В. Симфония жизни (популярная физиология человека) москва «физкультура и спорт» 1989



страница10/13
Дата23.04.2016
Размер3.58 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
в церковь, отпевают... И,; знаете, сон в руку — меня выпустили!» Не будучи силен в приметах, автор этих строк спросил: «А что же тут счастливого приснилось? Ведь вы себя в гробу увидели». Он ответил: «Ах да, гроб тоже приснился, но ведь приснилась и церковь, а это — к счастью!». Значит, если бы его осудили, он помнил бы плохой элемент сна; поскольку же выпустили, в памяти остался хороший. Поэтому приметы оставим в стороне и будем иметь в виду только точные предсказания. Например, приснилось: в среду приезжает Петр Петрович, и в среду он действительно приезжает. Если подобные факты случаются с известными людьми, факты эти попадают в историю. Так, М. В. Ломоносову, когда он находился на учебе в Германии, приснилось, что его отец, помор, погиб на рыбалке во время бури. Так оно в дальнейшем и оказалось. Как быть с подобными фактами? Нас не обманывают, они есть!

Из всего, о чем мы уже говорили, ясно: в сновидениях всплывает только то, что уже есть в мозгу, только отснятое на мозговую «кинопленку». Никакой совершенно новой информации сны дать не в состоянии. Конечно, мы не можем не задумываться о своем завтрашнем дне, пытаемся прогнозировать. Эти наши надежды или опасения могут, разумеется, всплывать во сне в виде готовых событий. Однако ведь тут мы из сегодня заглядываем в завтра, а не наоборот. Чем же объясняются приведенные выше факты и несмолкающие разговоры о «вещих» снах?

Факты объясняются, конечно, в основном совпадениями, а разговоры — неправильной установкой, неправильным подходом людей, верящих снам. Возьмем простой пример. Матери приснилось, что заболел ребенок. Проснулась, поволновалась день-другой, ребенок не заболел — она забыла о своем сновидении. Однако дети болеют нередко. Очень может быть, что ребенок заболеет и в эти несколько дней. Тогда она уже не забудет о своем сновидении и станет рассказывать. Тысячи, миллионы сновидений, предсказывающих нам те или иные события и несбывающихся, мы забываем. Те же единичные, которые совпадают с реальностью (а что-то когда-то по теории вероятностей ведь обязательно должно совпадать!), — вот эти-то факты в памяти остаются. Если бы человек, верящий снам, тщательно регистрировал каждое утро, что они ему напророчили, и в дальнейшем проверял, многое ли сбылось, от веры в сны ничего не осталось бы. При этом случайные совпадения можно подразделить на две группы: а) обладающие достаточно большой вероятностью, встречающиеся нередко; б) обладающие малой вероятностью, редкостные.

К первым относится приведенный пример с матерью и ребенком. Дети болеют, действительно, весьма часто, а потому совпадение, даже чисто случайное, обладает немалой вероятностью. Встречаются, однако, удивительные, поистине редкостные совпадения. Приведу два факта.

Один человек в конце 40-х годов увидел во сне, что выиграл крупную сумму денег по государственному займу. Приснился даже номер облигации, на которую пал выигрыш. Проснувшись, человек записал на каком-то клочке бумаги этот номер — просто для забавы. Через несколько дней состоялся очередной тираж. Появилась в газете таблица выигрышей. Поднеся к ней клочок бумаги и сопоставив цифры, человек остолбенел; выиграла именно эта облигация; посмотрел у себя — у него такая облигация есть. Об этом факте я услышал еще молодым специалистом после лекции, которую прочел врачам. В первый момент я остолбенел не меньше, наверное, чем герой этой истории. Однако потом мы с врачами подумали хорошенько и совместно разобрались. Мы обратились к статистике. Десятки миллионов людей в те поры давали деньги взаймы государству. Возьмем для простоты 10 миллионов. Можно с уверенностью сказать, что из каждой тысячи держателей облигаций уж одному-то наверняка снилось перед тиражом — за неделю или за день, — что он выиграл. Наяву подумалось накануне: брюки прохудились, хорошо бы выиграть денег и купить новые. Промелькнув наяву, мысль эта среди других следов дневной работы мозга могла возникнуть и в сновидении. Значит, 10 тысяч держателей облигаций перед каждым тиражом могли видеть подобный сон. Между тем из 10 тысяч уже по банковской статистике выигрывало 100 человек. Следовательно, среди каждого десятка миллионов держателей облигаций можно было бы найти, если хорошо поискать по нашей необъятной стране, сто человек, которые с изумлением говорят друзьям: «Подумай, как удивительно, приснилось — и выиграл!» Те 9900, которые выиграли только во сне, быстро о своем сновидении забывают; те, кто выиграл и наяву, — помнят. Сразу предвижу возражение: «Тут все ясно, но ведь приснился и номер облигации!» Что же, займемся и этим. Ларчик открывается просто. Ведь приснилась своя облигация, а не чужая, не один из тех миллионов номеров, которые вообще существуют в природе, а один из своих — двух-трех. Конечно, никто не заучивает номеров своих облигаций или лотерейных билетов. Однако при получении их достаточно было бросить взгляд на номер, чтобы след в мозгу возник. Значения для организма след этот не имеет, мозг тут же прячет его на самое дно кладовки памяти, но пусть и на дне, а след все равно сохраняется. Кроме того, некоторые люди, чтобы не истрепались облигации, переписывают их номера и сверяют с таблицей именно такие списки. Появляется дополнительная возможность укрепить следы. Значит, в том факте, что в сонном мозгу всплыл номер одной из своих облигаций, нет ничего особенного. Ну а то, что на облигацию пал выигрыш, это — просто случайная удача, везение. Я знаю случай, когда человек на единственный лотерейный билет выиграл автомашину «Волга».

Приведу другой пример, еще более впечатляющий. Молодая ленинградка отдыхала в Ялте и вдруг увидела сон: ее 3-летний сынишка Ленька упал и рассек себе правую бровь, течет кровь. Проснулась, поежилась — такое неприятное было сновидение. Позвонила в Ленинград, спросила, как дела дома. Ей ответили: «Все хорошо, только вот Ленька сейчас упал и рассек себе правую бровь, кровь течет». Когда происходит подобный факт, он, конечно, ошеломляет. То же случилось с моей знакомой. Уже пожилым человеком она мне об этом рассказывала, и чувствовалось, что ее при этом, как говорится, мороз дерет по коже. Однако, как ни странно, и здесь все можно достаточно просто понять. Возьмем миллион матерей, дети которых были в свое время в возрасте от года до 4 лет, когда ребятишки часто падают и могут что-нибудь себе «расквасить». Несомненно, каждой матери за этот период хотя бы один раз снится, что ребенок Упал и что-то себе ушиб. Снится, полагаю, не один раз, но для простоты будем рассуждать по минимуму и примем, что матери в среднем такой сон снится один раз. Каждый ребенок тоже за этот период хотя бы один раз что-то себе ушибет. Итак, миллион снов и миллион травм, но только тысяча дней (три г°да), когда все это могло произойти. По самым элементарным правилам статистики одна тысячная часть из этого миллиона, т. е.

тысяча матерей, обязана была увидеть подобный сон в день получения травмы. Опять-таки предвижу незамедлительное возражение скептика: тут все ясно, но ведь приснилась правая бровь, а не левая пятка! Продолжим рассуждения. Сколько есть мест на теле ребенка, которые он может себе повредить? Попробуем перечислить: один лоб, две брови, два глаза, один нос, два уха, один рот, десять пальчиков на ручках, десять пальчиков на ножках... С какой бы тщательностью мы ни вели учет, больше чем 50 объектов такая инвентаризация не даст. Остается разделить 1000 на 50, получим 20. Значит, 20 матерей из каждого миллиона, т. е. одна на 50 тысяч, — вот кандидатура на подобное совпадение. Думаю, я за свою жизнь едва ли успел побеседовать с 50 тысячами женщин-матерей, но мне посчастливилось встретить подобный факт раньше. Поскольку же сон о беде с ребенком снится матери, конечно, чаще, чем один раз за три года, и дети травмируются за это время тоже не один раз, вероятность подобных совпадений много выше, чем 20 случаев на миллион матерей. Я даже как-то удивляюсь, что встретил пока лишь один подобный феномен. Может быть, читатели пополнят мою коллекцию?

Таким образом, факты предсказания во сне действительно могут быть объяснены совпадениями и неумением осмыслить происходящее. В случаях, приведенных выше, мы сталкиваемся как бы со своеобразной лотереей. Кому-то выпадает совпадение. Однако особенность этой лотереи состоит в том, что из-за психологических черт нашей натуры и эмоционального аккомпанемента подобных фактов «выигравший» в эту сонную лотерею не осознает, что имеются еще миллионы случаев несовпадений и что у кого-то обязательно должно когда-то и совпасть. Иное дело обычная лотерея. В случае выигрыша мы радуемся, но отчетливо сознаем, что имеются миллионы билетов, на которые выигрыши не пали.

Всегда ли только случайность?

Говоря о роли случайных совпадений, я умышленно употребил словосочетание «в основном». Есть, разумеется, случаи, когда о чистой случайности говорить нельзя, когда известные обстоятельства повышают вероятность совпадения. Тут уже можно говорить, что сон совпал с явью в силу определенных закономерных причин. Иными словами, имея в сновидениях своеобразное вероятностное прогнозирование грядущих событий, мы сталкиваемся в некоторых случаях с обстоятельствами, несколько повышающими уровень вероятности того, что прогноз является верным и сон совпадает с явью.

Первый пример. Мать заметила, что ребенок вяловат, капризничает, плохо ест. Мелькнула мысль: не заболел ли? Ночью эта мысль предстала в виде готового события. Тут, конечно, тоже совпадение. Ребенок может и не заболеть. Он капризничал, быть может, просто потому, что не получил любимой конфеты. Однако уровень вероятности совпадения здесь выше по двум причинам. С одной стороны, если матери пришло в голову наяву, что ребенок болен, больше шансов, что подобный след дневных забот- оживет во сне. С другой стороны, возможно, что мать действительно подметила симптомы начинающегося заболевания. Элемент закономерности здесь присутствует и повышает вероятность совпадения.

Второй пример. Человек часто страдает ангинами. Каждый раз за два дня до болезни он видит во сне, что болен ангиной. Проходят два дня — он заболевает. Так повторяется пять раз, десять. Конечно, это не случайное совпадение. Кое-кто из читателей, видимо, догадывается: человек уже болен ангиной. Однако слабые сигналы о боли в горле наяву до сознания не доходят, боли нет. Во сне же муха превращается в слона, мы начинаем ощущать боль в горле — нам снится ангина. Утром снова боли нет — ангины нет. Через два дня болезнь успевает настолько шагнуть вперед, что мы и наяву осознаем свое болезненное состояние. Значит, действительно, иногда начинающаяся болезнь впервые всплывает во сне.

Можно ли брать такие факты в расчет и, если нам приснилось, что мы чем-то заболели или кого-то «залюбили», считать это реальностью? Конечно, нет. На тысячи и тысячи подобных сновидений только одно будет связано с истинно начинающейся болезнью или возникающим чувством, а остальные — со следами былого. Предсказание не обладает надежностью. Конечно, здесь уровень вероятности прогноза будет выше, чем если бы дело шло о чисто случайных событиях, однако вероятность эта все же не настолько велика, чтобы можно было руководствоваться ею на практике.



Третий пример. Перед квартирой одного ученого было украшение в виде стеклянного шара. Какие-то лиходеи его разбили. Однажды ученый говорит семье за завтраком: «Мне только что приснилось, что перед нашей дверью вместо разбитого месяц назад стеклянного шарика установлено укрепление в виде медной еловой шишки. Давайте поставим такое, я как-то видел его в магазине». Раздается дружный смех. Оказывается, медная шишка Уже два дня украшает дверь квартиры. Значит, человек, приходя с работы, смотрел, но, будучи погружен в свои мысли, не видел предмета. В таких случаях говорят о присущей ученым рассеянности, хотя не менее резонно было бы говорить здесь о сосредоточенности, заставляющей отвлекаться от всего постороннего. Вошедший в мозг под порогом сознания отпечаток оставил след и в состоянии сна мог обнаружиться. По-видимому, подобные случаи нередки. Мы сидим на работе, чем-то заняты настолько, что отвлекаемся от окружающего. По коридору пробежали, сказали кому-то: «В среду приезжает Петр Петрович!» Мы услышали, но не осознали. След в мозг проник — и во время сновидения всплыл.

Поэтому не надо удивляться, если иногда появится во ' сне истинная информация, о которой мы ничего не знаем. Просто она сумела проникнуть помимо нашего сознания, но в мозгу отпечаталась, иначе сновидение не могло бы иметь места или представлялось бы чисто случайной комбинацией бывалых впечатлений с очень низким уровнем вероятности совпадения.

Иногда всплывает информация, имеющая большую давность и потому, казалось бы, прочно забытая. Ученый, не являвшийся ботаником, увидел однажды во сне какие-то травы и услышал четко произнесенное латинское название одной из них — «asple-nium ruta muralis». Поинтересовался в специальных книгах, ибо названий трав не знал и знать не мог. Оказалось, такая трава есть. Только название чуть иное — последнее слово не «muralis», a «murarium». Долго не мог понять ученый, откуда взялся такой сон, выявивший его дополнительную компетенцию в ботанике. Прошло несколько лет. Как-то он посетил своего школьного товарища. Тот показал ему свой гербарий, и загадка разрешилась. В гербарии имелась одна из карточек, написанная собственной рукой ученого, увидевшего сон, с тем же самым названием. Оказалось, что когда-то в детстве он под диктовку товарища подписывал карточки в его гербарии. Факт этот был совершенно забыт. Между тем кладовая памяти его все равно хранила.

Вернемся еще раз к случаю «мать — дитя». Возможен вариант прогноза заболевания ребенка, родственный только что рассмотренным фактам. Мать сознательно не отметила, что ребенок капризничает, но в его поведении были черточки, в облике были штрихи, какие обычно сопровождают начало болезни. Занятая другими делами, мать эти признаки увидела, но не осознала. Во сне полученная информация дала о себе знать. Возможно и иное: признаки были настолько слабыми, что и не могли привлечь внимание матери, а во сне были усилены и дали основание для соответствующего прогноза. Здесь перебрасывается мостик ко второму из рассматриваемых примеров.

Во всех рассмотренных случаях мы имеем одну и ту же группу явлений. Во сне всплывает информация, вошедшая в мозг и живущая там неведомо для нас. Любое предсказание во сне может быть связано и с этим обстоятельством, т. е. имеет шансы оправдаться. Однако речь идет только о некотором повышении вероятности события, а не о надежном предсказании.

Четвертый пример. Есть отдельные народные приметы, имеющие известное основание. В народе считается, что если приснились давно умершие родители — быть дождю. Имеется и другая примета: когда снится мясо, это к болезни. Рассмотрим оба случая внимательнее.

Впечатления, связанные с давно умершими людьми, относятся к давним следам. Такие следы оживают при более глубоком сне. Между тем глубокий сон бывает перед ненастьем. Значит, если ожили давние отпечатки (необязательно люди, умершие много лет назад, а, например, и что-то из собственного детства), есть вероятность, что придет ненастная погода. Конечно, крепкий сон может быть связан и не с этим, просто человек сильно устал. Следовательно, предсказание опять-таки относится к вероятностному прогнозированию, но уровень вероятности несколько выше, чем при отсутствии подобного сновидения.

Теперь о мясе. В давние времена, когда не было холодильников, а люди жили в пещерах и были лучше закалены, чем сейчас, основной причиной недугов была несвежая пища — прежде всего, гнилое мясо. В сознании людей прочно укоренилась связь съеденного мяса с нездоровьем. При недомогании поэтому часто снилось мясо. Оно могло присниться и тогда, когда болезнь еще только начинается и наяву человек еще хорошо себя чувствует. Тут условия предсказания те же, что и в рассмотренном выше случае с ангиной. Не от сна о мясе приходит болезнь, а от уже начавшейся болезни приходит сон о мясе. Люди, кроме того, знали по рассказам других, что при болезни снится мясо. Начинало действовать самовнушение, и при возникающем недомогании «по заказу» появлялся запрограммированный на этот случай сон.

По-видимому, можно найти и некоторые другие приметы, в которых имеется известный элемент закономерного прогноза, однако они никогда не обладают той надежностью, которая позволила бы серьезно на них полагаться.



Пятый пример. Имеет бесспорное значение и элемент самовнушения, но в ином плане, о чем только что упоминалось. Предположим, вам приснилось, что вы упали, ушиблись. Сну этому вы придали значение. Со страхом делаете каждый шаг, все время боитесь споткнуться. Нужно, скажем, перейти по бревну через канаву. В обычных условиях это не составляет для вас труда. Теперь же вы дрожите от страха, тревоги и, конечно, легче можете потерять равновесие. Тут — полная аналогия с черной к°шкой, перебежавшей дорогу. Если такая встреча у вас состоялась, вы невольно каждую мелкую неудачу, которой обычно и не заметили бы, связываете с дурным признаком и все ждете крупной неудачи. А если ждете, то сами можете как-то ее спровоцировать неуклюжими действиями или неуместными словами.

Почему утро вечера мудренее?

Особняком стоит еще одна очень интересная группа снов — так называемые творческие сновидения.

Иногда школьники рассказывают: решал задачу перед сном — ничего не получалось; заснул — решил, утром оставалось только записать решение. Вспомним книгу Н. Гарина-Михайловского «Детство Темы». Потерял Тема свою собаку Жучку. Искал ее везде, но найти не мог. Огорчился, заснул в слезах. Вдруг видит сон: его Жучка сидит на дне старого высохшего колодца. Проснулся, побежал туда — и нашел свою собаку. Иногда ученые делают во сне открытия. Особенно почему-то везло химикам. Известный немецкий специалист Кекуле никак не мог понять строения молекулы бензола. Было установлено, что она представляет собой цепочку из 6 атомов углерода, с которыми связаны 6 водородных атомов. Однако структурную формулу бензола Кекуле не мог построить — не сходились валентности. Помогло сновидение. Змейка из 6 атомов углерода, танцевавшая перед внутренним взглядом ученого и днем, и ночью, однажды во сне вдруг ухватила себя за хвост — кольцо замкнулось. Это и было решением задачи. Выявилось наличие нового класса химических соединений — циклических углеводородов. Впрочем, в области химии далеко ходить за примерами не надо. Замечательный русский химик Д. И. Менделеев именно во сне открыл окончательный вариант своей периодической таблицы химических элементов. До того таблица эта в разных вариантах все время преследовала его наяву и во сне, но решения не было. Иногда композиторы слышат во сне нужные мелодии. Жил в Италии 300 лет назад скрипач и композитор Тартини. Он увидел однажды во сне, что к нему является дьявол и просится скрипачом в оркестр. «А ты играть-то умеешь?» — «Послушай!» Берет дьявол скрипку, смычок и начинает играть замечательную мелодию. В то время Тартини сочинял сонату для скрипки и фортепиано и никак не мог найти темы для финала, заключительной части произведения. Мелодия, которую сыграл дьявол, представляла собой именно то, что требовалось. Тартини проснулся, записал ее, закончил сонату и дал произведению название «Дьявольские трели». Это — одна из лучших сонат Тартини.

Может быть, творческие сны представляют собой что-то необычное и содержат какую-то таинственную силу? Нет. Это — просто дополнительная работа мозга во время сна. Как всякая дополнительная работа, она и во сне может дать результат. Конечно, тут имеются большие помехи; посторонние сновидения искажают ход творческой мысли. Большей частью получается «абракадабра». Однако под сенью сна есть и моменты, способные содействовать творческому решению. Перечислим их.

Во-первых, если контуры решения наяву уже намечаются, мозг продолжает ту же работу, и ночь приносит лишь дополнительное время, которого не хватило днем. Тут труд во сне дает лишь количественную помощь творческому процессу.

Во-вторых, слабые сигналы, не привлекшие днем внимания или вообще лежащие под порогом наших ощущений, во сне усиливаются. Муха превращается в слона, и на нем оказывается возможным рассмотреть некоторые полезные детали. Факт или явление попадает как бы под увеличительное стекло, привлекает наше внимание и оказывает помощь в нахождении истины.

Здесь выплывает еще один аспект проблемы «мать — дитя». Может оказаться, что мать не просто упустила из виду имеющиеся у ребенка первые признаки начинающейся болезни. Мать, быть может, не только их не воспринимает, но и вообще не знает об их возможной связи с недугом. Какие-то слабые, подпорого-вые штрихи улавливаются ее зрением, слухом, откладываются в мозгу. В прошлом появление этих штрихов неоднократно сопровождалось болезнью ребенка. После ряда сочетаний образуется условная связь, и подобная картинка, всплыв, да еще в усиленном виде, во время сна, закономерно вызывает к жизни связанный с ним след — воспоминание о больном ребенке. Здесь мы сталкиваемся с проблемой интуиции как неосознанного опыта и с вопросом о роли подсознания в нашем творчестве, о чем в этой книге уже говорилось.

Все моменты, изложенные в этом втором и двух последующих пунктах, характеризуют уже не количественную, а качественную помощь сновидения творчеству, дают то, чего можно и не иметь наяву.

В-третьих, выявляется подчас информация, попавшая в мозг помимо нашего внимания, не осознанная наяву, но помогающая нам во время сновидения.

В-четвертых, во время сна преобладает образное мышление, бурно переплетаются различные впечатления. Могут иногда возникать такие причудливые комбинации следов, какие нам никогда не пришли бы в голову днем, а иногда именно они и решают дело. Для творчества нужна фантазия, а именно в состоянии сна она действует неудержимо. Сновидения — это безбрежное море оживших следов, где буйство фантазии подобно шторму в яркий солнечный день, шторму, дающему мириады сверкающих брызг.

В сонной фантазии могут закономерно взаимодействовать элементы интуитивного опыта и жизненных наблюдений. Разве случайно пушкинская Татьяна увидела во сне предстоящую ссору Ленского и Онегина? Во взаимоотношениях друзей уже наяву намечались заметные контуры будущего конфликта. Впечатлительная натура Татьяны уловила их. Слабые сигналы во сне ожили, усилились, интуиция скомбинировала их должным образом. Конечно, то, что погиб именно Ленский, совпало с явью случайно, но сам конфликт был спрогнозирован со значительной долей оснований.

Как видим, в сновидениях имеются не только помехи, но и пособники творчеству. Спору нет, вероятность решить задачу во сне и тут же проснуться, чтобы записать решение (иначе ведь и знать не будешь, что оно состоялось), очень мала, и на это едва ли можно рассчитывать с достаточной уверенностью. Если уж ложиться спать, не решив задачи, то в надежде не на это, а на то, что она будет решена утром, на свежую голову. Народная мудрость учит, что утро вечера мудренее. Между прочим, из сказанного ясно, что мудренее оно по двум причинам: и голова свежа, и может быть задачу мы решили ночью, в те 99 минут быстрого сна, о которых ничего не ведаем. Решение состоялось, лежит в мозгу, неизвестное нам. Однако когда мы снова начнем задачей заниматься, а готовое решение в мозгу есть, оно всплывет быстрее. Очень многие задачи и во сне, и наяву решаются в подсознании, и только готовый результат выбрасывается в сферу сознания, которая гордо им оперирует, даже не оценивая услуг подсознания. В сфере подсознания действует вычислительная машина мозга, обеспечивающая получение и выдачу «наверх», в сознание, нужных результатов. Ученые сегодня пользуются специальным приемом — загрузкой подсознания. С вечера задают себе несколько раз задачу и надеются, что она за время сна определенным образом продвинется вперед.

Сила научного предвидения

Как видим, мир наших сновидений — мир поистине увлекательный. Может быть, именно благодаря им сон становится, как говорит Шекспир устами Макбета, сладчайшим из яств на пиру природы. Сновидения позволяют нам отвести душу (главное их назначение), украшают нашу жизнь, особенно тем, кто имеет цветные сны, тут можно не спешить с приобретением цветного телевизора; наконец, сновидения помогают решать определенные творческие задачи. Однако будущее предсказывается ими лишь в плане вероятного прогнозирования, притом большей частью с минимальным уровнем надежности. Единственный путь к предвидению будущего дает наука. Она открывает законы, управляющие миром, и обеспечивает надежное предсказание грядущих событий.

Сколько ужаса когда-то наводили на людей солнечные и лунные затмения! Однако астрономы давно уже научились предсказывать эти явления на сотни и тысячи лет вперед. Известны удивительные примеры научных предвидений. В середине прошлого века молодой математик Леверье по отклонениям в движении планеты Уран обосновал наличие еще одной, неизвестной астрономам планеты, вычислил, где и когда ее надо искать на небе. Астрономы точно выполнили его указания и открыли новую планету, которую назвали Нептуном. Леверье даже отказался посмотреть в телескоп, чтобы убедиться в своей правоте. Он сказал, что это делать незачем — он новую планету вычислил. Д. И. Менделеев, увидев во сне окончательный вариант своей таблицы, на ее основе доказал наличие еще трех неведомых науке элементов, описал их свойства и дал совет, где их искать. Все три элемента были вскоре найдены и с почетом водворены на свои места, указанные замечательным ученым.

С тех пор как в прошлом веке Карл Маркс открыл законы развития человеческого общества, стало возможным предсказывать ход истории. В 1983 году исполнилось 100 лет со дня смерти Маркса, а его научные предвидения сбываются до сих пор. Мы, люди социалистического общества, вдвойне связаны с наукой — и в деле освоения природы, и в деле построения общества, ибо социализм — первый в истории общественный уклад, целиком основанный на данных передовой науки.


Каталог: 2013
2013 -> А. И. Макшеева, Н. А. Иваньковская Экологическая культурА
2013 -> Особенности течения хронической почечной недостаточности у пациентов с доброкачественной гиперплазией предстательной железы на фоне кардиоваскулярной патологии 14. 01. 23 Урология (мед науки)
2013 -> Учебно-методический комплекс специальность 030301. 65 «психология» калининград 2010
2013 -> Риск развития анемии у больных хронической сердечной недостаточностью, ее прогностическое значение и дифференциальный подход к лечению 14. 01. 05 кардиология (мед науки)
2013 -> Патоморфологическая характеристика тимуса у детей по материалам аутопсий
2013 -> Учебно-методический комплекс психология здоровья направление 030300 Психология Квалификация выпускника бакалавр Калининград
2013 -> Эконометрический анализ преступности в г. Перми
2013 -> Борис Дмитриевич Карвасарский Клиническая психология
2013 -> Модуль «фармацевт-токсиколог» учебно-методический комплекс


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница