другие факторы, в частности временные, так как прибыль от инвестиций в человеческий капитал, как правило, не мгновенна и может «проявляться» в течение долгого периода времени.

Итак, Беккер выделяет шесть типов инвестиций (Becker, 1964):


  1. специфическое профессиональное образование (on-the-job training)

  2. общее образование (general training)

  3. формальное образование (schooling)

  4. поиск экономически значимой информации

  5. географическая мобильность

  6. эмоциональное и физическое здоровье

Общее образование, профессиональное образование, опыт работы


Рассмотрим подробно первые три вида инвестиций:

  1. Специфическое профессиональное образование – то есть образование, которое человек получает на месте работы.

  2. Общее образование – это также навыки, приобретаемые на месте работы, но, в отличие от специфического профессионального образования, они универсальны и могут использоваться в дальнейшем в других сферах деятельности.

  3. Формальное образование – под этой инвестицией подразумеваются все учебные заведения. Школа, университет, техникум – это всё образование, но оно отличается от того, которое человек получает в процессе работы.

Интересно, что популярность рабочих тренингов первоначально возросла вследствие индустриальной революции, а так как спрос на некоторые из них оказывается очень высоким, то частично они перешли в сферу формального образования.

С точки зрения Беккера рабочие тренинги и образование – это наиболее весомые элементы человеческого капитала. С одной стороны, рабочий тренинг и школа сильно отличаются друг от друга, но с другой стороны, они комплементарны, так как в реальной работе теория неотделима от практики. Также нужно отметить, что General Training на работе несёт в себе практически ту же функцию, что формальное образование, так как обучает общим навыкам. Возвращаясь к вопросу измерения инвестиций, рассмотрим зависимость дохода от возраста для людей с образованием и дополнительными тренингами по отношению к тем, у кого нет дополнительного образования/тренингов (Becker, 1964).


Доход

Возраст


С образованием/тренингами

Без образования/тренингов



График 1. Зависимость дохода от образование и возраста

Как видно из графика 1, в момент получения образования, либо прохождения профессиональных тренингов, доход индивида меньше, чем доход того индивида, который сразу пошёл работать (например, после средней школы, которая является обязательной). Однако после получения дополнительных знаний и навыков ценность работника и, как следствие, стоимость его труда возрастает. Этот график актуален не только для общего образования, но и для профессиональных тренингов, так как в процессе получения любого вида навыков человек инвестирует в это своё время, сокращая тем самым время, которое он мог бы потратить на работу. В терминах стоимостной концепции капитала все инвестиции в образование складываются из платы за обучение и «потерянных заработков», то есть стоимости рабочего времени умноженного на время обучения. Зато по кривой дохода (График 1) наглядно видно, что инвестиции в образование в будущем оказывают положительный эффект на заработок индивида. Следовательно, доход тех, кто не инвестирует в своё образование, не зависит от возраста, в отличие от тех, кто вкладывает в образование. С течением времени доход индивида с дополнительными навыками продолжает расти, так как помимо теоретических знаний человек наращивает практический опыт их использования, что в итоге постоянно увеличивает общий уровень его человеческого капитала. Отсюда также следует, что человеческий капитал никогда не бывает статичным, и процесс его накапливания происходит в течение всей жизни человека. При этом некоторые элементы человеческого капитала, такие как здоровье, с течением времени наоборот безвозвратно расходуются, о чем подробнее будет написано далее. Время вообще является важной переменной в процессе накопления человеческого капитала, и некоторые ученые рассматривают именно его, а не материальные активы, как основное средство инвестиций в человеческий капитал. В соответствие с эмпирическими исследованиями, где человеческий капитал измеряется количеством лет обучения, в странах Европейского Союза каждый дополнительный год обучения повышает индивидуальный уровень заработной платы на 6,5% (De La Fuente, Ciccone, 2002).

Пьер Бурдье в своей работе «Формы капитала» выделяет культурный капитал, который имеет три состояния, одно из которых называется инкорпорированное (embodied state) состояние (Бурдье, 1986). Такое состояние выражает культурный капитал в человеке и его уме, иными словами означает навыки и знания, которыми обладает человек. Как и человеческий капитал, инкорпорированный культурный капитал невозможно просто передать другому человеку или продать, но возможно заключить сделку, в которой человек выполняет какую-либо работу, используя свой культурный капитал. Итак, по сути, инкорпорированный культурный капитал – это один из элементов человеческого капитала. С точки зрения Бурдье, главная инвестиция в инкорпорированный капитал – это время (Бурдье, 1986, с.61) и самый точный способ сравнить культурный капитал разных людей – это сравнить время которое они затратили на приобретение тех, или иных навыков. Безусловно, помимо этого надо учитывать и другие факторы, такие как изначально неравный уровень культурного капитала в семьях, разные установки к достижению целей и так далее.

Возвращаясь к инвестициям в образование, заметим, что Беккер уделяет основное внимание профессиональному образованию на работе и высшему образованию, так как вклад именно в эти типы образования можно наиболее наглядно измерить, путём сравнения доходов разных работников. В результате эмпирических исследований было доказано, что выпускники высших учебных заведений более успешны в дальнейшей жизни, чем выпускники школ (Becker, 1964, p.247).

Однако если рассмотреть результаты исследования экономической отдачи от высшего образования на макро-уровне, то получится интересный результат – чем более страна экономически развита, тем ниже в ней индивидуальная рентабельность высшего образования (см. Таблица 1) (Бреслав, Лисовик, Ломова, 2002, с.120)

Таблица 1

Рентабельность высшего образования



Страна

Рентабельность высшего образования %

Национальный душевой доход (в долларах)

Швеция

10,3

25000

США

13,6

23610

Пуэрто-Рико

27,9

7610

Израиль

8,0

7040

Япония

9,0

25480

Мексика

29,0

3740

Гана

37,0

2330

Это явление можно трактовать по-разному. Одна из его возможных причин заключается в том, что при любом уровне образования человеку гарантирован некий уровень заработка, который является достаточным и высшее образование не обеспечит его сильного прироста. Однако гораздо чаще это явление объясняется тем, что в развитых странах рынок переполнен дипломированными специалистами, а в менее развитых наоборот, спрос на них больше, чем предложение. Исходя из этого, в зависимости от уровня развития страны рождается спрос на разные элементы человеческого капитала. Так как в развитых странах специалистов с высшим образованием очень много, возрастает спрос на тех, у кого в дополнение есть практический опыт. В этот момент логично задать вопрос о том, какое же образование более эффективно – профессиональное (получаемое непосредственно в процессе работы, когда параллельно накапливается опыт), или общее (получаемое в учреждениях института формального образования, где практического опыта очень мало)?

Отсутствие опыта работы часто становится серьезной проблемой для молодых соискателей при переходе от учебы к работе. Вследствие этого страны разрабатывают разные образовательные реформы, чтобы выровнять баланс между профессиональным и общим образованием. Так, например, в Европе существует целый ряд стран (Бельгия, Германия, Дания, Швейцария), где элементы профессионального образования включены в рамки школы и совмещаются с базовой программой. Также существует система двух траекторий (например, в США), когда после средней школы часть учеников продолжает общее образование для поступления в университет, а часть продолжает учиться с сильным уклоном в профессиональное образование, чтобы после школы сразу пойти работать. Разные страны делают упор на разные типы образования. Так, большая часть развивающихся и европейских стран, где в прошлом была централизованная плановая экономика, имеют мощную структуру профессионального образования и большой объем людей выбирающих такой путь. В развитых странах, таких как США, упор больше делается на общее образование, и не так много учащихся отходят от этой траектории. В чём же экономическая разница между профессиональным и общим образованием? На индивидуальном уровне профессиональное образование делает переход от учебы к работе достаточно легким и позволяет включить человека в трудовую деятельность гораздо раньше, чем общее образование. Кроме того, с точки зрения объема временных и финансовых инвестиций, профессиональное образование обходится гораздо дешевле, чем общее. Однако если рассматривать эту ситуацию на макро-уровне, то упор на профессиональное образование тормозит технологическое развитие страны и включение новых технологий в производство. В связи с этим возникла теория, которая утверждает, что именно разница в системе образования объясняет различия в скорости технологического развития разных стран (Krueger, Kumar, 2004).

Также, если рассматривать разницу между общим и профессиональном образованием для индивида в долгосрочной перспективе, то окажется, что чем старше он становится, тем более востребованным становится общее образование по отношению к профессиональному. По результатам международного исследования IALS2 в возрастной категории, достигшей пятидесятилетнего возраста, работодатели отдают предпочтение людям с общим образованием (Hanushek, Woessmann, Zhang, 2011). Кроме того, результаты IALS показали, что те, кто выбирают траекторию общего образования, в течение жизни проходят ещё много дополнительных тренингов и наращивают человеческий капитал. Что же касается тех, кто выбирает траекторию профессионального образования, то после его окончания они редко повышают свою квалификацию чем-то, помимо опыта. Возможно, именно поэтому люди с общим образованием более гибкие по отношению к технологическим инновациям.

Однако, несмотря на описанную выше разницу между общим и профессиональным образованием, дать универсальный ответ на вопрос о том, какое из них эффективнее – всё равно невозможно, так как спрос на человеческий капитал в разных странах отличается. Например, в Германии в течение всей жизни доход индивида с общим образованием превышает доход индивида с профессиональным образованием на 24%, а в Дании всего на 6%. В то время как в Швейцарии в целом доходы выше у работников с профессиональным, а не общим образованием (Hanushek, Woessmann, Zhang, 2011, p.27).

Итак, главный вывод из этого заключается в том, что профессиональное и общее образование имеют разную эффективность в зависимости от поставленных целей. Профессиональное образование сглаживает переход от учебы к трудоустройству и включает людей в систему трудоустройства максимально рано, но при этом имеет меньшую ценность, чем общее образование на поздних жизненных этапах. Общее образование требует больших инвестиций, зато способствует технологическому развитию государства, а как следствие и экономическому росту. Соответственно, лишь подробно изучив настоящее положение страны, можно понять, какие элементы человеческого капитала требуют инвестиций, чтобы его дальнейшее развитие в этой конкретной стране было эффективным.

Помимо финансовых и временных инвестиций в образование, существует гипотеза, что для развития человеческого капитала также важна «одаренность» человека. Более того, если человек одаренный, то он склонен больше инвестировать в себя, а в частности в своё образование. Однако на основе имеющихся исследований «одаренность» влияет на доход не более чем на 10% (Becker, 1964). При этом, если сравнивать в общем мужчин и женщин с высшем образованием, то абсолютные доходы последних значительно ниже. Безусловно, здесь стоит рассмотреть пол, как фактор, влияющий на доход. Одно из предположений Беккера заключается в том, что абсолютный доход женщин ниже дохода мужчин просто в силу меньшего количества рабочих мест для женщин и, следовательно, отсутствия возможности реализовывать свой человеческий капитал, возмещая вложенные в него инвестиции. Однако эта гипотеза не доказана.

Кроме вышеперечисленного, успешность образовательных инвестиций в человеческий капитал во многом зависит от семьи человека. Во-первых, чем более образованные родители у ребенка, тем сильнее у него первоначальная база человеческого капитала и тем успешнее он может её развивать в учебных учреждениях. Во-вторых, важно количество детей в семье – Беккер выявил тенденцию, что чем больше детей в семье, тем, меньше объем индивидуальных инвестиций в каждого ребенка. Всё это говорит о том, что, несмотря на наличие обязательного школьного образования во многих странах, в том числе в России, доступ к ресурсам для развития человеческого капитала у людей неравный.

Эмпирически доказано, что рост человеческого капитала положительно влияет на экономический рост, но также необходимо отметить, что эта связь циклична, потому что чем выше экономическое развитие государства, тем больше оно вкладывает в систему образования и как следствие это положительно сказывается на общем уровне человеческого капитала в стране (Bils, Klenow, 1998).

Другие инвестиции в человеческий капитал


Структура инвестиций в образование и опыт работы изучена гораздо подробнее, чем инвестиции в другие элементы человеческого капитала, так они считаются мене значимыми. Однако их вклад всё равно важен, и в некоторой степени влияет на успешность инвестиций в образование и работу, поэтому рассмотрим их подробнее:

  1. поиск экономически-значимой информации – то есть затраты (как временные, так и материальные) на то, чтобы расширить информационную базу, на основе которой индивид принимает решения. Чем большей информацией обладает индивид, тем больше у него шансов принять наиболее эффективное решение, найти хорошее место работы, и так далее.

  2. географическая мобильность – возможность смены места жительства и перемещений, ради лучшей работы или образования

  3. эмоциональное и физическое здоровье – все инвестиции, которые как-либо улучшают физическое здоровье, повышают продолжительность жизни и психологическую стабильность индивида.

Примером материальных инвестиций в информацию является трудоустройство через кадровое агентство. Человек платит кадровому агентству за то, чтобы оно вместо него провело анализ рынка труда и основе собранной информации предложило наиболее выгодные варианты трудоустройства. Такая инвестиция экономит время на поиск информации и в случае успешного результата поиска работы способствует увеличению человеческого капитала. Что касается географической мобильности, то она подразумевает способность индивида (в том числе его семьи) менять место жительства, динамично подстраиваясь под изменения на рынке труда. Географическая мобильность индивида очень важна в современном мире, так как территориальные границы постепенно ослабевают. Например, в международных компаниях, от сотрудников зачастую требуются ездить в командировки. Кроме того, низкий уровень мобильности существенно ограничивает возможности трудоустройства, особенно в России, где экономические центры находятся в крупных городах, а в деревнях и провинции работы практически нет.

Важным элементом человеческого капитала является здоровье. С одной стороны само по себе здоровье не сильно развивает человеческий капитал, но при этом без него невозможно развитие других элементов человеческого капитала. В отличие от таких элементов человеческого капитала, как образование и навыки, которые с возрастом развиваются и увеличиваются, здоровье представляет собой ограниченный ресурс человеческого капитала, который расходуется безвозвратно. Пример качественных инвестиций в здоровье – правильное питание, улучшение условий проживания, режим сна и т.п. (Schultz, 1961). В теории Беккера такие инвестиции являются внешними, то есть производимыми за пределами организации. Однако также существуют внутренние инвестиции в здоровье, которые осуществляются за счёт фирмы. К внутренним инвестициям относится пакет социального обеспечения (медицинское страхование), наличие кофе-брейков, контроль безопасности на производстве. Интересно, что повышение заработной платы также можно отнести к инвестициям в здоровье, но не физическое, а эмоциональное. Вообще эмоциональная стабильность рассматривается Беккером и другими исследователями человеческого капитала, как элемент не менее важный, чем физическое здоровье, особенно в современном мире, когда на человека ежедневно обрушиваются огромные объемы информации, восприятие которой требует эмоциональной устойчивости.

Помимо вышеперечисленных инвестиций, Шульц выделил также инвестиции в детей (популяцию) (Schultz, 1972), то есть непосредственно продолжение рода. Такая инвестиция очень значима на макро-уровне, так как она делает возможным воспроизводство человеческого капитала. С точки зрения микро-уровня, эта инвестиция не является вкладом в индивидуальный человеческий капитал, однако обеспечивает индивидуальную экономическую прибыль в будущем (уход детей за родителями в старости), путём переноса своего человеческого каптала на ребенка. Несмотря на этическую некорректность такого подхода к продолжению рода, с экономической точки зрения он имеет право на существование.

Роль социального капитал в достижении человеческого капитала


Человеческий капитал представляет собой тип капитала, отличный от физического, культурного и других типов капитала. Тем не менее, это не означает, что формирование человеческого капитала не зависит от других типов капитала. Многие исследователи человеческого капитала придерживаются позиции, что человеческий и социальный капитал комплементарны, и эффективное развитие человеческого капитала (особенно на микро-уровне) во многом зависит от наличия социального капитала. Прежде, чем проанализировать эту связь, рассмотрим сома понятие социальный капитал.

Термин социальный капитал впервые был использован Пьером Бурдье в разработанной им теории капитала (Бурдье, 1986). Социальный капитал – это «совокупность реальных или потенциальных ресурсов, связанных с обладанием устойчивой сетью более или менее институционализированных отношений взаимного знакомства и признания» (Бурдье, 1986, с.66). Соответственно, уровень социального капитала зависит от сети контактов индивида и возможности их реально использовать.

Дж. Коулман, продолживший развитие теории социального капитала, уделил много внимания вопросу вклада социального капитала в человеческий, особенно его роли в процессе получения образования и трудоустройства. Ниже подробно рассмотрена роль социального капитала в улучшении различных элементов человеческого капитала.

Коулман разделяет социальный капитал на «семейный» и «общественный» (Coleman, 1988). Семейный социальный капитал подразумевает под собой отношения детей и родителей, включенность их в жизнь друг друга. Этот тип социального капитала обеспечивает детям доступ к человеческому капиталу родителей. Семейный капитал зависит как от физического присутствия родителей в жизни ребенка, так и от того, сколько родитель уделяет внимания ребенку. Чем ниже уровень семейного социального капитала, тем ниже вероятность передачи человеческого капитала от родителя к ребенку.

Второй тип - общественный социальный капитал, подразумевает сеть социальных контактов, в которую ребёнок включен вне семьи. Причём, чем более замкнутой является сеть взрослых контактов вне семьи, тем выше вероятность успешной учёбы. Например, если ребенок включен в религиозную общину, его вероятность отчисления из школы ниже, чем ребенка в общину не включенного (9.1% и 19.5%, соответственно). В контексте школьного образования, социальный капитал вне семьи в большей степени выражается связями родителей ребенка с другими взрослыми контактами из окружения ребенка. И, опять же, чем более замкнута сеть контактов родителей с контактами детей, тем выше степень контроля над процессом образования со стороны родителей, а значит, повышается вероятность успешного достижения образования.

В случае, когда ребенок чрезмерно включен в сети отношений со сверстниками, а родители в сети отношений со взрослыми, возникает недостаток связи между родителем и ребенком, который ведет к низкому уровню социального капитала и снижает вероятность успешного включения в процесс приобретения человеческого капитала.

В системе высшего образования социальный капитал также влияет на успешность процесса образования, но не так, как это происходит в школе. Если в школе, когда индивид ещё является ребенком, его социальный капитал – это в основном семейный социальный капитал и внешний, который в этот период реализуется родителями, а не самим индивидом, то в университете вступает в силу личный социальный капитал индивида. Как правило, к моменту вступления в систему высшего образования индивид уже имеет пусть небольшую, но сформированную сеть контактов. Университет является площадкой для расширения этой сети. Однако расширение своей социальной сети обеспечивает увеличение не только социального капитала, но также способствует успешному достижению высшего образования.

Э. Этчевери, Р. Клифтон и Л. Робертс в своём исследовании, посвящённом роли социального капитала в достижении высшего образования, в узком смысле определяют социальный капитал как «обмен, возникающий в ходе взаимодействий между студентами и преподавателями, и между самими студентами в процессе совместной работы с учебными материалами» (Etcheverry, Clifton, Roberts, 2001, p.25). В процессе обучения, социальный капитал, во-первых, влияет на развитие у студента способности преодолевать сложности, а во-вторых, обеспечивает студенту поддержку, необходимую для решения различных задач. Поэтому эффективная университетская среда должна информировать (посредством взаимодействия студент-преподаватель) студента о том, какие усилия ему необходимо предпринять, чтобы получить те, или иные навыки. Соответственно, чем активнее студент взаимодействует с преподавателями (тем самым увеличивая свой социальный капитал), тем эффективнее он справляется с целью увеличения человеческого капитала в процессе учёбы. Также в ходе исследования социального капитала в системе высшего образования были получены данные, что чем выше уровень социального капитала студента, тем лучше он планирует время (так как обладает большим объёмом информации). В свою очередь эффективное планирование времени положительно влияет на достижение высшего образования. Необходимо отметить, что социальное взаимодействие студентов друг с другом тоже имеет положительное влияние на планирование времени, а также на средний балл студента. Чем сильнее студент интегрирован в социальную сеть университета, тем более качественный уровень человеческого капитала им достигается.

Опыт работы, как и образование, способствует приобретению знаний и навыков, и, следовательно, улучшает человеческий капитал индивида. Получение хорошей должности и вертикальную карьерную мобильность тогда можно считать индикаторами процесса увеличения человеческого капитала. Логично будет задать вопрос, что способствует наращиванию человеческого капитала путём профессионального развития? Помимо использования интеллектуальных ресурсов, как и в системе образования, люди прибегают к использованию социального капитала. Подробно роль социального капитала в достижении профессионального успеха рассмотрел Н. Лин, который также предложил ещё один вариант типизации социального капитала (Lin, 1999):


  1. Доступный социальный капитал (accessed social capital)

  2. Привлечённый социальный капитал (mobilized social capital)

Доступный социальный капитал (accessed social capital) – это те социальные связи, которые имеются у индивида на момент, когда он начинает предпринимать усилия для достижения какой-либо должности. Этот тип социального капитала включает в себя родительскую социальную сеть и все связи, накопленные индивидом в течение жизни на рассматриваемый момент.

Второй тип социального капитала, выделенного Н. Лином - это те связи индивида, которые он смог задействовать в реальности. Доступный социальный капитал бесполезен для человеческого капитала, если нет фактической возможности его использовать.

Помимо исследований связей, способствующих карьерному росту, проводились исследования процесса увеличения человеческого капитала за счёт обмена информацией в процессе работы в организации. В ходе исследования перемещения потоков информации (знаний и навыков) внутри организаций, были получены данные о том, что неформальная сеть профессиональных контактов обеспечивает мощный рост человеческого капитала работника (Blankenship, Ruona, 2009). Причём, несмотря на то, что обмен информации происходит в рамках профессиональной сети, человек расширяет не только свои профессиональные знания. Например, работа в международных организациях может способствовать расширению понятия индивида о социальных нормах, присущих разным культурам.

Человеческий капитал в России


Актуальных исследований человеческого капитала в России немного, тем не менее, попробуем коротко рассмотреть динамику изменений человеческого за последние двадцать лет. Проследить изменения в структуре человеческого капитала на территории современной России до 1991 года достаточно сложно, так как до распада советского союза было немного статистики именно по России, однако, как правило, то, что касалось всего СССР, весьма точно характеризовало и Россию. Изначально, демографический потенциал России достаточно мощный, в силу большой территории. При этом, если сравнивать Россию с западными странами, то продолжительность и условия жизни там, выше, несмотря на более высокую плотность населения. Эта ситуация во многом является следствием Второй Мировой войны, которая очень отрицательно отразилась на уровне человеческого капитала России, а особенно на его демографической составляющей. Низкий уровень рождаемости, матери-одиночки, ослабление генофонда во время войны и развитие гендерного дисбаланса (женщин больше, чем мужчин) привели к усугублению социальных проблем (пьянство, наркомания). Кроме того слабая защита безопасности на рабочем месте, опасные производства и плохая доступность медицинских услуг также способствовали повышению смертности населения (Заславская, 2005). Исходя из этого, демографический элемент человеческого капитала в России до последнего времени имел тенденцию к ослаблению. Интересно, что в период реформ первой половины 90-х годов смертность трудоспособного населения заметно возросла. Обращаясь к теории человеческого капитала Г. Беккера, можно предположить, что одна из причин этого явления – недостаточность инвестиций в эмоциональное здоровье и подверженность высокому стрессу в связи с потерей и сменой работы.

В сравнении с уровнем демографического элемента человеческого капитала, ситуация с уровнем образования в СССР была гораздо лучше. Система школьного образования в СССР была очень развитой и сильной, поэтому общая грамотность граждан всегда была на высоком уровне. Также была развита система высшего образования, которая была тесно связана с рынком труда. В условиях плановой экономики действовала система распределения выпускников ВУЗов. С одной стороны, это обеспечивало высокий уровень занятости и сводило безработицу к минимуму. С другой стороны, такая система на микро-уровне была неэффективна, так как экономическая отдача от высшего образования лично для индивида была очень маленькая (1-2%) (Капелюшников, 2005). Поэтому в системе плановой экономики необходимость индивидуальных инвестиций в человеческий капитал не была очевидной для общества. Однако после развала СССР ситуация кардинально изменилась по нескольким причинам. Во-первых, в условиях перехода к рыночной экономике наличие высшего образование стало значительно влиять на уровень заработной платы. По сравнению с работниками со среднем или средне-специальным образованием те, у кого было высшее образование стали получать на 40-60% больше (Капелюшников, 2005, с.47). Во-вторых, переход от плановой к рыночной экономике сильно обесценил имеющийся человеческий капитал, так как возникла потребность в новых знаниях и навыках, которым ранее не уделялось внимание. Разрыв между необходимым человеческим капиталом и его реальным уровнем дал толчок развитию всевозможных курсов повышения квалификации непосредственно на рабочих местах, то есть тому, что в терминах теории человеческого капитала Г. Беккера называется специфическое профессиональное образование (on-the-job training). Также в 90-х годах значительно расширилась система высшего образования, в частности за счёт того, что подстраиваясь под растущий спрос, государственные ВУЗы значительно расширили спектр предлагаемых программ обучения. Это способствовало наращиванию общего уровня человеческого капитала, но в итоге привело к переизбытку кадров с высшим образованием. Главная проблема заключается в том, что несмотря на избыточность кадров с высшим образованием, квалификации выпускников зачастую не соответствуют запросам рынка труда, в особенности это касается специфических навыков (Капелюшников, 2005). Поэтому на данный момент в России существует не только необходимость в развитии человеческого капитала, но также стоит проблема разработки эффективной траектории этого развития, которая должна будет обеспечивать адекватную связь между запросами общества (в частности, рынка труда) и элементами человеческого капитала (здравоохранение, образование и др.).

Рассмотрим результаты эмпирического исследования практик инвестирования в человеческий капитал россиян «среднего класса». Прежде, чем это делать, необходимо уточнить параметры, по которым был выделен «средний класс» (Мареева, 2012):


  1. нефизический характер труда

  2. образование не ниже среднего специального

  3. показатели среднемесячных душевых доходов не ниже их медианных значений для данного типа поселения, или количество имеющихся товаров длительного пользования не ниже медианного значения по населению в целом

  4. интегральная самооценка индивидом своего положения в обществе не ниже 5 баллов (по 10-балльной шкале)

В целом, представители среднего класса и его периферии в России склонны много инвестировать в человеческий капитал, по сравнению с другими социальными слоями. Наиболее активно средний класс инвестирует в образование и здоровье. В 2003-2008 годах инвестиции в человеческий капитал начали снижаться, предположительно из-за их неэффективности на российском рынке труда, особенно во время кризиса. Однако после экономического кризиса 2009 года инвестиции в человеческий постепенно опять стали увеличиваться (их объем измерен через расходы на образовательные и медицинские услуги).

Динамика использования платных услуг средним классом



График 2. Динамика использования платных услуг средним классом

На графике 2 (Мареева, 2005) видно, что объемы инвестиций в человеческий капитал в 2010 году ещё не достигли того же уровня, что был в начале 2000-х, однако значительно выросли по сравнению в 2008 годом. Среди различных способов инвестиций в образование и навыки наиболее распространённый – чтение новой литературы и ресурсов о новых технологиях (46% среднего класса) и совершенствование навыков работы на компьютере (40%). То есть в основном люди стремятся инвестировать в общие навыки человеческого капитала, которые могут пригодиться везде. Несмотря на это, 33% среднего класса в 2010 году прошли различные курсы повышения квалификации конкретно по их специальности, тем самым улучшив свой специфический человеческий капитал.

Кроме различий в объёмах инвестиций в человеческий капитал из-за социально-экономического положения, в России жители не городских районов меньше склонны инвестировать в свой человеческий капитал, в отличие от тех, кто живет в крупных городах. Этому есть несколько причин. Во-первых, доступ к образованию в сельской местности весьма ограничен. Во-вторых, востребованность человеческого капитала в сельской местности, а особенно его интеллектуальной составляющей, гораздо ниже, чем в городских районах, так как основная масса рабочих мест требует иных навыков, чем, например, работа в офисе. Это лишний раз подтверждает, что подход, когда уровень человеческого капитала измеряется только по одному или двум критериям не может в реальности отразить ситуацию.

Кроме того, необходимо тщательно продумывать метод оценки навыков и знаний, чтобы форма не повлияла на содержательный результат. Например, тестовая система знакома тем, кто обучался в современных школах и университетах, но в менее развитых странах такая форма не очень распространена и сама по себе может вызвать много вопросов, связанных не с содержанием, а тем как её заполнять, что может отрицательно отразится на итоговых содержательных результатах (Hunt, 2012).

Итак, в заключение можно сказать, что очевидно в России есть неплохой потенциал человеческого капитала, однако на данный момент отсутствует стратегия его развития, а главное, понимание его нынешней структуры. При этом понятно, что одна из проблем – это отсутствие эффективного взаимодействия между рынком труда и институтом образования. Для решения всех этих проблем, в первую очередь необходимо исследовать человеческий капитал в современной России.


Каталог: data -> 2013
2013 -> Эконометрический анализ преступности в г. Перми
2013 -> Бакалаврская работа
2013 -> «Система госзакупок высокотехнологичного медицинского оборудования»
2013 -> «Анализ административной практики защиты прав участников размещения заказов»
2013 -> Проблемы социальной адаптации внутренних мигрантов в условиях мегаполиса
2013 -> «Применение международных стандартов информационной безопасности при деятельности российских коммерческих организаций»
2013 -> Диссертация «Воздействие бюджетного дефицита и государственного долга на экономический рост: анализ на примере развитых и развивающихся стран»
2013 -> Программа дисциплины Саморегуляция. Аутотренинг. Медитация для направления 030300. 68 Психология для магистерских программ
2013 -> «Эмоциональная атмосфера в высших эшелонах власти Великобритании и США в ХХ в.»
2013 -> Особенности маркетинговой стратегии компании Тойота на рынках стран Европы


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница