Sword Art Online Том 15. Алисизация: Вторжение



страница4/13
Дата09.09.2017
Размер5.68 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
    Навигация по данной странице:
  • Глава 3

Глава 2


Следующий день, 22 число десятого месяца, выдался самым холодным за эту осень.

Отказавшись от прогулки, Алиса вместе с Кирито сидела возле печки. Прежде она собиралась, как подсказал Старый Гаритта, перед наступлением настоящей зимы заготовить как можно больше дров, но, похоже, такой надобности не будет.

Алиса закончила писать письма; всего два листа пергамента – однако у нее на них ушел весь день. После некоторых колебаний она подписалась на общем языке фамилией Шуберг, а ниже – на Священном, «Синтезис Сёти».

Аккуратно сложив и убрав одно из писем в конверт, Алиса надписала полное имя Сельки. Потом положила на стол, рядом со вторым, адресованным Старому Гаритте.

В письмах были прощальные слова и извинения. В этом доме, про который знал Рыцарь Единства Элдри, оставаться было уже нельзя. Следующим сюда, возможно, явится и будет пытаться ее уговорить уже не Элдри, а командующий Беркули собственной персоной. И тогда Алиса, преисполненная глубокой признательности к своему учителю, не сможет сказать ему те слова, которые должна сказать.

Поэтому она снова сбегает.

Издав тихий и протяжный вздох, Алиса подняла голову и взглянула на сидящего через стол черноволосого юношу.

– Слушай, Кирито. А ты куда хотел бы отправиться? На западном плоскогорье, я слышала, очень красиво. Или вот, скажем, южные джунгли – там тоже хорошо, наверное. Круглый год тепло, много разных фруктов.

Эти слова она произнесла нарочито жизнерадостным голосом, но, разумеется, никакой реакции от Кирито все равно не последовало.

Пустые глаза, как и прежде, смотрели на поверхность стола. Мысль о том, что больного юношу вновь придется приобщать к бродячей жизни, вызывала у Алисы боль. Однако оставить его в Рулиде она не могла. Навязывать Кирито ученице настоятельницы Сельке было неразумно, кроме того, Алиса просто не хотела так поступить. Потому что забота о Кирито в его нынешнем состоянии оставалась для нее сейчас единственным смыслом в жизни.

– …Ладно, полетим туда, куда Амаёри захочет. А теперь давай ложиться – завтра нам надо встать пораньше.

Переодев Кирито и уложив его в постель, Алиса переоделась сама, погасила лампы и залезла под одеяло.

Лежа в темноте, она вслушивалась в дыхание лежащего рядом Кирито. Убедившись, что он спит, девушка осторожно сдвинулась с места.

Приложив ухо к костлявой груди Кирито, она стала слушать медленное биение сердца.

Души Кирито здесь уже не было. Оставалось лишь ее эхо в сердцебиении. Каждую ночь на протяжении уже нескольких месяцев Алису посещали такие мысли, когда она засыпала, прижавшись к Кирито. Но в то же время, слушая доносящееся изнутри «тук, тук», она чувствовала, что что-то там еще осталось, что-то еще не ушло.

Если, допустим, нынешний Кирито способен думать нормально, но просто не может выражать мысли и чувства – что он думает про такое ее поведение? Размышляя об этом со слабой улыбкой на лице, Алиса постепенно погрузилась в неглубокий сон.

Внезапно по телу, к которому она прижималась, прошла слабая дрожь.

Алиса с трудом подняла тяжелые веки. Посмотрела левым глазом в восточное окно, однако небо, виднеющееся сквозь щель между занавесками, оставалось непроглядно черным. Да и чутье подсказывало, что проспала она лишь два-три часа, не больше.

Вновь почувствовав, как тело Кирито вздрогнуло и напряглось, Алиса прошептала:

– Еще ночь… Давай поспим еще немного…

Закрыв глаза, Алиса стала поглаживать грудь Кирито, чтобы он заснул. Однако ее ушей достиг раздавшийся совсем рядом тихий голос, и лишь тут Алиса поняла, что с юношей что-то не так.

– А… аа…


– Кирито?..

Каких-либо желаний у нынешнего Кирито не было. Холод, жажда и тому подобное едва ли могло его разбудить. И тем не менее юноша дрожал все сильнее; он даже двигал ногами, словно пытаясь слезть с кровати.

– Что случилось?..

Неужели к нему вернулось сознание? С этой мыслью Алиса резко села и, не желая тратить время на то, чтобы зажечь лампу, создала элемент света.

Увидев в пепельно-белом сиянии элемента, что глаза Кирито заполняет все та же черная пустота, Алиса разочарованно вздохнула. Но если так, что же –

Вдруг ушей Алисы достиг звук, идущий снаружи.

– Ку-ру-ру, ку-ру-ру-рууу!

Этот голос принадлежал Амаёри, которая должна была спать на краю поляны. Резкий, пронзительный, будоражащий кровь и призывающий быть настороже.

Спрыгнув на пол, Алиса выскочила из спальни, промчалась через гостиную и распахнула входную дверь. Тотчас в хижину ворвался холодный ночной ветер. В воздухе, который обычно нес в себе лишь запахи леса, сейчас чувствовалось еще что-то. Это что-то, словно вонзающееся Алисе в нос, было запахом гари –

Босиком, как была, Алиса спрыгнула во двор. Обернулась, чтобы окинуть взглядом ночное небо, – и резко ахнула.

Западное небо горело.

Зловещее алое зарево, вне всяких сомнений, было отсветом громадного огня. Пристально вглядевшись, Алиса увидела пересекающий звездное небо столб черного дыма.

Лесной пожар?!

Лишь на миг эта мысль мелькнула у Алисы в голове и тут же была отброшена. Помимо гари, ветер доносил лязг металла и крики множества людей.

Нападение.

Войско Темной Территории напало на Рулид.

– …Селька!!! – хрипло вырвалось у Алисы, и она метнулась обратно в хижину. Но, едва взбежав на порог, застыла.

Сестру и родителей надо было спасти во что бы то ни стало.

А что с остальными жителями деревни?

Чтобы попытаться спасти всех, кого только возможно, придется драться лоб в лоб с силами тьмы. Но нынешняя Алиса, похоже, на такое была просто неспособна.

Источником силы Рыцаря Единства Алисы была полная, до слепоты преданность Церкви Аксиомы и Администратору. Сейчас, лишившись этой веры вместе с правым глазом, сможет ли она сражаться «Мечом душистой оливы», пользоваться Священными искусствами?

Уши застывшей Алисы –

Вдруг уловили тихий стук из глубины хижины.

От неожиданности левый глаз Алисы распахнулся на всю ширину. Посреди сумрачной гостиной лежал опрокинувшийся стул, а рядом полз черноволосый юноша.

– …Кирито…

Алиса на ватных ногах вошла внутрь.

В глазах Кирито, как и прежде, не было сияния решимости. И тем не менее двигался он хоть и медленно, но явно целенаправленно. Его рука тянулась к висящим на стене мечам.

– Кирито… ты…

В горле Алисы застрял горячий ком, поднявшийся откуда-то из груди. В глазах все начало расплываться; не сразу она сообразила, что это от слез.

– …Аа… ааа…

Издавая бессвязные стоны, Кирито не останавливался ни на секунду – он целеустремленно полз к мечам. Алиса резким движением вытерла слезы и, ринувшись к юноше, подняла его исхудавшее тело с пола.

– Все хорошо, туда я пойду. Я спасу жителей деревни. Поэтому не тревожься, просто подожди меня здесь, – быстрым шепотом произнесла она и крепко обняла Кирито.

Тук. Тук. Прижавшись к груди Кирито, Алиса ощущала его сердцебиение.

В этом стуке, пусть душа Кирито и была закрыта от мира, чувствовалась скрытая, но не сгорающая сила воли. Алиса ощутила, как в нее вливается тепло, точно она грелась у тлеющих угольков.

На секунду крепко прижавшись щекой к щеке Кирито, Алиса затем подняла его легкое тело и усадила на стул.

– Как только людей спасу, сразу вернусь.

Еще раз сказав Кирито эти слова, Алиса первым делом вытащила из платяного шкафа убранные туда доспехи и пояс для меча и надела их прямо поверх пижамы. Затем подбежала к восточной стене и, ни секунды не колеблясь, схватила свой обожаемый меч.

Взятый впервые за полгода «Меч душистой оливы» тяжело оттянул руки. Прицепив застежки на ножнах к поясу, накинув плащ и сунув ноги в сапоги, Алиса снова вылетела во двор.

– Амаёри!!! – крикнула она, повернувшись к гнезду на восточном краю поляны, и тут же гигантская тень подлетела к ней и опустила голову.

Вспрыгнув на длинную шею у самого ее основания, Алиса резко приказала:

– Вперед!!!

Серебряные крылья яростно захлопали, и дракон после короткого разбега взмыл в ночное небо.

Чуть набрав высоту, Алиса увидела катастрофическую картину происходящего в Рулиде. Яростно рвущимся в воздух пламенем была объята в основном северная сторона деревни. Похоже, нападающие действительно явились с Темной Территории, из-за Граничного хребта.

В заваленной по приказу Беркули «Северной пещере», как сказал прошлым вечером Элдри, ничего странного не происходило. Если всего за один день враги сумели убрать из пещеры гигантское количество обломков, чтобы пройти через нее и напасть, то воинов в этом отряде было явно не десять и не двадцать.

Прежде через три пещеры, идущие под Граничным хребтом, время от времени в Мир людей под покровом ночи проникали небольшие отряды, чтобы сеять зло. По словам Кирито, он с Юджио тоже, прежде чем отправиться в столицу, сражался с отрядом гоблинов в северной пещере. Но чтобы так открыто и такими большими силами – об этом никто никогда не слышал. Так что, время полномасштабного вторжения в Мир людей из страны тьмы пришло?

Пока Алиса крутила в голове эти мысли, Амаёри одним махом преодолела густой лесок и очутилась над полем возле Рулида.

Поводьев у Алисы не было, но она легонько похлопала ладонью по шее дракона, давая понять, чтобы тот завис в воздухе.

Подавшись вперед, Алиса принялась изучать положение дел. Северный край главной улицы, идущей через деревню с юга на север, был освещен багровым заревом, в котором отчетливо виднелись тени атакующих. Стремительно, словно скачками, носились проворные гоблины. Чуть поодаль шли более крупные орки.

На северном краю главной площади виднелась наспех сооруженная баррикада из мебели и дров, однако первые гоблины туда уже добрались и били через нее – Алиса видела блеск обнаженных клинков.

Кучка деревенских стражей пыталась отбиваться. Однако их численность, снаряжение и уровень подготовки, судя по всему, не шли ни в какое сравнение даже с гоблинскими. А следом, топоча так, что дрожала земля, уже подходил отряд орков, который должен был неминуемо смести обороняющихся.

Сдерживая желание прямо сейчас ринуться в гущу сражения, Алиса продолжила оценивать ситуацию.

На восточном и западном краях деревни в отдельных местах тоже поднимался огонь. Но к югу от площади пока было спокойно. Все селяне, кроме стражей, – в том числе, разумеется, и Селька, – скорее всего, спаслись бегством через южные ворота и укрылись в лесу.

С этой мыслью Алиса вновь сосредоточила взгляд на главной площади, и у нее вырвался возглас:

– Почему?!.

Посреди круглой площади перед церковью стоял артезианский колодец, и вокруг этого колодца плотным кольцом стояла толпа. Слишком много людей, чтобы их можно было не заметить. Возможно, там собрались почти все жители Рулида.

Почему они не бегут из деревни?

Когда основные силы нападающих доберутся до оборонительной линии, стражи будут сметены в мгновение ока. Если селяне прямо сейчас не начнут спасаться бегством, то укрыться уже не успеют.

Алиса вновь похлопала дракона по шее – тот полетел вперед – и, очутившись над площадью, крикнула:

– Амаёри, жди наготове!

После чего без колебаний спрыгнула с высоты нескольких десятков мелов. Ее тело рассекало холодный ночной воздух, плащ яростно хлопал за спиной.

Три сотни селян, образовывавших плотное кольцо, явно собирались отбиваться; стоящие в первом ряду мужчины выставили перед собой лопаты, косы и прочую фермерскую утварь. Им активно раздавали указания двое, рядом с которыми и приземлилась Алиса.

Раздался адский грохот, и от ее ног по каменной мостовой во все стороны побежали трещины. По всему телу Алисы, от ступней до макушки, прошла сильная дрожь, и ее Жизнь наверняка чуть уменьшилась, но и только.

Двое мужчин – это были зажиточный селянин Найджел Балбосса и старейшина Гасуфт Шуберг – мгновенно смолкли и ошеломленно уставились на внезапно свалившуюся с неба фигуру.

От одного лишь взгляда на лицо отца у Алисы перехватило дыхание; но она, не упустив повисшей на миг тишины, громко воскликнула:

– Здесь вам от них не отбиться! Пожалуйста, отведите всех по южной дороге!!!

При этих словах Алисы на лицах мужчин появилось еще более изумленное выражение, чем прежде.

Однако Найджел тут же пришел в себя и сердито выкрикнул дерзкие слова:

– Что за ерунду ты несешь! Чтобы мы бросили свои дома… свою деревню и сбежали!!!

Селянину со вспухшими на лбу венами Алиса резко ответила:

– Если не побежите сейчас, потом будет поздно, гоблины вас догонят! Ваши хозяйства или жизни – что для вас дороже?!

Найджела эти слова заткнули, однако следом тихим, полным напряжения голосом заговорил старейшина Гасуфт:

– Собраться в кольцо на площади и защищать слабых нам приказал капитан стражи Джинк. В создавшемся положении даже я, старейшина, не могу ослушаться его приказов. Так гласит Имперский закон.

На этот раз уже Алиса потеряла дар речи.

В чрезвычайных ситуациях те, кому вверен Священный Долг капитана стражи, на время становятся выше глав своих деревень и городов; именно под их начало переходят все жители. В Фундаментальном законе Северной империи Норлангарта это было прописано недвусмысленно.

Однако капитан стражи по имени Джинк, унаследовавший этот Священный Долг от отца, был всего лишь юнцом. В подобной необычной ситуации едва ли он может сохранить ясность ума. Судя по явственно читающейся на лице Гасуфта тревоге, у него в голове были похожие мысли.

Слово Имперского закона было для жителей деревни абсолютом. Чтобы они начали искать убежище, необходимо было выдернуть с северного края площади командующего обороной Джинка и заставить его изменить свой приказ, других вариантов не было; но времени на это все просто не оставалось.

Что же делать. Что же делать –

И тут в уши стоящей столбом Алисы ворвался детский, но полный решимости возглас:

– Отец, сделай так, как сестрица говорит!!!

Гасуфт резко обернулся и посмотрел внутрь оборонительного кольца, на хрупкую девушку в рясе, которая Священными искусствами лечила селян, получивших, видимо, сильные ожоги.

– …Селька!

«Как хорошо, теперь все будут спасены», – с этими мыслями Алиса сделала было шаг навстречу любимой сестренке, но та ее опередила – поднялась на ноги и, пройдя сквозь толпу, оказалась там, где стояли Алиса и двое мужчин.

Селька сверкнула в сторону Алисы лишь одной короткой улыбкой; потом ее лицо напряглось, и она обратилась к Гасуфту.

– Отец, с того времени сестрица разве хоть раз ошиблась? Даже я понимаю: если тут останемся, нас всех убьют!

– Но… но… – нерешительно забормотал Гасуфт с выражением муки на лице. Усы с проседью слабо дрожали, взгляд уходил куда-то в пространство.

Вместо потерявшего дар речи старейшины вновь заговорил, точнее, сердито заорал Найджел Балбосса:

– Чтобы еще малышня тут лезла!!! Защитим деревню!!!

Взгляд налитых кровью глаз он перевел на стоящий недалеко от площади дом семьи Балбосса. В его голове явно были лишь мысли о богатом урожае пшеницы этой осенью и о скопленном за многие годы золоте.

Вернув взгляд к Алисе с Селькой, зажиточный селянин пронзительно завопил, как будто осознал нечто очевидное:

– А… вот оно что, все понятно!!! Это ты привела в деревню чудовищ страны тьмы, Алиса!!! Ты еще в тот раз, когда пролезла за Граничный хребет, запятнала себя темными силами!!! Ведьма… эта девка просто ведьма!!!

Вопя, он тыкал в Алису жирным пальцем; у девушки отнялся язык. Гул голосов селян, звон мечей со стороны баррикады, даже воинственные крики приближающихся с севера монстров – все это сразу стало каким-то далеким.

С тех пор как Алиса поселилась за окраиной деревни, она не раз откликалась на просьбы Найджела свалить то или иное большое дерево в лесу. Всякий раз этот человек аж трясся, изливаясь в благодарностях. И тем не менее сейчас, всецело желая лишь защитить собственное хозяйство, он выплеснул на нее эти слова – как же так…

Алиса отвела взгляд от ставшего уродливым, как у орка, лица мужчины; в голове у нее крутилось:

Хватит уже, пусть делают что хотят.

И я сделаю то, чего хочу. Сельку, Старого Гаритту, родителей, Кирито – только их заберу из деревни, отвезу куда-нибудь далеко, там мы найдем себе новый дом.

Заскрипев зубами, она закрыла глаз.

Однако мысли на этом не остановились.

Но если этот Найджел Балбосса и остальные селяне выглядят такими тупицами – это же всего лишь результат многовекового правления Церкви Аксиомы.

Помимо Индекса Запретов, этих людей связывало еще множество разных законов и правил; им давали покой, подобный тепловатой воде, и в то же время отбирали нечто важное.

Отбирали силу – силу сражаться.

Месяцы и годы шли бесконечной чередой, пока продолжался этот грабеж; где же скапливалась эта невидимая сила?

У всего лишь тридцати одного человека – Рыцарей Единства.

Вдохнув полной грудью, потом выдохнув, Алиса резко, как будто даже с каким-то звуком, открыла левый глаз.

У стоящего перед ней Найджела разом кровь отхлынула от лица – он явно перепугался.

Алиса же, наоборот ощутила, как ее тело наполняется какой-то чудесной силой. Безмолвной, но горячей, как сине-белое пламя. А ведь она думала, что после отчаянной битвы на последнем этаже собора лишилась этой силы – силы, позволившей Кирито, Юджио и ей самой бросить вызов могущественнейшей правительнице Мира людей.

Сделав еще один глубокий вдох, Алиса объявила:

– …Я отменяю приказ капитана стражи Джинка. Приказываю всем жителям деревни, собравшимся на площади, отправиться в южный лес и укрыться там; тем, у кого есть оружие, идти первыми.

Голос ее звучал спокойно, однако Найджел отшатнулся с таким видом, будто его ударили кулаком. И тем не менее вскоре, словно собравшись-таки с духом, он сумел ответить:

– По… по какому праву т-ты, девчонка-преступница, т-тут коман-…

– По праву рыцаря.

– Ры… какого еще рыцаря?! Такого Священного Долга нет в нашей деревне! Немножко умеешь махать мечом, и сразу сама себя рыцарем назвала – да если рыцари-сама в столице про это узнают –

Твердо глядя на брызжущего слюной Найджела, Алиса сжала левой рукой плащ поверх правого плеча.

– Мое имя… мое имя Алиса. Ответственная за порядок в Центории, третий8 по рангу Рыцарь Единства Церкви Аксиомы – Алиса Синтезис Сёти!!! – звучно представилась она и одновременно резким движением сорвала с себя плащ.

Едва толстая ткань перестала закрывать все тело, пламя пожара ярко осветило золотые доспехи и сверкающий «Меч душистой оливы».

– Что… Ры-Ры-Рыцарь Единства?!. – промямлил совершенно изменившимся голосом Найджел и с полным ужаса лицом шлепнулся на ягодицы. Да и у Гасуфта глаза полезли на лоб.

То, как назвала себя Алиса, едва ли кто-то мог счесть ложью. Потому что в этом мире самовольно присвоить себе звание Рыцаря Единства – все равно что отвергнуть власть Церкви Аксиомы; а это просто невозможно. Пожалуй, лишь она и Кирито были на такое способны; и ведь, сбежав из столицы, Алиса не отбросила меч, символизирующий ее принадлежность к Рыцарям Единства.

Остальные жители деревни, прежде возбужденно шумевшие, тоже разом замолчали. И доносящиеся от северной баррикады звуки – вопли стражей и гоблинов, звон мечей – как будто отдалились.

Молчание нарушил шепот Сельки:

– Сест… рица?..

Взглянув левым глазом на сцепившую руки перед грудью младшую сестру, Алиса ласково улыбнулась.

– Прости, что раньше не сказала, Селька. То, что мне дали это звание, – моя истинная кара. А теперь – еще и истинный долг.

Едва Селька услышала эти слова, на ее глазах проступили слезы.

– Сестрица… я… я всегда верила. Что ты никакая не преступница. Как… красиво…

Следующим пришел в себя Гасуфт.

С жестким стуком упав на колени и опустив глаза, он напряженным голосом прокричал:

– Почтительно повинуюсь вашим достойнейшим приказам, Рыцарь Единства-доно!!!

Тут же вскочив на ноги, он развернулся к остальным селянам и коротко скомандовал:

– Всем встать!!! Вооруженные впереди, остальные за ними – бегом к южным воротам!!! Покинуть деревню, укрыться в южном лесу за новыми землями!!!

Среди сгрудившихся в кучу жителей деревни побежал тревожный гул. Но он тут же стих. Противиться приказам старейшины селяне не могли, словам Рыцаря Единства – тем более.

Находящиеся во внешней части кольца крепкие мужчины начали поднимать на ноги остальных – женщин, детей, стариков. Алиса окликнула возглавившего жителей Гасуфта и сдавленным голосом сказала:

– Отец, оставляю всех на тебя… и Сельку, и маму…

Суровое лицо Гасуфта дрогнуло лишь на миг, и тут же он коротко ответил:

– …Рыцарь-доно, вы тоже берегите себя.

Да, никогда больше отец не назовет ее дочерью. Такова цена ее новой силы. Затвердив себе это, Алиса подтолкнула Сельку в спину, чтобы та пошла рядом с Гасуфтом.

– Сестрица… ты только не рискуй слишком сильно, ладно?

Улыбнувшись сестренке, по лицу которой бежали слезы, Алиса кивнула, а потом повернулась на север. Позади нее жители деревни разом задвигались.

– А… аа… но мой, но мой дом… – жалким голосом простонал по-прежнему сидящий на мостовой Найджел Балбосса. Он переводил взгляд с бегущих мимо селян на дом, к которому подбиралось пламя, и обратно. Решив не обращать на него внимания, Алиса принялась вникать в положение деревни.

Жители наконец-то начали двигаться, однако все же их было три сотни. На то, чтобы они все покинули деревню, требовалось время. Однако линия обороны вряд ли продержится долго; с востока и запада тоже слышался звук приближающихся вражеских шагов.

В этот момент с северного края площади раздался вопль – судя по всему, кричал молодой мужчина.

– Дальше никак! Назад! Назааад!!!

Голос, похоже, принадлежал капитану стражи Джинку. Едва услышав его, Найджел Балбосса, точно крик придал ему сил, вскочил на ноги и яростно заорал на Алису:

– Эй… эй, не видишь, что ли?! Давай защищай площадь! Убьют же! Всех до единого перережут!!!

Алиса пожала плечами и спокойно ответила:

– Все в порядке, если только это место надо защищать. Я выстою.

– А сможешь? Должна, просто должна! Хотя… хотя, даже если ты правда Рыцарь Единства, этих демонов же так много, и ты говоришь, что одна справишься!!!

Несмотря на то, что устрашающих гоблинских силуэтов, надвигающихся с запада и востока, виднелось все больше, Найджел продолжал вопить. Не обращая на него внимания, Алиса кинула быстрый взгляд за спину. Хвост толпы уходящих из деревни жителей все еще оставался на площади, однако Алиса и Найджел были от этого места на приличном расстоянии.

Схватив Найджела за ворот, Алиса с силой пихнула его в южном направлении. Потом, воздев ту же руку к ночному небу, звучно выкрикнула имя своего любимого дракона.

– Амаёри!

С неба тут же вернулся громкий рев. Рубанув правой рукой сверху вниз и с запада на восток, Алиса продолжила:

– …Пали!!!

Сверху подобно порывам штормового ветра обрушилось хлопанье крыльев. Стоящий столбом Найджел и ворвавшиеся в этот самый момент на площадь странного вида полулюди – гоблины – разом задрали головы.

Подсвеченное багровым заревом небо разорвал пикирующий черный силуэт гигантского дракона с распахнутой пастью. В глотке полыхал яркий сине-белый огонь –

Фшшшш!!!


С этим звуком из пасти вырвалась струя слепящего света. Она обрушилась на западную улицу, пересекла площадь недалеко от стоящих на ее южном краю Алисы и Балбоссы и ушла на восточную улицу.

Миг спустя.

Вдоль прочерченной этим лучом прямой в ночное небо взметнулись языки адского пламени. Опаленные этим пламенем гоблины разлетелись в разные стороны, пронзительно вопя.

Не менее двух десятков врагов, попавших под огненную атаку дракона, сгорели мгновенно; вода в колодце посреди площади испарилась, и окрестности накрыло облако густого белого тумана. Выкрикнув вслед пролетающей над самым краем этого облака Амаёри приказ оставаться наготове, Алиса обернулась.

Найджел Балбосса, снова шлепнувшийся на мостовую и от ужаса неспособный подняться, смотрел, выпучив глаза.

– Че… че… д… д… д-д-дракон?!.

Алиса кинула взгляд на его дрожащее лицо. «Да что это с ним?» – мелькнула у нее мысль; и тут она услышала сквозь стену пара приближающийся топот – кто-то отчаянно бежал сюда. Вскоре показались мужчины, облаченные в форменные кожаные доспехи стражи Рулида. То, что они не отступили раньше, было верным решением; правда, более чем у десятка стражей виднелись мелкие раны, но серьезных, похоже, им удалось избежать.

Бегущий последним – что достойно похвалы – юноша крупного телосложения, капитан стражи Джинк, увидев практически пустую площадь, изумленно воскликнул:

– К-куда это делись все наши?! Я же им приказал обороняться тут?!

j:\переводы\sao\pics\volume 15_small\sao v15_113.jpg

– Я послала их укрыться в южном лесу.

Лишь после этих слов Алисы Джинк увидел ее и изумленно заморгал. Несколько раз провел по ней взглядом с ног до головы и обратно, потом с ошарашенным видом промямлил:

– Ты… Алиса?.. Что ты тут?..

– Некогда объяснять. Это все стражи? Никого позади не оставили?

– А… аа, ну да, конечно же…

– В таком случае, пожалуйста, тоже беги со своими людьми. А, и Балбоссу-сана с собой возьмите.

– Но, но… они же скоро и туда доберу-…

Не успел он закончить фразу, как –

– Гихииии!!!

Грубый вопль разнесся по площади.

– Кудааа?! Куда удрали белые юмыыы?!

Из тумана на площадь, сжимая в руках железные тесаки, ворвались облаченные в грубые латные доспехи гоблины с воткнутыми в волосы длинными перьями. Это, похоже, было другое племя: они были сложены чуть лучше, чем предыдущая ватага – те, кого спалила Амаёри.

Пристально глядя на полулюдей, Алиса взялась правой рукой за рукоять своего обожаемого меча. Дракон не мог атаковать своим огненным дыханием очень часто. Пока Амаёри не накопит внутри себя тепловые элементы, Алисе придется развлекать врагов в одиночку.

Один из гоблинов обнаружил Алису в золотых доспехах; его желтые глаза вспыхнули яростью и жаждой убийства, и он заорал:

– Гихии!!! Девка-юм!!! Убить! Убить и сожрать!!!

Вскинув свои странные длинные руки с тесаком, получеловек побежал к Алисе по прямой; та его спокойно ждала, мысленно шепча:

Какая пугающая сила мне дана. Думаю, само ее существование – грех.

Она вновь стала Рыцарем Единства.

– Гихяааа!!!

Гоблин в прыжке рубанул тяжелым тесаком; Алиса вытянула левую руку и небрежно остановила удар. По голой ладони прошло сотрясение, однако тупой клинок не то что костей не переломал – он даже не рассек кожу. Сжав клинок пятью пальцами, Алиса раздавила его, как тонкую льдинку.

Бесполезная железяка еще не успела упасть на землю, когда «Меч душистой оливы», выхваченный Алисиной правой рукой, прочертил горизонтальную линию и рассек гоблина пополам.

Ярко-золотой взмах меча прошел назад, достав приближавшихся оттуда еще троих гоблинов, и мгновенно отшвырнул их к самой границе густого облака тумана. Все четыре врага выпучили желтые глаза, так и не поняв, что произошло, и не успев издать ни звука; потом их верхние и нижние половины отдельно друг от друга попадали на землю.

Лишь после этого Алиса сделала шаг назад, чтобы на нее не попали кровавые струи, и вновь мысленно прошептала:

Первосвященник Администратор. Ты тоже допустила ошибку.

Такую громадную силу ты собрала всего лишь в трех десятках Рыцарей Единства, создав кукол, не имеющих собственной воли. Этим ты пыталась присвоить себе всю силу, которая должна была быть распределена среди обитателей Мира людей. Однако когда слишком много силы скапливается в одном человеке, он сбивается с пути сам и сбивает окружающих. Вот и ты, впитав могущественную силу, заблудилась…

Первосвященник мертва, и ее ошибку уже не исправить.

В таком случае нужно хотя бы отдать эту силу, всю до последней капли, во имя других людей.

Не как Рыцарь Единства Церкви Аксиомы, а просто как воин, она должна думать своей головой и сражаться по своей воле. Как те два доблестных мечника полгода назад.

Приняв стойку с мечом наготове, Алиса решительно распахнула левый глаз, который до того закрыла.

В этот самый момент наспех сооруженная баррикада на северном краю площади развалилась от ударов с противоположной стороны.

На площадь хлынули заполнявшие всю ширину главной улицы основные силы врага. За полсотни гоблинов плюс не столь многочисленные, но мощные и крепкие, закованные в железные латы и несущие одной рукой трехзубые копья – орки.

Сверкая желтыми глазами, полными ненависти и жажды крови, они воинственно орали; при виде их фигур отступающие Джинк, прочие стражи и Найджел Балбосса горестно застонали.

Однако сердце Алисы оставалось спокойным.

Не потому что она как Рыцарь Единства полагалась на свое боевое искусство. Даже в окружении этой толпы, тычущей копьями со всех сторон, рыцарь просто не может получить ни царапины.

Дарованную ей силу Алиса понимала теперь по-новому.

Теперь я сама решаю, во имя чего сражаться. Чтобы защитить сестренку, чтобы защитить отца с матерью. И чтобы защитить всех жителей Мира людей – то, во имя чего сражались Кирито и Юджио.

Алиса почувствовала, как сомнения и чувство беспомощности, гнездившиеся в самой глубине ее души, испаряются в белом сиянии. Это сияние распространилось по всему телу; совсем скоро оно добралось до правого глаза, скрытого под черной повязкой, и Алиса ощутила в этом месте сильный жар.

– !..

Боль прошила ее голову от глазницы до затылка; Алиса, стиснув зубы, терпела. Но это была ностальгическая, берущая за душу боль. Левой рукой Алиса схватила идущую поперек лица повязку и одним махом сорвала.



Она осторожно подняла правое веко, которое закрыла в тот день без малого полгода назад. По черному полю зрения от центра к краям разлился алый свет, тут же превратившийся в пляшущие языки пламени. Как и левый глаз, правый увидел горящие дома; картинка двоилась, не желая фокусироваться, но постепенно два изображения сближались – пока наконец не наложились идеально одно на другое.

Двумя глазами Алиса посмотрела на сжатую в левой ладони черную тряпицу.

Эту повязку, выцветшую от многократных стирок, Кирито смастерил, разорвав собственную одежду. Много месяцев она защищала Алисин правый глаз, взорвавшийся вместе с печатью, и вот теперь, достигнув предела своей Жизни, – стала исчезать, точно растворяясь в воздухе. Глядя на эту краткую, но прекрасную сцену, Алиса поняла.

Все эти полгода она заботилась о потерявшем правую руку и душу Кирито, пытаясь всячески его защищать. Но на самом-то деле защищали ее саму.

– …Спасибо, Кирито, – прошептала Алиса, прижав к губам черную тряпицу за миг до ее полного исчезновения. – …Я уже в порядке. Даже если я буду колебаться, сомневаться, впадать в уныние… все равно я буду идти вперед. Ради того, что действительно нужно мне и тебе.

В тот же миг, когда тряпица перестала существовать, Алиса бодро вскинула голову.

Двумя глазами она отчетливо увидела, как сотня гоблинов и орков, яростно вопя, заполняет площадь. Сзади доносился топот убегающих стражей и Найджела Балбоссы.

В сердце Алисы, в одиночку встречающей вражескую армию, не было ни тени страха.

Втянув в легкие полный запаха гари воздух, она выкрикнула:

– …Я рыцарь Мира людей Алиса!!! Пока я здесь, вам не утолить свою жажду крови и убийства!!! Так что немедленно уходите в пещеру и возвращайтесь в свою страну!!!

Словно ошеломленные этим холодным голосом, бегущие первыми гоблины чуть притормозили. Однако тут же здоровенный орк в середине толпы, который, похоже, был там командиром, воздел двуручный топор и воинственно взревел:

– Гурааааа!!! Это всего лишь девка белых юмов; я, Морикка Ноголом-сама, щас поставлю ее на колени!!!

Гоблинов этот возглас явно воодушевил. Убедившись, что все внимание черной вражеской волны сосредоточено на ней, Алиса –

– Амаёри!

Едва она выкрикнула имя, с неба нагрянула гигантская тень. Дракон еще не скопил достаточного количества тепловых элементов для очередной атаки огненным дыханием – он просто с громоподобным ревом угрожающе пронесся над самыми головами полулюдей. Ошеломленный враг снова заволновался – еще сильнее, чем в прошлый раз.

Не упустив этого момента, Алиса подняла высоко над головой сжатый в правой руке «Меч душистой оливы» и воскликнула:

– Энханс армамент!!!

Полгода прошло с тех пор, как Алиса произнесла весь текст заклинания «полного контроля над оружием», и тем не менее бесценный меч Алисы откликнулся на ее зов. Золотой клинок с прозрачным металлическим звоном разделился на бессчетное количество крошечных лезвий, и те, блестя в свете пламени, взмыли в ночное небо.

– Цветы – создайте бурю!

Дождь из золотых лепестков с шелестом обрушился на вражеское войско.

Первым собственной кровью залился главный орк, назвавшийся Мориккой. Множество лепестков пронзило его в разных местах, и, мгновенно потеряв всю свою Жизнь, он с грохотом рухнул на мостовую. Окружающие его орки, вопя, тоже один за другим попадали ничком.

«Меч душистой оливы», созданный из дерева, укоренившегося в центре Мира людей со дня его сотворения, был выдающимся оружием даже по меркам Божественных инструментов. Обладающий вторым именем «Вечно бессмертный», он под действием заклинания полного контроля разделялся на сотни лепестков, каждый из которых сам по уровню не уступал мечам, выкованным известными мастерами. Грубые железные латы защитить от них никак не могли.

В мгновение ока лишившись главной ударной силы вместе с командиром, остальные враги пали духом. Утратив боевой пыл, они остановились, пробежав по площади лишь десяток мелов.

Пока передние гоблины колебались, не в силах решить, идти на поводу у алчности или у страха, Алиса резко махнула рукоятью меча, которую сжимала в правой руке. Вновь раздался негромкий шелест, и сотни лепестков, до того танцевавших в воздухе, плотными вертикальными лентами выстроились в пространстве между Алисой и врагами.

Пристально глядя на полулюдей сквозь золотую изгородь, Алиса тихо заявила:

– Это – стена, разделяющая Мир людей и страну тьмы. Даже если вы прокопаетесь через пещеру, пока мы, рыцари, существуем, мы не позволим вам пятнать эту землю! Теперь выбирайте – пойти вперед и утонуть в собственной крови или побежать назад, в пещеру и в свою страну тьмы!!!

Не прошло и пяти секунд, как передние гоблины резко развернулись назад.

К оглавлению


Глава 3


Бойкий стук множества молотков поднимался в синее зимнее небо.

Приложив руку ко лбу, Алиса смотрела на лежащую за пшеничным полем деревню Рулид.

С нападения отряда темных сил прошла уже неделя.

Много домов в северной части сгорело, но почти все жители по решению старейшины отложили на время свой Священный Долг и принялись вместе отстраивать деревню, так что работа шла быстро. Увы, двадцать один селянин, не успевший убежать, погиб; печальная церемония общего погребения прошла в церкви три дня назад.

После церемонии, на которую ее попросили прийти, Алиса села на дракона и отправилась к северной пещере, чтобы выяснить, что там происходит.

Пещера должна была быть завалена по приказу Беркули, однако сквозь нее вел прокоп настолько широкий, что даже мощные орки сумели пройти без проблем; со стороны Темной Территории недалеко от входа в пещеру виднелись следы долгих стоянок.

Невозможно, чтобы враги прокопали всю пещеру за одну ночь. По-видимому, после того как отряд копателей с Темной Территории вошел в пещеру, ее жерло сразу завалили обратно. И когда Рыцарь Единства Элдри проверял вход, там внутри уже скрытно продвигался вперед отряд гоблинов.

Никогда раньше гоблины и орки не проявляли столь поразительной осторожности и хитрости. Напрашивалась мысль, что это нападение было не просто разведывательной вылазкой, как все предыдущие.

Вместо того чтобы снова заваливать пещеру, Алиса перекрыла ручеек, текущий из ее середины, из бывшего логова белого дракона, и вскоре пещера была полностью затоплена. Потом она выпустила множество заранее созданных элементов холода – и теперь пещеру перекрывал лед, а не камень.

Отныне, пока кто-нибудь, владеющий Священными искусствами не хуже Алисы, не расплавит лед тепловыми элементами, пройти сквозь пещеру не сможет никто.

Переведя взгляд от Рулида и возвышающегося за ним Граничного хребта на собственные руки, держащие последнюю не навьюченную на Амаёри суму, Алиса прицепила ее к левой ноге дракона.

– Это… сестрица, – произнесла, повесив голову, Селька, до сих пор с упрямой улыбкой на лице помогавшая Алисе готовиться к отправлению. – …Отец тоже хотел прийти тебя проводить, правда. Он сегодня с самого утра совсем рассеянный. Думаю, в глубине души он на самом деле радовался, что сестрица вернулась. Очень хочу, чтобы ты в это верила.

– Я понимаю, Селька, – крепко обняв сестренку, прошептала Алиса. – Меня забрали из деревни как преступницу, а вернулась я Рыцарем Единства. Но когда-нибудь… закончив все дела, я вернусь сюда как обычная Алиса Шуберг. И тогда я точно смогу сказать: «Отец, я снова дома».

– …Мм. Я тоже верю, что когда-нибудь так и будет, – мокрым голосом ответила Селька и, подняв голову, краем рукава рясы вытерла лицо.

Повернувшись к сидящему рядом в инвалидной коляске черноволосому юноше, она самым бодрым тоном, на какой только была способна, сказала:

– Кирито, тебе тоже удачи! Быстрей поправляйся и помогай сестрице Алисе!

Обхватив его опущенную голову руками, юная ученица настоятельницы начертила и рассекла символ благословения, а потом отступила на несколько шагов.

Алиса подошла к Кирито, осторожно взяла из его руки два меча и убрала в суму, притороченную к седлу Амаёри. Затем с легкостью подняла исхудавшего юношу и усадила в седло.

Не то чтобы ей не приходила в голову мысль попросить Сельку заботиться о Кирито после своего отбытия из деревни. Алиса отправлялась к Великим восточным вратам, месту предстоящей решающей битвы с войском тьмы, и там она будет по горло занята в Армии обороны Мира людей; ухаживать целыми днями за Кирито, как раньше, она просто не сможет.

И все же она решила взять Кирито с собой.

Неделю назад, в ночь нападения, Кирито явно тянулся к мечу, чтобы отправиться в деревню. В нем по-прежнему жило стремление сражаться во имя других. Если так, шанс вернуть его душу сможет отыскаться лишь там, где развернется битва за Мир людей.

Когда придет время – если понадобится, Алиса привяжет его ремнями к своей спине и будет защищать до последней капли крови.

Алиса в последний раз обняла любимую сестренку.

– …Ну, я полетела, Селька.

– Мм. Береги себя… и обязательно возвращайся, сестрица.

– Обещаю. …Гаритте-сану тоже передай наилучшие пожелания. …Ну – счастливо, и учись хорошо!

– Конечно. Обещаю, когда-нибудь я стану отличной настоятельницей… я… когда-нибудь…

Не в силах что-либо добавить, Селька лишь улыбнулась сквозь слезы.

Ласково потрепав сестренку по волосам, Алиса разомкнула объятия, Затем, борясь с нежеланием расставаться, подошла к своему любимому дракону и села в седло прямо позади Кирито.

Кивнула сверху Сельке, потом устремила взор в синее небо.

Поводья легонько звякнули, и дракон, вовсе не ощущая веса двух человек и трех мечей, начал короткий разбег между полей.

Когда-нибудь она обязательно сюда вернется.

Даже если падет на поле брани – пусть лишь душой, но вернется.

Смахнув застрявшие в ресницах слезы, Алиса резко выкрикнула:

– …Хха!

Мягко.


Мягко ее охватило ощущение полета – и земля осталась внизу.

Поймавшая восходящий поток Амаёри, делая круги в воздухе, устремилась ввысь.

Посреди широких полей и лесов новенькими крышами сверкала деревня Рулид, и там, внизу, виднелась бегущая и машущая рукой фигурка Сельки –

Алиса развернула дракона на восток.

К оглавлению


Каталог: Books
Books -> Боль в спине
Books -> Жизнь Александра Флеминга Андре Моруа
Books -> Учебное пособие. М.: Издательство Московского университета, 1985
Books -> Елена Петровна Гора учебное пособие
Books -> А. М. Тартак Золотая книга-3, или здоровье без лекарств
Books -> Мифы и реальность
Books -> Краткая историческая справка
Books -> Разгрузочно-диетическая терапия (лечебное голодание) и редуцированные диеты: будущее, прошлое, настоящее
Books -> Курс лекций по госпитальной терапии, написана доступным языком и будет незаменимым помощником для тех, кто желает быстро подготовиться к экзамену и успешно его сдать. Предназначена для студентов медицинских вузов
Books -> Олег Ефремов Осторожно: вредные продукты! Новейшие данные, актуальные исследования Предисловие «Человек сам роет себе могилу вилкой и ложкой»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница