Татьяна Саргунас новый свет



Скачать 160.4 Kb.
Дата01.05.2016
Размер160.4 Kb.
Просмотров18
Скачиваний0

Татьяна Саргунас

НОВЫЙ СВЕТ




Роды в Чёрном море




Рожденный в море…

«Зачем такая экстравагантность? Кто придумал ставить под угрозу жизнь матери и новорожденного ради красивой, но сомнительной идеи?

Мы уже привыкли слышать, что женщины отказываются ехать в родильный дом, и некоторые аргументы могут оправдать такое решение. Мы даже слышали о родах в воде, и в глубине своей души (не совсем понимая мотивы такого выбора) допускаем существование такого способа появления на свет ребенка.

Но роды в море! Это не более, чем желание произвести сенсацию.

Ну, допустим, произвести сенсацию, экспериментируя со своим телом – это личное дело каждого. Но имеет ли право эта «ненормальная» женщина и ее еще более «ненормальный» муж ставить эксперименты над новорожденным?»
Чтобы в самом начале нашего повествования немного прояснить подобный вопрос, надо сказать, что те, кто выбирают роды в море, не ставят перед собой цель остановить на секунду восприятие мира у жителей нашей планеты, потрясенных сенсационным сообщением. Для каждой пары, которая выбрала для своего ребенка такой способ рождения – это их вера в естество Природы и абсолютная необходимость совершить задуманное. Они ведомы к этой цели не аргументами и доказательствами, а внутренней силой желания, которое диктуется их собственной природой и, вероятно их ребенком.

ТЕПЛАЯ НОЧЬ НА ПОБЕРЕЖЬЕ ЧЕРНОГО МОРЯ…

Звон цикад в вязкой тишине темноты. Наши дети давно спят. И мы после вечернего костра вернулись в палатку, спрятанную на склоне горы в зарослях реликтового можжевельника. Очень быстро обволакивает сон.

Вдруг, среди тишины – звук флейты. Нежная и плавная мелодия разливается по склонам гор, убегает к их вершинам и, как родниковые струи, возвращается обратно. Здесь вечером, у костра, многие играли на подобных инструментах, и часто получалось неплохо. Но такого тембра и гармонии мы еще не слышали.

Сон сняло как рукой.

«Коля и Ксюша! Это они! Они ищут нас. И, идя по дороге в сторону Нового Света, подают нам сигналы о своем присутствии».

Мы вышли из палатки, поднялись немного вверх по склону и стали прислушиваться. Бежать на звук флейты не имело смыла, – флейта сама шла к нам.

Через несколько минут мы убедились, что мы ошиблись. Это был Май – местный парень из «зеленых», который жил в ближайшем городке под названием Новый Свет. Он был полностью адаптирован к окружающей природе. Он мог прыгать по крутым склонам и насыпям в самую темную ночь с ловкостью лани. Этот отлично сложенный юноша изощренно нырял с камней высотой в три человеческих роста в метровую глубину морского залива. Не выныривая, уплывал как форель за камни, чтобы немного подергать за нервы и без того напуганных на берегу зрителей.

Сейчас Май шел, не торопясь, по сыпучему склону и играл на флейте. Его флейта никогда не играла так красиво. И сегодня он был тоже этому удивлен. Мы поделились с ним нашими мыслями о приезде друзей из Москвы и поблагодарили за удивительную мелодию его флейты. Побеседовав еще минут пять, мы разошлись. Но сон не шел. И Алеша сказал, что Ксюша и Коля в пути и скоро будут.


Коля и его жена Ксения прошли полный курс подготовки к сознательному родительству в нашем московском Центре Родительской Культуры «АКВА». Они ждали своего первенца в конце августа. Это время совпало с нашей экспедицией на Черном море и, зная их по занятиям, анкете и выполненным заданиям-отчетам, которые соответствовали достаточному уровню подготовки, мы с мужем пригласили их в экспедицию для родов в море. К моменту нашего отъезда из Москвы у Коли оставались дела на работе – он этнограф и специалист по шаманизму народов Севера, - и супруги обещали приехать на неделю позже. Мы ждали их со дня на день.

И это неожиданное сильное воспоминание о них, рожденное звуками флейты, которое граничило с ощущением их физического присутствия, подтвердилось на следующий день – ужинали мы вместе.


Ксюша: Родственники, не знавшие о наших намерениях, искали знакомых в роддомах. Нашли один… Но там обвалился потолок в родильном зале. Нашли другой, но там тоже обвалился потолок. Я помалкивала и называла им сроки, более поздние, чем на самом деле. А сами мы все думали, как же нам повезло, что мы попали на подготовку к родам и что, может быть, ребята согласятся взять нас с собой на море (я – человек нерешительный и очень надеялась на Колю: вдруг у него получится их убедить, что мы сможем, что мы подходим. У меня было совершенно четкое ощущение, что, если мы будем рожать с Таней и Лешей, все будет в порядке. Я за ними-то поехала, а еще, на море. Я жутко измучилась в городе. Что в Москве летом? Вредно все: ходить, дышать, жить. Рожать – об этом даже речи не было. Мне казалось, это просто опасно. Крики. Хлорка. Невежливые медсестры. Ребенка сразу унесут, ничего ему не объясняя. Травмы, для всех подруг оказавшиеся неизбежными. Но боялась, конечно, и ехать неведомо куда.

30-го июля, когда тянуть было уже нельзя, я сказала мужу: «Все, едем». Он вздохнул, пошел в кассы… и купил на завтра два билета на самолет. Это в конце июля, в Крым! Мы решили, что это знак.

ЖИЗНЬ МАЛЕНЬКОЙ ЧЕРНОМОРСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

Бледная кожа москвичей, только что приехавших на побережье Крыма режет глаз и вызывает внутреннее сочувствие и жалость. Под девизом: «Нет – маститам!» вся женская половина экспедиции давно рассталась с верхней частью купальников и часто пренебрегала его нижней деталью. Неизменными атрибутами заплывов оставались маска и ласты. Ксюшу и Колю нужно было подготовить к родам по двум направлениям. Первое предписание: срочно загореть, чтобы не выглядеть на кинопленке бледными горожанами. Второе: срочно подружиться с морской стихией и снять страхи перед этой живой массой воды.

С купальником Ксюша рассталась без сожаления. Отношения с водой пришлось устанавливать постепенно. Маска и ласты сыграли здесь свою основную роль: Ксения по полчаса ныряла в прибрежных волнах возле больших подводных камней. Прозрачная вода Зеленой бухты, где расположилась наша маленькая акватическая экспедиция, позволяла обозревать подводный мир в радиусе пяти метров. И любой начинающий ныряльщик, созерцая удивительную подводную жизнь рыб, растений и ракушек, переставал испытывать тревогу и недоверие ко всему, что его окружало. Для Ксюши такие заплывы были не только эстетическим наслаждением. Это имело огромный смысл в подготовке к морским родам. Задержки дыхания, равномерные физические нагрузки на все мышцы тела, взвешенная среда – все это создавало комфортное состояние для развития малыша и подготовки его к появлению на свет. А Ксюша, познакомившаяся с подводным миром Зеленой бухты, уже могла не заботиться о своей безопасности и безопасности новорожденного во время появления на свет. Она успела подружиться с удивительным миром воды.
Ксюша: Я до этого очень боялась воды: боялась мочить голову, сразу начинала задыхаться. Ребята не настаивали, но подзуживали и словно сожалели, что человек лишает себя такого удовольствия. Подсунули маску. Любопытство победило, страх прошел. И дальше я могла с благодарностью (и с пользой) воспринимать то, чему меня учили.
Ксения часто плавала со мной. Мы с ней проходили курс аквапренатальной подготовки. Здесь я была не столько учителем, сколько сотрудником. Для нас с мужем это лето тоже было необычным. Мы ждали рождения своего четвертого ребенка. По нашим подсчетам роды должны были произойти 1-2 сентября, и мы собирались встретиться с малышкой в теплом бассейне нашей московской квартиры. Но, учитывая тот факт, что нерожденный ребенок лучше знает, когда и где ему лучше появиться в этот мир, мы заготовили все необходимое для его рождения в теплом Черном море. И для меня аквапренатальные занятия были также актуальны, как и для Ксюши.

Кроме солнечных жарких дней, наполненных шумом волн и звонкими детскими голосами, у нас еще были теплые тихие вечера.

Каждый вечер мы собирались у небольшого костра, заваривали чай из трав, собранных на склонах окружающих гор, разговаривали, смеялись, пели под гитару. А когда наступало молчание в нашем тесном кругу, и время замедляло свое течение в глазах смотрящих на пламя костра, Сергей Емельянов брал в руки самодельный «там-тамчик», а Коля Плужников доставал свой варган. И… начиналась музыка, заставлявшая резонировать «струны наших сердец». С самого начала и до конца нашей поездки меня не покидало ощущение, что Колин варган был женского пола. И через музыку, которую они издавали, я получала знание, что Коля хорошо договорился со своим инструментом и был с ним в интимных отношениях. Он подпевал варгану своим голосом, который был удивительно необычного тембра и неожиданной гармонии. Коля учился этому искусству у шамана, с которым он познакомился, а в последствии стал его учеником в одной из своих этнографических экспедиций по северу страны. Нет смысла пытаться описать эти южные ночные концерты Коли и Сергея. Это могло быть только там и только тогда.

НАШИ МАЛЕНЬКИЕ ДЕТИ

Итак, проходили дни. Но еще были старшие дети, о которых нужно было заботиться. Самому старшему было 7 лет, а самому маленькому – 8 месяцев. Условия «палаточного городка» снимают большую часть проблем по уходу за детьми. Они немного загорают на солнце, проводя основное время дня в воде. С удовольствием едят фрукты и каши. Почти не хотят пить, потому что много купаются. Отсутствие одежды на маленьких крепких загорелых телах освобождает родителей на целый месяц от стирки белья.

И дети, конечно, привносят особую атмосферу в наши морские экспедиции.

Сергей Емельянов с женой Светой и двумя детьми: сын Ваня – 3 года и дочь Даша – 1,5 года. Оба были рождены дома в воде. Очаровательные крепкие шарики – они целыми днями бултыхались в воде, но пищали на берегу на протяжении всего времени, пока их мама уплывала подальше от берега.

Люда Чвикова с мужем Сергеем и двумя сыновьями: Дима – 4 года и Гриша – 8 месяцев. Оба сына также родились в домашней ванне. Младший Гриша всегда был с Людой и храбро нырял вместе с нею в волнах, крепко ухватившись за мамину шею. Старший, Дима, вместе с другими детишками лазал по ближним горам и тоже много купался. И, казалось, нуждался в своей маме, только если она находилась в поле его зрения.

И, конечно, наши дети. Старший сын, Всеволод, - зачинщик всех сухопутных и морских игр и главный, при этом справедливый, распределитель конфет среди подрастающего поколения. Как самый старший среди детей, он приглядывал за малышней и отвечал за их синяки и ссадины. И две наших дочери, которые были рождены в воду: Цветана – 6 лет и Снежана – 1,5 года. Они обе состояли в гвардии Всеволода и были «особо приближенными Его Величества».

На самом побережье еще была мама с дочкой трех лет, приехавшие из Киева и отдыхавшие самостоятельно. Девочка много капризничала и боялась воды. Познакомившись с нами, Таня стала обучать ее плаванию. И к концу нашего отдыха они по долгу плавали в заливе. У девочки значительно улучшился характер. Она стала хорошо спать. Их отношения с матерью стали более уравновешенными, спокойными.
Вообще, основной целью наших аквакультурных экспедиций было развитие детей, их закаливание и оздоровление, приобщение к природе и адаптация к водной среде. А море давало возможность познакомить детей с миром, совершенно отличным от наземного, «сухопутного» - с другим видением, динамикой и вибрациями. За один-два месяца каждый ребенок делал резкий скачек в развитии и значительно улучшал свои внешние данные. Положительным побочным эффектом были – обучение плаванию, очищение организма от шлаков, шоколадный загар, развитие ловкости и цепкости. Но каждый год обязательно появлялась пара супругов, решивших дать жизнь своему ребенку в водах Черного моря. И каждый год наши экспедиции Аквакультуры приобретали особую окраску и темперамент в ожидании Божественных событий.

РОДЫ…

Их ждешь и готовишься к ним 10 лунных месяцев. И все равно они наступают неожиданно.


Ксюша:…Накануне приехали еще ребята. Они поленились ставить палатку, и я сказала им: «Ночуйте в нашей. Мы идем рожать».

Было какое-то веселое деловое возбуждение, немного похожее на азарт перед интересным экзаменом, с тем же чуть пьянящим и авантюрно-тревожным ощущением собственного самозванства, когда всего не выучил, но надо соображать и действовать. Я вприпрыжку, насколько могла (вообще-то, в животе потягивало, не очень больно, но как-то важно и значительно) направлялась вниз по склону, когда меня остановил Боря и спросил:

  • Ты девочку ждешь?

  • Да нет, наверное, мальчика.

  • А-а, тогда там точно девочка.

В первой половине дня, 15 августа Ксюша сообщила о легких потягиваниях внизу живота. Ее муж стал носить необходимые вещи – спальник, тент, пластиковое ведро, принадлежности для родов – в уютную нишу в скалах в нескольких десятках метров от наших палаток. Эта ниша была скрыта высокими камнями со стороны моря и невидима для глаз с изгибистого берега залива. Над этим местом на каменном обрыве чудом примостилась и росла реликтовая пихта, которую все называли Евой.


Одной из достопримечательностей этого заповедного местечка были два дерева.

Одно дерево – Адам – цепко держалось за серые скалы своими «ногами». Дерево целеустремленно шагало в сторону залива. И точно под этим деревом в одну из лунных ночей в этот же год молодые супруги из Подмосковья, Саша и Вика, родили своего первенца в гостеприимных водах залива. У них родился мальчик. Но Ксюша и Коля выбрали другое место для родов. Это был маленький естественный бассейн, огражденный от залива тремя подводными камнями. А над этим бассейном, вверху, над каменной нишей в скале росла подруга Адама – Ева. И это также оказалось символично, так как у Ксюши и Коли здесь родилась дочь.


Ксюша: Тень мы поставили заранее, и за пару дней пошли туда вечером: Коля, Сережа, Май и я, посидеть, подумать, поиграть на разных инструментах и попросить благословения у местных духов и поблагодарить их. Я заранее (мне казалось это очень важным) вырезала из дерева несколько фигурок довольно добродушных и суровых божков-помощников, и мы их там поставили. Было красиво: ночь, небо, звезды, луна, скалы, море, плеск и мерцание, причудливые божки в свете свечи, сосредоточенные лица. Я играла на флейте (на которой играть не умею, но это неважно). Домой вернулись тихие и какие-то волшебные.

Вначале дня роды шли неторопливо. В перерыве между схватками, которые Ксюша проводила, в основном, на суше, сидя на большом плоском камне, мы разговаривали на разные темы. И, массажируя [массируя] поясницу своей жене, Коля неожиданно вспомнил смешную историю о том, как их друзья, в ожидании рождения своего ребенка, решили воспользоваться услугами ультразвукого обследования. Жена пошла на ультразвук, где ей врач сообщил: «У вас девочка, но очень большая». Когда же подошел срок и она стала рожать, то выяснилось, что у нее два мальчика, но очень маленьких.

Нас повеселила эта история. И Ксюша, морщась от наступающей схватки, высказала мысль, которая в дальнейшем стала пророчеством: «Нет, лучше одна большая девочка, чем два ма-а-аленьких мальчика».

Динамика родов была плавной и даже слишком спокойной. Схватки участились и стали болезненными только к полудню. К этому времени Коля подготовил нишу в скале, и Ксюша перешла в свою «родильную комнату». Мне было рано идти туда. И я занималась своими обычными делами: помогала готовить обед, купалась с детьми. Через пару часов пришел Коля за какими-то вещами и сказал, что схватки стали болезненными, и Ксюша между схватками все чаще и чаще заходит в море, чтобы расслабиться в воде и освежиться от жарких солнечных лучей. Мое время пришло. И мы вместе с Колей пошли к его жене.

Ксюшу мы увидели возле большого камня, который одним своим краем заходил в море. Она отдыхала после очередной схватки. Говорить она ничего не хотела, но по ее взгляду было ясно, что она рада нам и нашей готовности разделить с ней ее тяжелое испытание.

Схватки стали чаще и длиннее. Ксюша старалась вести себя пристойно, «как подобает в приличном обществе». Она сдерживала стоны.

По опыту предыдущих родов я знала, что звуки, которые с наслаждением издает рожающая женщина, очень помогают ей при схватках. Но звуки должны быть особенные. Сдавленные душераздирающие крики могут завести женщину в тупик истерики. А открытый звук, похожий на удары колокола, помогает раскрытию. Если женщина смущена своим желанием покричать, то она, сдавливая звук в гортани, тормозит раскрытие и долго не может перейти в стадию потуг.

Я предложила подняться нам всем в каменную нишу. Коля стал массировать спину жены, а я во время схватки начала петь звук «Ом», стараясь подражать колоколу. Ксюша стала мне вторить. Коля тут же подключился к нашему «пению» И «колокольный звон» начал раскачивать наши тела. Затем мы ощутили, как начал раскачиваться раскаленный воздух вокруг нас. Незаметно и как-то вполне естественно Коля перешел на «шаманское» пение и зазвучал как варган. Наши голоса объединились в один вибрирующий поток, и с этого момента наши энергии слились в общем, созидательном процессе рождения. Мы стали единым целым. Но я была вынуждена ставить защиту от нахлынувших ощущений. Я была беременна, и мне еще было рано рожать. Одна моя часть стала сторонним бесстрастным наблюдателем. И, благодаря этому, я увидела, что окружающая нас дикая природа вибрировала вместе с нашим пением. Интуитивно мы уловили вибрации камней, деревьев и волн. Мы уже не были случайными отдыхающими. Мы стали частью этого древнего мира камней, воды и солнца. Нас приняла среда, а мы приняли ее.

На очередной схватке Ксюша резко вскрикнула. Тут же лопнул околоплодный пузырь, и отошли воды. Наступило облегчение, и роды перешли в новую стадию – стадию потуг.
Ксюша: Я беспокоилась и все время спрашивала, а как я пойму, что начались потуги, и ребенок вот-вот может родиться? Таня смеялась и отвечала, что уж это-то ни с чем не перепутаешь.
Несколько потуг с «колокольным пением» - и Ксюша попросила помочь ей перейти в воду. А я тем временем пошла за своим мужем Алексеем. Задолго до родов наши семьи условились отснять эти знаменательные события на пленку. Пришел Алексей и сказал, что наше пение разносится по знойному воздуху и по воде вдоль всего побережья Зеленой бухты и наводит мистический ужас на некоторых ее обитателей.

Место в воде было выбрано неглубокое. Ксюша села на корточки, и живот ее скрылся под водой. Коля встал сзади, опираясь спиной на большой камень, и стал поддерживать Ксюшу под руки со стороны спины. Он продолжал петь свои шаманские напевы во время каждой потуги.


Ксюша: Боль от потуг очень сильная и совсем другая, чем на схватках: та какая-то тоскливая, а эта – сухая, четкая, трескучая и какая-то веселая: что-то происходит! Совершенно другая энергетика, ясный и властный поток, вовлекаясь в который, чувствуешь веселое желание делать то, что нужно, зная, что нужно делать. С такой болью соглашаешься, она становится нежной, точно больно где-то в другой комнате. И боль нужна, поскольку она показывает направление усилий. Это тоже открытие: иногда надо делать так, как больнее.

При этом я успевала воспринимать окружающее. Был ясный, красивый мягкий вечер, прозрачная вода, стайка мальков, крабик на скале под водой, ребята на уступе, страшно далеко и высоко (как потом оказалось, в трех шагах): вообще все как-то отодвинулось, как в перевернутом бинокле, и оставались лишь мы вчетвером – Коля, Таня, я и ребенок, который тоже был очень занят своим появлением на свет… Да мягкий вечер, окутавший нас.
Постепенно прорезалась головка. Ребенок был действительно крупный. И головка рождалась целых четыре потуги. Обычно после рождения головки малыш со следующей потугой сам выскальзывает в оду. Но это был не тот случай. Две потуги ушло на рождение плечиков, еще одна – на рождение рук и еще две потуги ушло на рождение бедер и ножек. Это действительно была крупная девочка! При росте 54 сантиметра она весила более 4,5 кг .
Ксюша: И тут-то Таня и сказала: «Лучше одна большая девочка, чем два маленьких мальчика!» А я-то заранее приготовила приветственную формулу для малыша. Говорят, первые услышанные на земле слова запечатлеваются новорожденным на всю жизнь. Я заготовила формулу, и что моя дочь услышала в результате?!

Через несколько секунд свободного парения на пуповине в морской воде девочка оказалась в объятиях счастливой мамы. Малышка щурилась от яркого солнца и время от времени издавала негромкие звуки, исследуя новые ощущения, связанные с дыханием.


Ксюша: Когда я ее увидела впервые, она показалась мне очень большой, белой и какой-то нерешительной (что впоследствии не подтвердилось ее характером). Кричать она не стала, только чихнула, как мне показалось, приветственно. Я прижала ее к себе, еще не понимая, что, собственно, произошло.
Мы с Колей помогли Ксюше и дочке перейти в надувной бассейн, который заранее был приготовлен на берегу. Вода в бассейне нагрелась от солнечных лучей. Здесь можно было ждать рождения плаценты – хозяйки и хранительницы новорожденного. А теплая вода в бассейне приятна для только что рожденного малыша.

Время ожидания рождения плаценты очень нежное и интимное. У счастливой супружеской пары всегда есть от 15 минут до 2 часов свободного времени от родовых переживаний до рождения плаценты, чтобы познакомиться со своим малышом. Именно это время наиболее благоприятно для установления тонких сердечных связей между супругами и новорожденным, установления связей триединства семьи. Это время, когда рождается и укрепляется семья в своем новом качестве целостности, уравновешенности и завершенности.

Родители разглядывают своего малыша. Он им кажется созданным по их заказу и потому совершенным и самым красивым. Они радуются его гримасам, зевкам и движениям. А наша новорожденная героиня слушает голос родителей, чувствует запах матери, моря и трав. Девочка расслаблена, и ее пухлая щечка касается материнской груди. Через несколько минут малышка начнет сосать грудь. Это стимулирует рождение плаценты.

И через полчаса роды завершаются «лотосовым рождением».

Пуповину перережут позже, а пока она будет еще несколько часов соединена со своей «хранительницей», плацентой, этим тонким «каналом жизни».

Плацента торжественно помещена в красивую чашу и накрыта чистой салфеткой. Ксюшу и новорожденного с плацентой мы перевели обратно в каменную нишу, застеленную мягкими спальниками и чистыми простынями. Малышка после вкусного молозива тут же заснула «в позе ребенка», а мне предстояло осмотреть Ксюшу после родов. К своему удивлению, я не обнаружила разрывов за исключением небольшой трещинки, которая не требовала процедуры зашивания. При рождении такого крупного ребенка это было невероятно, видимо, сыграла плавность и мягкость рождения, которой мы добились благодаря пению. Во время родов Ксюша усиливала потугу в соответствии с моим «гудением»: если я усиливала и напрягала звук – Ксюша усиливала потугу; если я начинала петь тише и слабее – Ксюша затаивалась и затормаживала продвижение малыша. Я и раньше в своей практике прибегала к этому приему довольно успешно, но никогда не думала, что женщина, рожающая первый раз, может родить без разрывов при таком крупном ребенке.

Еще несколько акушерских «священнодействий» и рекомендаций – и моя миссия на ближайшие несколько часов была окончена. Мы с мужем и старшими детьми, прибежавшими к нам под конец родов, оставили отдыхать счастливое семейство.

Программа «оптимум» была выполнена: роды прошли благополучно – папа, мама и малыш в отличном состоянии. Все было отснято, и Алексей кроме киносъемки умудрился сделать и фотоснимки. Наша экспедиция стала обладательницей еще одних уникальных видеоматериалов.

На следующий день, перевязав пуповину шелковой ниткой, девочку отделили от плаценты. С этого же дня «морская семья» стала плавать в море, и жизнь вошла в свое привычное для этих мест русло.
Ксюша: Пуповину перерезал обалдевший, но деятельный отец, и перевязал ее красным шнурком – на бантик: девочка все-таки.

Конечно, она была очень хорошенькая. Не похожая ни на кого из родных, сама по себе. Удивительно было, что беленькая. Мы все были такие загорелые, и я – тоже, а она – нет, ну надо же! А живот у меня тал похож на сдувшийся шарик из мультфильма про Винни-Пуха, и плавать я несколько дней не могла, потому что привыкла к совсем другой форме своего тела – гораздо более обтекаемой. Не успевшая загореть девочка тихо спала, а я все время подходила к ней, не доверяя: неужели это моя дочь, такая настоящая, что даже дышит?


НОВАЯ ЖИЗНЬ В НОВОМ СВЕТЕ

Целых три недели новорожденная купалась, делала зарядку, кушала, спала и понемногу загорала на берегу гостеприимной Зеленой бухты.

А наша семья уехала через две недели после этого знаменательного события, – нашим старшим детям пора было начинать учебу.

Морское рождение не вызвало нежелательных ощущений в моем теле. Моя беременность протекала благополучно. Только через три недели, уже в Москве, в маленьком бассейне с теплой водой мы еще раз испытали радость рождения и отметили самый лучший семейный праздник в нашем доме. У нас родилась дочь Милана.



Сгорая от любопытства, мы проявили фото- и киноматериалы нашей экспедиции и… наши надежды оправдались: слайды и негативы и кинопленка получились великолепно! Алексей смонтировал фильм, который пока не видел ни один зритель. Но мы знаем, что время это наступит очень скоро.
А нашей морской героине сейчас уже 1,5 года. И родители дали ей необычное красивое имя – Камила. Это – очень сильная и шустрая девочка, не дающая скучать своим родителям. А когда ее папа достает варган и начинает на нем играть, Камила оставляет свои игры и начинает петь открытым и сильным голосом вместе с папой странные мелодии. Их песни проникают внутрь и заставляют неискушенных слушателей ёжиться от неведомых чувств. А нам эта песня позволяет вновь погрузиться в то счастливое время нашей маленькой морской экспедиции.
Зима , 1991 год.

Впервые опубликовано в журнале “Mothering”, осень 1991 год.






Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал