Ульяна михайловна трофимова трудные вопросы лексикологии



страница1/4
Дата10.09.2017
Размер0.58 Mb.
Просмотров64
Скачиваний0
  1   2   3   4
: doc
doc -> Программа государственной итоговой аттестации 31. 08. 39 Лечебная физкультура и спортивная медицина
doc -> Учебная программа по спецкурсу «Особенности фр при заболеваниях и повреждениях у детей и подростков» для специальности 1- 03 02 01 «Физическая культура»
doc -> I семестр Лечебная физическая культура
doc -> Программа практики производственная Вид практики

Министерство образования Российской Федерации

Бийский педагогический государственный университет

им. В.М. Шукшина




УЛЬЯНА МИХАЙЛОВНА ТРОФИМОВА

ТРУДНЫЕ ВОПРОСЫ ЛЕКСИКОЛОГИИ

(Материалы для самостоятельной работы

студентов-филологов)

Бийск 2003

Печатается по решению методического совета Бийского педагогического государственного университета им. В.М. Шукшина

Рецензенты: кандидат филологических наук,

доцент Т.В. Голикова

кандидат филологических наук,

доцент Т.В. Жукова

Трофимова У.М. Трудные вопросы лексикологии: материалы для самостоятельной работы студентов-филологов. – Бийск: НИЦ БПГУ, 2003.

В пособии представлены материалы для самостоятельной работы по лексикологии, включающие тексты известных лексикологов и задания к ним, семантические задачи, схемы лексико-семантических разборов. Пособие адресовано студентам-филологам.

©Трофимова У.М., 2003

Предисловие

Перед вами методическое пособие, в котором представлены материалы для самостоятельной работы студентов-филологов, изучающих курс «Лексикология». Создавая его, я ставила перед собой несколько задач: развивать культуру лингвистической мысли, структурность мышления, способность соотносить между собой на первый взгляд различные лингвистические проблемы.

Важно помнить, что любая наука создается конкретными людьми, которые, являясь современниками, объединяются в школы или дискутируют между собой; представители младшего поколения опровергают или становятся последователями некоторых представителей старшего поколения и т.д. Только таким образом и осуществляется научный процесс. Поэтому для наиболее адекватного понимания научных идей необходимо представлять себе и научный контекст, в котором они возникли. Это пособие – начальный этап формирования такого понимания.

В материалы пособия включены шесть тем, наиболее трудных или недостаточно освещенных в существующих учебниках и учебных пособиях по лексикологии.

Каждая из тем сопровождается научными текстами известных языковедов-лексикологов, предназначенными для реферирования. Работа с текстом предполагает несколько этапов. Прочитайте текст, сформулируйте его основную мысль. Разделите текст на значимые части, каждую из которых мысленно озаглавьте. Выразите своими словами основную мысль каждой части, проиллюстрируйте ее цитатами из статьи. Результатом вашей деятельности должна быть страничка связного текста.

Послетекстовые задания и терминологический комментарий (в нем семантизируются слова, подчеркнутые в тексте статьи) помогут вам лучше понять и структурировать текст. Обратите внимание на то, что наиболее значимые мысли автора и ключевые понятия выделены в тексте жирным шрифтом. Тексты и задания к ним расположены в порядке возрастающей трудности.

В разделах 2 и 3 вы обнаружите лексические задания и задачи.

Завершают разделы контрольные вопросы, которые должны помочь вам связать различные темы в единое целое.

Кроме того, материалы для самостоятельной работы включают образцы основных видов разбора и тесты.

ТЕМА № 1. СЛОВО КАК ЕДИНИЦА ЯЗЫКА

А.И. Смирницкий. Лексикология английского языка (М., 1956).

Александр Иванович СМИРНИЦКИЙ (1903 – 1954) – известный германист, автор «Лексикологии современного английского языка», «Хрестоматии по истории английского языка», «Англо-русского словаря», вошедших в золотой фонд учебной и научной литературы. Кроме того, он блестящий лектор МГУ, собиравший огромную аудиторию студентов, аспирантов, преподавателей вузов Москвы; в 1946 – 1951 гг. руководил кафедрой романо-германской филологии МГУ и в немалой степени повлиял на формирование научных кадров университета. Труды А.И. Смирницкого имеют большое значение не только для частной лингвистики (германистики), но и для общей, что послужило причиной включения их в это пособие.

§§ 26 - 44. Для того чтобы определить, вернее, выяснить, что такое слово как единица языка, необходимо уточнить самое постановку вопроса и должным образом расчленить его. <…> Поэтому прежде всего нужно хотя бы в общих чертах рассмотреть, с какими более специальными, более частными вопросами приходится иметь дело при попытке выяснить, что такое слово как единица языка.

Представляется, что отдельные более частные, более специальные вопросы, связанные с задачей определения слова как единицы языка, лежат в плоскости одной из следующих двух проблем: [1] проблемы отдельности слова и [2] проблемы тождества слова.

В самом общем виде эти проблемы могут быть сформулированы так: [1] что такое одно отдельное слово в каждом данном случае его употребления в связной речи; [2] что такое одно и то же самое слово в различных случаях его употребления.

Следовательно, ставя первую проблему, мы имеем в виду отыскание и определение тех признаков, которыми слово характеризуется как таковое, как особая языковая единица, в каждом данном отдельно взятом случае его употребления.

Ставя вторую проблему, мы имеем в виду отыскание и определение тех признаков, которыми некоторые единицы, выделяемые в различных отрезках речи в качестве слов, характеризуются как лишь отдельные случаи употребления одного и того же слова, а не как разные слова. Отсюда ясно, что вторая проблема всегда предполагает сопоставление по меньшей мере двух единиц, из которых каждая выделяется как слово с точки зрения первой проблемы.

Существо различия между этими проблемами прекрасно показано академиком В.В. Виноградовым на примере стиха Пушкина: «Глухой глухого звал на суд судьи глухого». В этом стихе «каждый русский грамматик готов найти, - пишет В.В. Виноградов, - семь или, по крайней мере, шесть отдельных слов (если на суд считать за одно целое). Но, с другой стороны, «глухой», «глухого» воспринимаются как формы одного и того же слова. Делится ли приведенный стих на семь или шесть отдельных слов – конкретный вопрос, относящийся к первой проблеме – проблеме отдельности слова. Представляют ли собой единицы – «глухой», «глухого» (1) и глухого (2) одно и то же слово (или два, или три разных слова) – конкретный вопрос, относящийся ко второй проблеме.

Слово в каждом отдельном случае употребления его в связной речи само является известным отрезком речи. Для того чтобы выступать в качестве отдельной особой единицы, этот отрезок, представляющий собой слово, должен характеризоваться, с одной стороны, определенной и достаточно легкой выделимостью из потока речи, т.е. по отношению к соседним аналогичным отрезкам, а с другой стороны, значительной внутренней цельностью.

В самом деле: определенная и притом именно достаточно легкая выделимость слова в речи, т.е. его отделимость от смежных единиц, от соседних слов, необходима для того, чтобы слово отличалось как некоторое целое от той или иной осмысленной составной части слова; вместе с тем значительная внутренняя цельность слова необходима для того, чтобы оно отличалось именно как одно отдельное слово от словосочетания. Таким образом, проблема отдельности слова расчленяется на два основных вопроса: (а) вопрос о выделимости слова, представляющий собой вместе с тем вопрос о различии между словом и частью слова (компонентом сложного слова, основой, суффиксом и пр.); и (б) вопрос цельности слова, являющийся вместе с тем вопросом о различии между словом и словосочетанием.

Прежде всего необходимо поставить вопрос выделимости слова и выяснить, чем отличается целое слово от какой-либо части слова.

Давно уже известно, что выделение слова по фонетическим признакам часто не приводит к удовлетворительным результатам. <…>

Самое важное, на что следует обратить внимание в связи с вопросом о фонетических признаках слова, - это то, что выделение слова по одним фонетическим признакам неправильно, недопустимо методологически, поскольку при таком выделении слово рассматривается так, как если бы оно представляло собой только звуковой отрезок. Между тем слово, как единица языка, представляет собой образование, имеющее как звуковую сторону, так и сторону смысловую, семантическую. <…>

Из сказанного ясно, что и выделение слова по логико-семантическому признаку как таковому тоже не может быть признано правильным и не может дать удовлетворительных результатов. Ничего ценного не может дать и механическое комбинирование фонетического и логико-семантического критерия.

Исходя из понимания слова как основной единицы словарного состава <…> и вместе с тем как такой единицы, которая способна грамматически изменяться и грамматически соединяться в предложении в связную осмысленную речь с другими единицами того же порядка, мы должны искать основные, существенные признаки законченности и выделимости слова в сфере этих его особенностей как единицы языка.

Изменяемость слова предполагает известную его оформленность: поскольку одно и то же слово (именно слово как таковое, а не одна его звуковая оболочка) изменяется, постольку в нем выделяется нечто основное, собственно словарное, лексическое, остающееся тем же самым при различных изменениях слова, и с другой стороны, - нечто дополнительное, переменное, принадлежащее вместе с тем не данному конкретному слову, а известному классу или разряду слов, отвлекаемое от конкретных слов – грамматическое, связанное с использованием слова в различных произведениях речи. Таким образом, основное лексическое значение слова оказывается дополненным, осложненным теми или другими грамматическими значениями, которые являются материально выраженными во внешних, звуковых различиях между отдельными разновидностями – грамматическими формами слова: это и придает слову определенную оформленность. <…> Это значит, что слова оказываются грамматически, как морфологически, так и синтаксически, оформленными, определенным образом приспособленными к совместному функционированию в связной осмысленной речи. <…>

Теперь можно перейти к другому вопросу, относящемуся к проблеме отдельности слова, - вопросу о цельности слова и выяснить, чем определяется цельность слова, отличающая его от словосочетаний.

Если слово вообще выделяется в речи как таковое специфической для него оформленностью, с которой связана и определенная его законченность, <…> то в отличие именно от словосочетания слово может быть охарактеризовано как обладающее цельнооформленностью. <…> Цельнооформленность слова выявляется в специфических особенностях внутреннего строения слова сравнительно со строением словосочетания, в особенностях, которые определяются меньшей законченностью и оформленностью частей слова сравнительно с частями словосочетания, т.е. с отдельными словами. В отличие от слов как цельнооформленных образований словосочетания могут быть определены как образования раздельнооформленные. <…>

<…> Центральным вопросом всей проблемы тождества слова в специально лингвистической плоскости является вопрос о том, каковы возможные различия между отдельными конкретными случаями употребления одного и того же слова, т.е. какие различия между такими случаями совместимы и какие, напротив, несовместимы с тождеством слова. <…>

Что касается лексических разновидностей слова, то для того, чтобы эти разновидности представляли собой варианты одного и того же слова, необходимо:

Во-первых, чтобы, различаясь, они имели общую корневую часть, а следовательно – материально, в их звуковой оболочке выраженную лексико-семантическую общность.

Во-вторых, чтобы, вместе с тем, не было соответствия между материальными, звуковыми различиями и различиями лексико-семантическими, т.е. чтобы первые не выражали последних.

Из сказанного в пункте первом следует также, что различие между вариантами слова как в звуковой оболочке, так и в лексико-семантическом ядре может быть только частичным (поскольку и в той, и в другой стороне должна быть общность). <…>

Таким образом, в вариантах слова мы находим материально, в звуках объективированную, выраженную лексико-семантическую общность либо при внешне не выраженном лексико-семантическом различии, либо при внешнем различии, не выражающем никакой лексико-семантической дифференциации. Именно благодаря такому соотношению между общностью и различиями единство оказывается преобладающим над разностью – и данные лексические разновидности выступают как варианты одного слова. <…>

Слово, как известно, имеет не только звуковую оболочку и определенное значение или значения, оно имеет также и ту или другую стилистическую характеристику, или, как говорят, окраску.

Различие между языковыми образованиями в их стилистической характеристике не делает их разными словами. Таким образом, стилистически могут различаться не только слова, но и отдельные варианты одного и того же слова. Это непосредственно определяется самим существом взаимоотношений между разными моментами в слове.

Эмоционально-экспрессивные, стилистические моменты, как бы они порою ни привлекали к себе внимания, не могут быть поставлены наравне с моментами собственно семантическими, интеллектуальными, относящимися к выражению именно мыслей и обмену мыслями и являющимися наиболее специфическими для языка. Поэтому различие или тождество значения, естественно, трактуется обществом совершенно иначе, чем различие или тождество стилистической характеристики. <…>

Послетекстовые задания

1. Назовите две основные проблемы, связанные с определением слова как единицы языка. Как вы понимаете их суть? Подумайте, с какими другими лингвистическими проблемами они связаны.

2. Вспомните значимые признаки слова. Какие из этих признаков называются или описываются А.И. Смирницким?

3. Как признаки слова связаны с проблемами определения слова?

4. Что такое варианты слова?

5. Какой статус А.И. Смирницкий придает стилистической окраске слова?



ТЕМА № 2. ЛЕКСИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА

В.В. Виноградов. Основные типы лексических значений слова (Лексикология и лексикография: Избранные труды. М., 1977).

Виктор Владимирович ВИНОГРАДОВ (1895 – 1969).

Портрет В.В. Виноградова украшает практически каждую кафедру русского языка, а имя его известно даже самым нерадивым студентам-филологам.

Вклад В.В. Виноградова в лексикологию трудно переоценить. «Он был одним из составителей первого научного Толкового словаря русского языка под редакцией Д.Н. Ушакова, одним из редакторов академических словарей русского литературного языка, руководил работой по составлению Словаря языка А.С. Пушкина. Виноградовские классификации типов лексических значений слова и видов фразеологических единиц до сих пор широко используются в вузовском преподавании и в исследовательской работе. Его перу принадлежит множество этюдов по истории отдельных слов и групп слов, собрание которых составляет увлекательнейшую книгу, значительную не только для истории русского языка, но и для истории русской культуры» (Е.А. Земская. Энциклопедический словарь юного филолога).

Однако научные интересы Виноградова не ограничивались лексикологией и фразеологией. Ему принадлежит заслуга создания двух лингвистических наук – истории русского литературного языка и науки о языке художественной литературы. Его монографии «Язык Пушкина» (1935), «Язык Гоголя» (1936), «Стиль Пушкина» (1941), «Стиль прозы Лермонтова» (1941) представляют огромный интерес для самой широкой аудитории. А труд «Русский язык. Грамматическое учение о слове» (удостоенный в 1951 году Государственной премии) стал настольной книгой для каждого лингвиста.

Вместе с тем В.В. Виноградов был создателем и главным редактором (1952 – 1969) лингвистического журнала «Вопросы языкознания»; с 1950 по 1954 год директором Института языкознания АН СССР, а с 1958 по 1968 – Института русского языка АН СССР.

Все сказанное позволяет говорить о Виноградовской школе в языкознании, выделенной в отдельную статью в Лингвистическом энциклопедическом словаре (1990).

В пособие включена статья В.В. Виноградова, посвященная типам лексического значения и ставшая уже хрестоматийной.

I

Проблема значения слова, проблема смысловой стороны слов и выражений чрезвычайно существенна для <…> языкознания. От правильного решения этой проблемы во многом зависит понимание объема, предмета и задач семантики и семасиологии в общей системе науки о языке. Изучение закономерностей развития словарного состава языка также невозможно без глубокого проникновения в существо исторических изменений значений слов. <…> Выяснение сущности значения слова, анализ качественных изменений в структуре значений слова – в их историческом движении, - является одной из основных задач лексикологии. Определение или толкование значений слов – главная цель составления словарей, прямой объект лексикографии.

Одним из путей подхода к решению сложных вопросов, связанных с изучением слова и его значения, с исследованием законов изменений значений слов, является выяснение разных типов и видов лексических значений слова и способов или форм их связи в смысловой структуре слова.

<…> Слово является не только названием предмета или предметов, но и выражением значения, а иногда и целой системы значений. В одном и том же значении обобщается и объединяется общественное понимание разных предметов и явлений, действий, качеств. <…>

Между рядами предметов, действий, качеств, обозначаемых словами, существуют разнообразные взаимодействия и соотношения. Предмет, названный словом, может оказаться звеном разных функциональных рядов, разных сторон действительности, включенных в общую широкую картину жизни. Слово помогает осмыслить и обобщить эти отношения. Все это находит отражение в развитии значений слова в языке того или иного исторического периода. <…>



<…> формирование и создание нового понятия или нового понимания предмета осуществляется на базе имеющегося языкового материала. Это понимание, воплощаясь в значение слова, становится элементом смысловой структуры данного языка в целом.

Всякий раз, когда новое значение включается в лексическую систему языка, оно вступает в связь и во взаимоотношение с другими элементами сложной и разветвленной структуры языка. Только на фоне лексико-семантической системы языка, только в связи с ней определяются границы слова как сложной и вместе с тем целостной языковой единицы, объединяющей в себе ряд форм, значений и употреблений.

При отношении к слову только как к названию нельзя установить принципиальной разницы между разными значениями одного и того же слова и между разными словами-омонимами.

Значение слова определяется не только соответствием его тому понятию, которое выражается с помощью этого слова <…>; оно зависит от свойств той части речи, той грамматической категории, к которой принадлежит слово, от общественно осознанных и отстоявшихся контекстов его употребления, от конкретных лексических связей его с другими словами, обусловленных присущими данному языку законами сочетания словесных значений, от семантического соотношения этого слова с синонимами и вообще с близкими по значениям и оттенкам словами, от экспрессивной и стилистической окраски слова.



<…>

III

<…> Под лексическим значением слова обычно разумеют его предметно-вещественное содержание, оформленное по законам грамматики данного языка и являющееся элементом общей семантической системы словаря этого языка.

<…> Наблюдения над способами объединения разных значений в слове, а также над закономерностями словоупотребления приводят к выводу, что не все значения слов однородны или однотипны, что есть качественные различия в структуре разных видов лексических значений. <…>

В системе значений, выражаемой словарным составом языка, легче всего выделяются значения прямые, номинативные, как бы непосредственно направленные на «предметы», явления, действия и качества действительности (включая сюда и внутреннюю жизнь человека) и отражающие их общественное понимание. Номинативное значение слова – опора и общественно осознанный фундамент всех других его значений и применений.

Основные номинативные значения слов … очень устойчивы. Эти значения можно назвать свободными, хотя их свобода обусловлена социально-исторически и предметно-логически. Функционирование этих значений слов обычно не ограничено и не связано узкими рамками тесных фразеологических сочетаний. В основном, круг употребления номинативного значения слова, круг его связей соответствует связям и отношениям самих предметов, процессов, явлений действительного мира.

У слова может быть несколько свободных значений. <…>

Однако по отношению к основному номинативному значению все другие значения этого рода в слове являются производными. Эту производность вторичных номинативных значений нельзя смешивать с метафоричностью и образностью. В той мере, в какой эти значения не отрываются от основного, они понимаются соотносительно с ним и могут быть названы номинативно-производными значениями. Часто они бывают уже, теснее, специализированнее, чем основное номинативное значение слова. Таково, например, у слова капля – капли номинативно-производное значение ‘жидкое лекарство, принимаемое по числу капель’. Оно свойственно формам множественного числа – капли. <…>

Два или больше свободных номинативных значения могут совмещаться в одном слове лишь в том случае, если одно или два из них являются производными от основного (по крайней мере, понимаются как такие в данный период развития языка). Если же такой связи между значениями нет, то мы имеем дело уже с двумя омонимами. <…>



<…> Необходимо обратить внимание еще на то обстоятельство, что свободные номинативные значения, за исключением значений терминологических, препарированных, могут быть опорными или исходными пунктами синонимических рядов.

У многих слов <…> есть стилистические синонимы в разных пластах или слоях лексики. Значительная часть этих синонимов лишена прямого, свободного номинативного значения. Подобные синонимы выражают свое основное значение не непосредственно, а через то семантически-основное или опорное слово, которое является базой соответствующего синонимического ряда и номинативное значение которого непосредственно направлено на действительность. Например, глагол облечь является книжно-торжественным синонимом слова одеть и употребляется прежде всего для выражения значения одеть в соответствующем стилистическом контексте. Его основное значение не свободно-номинативное и не производно-номинативное, а экспрессивно-стилистическое, опосредованное его отношением к глаголу одеть. <…>



<…> На основе экспрессивно-синонимического значения могут развиваться другие, но только фразеологически связанные значения и употребления слова (ср. облечь властью, доверием, полномочиями и совсем изолированно: облечь тайной).

<…> Своеобразие экспрессивно-синонимических значений многих слов определяется характером и видами их соотношений с номинативными значениями опорных, исходных слов соответствующего синонимического ряда. Между тем фразеологически связанные значения слов вообще не могут служить базой, основой синонимического ряда. <…>

IV

<…> Многие слова в современной языковой системе вообще не имеют прямых номинативных значений. Они существуют лишь в составе немногочисленных фразеологических сочетаний. Их значение выделяется из этих сочетаний чаще всего путем подстановок синонимов. <…>

Таким образом, многие слова или отдельные значения многих слов … ограничены в своих связях. Эти значения могут проявляться лишь в сочетании со строго определенными словами, т.е. в узкой сфере семантических отношений. <…>

Фразеологически связанное значение лишено глубокого и устойчивого понятийного центра. Общее предметно-логическое ядро не выступает в нем так рельефно, как в свободном значении. Оно не вытекает ни из функций составляющих слово значимых частей (если это слово производное), ни из отношений этого слова к реальной действительности. Значение этого рода – «рассеянное»: оно склонно дробиться на ряд оттенков, связанных с отдельными фразеологическими сочетаниями.

Например, глагол отрасти, хотя и определяется в толковых словарях общей формулой «достигнуть в росте каких-нибудь размеров», обычно применяется лишь по отношению к волосам, усам, бороде, ногтям. В других случаях говорится вырасти. <…>



VI

Кроме качественных различий между значениями свободными и значениями фразеологически связанными, несвободными, в лексической системе русского языка очень рельефно выступают специфические особенности значений, осуществление которых обусловлено синтаксически. <…>

Своеобразный тип значений синтаксически обусловленного характера формируется в словах, за которыми закрепляется строго определенная функция в составе предложения. Функционально-синтаксически ограниченное значение качественно отличается от всех других типов значений тем, что синтаксические свойства слова как члена предложения здесь как бы включены в его семантическую характеристику. Например, ср. в разговорной речи слово молодец при выражении похвалы, одобрения в функции сказуемого: Она у нас молодец. <…>

<…> Предикативно-характеризующее значение у имени существительного может реализоваться в сказуемом или в составе сказуемого, в обращении, в обособленном определении и приложении.

<…> Синтаксически ограниченное значение слова с семантической точки зрения часто представляет собой результат образно-типического обобщения какого-нибудь общественного явления, характера, каких-нибудь свойств личности и является народным выражением их оценки, их характеристики. <…>

Есть слова, которым присуще только функционально-синтаксическое значение. Например, слово загляденье. <…>

Начиная с XIX в., слово загляденье обозначает все то, на что можно заглядеться, чем можно залюбоваться; в этом значении оно употребляется только в функции сказуемого; черты имени существительного в нем стираются, падежные формы ему уже не свойственны. <…>

Функционально-синтаксически ограниченные значения свойственны главным образом именам существительным, прилагательным (особенно их кратким формам), а также наречиям, которые переходят в этих условиях в категорию состояния.



<…>

VII

Гораздо более сложной … является сфера значений конструктивно организованных или конструктивно обусловленных. Многие лексические значения слов неотделимы от строго определенных форм сочетаемости этих слов с другими словами. <…> Дело в том, что структура некоторых типов словосочетания обусловлена принадлежностью их грамматически господствующего члена к тому или иному семантическому классу или разряду слов, имеющих однотипную конструкцию. Например, немногочисленный ряд глаголов внутреннего состояния, эмоционального и волевого переживания – плакаться, сетовать, жаловаться и некоторые другие – выражают свое значение обычно в сочетании с предлогом на и формой винительного падежа существительного, обозначающего объект соответствующего состояния или переживания.

Конструктивно обусловленное значение характеризуется предметно-смысловой неполнотой его раскрытия в формах самого слова: полностью оно реализуется лишь в свойственной ему синтаксической конструкции – в сочетании с другими словами, количество и состав которых могут быть ничем не ограничены. Возможная неограниченность связей с другими словами в рамках строго определенной синтаксической конструкции является существенным признаком конструктивно обусловленного значения. И этим признаком оно резко отличается от значения фразеологически связанного, для которого типична замкнутость, ограниченность возможных сочетаний с другими словами…

Разграничение основных типов или видов лексических значений слов помогает установить ясную перспективу в семантической характеристике слов и содействует правильному определению омонимов и синонимов в лексической системе языка. Разные виды значений слов по-разному служат отражению и закреплению в языке успехов познавательной деятельности народа.



Послетекстовые задания

1. Почему для языкознания так важно решить проблему лексического значения слова?

2. Что, по мнению автора статьи, является значимым при характеристике ЛЗС?

3. Как соотносятся между собой прямые/переносные, свободные/несвободные и производные/непроизводные значения?

4. Можно ли говорить об абсолютной произвольности сочетаемости «свободных» значений слов?

5. Укажите и охарактеризуйте типы несвободных значений.

6. Используя «Словарь русского языка» С.И. Ожегова, определите, как в толковых словарях отражаются различные типы лексического значения слова, приведите примеры. Так, фразеологически связанные значения в словаре обозначаются . (Для справки можно использовать: Диброва Е.И., Касаткин Л.Л., Щеболева И.И. Современный русский язык. – Ростов-на-Дону, 1997. – С. 119 – 126).

Типы лексических значений – одна из классификаций значений слова, возникшая в рамках лексикологии. По мере увеличения интереса к содержательной стороне знака развивается лексическая семантика (см. тему № 5) - вначале как раздел лексикологии, затем как самостоятельная наука, имеющая собственный объект изучения. С точки зрения семантики значение слова состоит из структурно организованных мельчайших семантических компонентов – сем («семантических множителей», «семантических признаков», «семантических атомов» и т.д.). Как обнаружить эти компоненты в составе значения?



Прочитайте и выполните задания.

1. Слова сын и дочь обозначают детей (по отношению к родителям), разница только в том, что одно слово называет лицо мужского пола, а другое – женского. Такое же различие между словами племянник и племянница, брат и сестра, дедушка и бабушка. Обозначим это различие в словах так: А – слово называет лицо мужского пола, А (не А) – слово называет лицо женского пола.

Рассмотрим другое противопоставление: отец – сын, дочь; мать – сын, дочь. Противопоставленные слова называют лиц разных поколений, находящихся в прямом родстве. Обозначим это различие в значении так: Б1 – слово указывает на лицо старшего поколения, Б2 – на лицо младшего поколения.



Брат, сестра, братья, сестры – такие слова обозначают, что лица, названные ими, - дети одних родителей. Данный признак в значении слов обозначим так: В; отсутствие его будет говорить, что такого элемента значения нет.

Тогда значение слова отец можно обозначить в виде двух множителей: АБ1, мать АБ1, сын – АБ2, сестраАВ.

Изобразите в виде множителей значения слов брат, дочь.

Если значения слов состоят из «семантических множителей», то возможны такие пропорции между значениями слов:




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал