Sword Art Online Том 15. Алисизация: Вторжение



страница1/13
Дата09.09.2017
Размер2.26 Mb.
Просмотров57
Скачиваний0
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Рэки Кавахара

Sword Art Online

Том 15. Алисизация: Вторжение


Перевод с японского языка – Ushwood

Бета-редактирование – Lady Astrel, Malesloth

Русские иллюстрации: phantom

Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов запрещено


Оглавление


Часть XIV. Сатрайзер (июнь – июль 2026)

Пролог


Глава 1

Глава 2


Часть XV. В северных землях (десятый месяц 380 года по календарю Мира людей)

Глава 1


Глава 2

Глава 3


Часть XVI. Нападение на «Океанскую черепаху» (июль 2026)

Глава 1


Глава 2

Глава 3


Часть XVII. Темная Территория (одиннадцатый месяц 380 года по календарю Мира людей)

Глава 1


Глава 2

Глава 3


Глава 4

Глава 5


Глава 6

Глава 7


Глава 8

Послесловие автора


j:\переводы\sao\pics\volume 15_small\sao v15_000.jpgj:\переводы\sao\pics\volume 15_small\sao v15_001.jpg

j:\переводы\sao\pics\volume 15_small\sao v15_002-003.jpg j:\переводы\sao\pics\volume 15_small\sao v15_004-005.jpg j:\переводы\sao\pics\volume 15_small\vol_15_-_006-007.jpg

j:\переводы\sao\pics\volume 15_small\sao v15_008.jpg

Часть XIV. Сатрайзер (июнь – июль 2026)

Пролог


Снайпер с голубыми волосами.

Стройное девичье тело и громадная винтовка 50 калибра создают какую-то странную гармонию.

Она в позе для стрельбы из положения лежа – на животе; поэтому лица не видно. Но, думаю, оно красивое и величавое, как у дикой кошки.

Вжимая правый глаз в прицел и поглаживая указательным пальцем спусковой крючок, следит за дорогой внизу с похвальной сосредоточенностью, без малейшего движения. Хочу еще немного посмотреть на нее сзади, но времени осталось мало.

Покинув свое укрытие, иду по разбитому полу. Осторожно избегая рассыпанных под ногами мелких камешков, деревяшек и металлических обломков, абсолютно бесшумно подхожу к девушке со спины.

Внезапно ее плечо дергается.

По-моему, я ни звука, ни малейшей вибрации не издал? Потрясающая интуиция – но, увы, поздно.

Выбросив вперед правую руку, обхватываю тонкую шею, левой ладонью давлю на затылок.

Начинаю спокойно, но сильно душить.

Демонстрируя эффективность навыка «Рукопашный бой», полоса хит-пойнтов девушки, визуальное воплощение ее жизни, начинает быстро укорачиваться. Девушка-снайпер отчаянно сопротивляется, но в этой VRMMO, «GunGale Online», без приличного превосходства в STR вырваться из заднего удушающего захвата почти невозможно. Впрочем, в реальном мире тоже.

Из двадцати девяти участников турнира под названием «Золотая пуля» именно с этой голубоволосой девушкой-снайпером мне больше всего хотелось сразиться… нет, поохотиться на нее; и я предугадал, что позицию для стрельбы она займет на верхних этажах этой пятиэтажки.

С самого начала проблема была в том, что главная улица хорошо простреливалась и с четвертого, и с пятого этажа. На каком из них будет засада – это следовало решить как можно быстрее.

Здравый смысл говорил, что, если хочешь занять позицию для снайперской стрельбы поскорее, следует выбрать четвертый этаж. Однако когда я увидел, что на четвертом этаже библиотека, интуиция вместе с рассудком дали мне подсказку. В реальном мире девушка-снайпер – скорее всего, еще школьница (это интуиция). Если так, то, вспомнив реальную жизнь, она не захочет вести огонь из библиотеки (это рассудок).

Мой прогноз попал в яблочко. Голубоволосая девушка-снайпер предпочла потратить несколько десятков секунд, чтобы подняться на этаж выше, и заняла позицию на пятом, где был склад.

Вот почему сейчас она барахтается, как угодившая в паутину бабочка, и ее жизнь стремительно тает.

Эх, если бы я не просто отнимал какие-то цифры, данные виртуального мира, а забирал настоящую жизнь, душу.

Если бы сейчас в моих руках отчаянно дергался не аватар, а реальный игрок из плоти и крови. «Этот момент» был бы таким сладким.

В правом верхнем углу поля зрения индикатор хит-пойнтов снайпера показывает, что их осталось всего пять процентов. Однако девушка продолжает отчаянно дергаться, пытаясь вырваться из симэ вадза1.

Надо отдать должное моей противнице: даже на пороге неминуемого поражения она не сдается, не впадает в оцепенение, а, тщетно хрипя, изо всех сил старается хоть что-то сделать. Нравится мне это.

Словно обнимая любимую, я прижимаюсь к девушке со спины и шепчу ей в ухо.



Your soul will be so sweet.2

К оглавлению


Глава 1


Он медленно открыл глаза.

Он и сам не заметил, как заснул. Похоже, итальянский диван, привезенный на той неделе, оказался слишком уж уютным. Погруженный всем телом в мягкую кожу, он кинул взгляд на часы SmartWatch на правом запястье.

2:12 ночи.

Встав и легонько потянувшись, он подошел к южной стене. Будучи целиком из стекла регулируемой проницаемости, сейчас она мгновенно стала полностью прозрачной, открыв прекрасный вид с 43 этажа офисного здания на прибрежный район.

Порт безмятежно сверкал ночной подсветкой небоскребов. У длинного причала стояли большие корабли.

Их рубленые, угрожающие силуэты принадлежали вовсе не роскошным пассажирским лайнерам. Это были военные корабли третьего Тихоокеанского флота США.

Сан-Диего – второй по величине город Калифорнии; здесь давно уже базируется флот. Жизнедеятельность громадной военной базы поддерживают больше 25000 человек персонала.

Правда, в последние годы здесь бурно развивается новая индустрия. Информационные технологии, коммуникации, биотехнологии и прочее в том же духе.

Таким образом, сейчас здесь благополучно сосуществуют армия и хайтек. Вооруженная охрана, боевая подготовка и даже сами боевые действия поручаются как военным, так и крупным компаниям – «частным военным корпорациям», ЧВК.

Габриель Миллер, начальник тактического отдела корпорации Glowgen Defence Systems3, штаб-квартира которой располагалась в деловом районе Сан-Диего, смотрел сверху вниз на картину ночного порта. Сам того не осознавая, он тонко улыбнулся.

Он спал совсем недолго, но успел увидеть сон, который привел его в приподнятое настроение.

Ему приснилось событие в одной из игр Полного погружения, в котором он участвовал несколько дней назад, не покидая этой самой комнаты.

Габриель почти не видел снов, а когда видел, то одну и ту же недавнюю сцену. Голубоволосая девушка-снайпер, отчаянно пытающаяся вырваться из его рук… восхитительно приятное ощущение. Как будто это было не во сне, а наяву…

Нет. Тот бой состоялся в виртуальном мире, не в реальном.

Технология полного погружения – это нечто потрясающее. Колоссальное почтение Акихико Каябе за разработку. Если бы он был жив, ему бы предложили миллионы долларов, только бы он согласился работать на корпорацию. Несмотря на то, что он был крупнейшим преступником века, – да нет, именно поэтому.

Однако, хоть Амусфера и приближала ощущения человека к реальности, все же достичь полного сходства она не могла. Как соленая вода, которая, сколько ее ни пей, все равно не утолит жажду.

У Габриеля, самого молодого сотрудника Glowgen DS и при этом одного из крупнейших держателей акций, не было поводов для недовольства своим материальным положением. И тем не менее в глубине души он жаждал чего-то, что невозможно купить за деньги.

– …Your soul will be so sweet…

Он снова ощутил вкус слов, которые произнес в том сне.

По правде сказать, он хотел прошептать эти слова на японском, который изучал последние три года. Однако напротив его полосы хит-пойнтов была метка «US», и любой все равно понял бы, что он американец; не стоило без нужды демонстрировать все свои способности. В любом случае, со временем у него будет масса возможностей поговорить. А тогда он хотел больше слушать.

Убрав с губ нечаянную легкую улыбку, Габриель прикоснулся к сенсорам, утопленным в оконное стекло, и убавил уровень прозрачности.

Зачесанные назад мягкие светлые волосы, синие глаза. Рост шесть футов один дюйм, белая костюмная рубашка, темно-серые слаксы. Пошитые на заказ туфли из кордовской кожи. Хотя такой наряд в стиле белого истеблишмента несколько смущал Габриеля, ему было все равно, как другие воспринимают его внешний вид. В конце концов, тело – не более чем оболочка для души.

Душа.

Концепцию души эксплуатируют почти все религии. Разумеется, и в христианстве верующим объясняют, что, когда человек умирает, его душа, в зависимости от деяний при жизни, отправляется в рай или в ад. Однако Габриель верил в душу и искал ее вовсе не потому, что был протестантом или католиком.



Он знал. Он видел ее существование своими глазами.

Когда он собственными руками убил ту девочку, несравненно прекрасное облако света вырвалось у нее изо лба и отлетело.

Габриель Миллер родился в марте 1998 года в Калифорнии – в пригороде Лос-Анджелеса, квартале Пасифик Палисейдз4.

Единственный ребенок в семье, он рос, окруженный любовью и заботой богатых родителей. В огромном поместье, где он жил, было полно места для игр, но больше всего маленький Габриель любил комнату, где хранилась коллекция его отца.

Отец, владелец и генеральный директор фирмы Glowgen Securities, предшественницы Glowgen Defence Systems, увлекался коллекционированием насекомых; в просторной комнате стояло огромное количество стеклянных ящичков. Габриель часами изучал содержимое этих ящичков, разглядывая в лупу разноцветных букашек, а потом, сидя на диване в центре комнаты, предавался рассеянным мечтам.

Проводя время в сумрачной комнате с высоким потолком, где, кроме него, были лишь десятки тысяч насекомых, маленький Габриель иногда оказывался во власти каких-то странных, но сильных эмоций.

Все эти насекомые раньше были живыми. В африканских саваннах, в ближневосточных пустынях, в южноамериканских джунглях они жили, строили гнезда, искали пищу.

Но в один прекрасный день их поймал какой-нибудь коллекционер, обработал химией, потом они прошли через руки пары-тройки продавцов – и оказались в доме Миллеров, в этих выстроившихся рядами стеклянных ящичках. Словом, эта комната – не только хранилище коллекции насекомых, но еще и гигантское кладбище, хранящее следы десятков тысяч убийств…

Закрыв глаза, Габриель воображал, что было бы, если бы ко всем этим насекомым, что его окружали, вдруг разом вернулась жизнь.

Начнут резво загребать воздух шесть ног, задрожат чувствительные усики. Шурх-шурх – бессчетное количество звуков сольется воедино, и сухая волна побежит на Габриеля.

Шурх-шурх.

Он резко открыл глаза. И тут же спрыгнул с дивана – ему показалось, что в углу ближайшего к нему ящичка у зеленого жука дергается нога. С вожделением подбежал к ящичку, пристально вгляделся – но к этому моменту жук снова стал неподвижным и безжизненным.

Красивый, отливающий металлом изумрудно-зеленый панцирь, остренькие ножки, крохотные сетчатые глаза. Это хрупкое существо когда-то двигалось; какая же сила в нем жила? Так размышлял Габриель.

«У насекомых нет головного мозга, как у людей», – как-то сказал отец. «А чем же они думают?» – спросил Габриель. Тогда отец показал ему некий фильм.

Этот фильм был про спаривание богомолов. Толстая самка удерживала сзади тощего самца, и они совокуплялись. Самка какое-то время была неподвижна, а потом вдруг резко обхватила верхнюю половину тела самца своими серповидными руками и начала поедать его голову. Габриель потрясенно смотрел, как самец, по-прежнему неподвижный, продолжал совокупляться с самкой как ни в чем не бывало, несмотря на то, что его голову уже сожрали, и лишь через какое-то время перестал. Тогда самка разжала свои руки-серпы и убежала.

Несмотря на отсутствие головы, самец богомола прошел по листу травинки, поднялся по стеблю; при этом двигался он легко и проворно. Показывая на экран, отец сказал:

«У насекомых, включая богомолов, роль мозга играет нервная система во всем теле. А голова – всего лишь один из органов чувств. Поэтому даже без нее богомол может прожить какое-то время».

Посмотрев этот фильм, Габриель несколько дней подряд думал, а где же у богомола душа. У него съедают голову, а он продолжает жить; потеря целой ноги для него – тоже небольшая проблема. В животе? Или, может, в груди? Но если насекомому раздавить мягкое брюшко и проткнуть грудь булавкой, оно все равно еще некоторое время дергается и сучит ногами.

Если богомол не умирает мгновенно, какой бы части тела он ни лишился, может, его душа распределена по всему телу? То ли восьми-, то ли девятилетний Габриель принялся ловить насекомых вокруг дома и экспериментировать. В итоге вот к какому выводу он пришел.

Удивительная сила, позволяющая насекомым двигаться почти механически, то есть душа, пытается остаться в своей оболочке, какую бы ее часть ни разрушили. Однако в какой-то момент, когда дальше сопротивляться уже невозможно, она все же покидает оболочку.

Увидеть эту душу своими глазами, схватить ее своими руками – вот чего Габриелю страстно хотелось. Однако сколько бы он ни напрягал зрение, глядя в лупу, как бы осторожно ни ставил опыты, никакое «что-то», что вылезало бы из насекомого, он не только поймать, но даже обнаружить не мог. В самой глубине большого леса за домом он устроил тайную лабораторию, где сидел подолгу и с энтузиазмом, однако его скромное желание так и не осуществилось.

Маленький Габриель интуитивно понимал, что родители этого его желания не одобрят. Поэтому больше он ни разу не спрашивал отца про богомолов и никогда не рассказывал про свои опыты. Однако чем дольше он скрывал свое желание, тем сильнее оно становилось.

Примерно в то время у Габриеля появилась близкая подруга его возраста.

Алисия Клингерман – так ее звали. Единственная дочь промышленника, жившего по соседству. Разумеется, Габриель и Алисия ходили в одну и ту же начальную школу, и их семьи близко общались. Стеснительная, тихая девочка, предпочитавшая, вместо того чтобы веселиться и чумазиться на улице, сидеть дома и читать книжку или смотреть видео.

Конечно же, Габриель про свое укрытие и тайные опыты с душами насекомых не сказал Алисии ни слова.

Однако думать он не переставал. Много раз, тишком глядя на профиль Алисии, которая с ангельской улыбкой на лице и будто в трансе читала какой-то рассказ, он пытался понять и представить себе, а где обитает ее душа.

Насекомое и человек – разные. Если человеку оторвать голову, он умрет сразу же. Значит, наверно, у человека душа в голове… в мозгу?

Однако Габриель уже знал, пошарив по сети с отцовского компьютера, что повреждения мозга не всегда непосредственно ведут к потере жизни. Одному рабочему на стройке толстая стальная труба прошила голову от нижней челюсти до темени, а он не умер; а еще при лечении некоторых психических заболеваний врачи удаляют пациентам часть мозга.

Значит, это какой-то определенный участок мозга. Так думал Габриель, глядя на мягкую как пух белокурую челку Алисии. Под гладкой кожей, под твердым черепом – где-то в мягкой мозговой ткани пряталась душа Алисии.

Габриель рисовал в своем детском воображении картину будущего: он наверняка женится на Алисии. И если так, то непременно настанет день, когда он увидит ее душу собственными глазами. Алисия сама как ангел, и душа ее должна быть невыразимо прекрасна – в этом он был уверен.

Желание Габриеля исполнилось раньше, чем он ожидал, правда, лишь наполовину.

В сентябре 2008 года разорился громадный инвестиционный банк, положив начало мировому финансовому кризису.

Волна депрессии накрыла и Пасифик Палисейдз в Лос-Анджелесе. Многие особняки были выставлены на продажу, шикарных и дорогих машин на улицах стало заметно меньше.

Компания Glowgen Securities благодаря умелому управлению смогла свести урон к минимуму, а вот агентство по инвестициям в недвижимость, принадлежавшее семье Клингерман, оказалось в жутких долгах. В апреле следующего года они потеряли все имущество, включая особняк, и решили уехать аж на Средний Запад, в Канзас-Сити – там у их родственников была ферма.

Габриель был страшно расстроен. Для десятилетнего ребенка он был довольно умен и понимал, что он, десятилетний ребенок, помочь Алисии не сможет никак. Он вполне представлял, какая тяжелая жизнь ее теперь ждет.

Безупречно охраняемый особняк, пища от профессионального повара, школа, в которой учатся только белые дети богатых родителей, – все эти привилегии навсегда уйдут из жизни Алисии, сменившись бедностью и тяжелым трудом. Но самым невыносимым для Габриеля было то, что по вине кого-то, чьего имени он даже не знает, душа Алисии, которая должна была когда-нибудь стать его, будет ранена и утратит свой блеск.

Поэтому он решил ее убить.

Проучившись последний день, Алисия вернулась на школьном автобусе. Когда она из него вышла, Габриель пригласил ее в лесок за своим домом. Тщательно избегая камер видеонаблюдения, установленных повсюду вдоль дорог и на стенах домов, и постоянно следя, чтобы их никто не видел, он с Алисией вошел в лес. Не оставляя следов на палой листве, Габриель отвел ее в свою «тайную лабораторию».

Он обеими руками обнял хрупкое тело Алисии. Та, даже не подозревая, что в этом самом месте он умертвил бессчетное множество разнообразных насекомых, обняла его в ответ. Сквозь всхлипы она проговорила, что не хочет никуда уезжать, что хочет навсегда остаться здесь, рядом с Гейбом.

Я выполню твое желание. Мысли стремительно крутились в голове у Габриеля; он сунул правую руку в карман куртки и достал заранее приготовленную вещь. Это была четырехдюймовая стальная игла с деревянной ручкой, которой его отец препарировал насекомых.

Осторожно подвел острый кончик к левому уху Алисии и, прижимая левую руку к ее правому уху, без малейших колебаний вонзил иглу до конца.

Алисия моргнула, будто удивляясь, что это такое сейчас произошло, и вдруг забилась в конвульсиях. Несколько секунд спустя ее синие глаза распахнулись, потеряли фокус, а затем –

Габриель увидел это.

Из самой середины гладкого лба Алисии появилось нечто вроде сверкающего и мерцающего облачка. Невесомо подплыв ко лбу Габриеля, это нечто без малейшего сопротивления вошло ему в голову.

Все вокруг разом свернулось, яркий весенний солнечный свет погас. Сверху сквозь кроны высоких деревьев потянулось множество лучиков белого света, и Габриелю показалось, что он слышит тихий колокольный звон.

От неописуемого восторга у Габриеля потекли слезы. Только что он своими глазами видел душу Алисии… Более того, интуиция ему подсказала: он видел и то, что видела душа Алисии.

В течение нескольких секунд, показавшихся Габриелю вечностью, маленькое облачко прошло сквозь его голову, потом, словно притянутое льющимся с неба светом, поднялось и вскоре исчезло. И тут же все вокруг появилось обратно: весенний солнечный свет, щебечущие птички, вообще всё.

Держа в руках лишившееся и жизни, и души тело Алисии, Габриель думал: то, что он сейчас пережил, – это была реальность или невероятно прекрасная галлюцинация? Впрочем, что бы это ни было, Габриель не сомневался: увиденное сегодня он всю жизнь будет стремиться увидеть еще.

Пустую оболочку Алисии он сунул в заранее найденную глубокую впадину между корнями громадного дуба. Потом тщательно оглядел себя; обнаружив на одежде два светлых волоса Алисии, кинул их в ту же впадину. Иглу он, как следует вымыв, вернул в отцовскую коробочку с инструментами.

Исчезновение Алисии Клингерман повлекло за собой активное расследование местной полиции, однако никаких следов обнаружено не было, и дело осталось нераскрытым.

Вскоре, очнувшись от краткого, но глубокого погружения в прошлое, двадцативосьмилетний Габриель Миллер отвел взгляд от своего отражения в зеркальном стекле и двинулся к рабочему столу возле западной стены. Едва он уселся в откидывающееся кресло норвежского производства, как на тридцатидюймовом дисплее, встроенном в стеклянную столешницу, замигала иконка с изображением телефона.

Он щелкнул по иконке; тут же на экране появилось лицо секретарши, и раздался голос:

«Мистер Миллер, прошу прощения, что звоню в нерабочее время. Меня просили передать, что мистер Фергюсон, исполнительный директор, хотел бы завтра с вами пообедать. Что ему ответить?»

– Скажите, что у меня весь день уже расписан, – не задумываясь ответил Габриель, и на всегда бесстрастном лице секретарши появилось выражение легкого беспокойства. Все-таки исполнительный директор – это вице-президент, второй человек в Glowgen DS. Вообще говоря, Габриель, будучи лишь одним из десяти старших должностных лиц, – не тот человек, который может с легкостью отклонять приглашения своих партнеров на обед.

Однако всего секунду спустя тень беспокойства исчезла с лица секретарши, и она невозмутимым голосом произнесла:

«Будет сделано. Я передам ваш ответ».

Закончив разговор, Габриель погрузился в кресло поглубже и скрестил ноги.

Он представлял себе, о чем хочет побеседовать Фергюсон. Наверняка он попытается отговорить Габриеля от участия в некоей «операции», которую Габриель планировал.

Однако истинные намерения исполнительного директора, вне всяких сомнений, совершенно противоположны. На самом деле старый лис хочет, чтобы Габриель очертя голову полез в опасное место и его фамилия пополнила список погибших в бою. Все-таки Габриель, родной сын предыдущего президента, был одним из крупнейших держателей акций компании.

Чтобы он, один из руководителей Glowgen DS, лично участвовал в операциях, где летают настоящие пули, – разумеется, для такого Габриель был слишком умен. Работа начальника тактического отдела, хоть он и имеет изрядный боевой опыт, заключается в том, чтобы составлять планы в уюте безопасного офиса; лезть под пули самому нет совершенно никакой необходимости.

Но сейчас намечалась особая, сверхсекретная операция, не участвовать в которой Габриель просто не мог. Потому что цель операции была тесно связана с тем, поискам чего он посвятил всю свою жизнь с того самого дня, когда увидел душу Алисии.

Заказчиком операции был не Пентагон, постоянный клиент корпорации, а Агентство национальной безопасности, АНБ, с которым прежде она дел почти не вела.

В прошлом месяце в этот самый кабинет вошли два агента АНБ. Габриеля, которого считали начисто лишенным эмоций человеком, им удалось поразить до глубины души.

Для начала – предстоящая операция будет совершенно незаконной. В общих чертах: боевой отряд Glowgen погрузится на подлодку ВМФ и нападет на судно, принадлежащее Японии, союзнику США. Более того, можно не стараться избегать потерь среди команды вражеского судна.

Цель операции – захват некоей технологии.

Услышав подробности, Габриель не сдержал тихого возгласа то ли изумления, то ли восторга. К счастью, агенты не обратили внимания.

«Soul translation technology». Изобретенная небольшой компанией под названием RATH в составе японских Сил самообороны чудо-машина, позволяющая расшифровывать человеческую душу.

Занимаясь поисками души, Габриель какое-то время очень сильно интересовался разработанной в Японии технологией Полного погружения. Сражаясь с японскими игроками в игре GunGale Online, он выучил японский язык (что, вообще говоря, и было предлогом, под которым он играл). Потратив десятки тысяч долларов, Габриель раздобыл нейрошлем (считалось, что все эти «дьявольские устройства» уже уничтожены) – разумеется, не для того, чтобы надеть себе на голову.

Габриель ожидал, что из-за скандала, вызванного одной «смертельной игрой», развитие технологий полного погружения в Японии резко замедлится. Однако они втайне продолжили исследования и вот – подобрались вплотную к секретам человеческой души.

Для Габриеля запрос АНБ был просто подарком судьбы.

Так или иначе, взять и отклонить запрос АНБ – организации более сильной в наше время, чем даже ЦРУ, – не могла себе позволить даже крупная частная военная корпорация, такая как Glowgen DS. Габриель созвал экстренное совещание, и с перевесом в два голоса было принято решение взяться за этот заказ. Во избежание утечки информации для работы были наняты люди с темным прошлым, специалисты по мокрым делам…

Командовать операцией, естественно, поручили Габриелю.

Конечно, от боевиков скрыли, что он высокопоставленный сотрудник Glowgen. Ведь если бы они про это узнали, с них сталось бы предать фирму и похитить Габриеля ради выкупа.

Даже с учетом риска Габриель не мог не пойти.

Агенты АНБ рассказали вот что. С помощью технологии STL компания RATH не только расшифровала душу человека, но и научилась ее воспроизводить. Если работы над искусственной душой, получившей кодовое имя «A.L.I.C.E.», будут завершены, японское беспилотное оружие с этими душами на борту радикально нарушит весь военный баланс в Восточной Азии.

Где там и какие конфликты могут возникнуть на Дальнем Востоке и даже во всем мире, Габриеля не волновало. Но, едва услышав имя «Алиса», он принял решение мгновенно.

Он заберет ее себе.

Во что бы то ни стало заполучит эту душу, хранящуюся в крохотном Световом кубе.

– Алиса… Алисия…

Вверив себя откинутой спинке кресла, он тихо катал во рту эти два имени. На губах незаметно для него самого снова появилась слабая улыбка.

Дед Габриеля, основатель компании, дал ей название «Glowgen», соединив слова, обозначающие «рождение сияния». Он, похоже, представлял себе сияние счастья, но у его наследника Габриеля это название ассоциировалось исключительно с золотым облачком света, вылетевшим изо лба умершей Алисии.

Рождение сияния. Имя которому – душа.

Это судьба, несомненно.

Неделю спустя Габриель и одиннадцать боевиков прилетели на Гуам, где была военно-морская база, там погрузились в атомную подлодку и вошли в территориальные воды Японии. Непосредственно перед началом операции они пересели в находившуюся на борту большой подлодки другую, маленькую, после чего отправились атаковать гигантское исследовательское судно «Океанская черепаха».

Удастся ли захватить его без кровопролития, или… или, возможно, обе стороны понесут тяжелые потери; этого никто не знал. Однако Габриель был убежден. И «Алису», и устройство STL он заполучит себе. А АНБ обойдется каким-нибудь Световым кубом и копией документации.

Скоро… совсем скоро. Самая суть души, к которой ему не удалось до сих пор подобраться, хотя после Алисии он повторял свой опыт и на других людях, скоро окажется у него в руках.

И он еще раз увидит то прекрасное сияющее облако.

– …Твоя душа… будет такой сладкой…

Вновь прошептав эти слова, на сей раз по-японски, Габриель закрыл глаза.

К оглавлению

Глава 2


Дарио Джилиани был подводником до мозга костей; начав службу с чистки торпедных аппаратов, он со временем поднялся до капитана и сейчас командовал атомной субмариной «Джимми Картер» класса «Сивулф». Самой первой его подлодкой была древняя дизельная субмарина класса «Барбел», в убийственной тесноте которой невозможно было избавиться от шума и вони дизтоплива.

«Сивулф», стоящий дороже, чем любая другая подлодка в мире, – все равно что «Роллс-Ройс» среди автомобилей. С самого начала своего командования «Джимми Картером» (это было в 2020 году) Джилиани обожал и его, и его экипаж. Длительные интенсивные тренировки принесли свои плоды: корпус из прочнейшей стали, атомный реактор типа S6W и сто сорок человек команды работали как единый живой организм, способный свободно бороздить глубины любых морей, – насколько вообще этого возможно достичь тренировками.

«Джимми Картер» стал для Джилиани все равно что родным ребенком. К сожалению, скоро им придется расстаться. Джилиани был поставлен перед выбором: либо уйти в отставку раньше срока, либо перейти служить на берег. Впрочем, он считал, что рекомендованный ему на смену старший помощник Гатри будет отличным командиром.

Однако –


Всего десять дней назад, словно кто-то желал поставить пятно на его карьере под самый ее конец, Джилиани получил очень странный и опасный приказ.

«Джимми Картер» был построен с расчетом на выполнение задач поддержки военных спецопераций; он нес различные приспособления для взаимодействия со спецподразделениями американских ВМС («Морскими котиками»). Одним из таких приспособлений была расположенная на юте субмарина ASDS5.

Джилиани уже несколько раз приходилось доставлять «Морских котиков» в территориальные воды других стран. Однако всякий раз целью было сохранение мира во всем мире, не только в США; и команда Джилиани, и те мужчины, отправляющиеся в лапы смерти, чувствовали, что это их долг.

Но люди, которые два дня назад погрузились в подлодку на Гуаме –

Джилиани всего один раз заглянул в кормовой отсек, где расположились «гости», после чего едва не приказал команде вышвырнуть их за борт. Свыше десятка мужчин – одни, небрежно развалившись на койках, слушали какую-то гадость (неприятные звуки доносились даже сквозь наушники), другие играли в карты на деньги; более того, повсюду валялись пустые пивные банки. Эти парни никак не тянули на приличных моряков. Непонятно было даже, военные ли они вообще.

Лишь один человек – рослый командир этого сброда – хотя бы имел представление о манерах; во всяком случае, он извинился перед Джилиани за беспорядок.

Однако в его удивительно синих глазах –

Пожав протянутую ему этим парнем правую руку и встретившись с ним взглядом, Джилиани испытал давно забытое ощущение.

Это было в детстве, задолго до вступления Джилиани во флот. Когда он плавал в море возле Майами, где родился и вырос, мимо него вдруг проплыла большая белая акула. К счастью, она не стала нападать; однако Джилиани практически в упор увидел ее глаза. Они поглощали весь падающий свет, словно бездонная дыра.

Зрачки этого парня заполняла точно такая же пустота, как у той акулы…

– Капитан, есть эхо-сигнал на носовом сонаре! – внезапно раздавшийся голос акустика вывел Джилиани из транса. – Это турбина реактора, сопоставляю… судя по характеру эха – мегафлот6. Дистанция – пятнадцать миль.

Придя в чувство, Джилиани со своего места в центральном посту быстро отдал команду:

– Так. Держать глубину, сбавить ход до пятнадцати узлов.

Повторив приказ, он тут же ощутил торможение.

– Эскортный «Иджис»7?

– Подтвержден эхо-сигнал газотурбинного двигателя корабля «Нагато» морских Сил самообороны Японии, три мили к западо-юго-западу.

Джилиани неотрывно смотрел на две светящиеся точки на большом дисплее перед его глазами.

«Иджис» ладно, но мегафлот, судя по тому, что он слышал, – это безоружное судно для морских исследований. И ему, Джилиани, сейчас приказано способствовать нападению на это судно вооруженных бандитов. Более того, оно японское – то есть союзник. Вряд ли это нормальная военная операция, санкционированная Президентом или министром обороны.

Джилиани восстановил в памяти то, что сказали люди в черных костюмах, передавшие ему директиву Пентагона.

«На этом мегафлоте проводятся исследования, нацеленные на развязывание Японией новой войны с Соединенными Штатами. Во имя сохранения дружбы между двумя странами эти исследования необходимо в обстановке полной секретности похоронить».

Джилиани был уже не настолько молод, чтобы принять эти их слова за чистую монету.

В то же время он был достаточно стар, чтобы понимать: выбора у него нет, и приказ придется выполнить.

– Наши гости готовы? – тихо спросил он у стоящего рядом первого помощника.

– Погрузились в ASDS и ждут приказа.

– Так… держать скорость, всплыть до ста футов!

Сжатый воздух принялся выдавливать морскую воду из балластных цистерн, и обретшая плавучесть громада «Джимми Картера» начала подниматься. Расстояние до светящихся точек медленно, но верно сокращалось.

Будут ли жертвы среди японских исследователей? Вполне возможно. Память о том, что он, Джилиани, помогал этой операции, вряд ли сотрется до самой его смерти.

– Дистанция до цели – пять миль!

Стряхнув нерешительность, Джилиани твердым голосом скомандовал:

– Отстыковать ASDS!

Он ощутил слабую вибрацию, говорящую о том, что маленькое суденышко отделилось от кормовой палубы.

– Отстыковка завершена… ASDS, запустить двигатель.

Несущая стаю бродячих псов и одну акулу минисубмарина, быстро набирая скорость, устремилась вверх, к брюху гигантской морской черепахи.

К оглавлению




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал