Татьяна Демьяновна Попова книга



страница1/14
Дата23.04.2016
Размер2.71 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Татьяна Попова

Очерки о гомеопатии

(Записки врача гомеопата)


Татьяна Демьяновна Попова

Книга рассказывает о лекарственных веществах различного происхождения. Взаимосвязи человека с окружающей средой, индивидуальная чувствительность и выбор метода лечения, не оказывающего вредных побочных действий, возможность использования малых доз лекарственных веществ — вот круг рассматриваемых вопросов. Подчеркивается значение наблюдательности врача и больного для процесса врачевания.

Для широкого круга читателей.




ПРЕДИСЛОВИЕ

Автор книги, которую держит в руках читатель, — известный киевский врач-гомеопат Т. Д Попова. Писать о вопросах, имеющих отношение к медицине, для широкого круга читателей невероятно сложно: кого можно увлечь описаниями болезней и страданий? Конечно, есть счастливые исключения, такие, например, как «Драматическая медицина» Г. Глязера или книги П. де Крайфа, посвященные борьбе медиков с болезнями, поискам новых путей исцеления.

Совершенно иначе написана книга Поповой. Тематика ее гораздо шире, она насыщена раздумьями натуралиста о людях и природе, о причинах болезней и путях к здоровью. Автор рассматривает человека как составную часть природы, следуя в этих представлениях взглядам выдающегося советского ученого академика В. И. Вернадского. Попова неустанно подчеркивает, что мы в ответе за состояние природы, за ее здоровье. Вмешиваясь в естественную жизнь окружающей среды, Мы меняем и условия собственного существования, — так возникает отрицательная «обратная связь».

Отношение специалистов к гомеопатии очень различно — от поклонения до полного, даже активного неприятия. Такое положение в значительной мере связано с тем, что в нашей литературе практически нет каких-либо публикаций об этой терапевтической системе.

Создатель гомеопатии — немецкий врач С. Ганеман (1755–1843). Разработанная им система лечения болезней основана на принципе «подобное лечится подобным». Если растение, минерал или продукт, созданный человеком, вызывает состояние, напоминающее какую-либо болезнь, то малые количества этого вещества должны способствовать выздоровлению. Здесь, по-видимому, уместно вспомнить учение известного отечественного физиолога Н. Е. Введенского о парабиозе: «При заболеваниях изменяется физиологическая лабильность (неустойчивость) тканей Каждая ткань обладает способностью выносить лишь определенную степень функциональной нагрузки. При заболевании в ней возникает явление «перевозбуждения», т. е. местное стойкое, нерас-пространяющееся возбуждение. Внешне оно проявляется признаками торможения функции, ее угнетения. В этом состоянии воспринимаются слабые специфические раздражители и не воспринимаются сильные или чрезмерно частые» Итак, проявления болезни можно рассматривать как парабиотические состояния тканей. При таком понимании мы приоткрываем завесу над очень сложными, беспрерывно меняющимися процессами, протекающими в организме. Возможно, чрезвычайно низкие дозы лекарств, используемых гомеопатами, в некоторых случаях оказываются более адекватными парабиотически измененному состоянию организма. Следует, однако, отметить, что разработка теоретических основ гомеопатии и проверка эффективности этого метода в клинике и эксперименте почти не ведутся, в нашей стране нет институтов или центров, которые занимались бы такой работой. Не всегда можно объяснить эффективность гомеопатических лекарственных средств, многое в методе нуждается в глубоком научном обосновании. Часто считают, будто гомеопатия — это лечение травами, но это не так: Попова описывает возможности лечебного применения ряда минеральных веществ и продуктов животного происхождения. Автор знакомит читателей с понятием «малая доза» — еще одним основополагающим положением гомеопатии.

Одна из трудностей, стоящих перед врачами-популяризаторами, состоит в том, что у читателя может возникать пагубная иллюзия, будто «теперь он можег лечиться сам». Это очень нежелательное явление, и автор предлагаемой книги намеренно не указывает конкретных способов лечения и дозировок лекарств. Выбор правильной лечебной тактики, необходимость ясного понимания сути болезни — все это требует глубоких специальных знаний. К сожалению, в последние годы мы часто встречаемся со случаями «лекарственных заболеваний», обусловленных либо неадекватным назначением препаратов, либо неправильным их использованием больными, либо необычными особенностями организма пациента. Гомеопатия в этом плане — наиболее безопасная ветвь терапии.

Хочется подчеркнуть, что у врачей-гомеопатов, так же, как и у специалистов, придерживающихся традиционных взглядов, существует единый медицинский подход — лечить больного, а не болезнь. Человек рассматривается в своей неповторимой, взаимосвязанной целостности. Современному врачу-гомеопату также необходимо всестороннее обследование пациента, постановка точного диагноза.

Действенность метода гомеопатии зависит в значительной степени от знаний, умения и опыта врача. Личные качества врача имеют в этой связи особое значение. Читатель книги с первых страниц почувствует обаяние личности автора, его огромный кругозор и глубокую эрудицию. Гомеопатические сведения удачно соединяются, сплетаются с множеством фактов и авторских мыслей, создавая своеобразный и личностный текст, порой увлекательный почти как детектив. Надеюсь, что мнение читателей книги совпадет с моим впечатлением от только что прочитанной рукописи.



Академик АН УССР К. С. Терновой

ПОПАСТЬ В ДЕСЯТКУ

Нам не дано предугадать,

Как слово наше отзовется,

— И нам сочувствие дается,

Как нам дается благодать…

Ф. Тютчев

Даты. Они склоняют нас к раздумьям, подведению итогов. Недавно исполнилось 30 лет с начала моей работы в своеобразной лечебной системе — гомеопатии. 30 лет я наблюдаю результаты этой необыкновенной терапии и нахожусь в состоянии постоянного удивления и восхищения. Горжусь, что судьба предоставила мне такую возможность.

Сначала хорошие результаты лечения воспринимались бездумно, с детской щенячьей радостью, ибо мне были неведомы прогнозы многих болезненных состояний, и успехи в трудных случаях воспринимались как должное. Понимание наступило позже.

Гомеопатия — это терапевтическая система, которая имеет единый принцип назначения лекарств — принцип подобия, следствием которого является применение веществ в малых дозах.

Смысл принципа подобия заключается в том, что врачи-гомеопаты для лечения применяют малые дозы тех лекарственных веществ, которые в больших дозах вызывают у чувствительного здорового человека сходные симптомы. Например, репчатый лук как пищевой продукт может вызывать жжение слизистых, слезотечение, боли в животе, а в виде гомеопатического препарата способен лечить эти же явления, скажем, при сезонном катаре; яды змей поражают сердечно-сосудистую и кроветворную системы и могут быть полезными при гипертонической болезни, капилляротокси-козе, свинец вызывает невриты и лечит их.

У каждого гомеопатического препарата есть показания к применению. Они очень индивидуализированы и содержат не только перечень болезненных явлений (в виде жалоб пациента и объективных изменений в состоянии его здоровья.), но и указание на факторы, от которых зависят эти явления, а также описание конституциональных особенностей людей, для которых данное лекарство может быть наиболее эффективным.

В начале своей врачебной работы, заучивая эти характеристики и пользуясь ими для назначения лекарств, я жила, как омела на дереве, за счет знаний, добытых и осмысленных предыдущими поколениями гомеопатов. Но за успехами следовали промахи — даже в случаях, которые казались понятными, похожими на ранее встречавшиеся. Удачи перемежались с непонятными для меня осечками. Это заставляло задуматься над многими обстоятельствами и учиться наблюдать, систематизировать, делать выводы, размышлять над прогнозами. Становилось ясно, что только тесное соединение знаний чисто гомеопатических с общемедицинскими и многими иными может способствовать тому, чтобы чудо исцеления стало повторимым, назначение лекарств — сознательным актом, а не простой примеркой того или иного препарата согласно симптомам лекарственной характеристики. В гомеопатии не должно быть простой подгонки «симптом — лекарство» или даже «болезнь — лекарство», желательно «больной человек — лекарство».

Многие годы продолжаются мои поиски сознательного врачевания по закону подобия для максимального снайперского владения методом. Круг поисков расширяется, способы познания усложняются и становятся увлекательными, подобными расследованию Шерлока Холмса. Думаю, что врачебное мышление сыграло немалую роль в творчестве К. Дойла. Уже много лет профессиональные мысли всегда со мной.

Знания в любых областях человеческой деятельности, будь то наука, искусство или даже ремесло, делают врача лучшим специалистом. Недаром советский терапевт академик Н. Д. Стражеско интересовался, смотрели ли его младшие коллеги спектакли МХАТ'а. Искусство во всех его проявлениях может питать врачевание, будить мысль.

В гомеопатии большое внимание уделяется собеседованию с больным. Взаимопонимание между больным и врачом очень способствует успеху лечения. Необходимо учитывать мнение больного о своей болезни, особенно о ее происхождении. Как бы странно ни выглядела его концепция болезни, в ней часто скрыт ключ к раскрытию патологии. Далеко не всегда легко разгадать ее корни, и отнюдь не всегда больному становится лучше после первого визита к врачу. Это очень досадно, так как больной хочет, чтобы исцеление пришло незамедлительно, а если первая попытка не достигла цели, он часто не дает возможности сделать вторую. Обычно мои старания увеличиваются, если я вижу, что пациент, не получивший сразу облегчения в своих страданиях, вновь приходит ко мне, чтобы продолжить совместные расследования его болезни…

Врачу-гомеопату часто бывает полезен разговор не только на тему о болезни. Однажды мне удалось избавить пациента от целого ряда неприятных явлений (до этого было несколько неудачных назначений) после того, как я услышала его рассказ о том, с каким вожделением в трудные военные годы он взирал на скелет селедки, валявшийся под забором. Любовь к соленому — показание для одного из гомеопатических препаратов. Можно было бы просто спросить об этом, но не всегда догадаешься. Непринужденный рассказ или наблюдение — прекрасный источник для профессиональных размышлений.

Как-то я осматривала ребенка лет четырех с температурой под 40°. Источник лихорадки был неясен — никаких болезненных явлений не отмечалось. Наблюдая за малышом, я заметила, что он все время стремится сесть на подушку. Я спросила, почему он так делает, и получила четкий ответ: «Как ты не понимаешь, мне иначе больно сидеть». В ягодичной складке был обнаружен малюсенький прыщик, оказавшийся головкой созревающего абсцесса.

Наблюдательность — свойство, приходящее с опытом и постепенно формирующее врачебную интуицию, порой так поражающую начинающего специалиста и пациента. Система гомеопатического врачевания чрезвычайно способствует этому.

Незабываемое впечатление произвела на меня консультация больной у моего отца, тоже врача-гомеопата. Это была сорокалетняя женщина, только что выписанная из стационара с банальными диагнозами: хронический холецистит, колит, неврастенический синдром. Весь ее болезненный облик, жалобы не казались мне объяснимыми такой патологией, но понять, где кроется беда, я не могла. Быстрота, с которой отец обнаружил опухоль придатков матки, меня потрясла. Больную направили в соответствующий стационар, где диагноз был подтвержден. К этому времени отец имел 30-летний врачебный стаж работы.

Наблюдения и размышления — постоянный источник новых идей в гомеопатии. Наблюдая за розами, поставленными в воду с добавлением лимонной кислоты, я обратила внимание на то, как быстро не стало в них признаков увядания и как долго они сохраняли свежесть. Привычно мысль скользнула дальше — лечу ли я кислотами людей? Лечу. Это наблюдение побудило меня к новым размышлениям об этом классе лекарств, к более широкому их применению. А в результате — немало эффективных прописей. Мы используем фосфорную, серную, соляную, азотную, уксусную, молочную, плавиковую, карболовую, борную и другие кислоты. Большинство кислотных препаратов влияет на физиологическую систему соединительной ткани, которая, по мнению академика А. А. Богомольца, наряду с нервной системой обеспечивает реактивность организма. От состояния соединительной ткани в большой степени зависит здоровье и продолжительность жизни.

Результаты применения кислот в гомеопатии вселяют оптимизм в отношении лечения многих тяжелых болезней, даже таких, как большие коллагенозы.

В наше время у больных часто встречается повышенная чувствительность к какому-либо химическому веществу, например к соединениям фосфора, меди, свинца, алюминия. Среди этих же или родственных им соединений и следует подчас искать лечебный препарат. Много лет тому назад ко мне на прием пришла молодая женщина с жалобами на исхудание, слабость, сухость кожи, потерю аппетита, боли в области желудка, вялость кишечника. У нее был диагностирован ги-поацидный гастрит, но обычные лечебные мероприятия не помогали. Профессиональная патология исключалась, и все-таки картина болезни так была похожа на отравление алюминием, что я задала вопрос, не было ли у нее необычного контакта с этим металлом. Ответ все разъяснил: женщина несколько раз покрасила волосы модной тогда алюминиевой краской. Гомеопатический препарат, содержащий алюминий, восстановил ее здоровье.

Гомеопатические лекарства готовят из веществ растительного, животного и минерального мира. Любое вещество может воздействовать на организм — важно выведать у природы показания к его применению в болезни. Но любое вещество — это уж слишком много. Количество лекарств может стать фантастическим и практически непознаваемым. Возникает естественная потребность в порядке. Более всего порядка в минеральном мире, вот почему Периодическая система элементов Д. И. Менделеева может быть источником вдохновения не только для химиков и физиков, но и для врачей и фармакологов. Элементы, находящиеся в одной группе Периодической системы, имеют более сходные показания к применению, чем стоящие в разных группах. То же самое можно сказать и о различных соединениях какого-либо вещества. Действие его на организм, конечно, не будет простым слагаемым действий составных частей, но круг влияния в известной мере будет очерчен. Это легко прослеживается на традиционных гомеопатических препаратах кальция углекислого, фосфорнокислого, сернокислого, фтористого и т. д. Такой подход дает возможность прогнозировать показания для применения новых препаратов с оглядкой на химических соседей, что может укоротить обычно очень трудоемкий процесс поиска лекарственного вещества.

Часто ориентация на химические свойства помогает врачу найти эффективное лекарство. В последние годы, к огорчению «любителей трав», считающих, что гомеопатия — это вид фитотерапии, в моих прописях — половина препаратов химического происхождения, хотя в гомеопатической фармакопее, узаконенной в Советском Союзе, две трети препаратов готовятся из растений. Мне постоянно вспоминаются слова моего школьного преподавателя химии: «Попова, если хотите стать врачом, — учите химию!» Почти во всех гомеопатических руководствах говорится о более фундаментальном действии на организм минеральных препаратов.

Знание классификации растений и животных также помогает ориентироваться в лекарствах. Естественно ожидать, что действие на человеческий организм растений и животных из одного семейства будет иметь больше сходства, чем принадлежащих к разным семействам. Зная, что красавка, паслен, табак, перец из одного семейства пасленовых или что препараты ботропс, ная, кроталюс, випера готовятся из яда змей, врач быстрее разберется в лечебных эффектах этих средств. Так что быть чуть-чуть ботаником и зоологом тоже неплохо.

К. Г. Паустовский говорил, что писательство — это состояние, а не занятие, а мне хочется сказать то же о врачевании. Для меня моя область врачевания — гомеопатия — больше, чем профессия. Это мой образ мышления и видения. Мое ухо даже само слово «гомеопатия» воспринимает отчетливее других слов.

Повседневная жизнь, чтение книг, даже кино и телевидение дают пищу для размышления о гомеопатии, о путях ее развития. Мне приятно было узнать, что отец П. Кюри занимался гомеопатией, что экспедицию Стэнли сопровождал врач-гомеопат. Во время показа по телевизору снаряжения «Тигриса» я сожалела, что в аптечке команды не было гомеопатических препаратов — в их пользе в такой экспедиции я не сомневалась. Читая описание предсмертных часов Пушкина, очень огорчилась, что В. И. Даль, находившийся тогда рядом с поэтом и знакомый с методом гомеопатии, не предпринял гомеопатического лечения (хирургическое вмешательство и сегодняшние фармакологические средства также могли бы спасти поэта, но их не было, а гомеопатия была).

О гомеопатии сегодня спорят, нередко ее ругают. Обычно ругают тем сильнее, чем меньше о ней знают. Чтобы судить о гомеопатии, недостаточно знать, что это лечение микродозами по принципу подобия. Мало знакомства с цитатами из работ основателя метода Ганемана, вырванными из контекста, оторванными от уровня естествознания его времени. Теоретические основы метода не идеалистичны, как часто думают, они содержат все предпосылки для понимания его с позиций диалектического материализма.

Предлагаемая книга состоит из отдельных коротких очерков, каждый из которых посвящен определенному лекарственному веществу, применяемому в гомеопатии. Исключение составляет мумие, которое не используют в гомеопатии. Оно избрано для иллюстрации путей, приводящих к расширению арсенала гомеопатических препаратов. Я считаю, что разностороннее знакомство врача с лекарственным веществом — залог максимально возможного успеха в лечении, поэтому, кроме медицинских сведений, привожу и информацию иного характера. Рассказы расположены таким образом, чтобы читателю было легче воспринимать особенности гомеопатического врачевания, которым, собственно, и посвящается эта книга — итог многолетних мыслей и впечатлений автора.



КОФЕЙНЫЕ ЗЕРНА

Ах! Как вкусен сладкий кофе, он милее поцелуя и приятней, чем мускат.

Банальна истина, что здоровье — это самое главное, и тем не менее люди в большинстве случаев весьма небрежно к нему относятся. Мало кто серьезно прислушивается к советам медиков о том, что легче поддерживать здоровье, чем возвращать его, когда оно сильно пострадало. И неизбежный результат — повышенный интерес к лечению, особенно к лекарствам. Лекарственная терапия преобладала, преобладает и, очевидно, будет преобладать в обозримом будущем. В действенности современных препаратов, конечно, никто не сомневается, но в том, что вся сила их всегда положительна, уверенности нет. Возникает боязнь лекарств, особенно химической природы.

Откуда же эта боязнь, наши ретронастроения в отношении медикаментозной терапии? От опасности, таящейся в них. Она достаточно реальна, недаром в ходе лечения врач должен внимательно следить за возможными побочными явлениями для коррекции назначений. Вредные побочные действия при применении лекарств, хотя и не обязательны, все же нередки. Заметим, что одни и те же медикаменты у некоторых людей вызывают осложнения, у других нет.

Особенно часты различные «конфликты» с лекарствами у больных, которые сами назначают себе лечение. Услышав о новом средстве, люди ищут его, а найдя — лечатся, не отдавая себе отчета в том, что большинство препаратов вызывает — в той или иной мере — вредные побочные действия. Органы здравоохранения систематически борются с практикой самолечения, но это чрезвычайно сложно.

С лекарственными осложнениями примиряются, но ведь хочется лечиться и не пострадать. Не очень-то приятно медикам слышать афоризмы такого рода:

«Чтобы лечиться, нужно иметь хорошее здоровье!»

Для каждого медикамента существуют показания и противопоказания, но коль проявляются вредные побочные действия, то это значит, что в формулировках показаний и противопоказаний не учтены в достаточной мере различия реакций человеческого организма на вводимое вещество. Немудрено дога^ даться, что лекарственные осложнения бывают у лиц с повышенной чувствительностью к тому или иному лекарственному веществу.

Рассмотрим с этой точки зрения всем хорошо знакомый напиток — кофе. Оказывается, он может быть в трех обличьях: напитка, лекарства и яда. Кофе и яд! Казалось бы, неправдоподобное сочетание. И все-таки известно, что есть люди, которым становится дурно от одного запаха кофе, а маленькая чашечка напитка может вызвать беспокойство, страх, сердцебиение, головную боль, подъем артериального давления, бессонницу, шум в ушах. С ядовитостью синильной кислоты токсичность кофе не сравнима, но все же… Однажды в связи с характером жалоб я спросила у больной, направленной в гомеопатический кабинет из стационара, как она переносит этот напиток. «Недавно я потеряла сознание от его запаха, когда вошла в ординаторскую комнату, где в это время пили кофе», — созналась больная.

В Швеции дважды, в 1816 и в 1822 гг., запрещали кофе, считая его вредным. Во Франции, очевидно, тоже побаивались кофе — так можно предположить по ответу Вольтера на вопрос его лечащего врача. Мудрый и ироничный писатель сказал: «Вот скоро 80 лет, как я отравляюсь этим ядом».

Большим противником кофе был С. Ганеман, высказавший свои взгляды в статье «Практические наблюдения о влиянии кофе на здорового человека». На его родине первая кофейня появилась в 1671 г. в Гамбурге. Здание лейпцигской кофейни, открытой в 1694 г., сохранилось до наших дней. Кофейни стали своего рода культурными центрами, где собирались актеры, музыканты, поэты. Стал постепенно очевиден и вред, приносимый чрезмерным потреблением кофе, которым особенно увлекались женщины.

Эти события не без юмора отразил в стихах лейп-цигский поэт Пикандер, на слова которого И. С. Бах написал свою «Кофейную кантату».

Вместе с тем большинство людей после чашки кофе чувствуют прилив сил, улучшение настроения, увеличение работоспособности, приятное возбуждение. Люди, сладко спящие после кофе, тоже не такая уж редкость. Современный английский журнал «Новости медицины» сообщает, что кофеин из восьми чашек кофе в день не может причинить вреда здоровью. И. И. Мечников, занимавшийся проблемой долголетия, пишет об особе, выпивавшей в течение многих лет до 40 чашек кофе в день и дожившей до 114 лет.

Одним нравится запах, вкус кофе, но если его нет, они не чувствуют себя плохо, другие же страдают от его отсутствия, что наводит на мысль об известной зависимости, напоминающей потребность в наркотических средствах.

Так же разнообразна и нередко парадоксальна реакция организма на кофеин, считающийся основным активным началом кофе. Хотя, как утверждают современные исследователи, отождествлять действие кофе и кофеина нельзя — в кофейном напитке около 300 биологически активных веществ. Кофеин обвиняют в том, что он поражает желудочно-кишечный тракт, плохо влияет на зрение и даже стимулирует рост новообразований. Есть мнение, что некоторые сюрреалистические полотна — результат употребления больших порций кофе. Кофейная пыль может вызывать аллергическое поражение кожи и слизистых оболочек.

Похоже, что кофе — это пища, лекарство или яд в зависимости от того, кто его пьет. Даже малая толика его может принести вред, равно как большая — пользу или во всяком случае быть безвредной. Важно знать, кому рекомендовать пить кофе или принимать кофеин, а не отказываться от них. Как и с другими лекарственными веществами, здесь необходимо найти истинные показания. Кофе — старинное пищевое и лекарственное вещество, не обладающее особой токсичностью, и поэтому с ним вопрос можно решить довольно просто. Чувствуешь, что он вредит — не пей, взбод-ряет, но чересчур — уменьшай дозу, не можешь без него обходиться — призадумайся, не становишься ли кофеманом.

В книге «Осложнения фармакотерапии» фармаколог И. С. Чекман пишет: «Еще И. П. Павлов указывал, что при сильном типе определенная доза кофеина повышает эффект раздражительного процесса, при слабом же понижает его, заводя за предел работоспособности клетки. Поэтому не только у злостных потребителей больших количеств кофеинсодержащих напитков, но также у лиц со слабым типом нервной системы повышенные дозы аналептика способствуют развитию общего беспокойства, раздражительности, психомоторного возбуждения, ощущения шума в ушах, искр или «летающих мушек» в поле зрения, расстройству сна, головной боли…» Такова научная подоплека различной чувствительности к кофеину.

В гомеопатии применяют не кофеин, а препарат, приготавливаемый из сырых бобов кофейного дерева — Coffea arabica. Называется он коффеа круда (по-латыни «круда» — неподжаренный). Известно, что он подходит для лечения людей, легко приходящих в возбуждение, доходящее до экзальтации. Причем это возбуждение касается всей сферы чувств. Это люди с живой фантазией, полные жизненных планов, но легко отчаивающиеся при неудачах, подвижные, тяжело переживающие душевные драмы. Они остро реагируют на запахи и резкие звуки; волнующие их мысли, даже эмоционально приятные, лишают их сна и душевного равновесия.

Кофейные бобы — это семена кофейного дерева, родиной которого считается Эфиопия. Название его связывают с арабским «кафва», что означает «вино». Оба напитка возбуждают и вызывают пристрастие. По старой легенде, возбуждающее действие бобов кофе людям «открыли» козы, которые, поев их, прыгали и резвились всю ночь, не испытывая потребности в сне.

Применялся ли первоначально кофе как напиток или как лекарство, сказать трудно. Изобретение напитка датируется по-разному: от IX до XII в. А если доверять легенде, что архангел Гавриил лечил кофе занемогшего Магомета, то эту дату надо передвинуть в VII в. Европу кофейный напиток завоевал в XVII в. Как лекарство отвар из сырых зерен применяли при разных заболеваниях: отравлениях, коликах, подагре, женских болезнях, перемежающейся лихорадке. Последнее особенно понятно: в это же время в Европе познакомились с противолихорадочным действием хинной корки, а кофейное и хинное деревья состоят в родстве и принадлежат к семейству мареновых — Rubiaceae.

Сейчас кофейное дерево — одна из самых распространенных тропических культур. Главный поставщик кофе на мировой рынок — Бразилия. В Эфиопии сохранились большие заросли дикого аравийского кофе, предка самого ценимого вида «арабика». «Огромную услугу оказал нам кофе из зерен дикого кофейного куста. Двух стаканов его было достаточно, чтобы не спать ночь, быть в хорошем настроении и исполнять обязанности сторожевого», — писал в своих воспоминаниях о путешествии по Эфиопии академик Н. И. Вавилов.

Во многих ботанических садах есть коллекции различных видов кофейного дерева. Оно хорошо разводится в домашних условиях, цветет и плодоносит.

Из гомеопатических руководств поры становления этого метода лечения мы знаем о диетических запретах гомеопатов. Наряду с пряностями, спиртными напитками запрещался и кофе. Большинство современных гомеопатов такого общего для всех совета не дает, стараясь и в этом вопросе соблюдать индивидуальный подход. Летом 1986 г. я смотрела видеозапись разбора больного старейшим гомеопатом США доктором Дж. Реннером. Он подробно расспрашивал пациентку о ее физиологических отправлениях, прошлых заболеваниях, болезнях родственников, ритме питания и предпочитаемой пище и подчеркивал, обращаясь к стоящим около него коллегам, как это все важно знать для правильного выбора лекарства. «А как Вы относитесь к кофе?» — спросил у врача кто-то из них. «Я пью его всю жизнь, а Вы, надеюсь, знаете, что мне 94 года», — ответил Реннер, импозантностью фигуры, большими выразительными руками и лукавой усмешкой напомнивший мне А. Вертинского, пребывавшего на эстраде до преклонного возраста.



Каталог: books -> download -> rtf
rtf -> Жизнь Александра Флеминга Андре Моруа
rtf -> Елена Петровна Гора учебное пособие
rtf -> Мифы и реальность
rtf -> Курс лекций по госпитальной терапии, написана доступным языком и будет незаменимым помощником для тех, кто желает быстро подготовиться к экзамену и успешно его сдать. Предназначена для студентов медицинских вузов
rtf -> Александр Лихач За гранью возможного Александр Владимирович Лихач в своей новой книге «За гранью возможного»
rtf -> Как пользоваться домашней аптечкой 4 Назначение гомеопатических препаратов 6 «Число горошин»
rtf -> Татьяна Сергеевна Сорокина История медицины Том I часть Первобытное общество
rtf -> Справочник для всей семьи


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница