В. Симфония жизни (популярная физиология человека) москва «физкультура и спорт» 1989



страница11/13
Дата23.04.2016
Размер3.58 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Беседа 13 ЧТО ТАКОЕ ГИПНОЗ?

Три загадки гипноза

К явлениям психической жизни человека, сравнительно недавно объясненным наукой и в то же время настолько необычным, что непонимание их может легко породить веру в чудеса, следует в первую очередь отнести гипноз.

Многим приходилось видеть сеансы гипноза. Кратко вспомним их суть. Один человек под влиянием слов и воздействий другого — гипнотизера — переходит в необычайное состояние. С одной стороны, он как будто спит, ибо не ориентируется в окружающем. С другой стороны, однако, он не спит, ибо слова гипнотизера слышит и его указания выполняет. Можно выделить три черты, резко отличающие гипноз от обычного сна.

Во-первых, это связь с гипнотизером, обозначаемая фран-

7—239 177


цузским словом «раппорт». В глубоком гипнотическом состоянии человек может не вздрогнуть даже от выстрела над ухом, а каждое даже сказанное шепотом слово гипнотизера всегда услышит и то, что гипнотизером сказано, выполнит.

Во-вторых, сюда относится состояние мышц. В обычном сне они расслаблены, поднятая нами рука спящего бессильно падает на одеяло. В состоянии гипноза человек может ходить, выполнять различные действия, мышцы его активны. В самой же тлу>-бокой стадии гипноза отмечается совсем необычное явление: мышцы как бы деревенеют, и человек превращается как бы в доску. Гипнотизер может положить его затылком на спинку одного стула, пятками — на спинку другого, и такой живой «мостик» может долго висеть не прогибаясь. Более того, гипнотизер встает на него, и мостик тоже не прогибается. Особенно эффектен бывает этот традиционный опыт, если гипнотизер — мощный мужчина, а мостиком является хрупкая девушка. Надо специально подчеркнуть, что никакого фокуса здесь нет, металлические стержни для страховки под одеждой не прокладываются, это — истинное отвердение мышц.

В-третьих, характерной чертой гипноза является возможность внушений. Гипнотизер говорит «Вы находитесь в саду». На лице человека — улыбка удовольствия, он наклоняется, нюхает кресла и скамейки, ему кажется, что это — благоухающие цветы. Гипнотизер говорит: «Начинается наводнение, спасайтесь!» На лице человека — испуг, он поднимается на стул, словно видит надвигающуюся воду. Возможно послегипнотическое внушение. Гипнотизер говорит: «Сейчас я вас разбужу. Вернетесь на свое место. Голова болеть не будет, самочувствие будет хорошее. Станете снова смотреть мои опыты. Когда же репродуктор на столбе сообщит нам сигналы точного времени — 21 час, вы повернетесь к вашей соседке справа и... дунете ей в ухо». Зритель возвращается на свое место, продолжает смотреть опыты, общается с окружающими. Все забывают, что он тоже участвовал в опытах. Вдруг — сигналы точного времени. Человек поворачивается в сторону соседней дамы и дует ей в ухо. Она отшатывается, он приходит в себя, извиняется, говорит, что он не понимает, почему ему захотелось так пошалить, больше он не будет. Разумеется, если бы ему было внушено, что он должен ударить соседку ножом, он этого не сделал бы, но настойчивая мысль об этом появилась бы, и он удивлялся бы тому, откуда она взялась. Наконец, возможно внушением в гипнозе вызвать такие физиологические реакции, которые человек произвольно у себя воспроизвести не в состоянии. Примером является известный опыт с так называемым мнимым ожогом. Гипнотизер хватает руку загипнотизированного: «Прижигаю вашу руку раскаленным железом!» При этом он дотрагивается до кожи простым пятаком. Человек вскрикивает, отдергивает руку. Это неудивительно: ему внушено, что касаются горячим предметом. Удивительно другое — то, что через несколько минут на месте мнимого ожога развивается покраснение, и дело может дойти до волдыря, ожога 2-й степени.

- .'Пожалуй, больше ничего принципиально интересного гипнотизер и не покажет, но вполне довольно того, о чем мы вспомнили. Если не знать, что это такое, и если быть твердо уверенным, что это не фокус, остается верить в чудо.

Спор о животном электричестве

Гипноз был известен с глубокой древности. Еще древнеиндийские факиры гипнотизировали своих сограждан. Ученые медики стали интересоваться гипнозом лишь в конце XVIII века. В ту пору в Вене жил врач Франц Антон Месмер. Он лечил различные болезни, в том числе недуги, которые мы сегодня называем истерическими неврозами. Приходили к нему пациенты, большей частью дамы из высшего общества. У одной перестала работать правая рука, у другой после очередного скандала с мужем отказал левый глаз, у третьей пропала чувствительность правой половины лица и т. п. Месмер выработал своеобразный способ лечения таких больных.

Он усаживал больную в удобное кресло, говорил успокоительные слова. Затем он начинал проделывать над телом больной как бы магические движения, которые он называл пассами. Он совершал, словно поглаживая больную через воздух на расстоянии 2— 3 сантиметров от тела, движения руками сверху вниз от головы к ногам и т. д. Больная погружалась в сноподобное состояние. После нескольких десятков пассов она чувствовала себя явно лучше. Два-три сеанса — и она здорова: рука работает, глаз видит. К Месмеру потянулись пациенты, он стал популярен. Между тем он сам не понимал, почему помогают его пассы. Выработал практически такой способ лечения, убедился в его безотказности, а причины эффективности такого лечения не знал. Разумеется, ему хотелось уяснить ее, ведь он был образованным врачом, а не знахарем.

В те годы бурно развивалась физика, рождалось учение об электричестве и о магнетизме. Итальянский врач Гальвани заявил, что электричество возникает в животном организме. Он раздражал электрическим током нервно-мышечный препарат, включая его в цепь громоотвода. При грозовых разрядах или прохождении грозового облака мышца сокращалась. Проводя затем ряд других наблюдений, Гальвани пришел к выводу, что и обычные, естественные сокращения мышц тоже происходят под влиянием животного электричества, рождающегося в нашем теле, но такого слабого, что существующим научным приборам оно недоступно. Это была гениальная догадка. Сегодня мы знаем, что так оно и есть. Свою правоту Гальвани доказывал рядом косвенных опытов. Против него выступил его соотечественник физик Вольта, заявивший, что никакого животного электричества нет. В ходе этого многолетнего спора, занявшего почетное место в истории науки, был открыт ток, который получил название гальванического — по имени Гальвани, а единица напряжения тока стала называться «вольт». В конце концов победа досталась врачу Гальвани. Правоту его дополнительно продемонстрировал в очень изящном опыте итальянский физик и физиолог Матеуччи. Опыт можно назвать в полном смысле слова классическим.

У лягушки, прикрепленной к пробковой пластинке, вскрывают грудную клетку. Видно, как сокращается сердце. Рядом размещают другую лягушку, у которой вскрывают кожу на бедре, находят седалищный нерв, перерезают его и конец перерезанного нерва набрасывают в виде петельки на сокращающееся сердце первой лягушки. При каждом сокращении сердца сокращается и лапка соседки. Простое шевеление нерва, даже более энергичное, чем от движений сердца, никакой реакции не вызывает. Ясно, что нерв реагирует именно на электрические токи, возникающие в сердце при каждом сокращении. Вот какими опытами, не имея тонкой регистрирующей аппаратуры, ученые ухитрялись выявить важные закономерности.

Бочка Месмера

В обстановке этих жарких споров трудился Месмер. Он видел, что в организме есть животное электричество — такое слабое, что никакие научные приборы не в состоянии его уловить, а живой организм на него реагирует. И вдруг Месмера осенила мысль: если есть животное электричество, почему не быть и животному магнетизму? Может быть, подумал Месмер, мои руки и являются излучателями такого магнетизма. Он очень слаб, стрелка компаса не колышется, никакие приборы этого магнетизма не ловят, а организм больных чувствует. Потому больных и излечивают пассы.

Конечно, это была только гипотеза. Ее надо было проверить. Месмер нашел путь для подтверждения своей идеи. Он взял железную бочку, наполнил ее железными предметами и, когда пришли больные, обработал своими пассами бочку. Он исходил из того, что, если имеется животный магнетизм, даже самый слабый, железо обязано его воспринять, а затем передать больным. Пациентов усадили вокруг бочки, и Месмер тут же возликовал. Заснули больные ничуть не хуже, чем спали накануне под его пассами.

Убедившись в своей правоте, Месмер дальше стал лечить только с помощью бочки. Таким путем он, выражаясь нашим современным языком, повысил и производительность своего врачебного труда. Раньше с каждой больной надо было работать по часу, а теперь сразу оздоравливалась целая группа пациентов. Соответственно возросли и гонорары. Переехал Месмер в Париж, там тоже лечил с помощью бочки. Пользовался большой популярностью.

Умер врач-чародей Месмер. Его дело стали продолжать ученики. Один из них, французский врач граф де Пюисепор, задумался: а прав ли учитель, ведь он не провел контрольного опыта. В самом деле, если проверяется, скажем, новое снотворное средство, недостаточно дать его нескольким больным и убедиться, что они быстро засыпают. Надо убедиться, что быстрое наступление сна не случайно совпало с дачей снотворных и не было результатом самовнушения. Поэтому используют так называемый заменитель, или плацебо. Один день дают истинное снотворное, другой день — плацебо точно в таком же виде, чтобы не только больной, но даже медицинская сестра, дающая лекарства, не знала, что скрывается за этикетками препаратов № 1 и № 2. В опытах Месмера плацебо, контроля не было. Пюисепор ввел такой контроль. Он взял деревянную бочку, покрасил ее в тот же цвет, в какой была покрашена железная, наполнил бочку деревянными предметами и на другой день, когда пришли пациенты, он «намагнитил» деревянную бочку, которую явно намагнитить ничем нельзя. Больные уселись вокруг бочки и мирно уснули — точно так, как спали накануне вокруг железной бочки. Стало ясно, что никакого животного магнетизма в этих опытах не выявлено, есть простое внушающее действие слов и личности врача. По предложению английского хирурга Брэда, использовавшего гипноз для обезболивания при удалении зубов, стали говорить не о магнетизме, й о гипнозе (от греч. hypnos — цон).

Можно ли гипнозом остановить сердце?

С гипнозом на протяжении второй половины прошлого века было связано много всяческих шарлатанств и обманов. Жертвами их становились иногда выдающиеся врачи. Например, жил в Париже знаменитый профессор Шарко. В водолечебницах до сих пор предусматривается и душ Шарко — такой мощный, что может повалить с ног. Шарко пользовался им для приведения в чувство больных истерией, с которыми он не церемонился. В своей практике Шарко пользовался гипнозом, и однажды попалась ему пациентка, у которой он мог в состоянии гипноза вызвать внушенную остановку сердца. Контролируя пульс на лучевой артерии, Шарко командует: «Сердце, остановись!» — и сокращения сердца прекращаются. При команде: «Сердце, работай!» — вновь начинается биение пульса. Шарко показывал болы ную на медицинских обществах — все поражались силе гипноза! Однако попался некий дотошный терапевт, который захотел послушать само сердце, чтобы определить, как оно останавливается — сразу или после нескольких затихающих сокращений. По пульсу установить это не удавалось с достаточной четкостью. Терапевт приставил трубочку к груди больной, Шарко встал, как всегда, на контроль пульса. Раздалась команда: «Сердце, остановись!» Пульс прекратился, а сердце стучало в трубочке терапевта, как ни в чем не бывало. Оказалось, больная, которой хотелось подольше оставаться пациенткой знаменитого Шарко и каким-то способом привлечь его внимание к своей персоне, пошла на хитрость. Она держала под мышкой маленький деревянный шарик и, когда профессор командовал: «Сердце, стоп1» — незаметно прижимала шарик к туловищу. Пережималась подмышечная артерия — переставала пульсировать лучевая, являющаяся ее продолжением.

Сомнения Чехова

С гипнозом было связано столько всякого рода мошенничеств, что отдельные люди, даже врачи, усомнились в его реальном существовании. Стали говорить, что никакого гипноза нет, а есть одно сплошное надувательство.

Так думал, по-видимому, и молодой русский врач Антон Павлович Чехов. В одном из своих ранних рассказов «Гипнотизер» он от первого лица повествует, как пришел в одну компанию, где должен был показывать свое искусство гипнотизер. Герой рассказа вызвался быть объектом гипнотического воздействия. Гипнотизер взял его за руку, уговаривал спать, а у рассказчика сон не появлялся ни в одном глазу. Публика уже начала подсмеиваться над неумелым гипнотизером. Тут рассказчик почувствовал в руке бумажку, ассигнацию, т. е. гипнотизер стал его подкупать. Тогда герой сделал вид, что он заснул.

Сколько бы сомнений, однако, ни высказывалось, как бы ни потешались над гипнозом, явление это реально. Все факты, о которых говорилось выше, представляют собой истинные явления. Первым, кто дал гипнозу научное объяснение, был опять,-* таки И. П. Павлов.

Объяснение гипноза вчера и сегодня

Охарактеризовав сущность сна, ученый перешел к изучению гипноза и заявил, что явление это представляет собой частичный, парциальный сон. Тайное стало явным. Однако в дальнейшем, с пересмотром представлений о механизмах сна, многое казавшееся явным снова облеклось покровом таинственности. Сегодня одни специалисты продолжают считать гипноз вариантом сна, другие считают его лишь родственным сну явлением, третьи категорически отрицают связь между этими состояниями. Чью же сторону примем мы с нашими читателями?

Полагаю, что сегодня лучше всего объясняет факты первая точка зрения, идущая от павловских представлений. Внеся сюда коррективы в связи с изменившимися представлениями о механизмах сна, мы скажем, что гипноз — это парциальный сон. Процесс торможения при этом охватывает область дневного мозга (десинхронизирующих систем) не полностью; остаются активными и нижележащие отделы, обычно вовлекаемые в состояние сна. Сказанным определяются все три характерные черты состояния гипноза.

Первая черта — наличие раппорта ■— связана с тем, что сон является парциальным и в дневном мозгу остается бодрствующий «сторожевой» пункт. Через него и осуществляется связь с гипнотизером. Павлов подчеркивал, что подобные пункты бывают не только в гипнозе, и приводил ряд примеров.

Возьмем мать у постели больного ребенка, особенно грудного. Утомленная заботами дня, она может не слышать громких звуков, но маленький шорох, исходящий от больного ребенка, поднимает ее на ноги.

Мельник, возвратившись на свою мельницу, ложится спать. Он — под хмельком, сон крепок. Разбудить его трудно. Однако, если возникает какое-то изменение в привычном шуме мельничных колес и жерновов, мельник моментально просыпается и принимается искать причину беды. Можно найти примеры сторожевых пунктов и у животных. Стадо спит в долине, а вожак стоит на скале и охраняет сон своих подопечных. Если тихо снять вожака, стадо будет спать даже при весьма громких звуках. Однако малейший знак, подаваемый вожаком, сразу будит всех животных — у них имеется своеобразный раппорт с вожаком.

Вторая особенность гипноза — состояние мышц — также связана с парциальным характером сна. Загипнотизированный ходит, выполняет различные действия потому, что у него не охвачена сном лобно-теменная зона коры мозга, управляющая мышцами. Аналогию этому можно найти также и вне гипноза. Мы Уже говорили о солдате, который после нескольких бессонных ночей может спать на марше. Другой пример — лунатизм. Человек ночью поднимается с постели и, продолжая спать с закрытыми или даже с открытыми глазами, совершает путешествия по комнате. Если у него открыты глаза и кто-то стоит на его пути, лунатик обойдет стоящего, но не узнает его. Человек является для него только препятствием, которое мешает движению, т. е. затылочные, зрительные центры мозга функционируют у лунати* ка лишь постольку, поскольку надо обеспечить работу мышц* В медицинских книгах можно встретить рассказы о лунатике, который по водосточной трубе взбирался на крышу, ходил по коньку крыши, проявляя чудеса ловкости, потом так же спускался вниз, возвращался в постель и утром ничего не помнил о своих путешествиях. Подобные наблюдения, по-видимому, только один раз и имели место, но их добросовестно переписывают друг у друга различные авторы. Конечно, на крышу полезет только тот лунатик, который провел на ней все детство, т. е. у которого имеется соответствующий мозговой багаж. Кажущаяся ловкость такого верхолаза объясняется просто тем, что он не понимает грозящей ему опасности, а потому не дрожит от страха. Любой из нас легко пройдет у себя в комнате по одной половице, но если ее перебросить через улицу с крыши одного 9-этажного дома на крышу другого, мы будем двигаться очень неуверенно, дрожать и в конце концов можем сорваться вниз.

Будить лунатика не рекомендуется. Лучше дать ему спокойно вернуться самому в свою постель. Внезапное пробуждение может вызвать резкое перераспределение процессов возбуждения и торможения в мозгу, человек упадет и расшибется.

Связан ли лунатизм со светом луны? Большинство ученых такой связи не отмечает. Конечно, нельзя исключить того, что лунный свет может быть фактором, который, проникая через полусомкнутые веки, способен дополнительно содействовать частичному пробуждению. Более вероятно, однако, что название «лунатизм» произошло просто потому, что в лунную ночь хорошо видно того, кто совершает необычные прогулки, а в безлунную он, может быть, тоже ходит, но никто об этом не знает. Если лунатизм отмечается у детей и подростков, это может говорить просто о повышенной нервности. Если же снохождение остается и у взрослого, надо посоветоваться с врачом-невропатологом.

Итак, активное состояние мышц загипнотизированного объясняется тем, что у него лобно-теменная зона мозга свободна от торможения. Чем же определяется возникновение того отвердения мышц, которое в более глубокой стадии гипноза приводит к гипнотическому мостику?

В данном случае механизм сложнее. Торможение уже охва-' тило и лобно-теменную зону коры, но не опустилось на центры среднего мозга. Между тем тонусом, упруго-вязкими свойствами мышц, т. е. плотностью их, ведают именно эти центры. Освободившись от влияния коры мозга, они перевозбуждаются и начинают работать на пределе. Потому мышцы выявляют такую плотность, какой мы не видим в обычных условиях. Подобное явление можно вызвать и в опытах на животных. Особенно хорошо оно воспроизводится у кошек. Под наркозом, зная топографию нервных центров животного, отделяют центры среднего мозга от больших полушарий. Кошка словно деревенеет: лапы вытянуты, хвост — трубой, и его невозможно согнуть.

При обычном процессе засыпания человека можно наблюдать, что перед погружением в более глубокий сон он вдруг вздрагивает. Не исключено, что в этот момент торможение охватило корковые лобно-теменные центры, но еще не опустилось ниже. Центры среднего мозга успевают «встрепенуться», но тут же торможение охватывает их. Остановив процесс на этой стадии, можно было бы, по-видимому, получить гипнотический мостик.

Третья характерная черта гипноза — возможность внушений — также находит объяснение. Когда гипнотизер говорит: «Вы находитесь в саду», возбуждение со сторожевого пункта перебегает на те кадры мозговой «кинопленки», которые запечатлели виденные в жизни сады. Человеку просто снится сад, и он ведет себя соответствующим образом. Внушение бывает не только в гипнозе. Сколько раз в день смеха 1 апреля нас обманывают, и мы верим тому, что слышим. Особенно ярким является внушение в области сценического искусства. Ведь, если 1 апреля нам не удается избежать обмана потому, что с нами говорят" вполне на вид серьезно, то в театре мы заведомо знаем, что происходящее на сцене — неправда, что все происходит «понарошке». Даже зная это, мы все равно переживаем, и, если актер-трагик талантливо исполняет свою роль, а у нас на глаза навертываются слезы.

Надо отметить, что сам актер обычно полностью не перевоплощается в образ сценического героя. Часть своего существа актер сохраняет вне образа и контролирует себя. Один знаменитый трагик говорил, что если он начинает плакать на сцене настоящими слезами, публика начинает смеяться. То, как может контролировать себя актер, показывает пример Ф. И. Шаляпина. Одналеды он исполнял свою коронную роль царя Бориса в опере Мусоргского «Борис Годунов». Наступил кульминационный момент — сцена галлюцинаций. Царю Борису мерещится убиенный Царевич Дмитрий. Пятясь спиной к зрителям, выходит Борис из-за декораций: «Чур, чур, дитя! Не я — твой погубитель». В этот момент за кулисами проходит друг Шаляпина композитор С. В. Рахманинов. И вот, говоря: «Чур, чур, дитя!» и стоя спиной к зрителям, которые не видят его лица, Шаляпин успевает показать другу язык. А зрители плачут. Трудно найти более яркий пример внушения без гипноза.

Чем объясняется послегипнотическое внушение? В его основе лежит условный рефлекс. Когда гипнотизер говорит: «Произойз дет то-то — сделаете то-то», он замыкает условную связь. Человек машинально выполняет заданное действие, потом только спохватывается. Машинальные действия мы производим очень часто. Например, выходим из дому, спускаемся со своего пятого этажа, идем по улице и вдруг вспоминаем: а выключен ли утюг? Вроде бы выключал его, но полной уверенности нет. У соседей недавно пожар был... Возвращаетесь обратно на пятый этаж, открываете дверь — утюг выключен. Мысленно посылаете себя куда следует, а сами идете вновь туда, куда нужно.

Остается рассмотреть природу опыта с мнимым ожогом. Тут — тоже условный рефлекс. Надо уяснить, что воспроизводится в данном случае, конечно, не термическое повреждение кожи, а реакция ткани на такое повреждение. Сколько бы мы ни прижигали кожу трупа, ни покраснения, ни волдыря мы не получим. На протяжении предшествующей жизни человека каждый ожог сопровождался у него реакциями кожи, и реакции эти прочно вступили в условнорефлекторную связь со словом «ожор>, с представлением об ожоге.

В гипнозе связь эту удается реализовать легче, чем в обычных условиях. Конечно, если гипнотизеру встретится человек, у которого никогда не бывало ожогов, опыта не получится, и даже самый квалифицированный гипнотизер попадет впросак и, так сказать, сам обожжется. Однако трудно найти людей, у которых не бывало ожогов, поэтому гипнотизеры рискуют мало.

Беспредельна ли власть гипнотизера?

Было бы неверно думать, что возможности и власть гипнотизера не имеют границ. Они ограничены в трех планах.

Во-первых, человека нельзя заставить сделать в гипнозе то,


что идет вразрез с его интересами и желаниями. Например,
следователи неоднократно пытались, загипнотизировав правона-
рушителя, добиться от него признания. Пока загипнотизирован-
ного спрашивали, как он пел в 3 года и как писал в 7 лет, все
шло отлично. Полный комплект отпечатков и программ былого
хранится на дне кладовки, и в гипнозе любой след может быть
извлечен. Когда же спрашивают, как ограбил или убил, человек
либо молчит, либо моментально выходит из состояния гипноза.
Значит, пока идут забавы — пожалуйста, а как только дохОДйт
до «сердцевины», то здесь власть гипноза кончается. *;

Во-вторых, послегипнотическое внушение длится не вечно. Например, лечат алкоголика. Ему внушают, что при виде, запахе алкоголя ему неприятно, тошнит, противно. Предлагают через три дня прийти на повторный сеанс. Закрепляют успех, потом встречаются через 5, 7, 10 дней и т.д. Если же через три дня пациент не придет, то еще пару дней его будет действительно тошнить, а через неделю бутылка снова станет подругой.

В-третьих, науке неизвестно ни одного случая чисто мысленного внушения в гипнозе. Словом, жестом, выражением глаз гипнотизер должен дать понять, чего он добивается. Сторожевой пункт в мозгу загипнотизированного может быть феноменально восприимчив и чувствителен, даже больше, чем в состоянии бодрствования. Благодаря закономерностям взаимной индукции нервных центров, торможение окружающих регионов мозга повышает возбудимость сторожевого пункта настолько, что он оказывается восприимчив к самым ничтожным сигналам, исходящим от гипнотизера. Однако хоть какие-то реальные сигналы должны быть.

Нужны ли гипнотизеру черные глаза?

Погружение в состояние гипноза также не содерлшт в себе ничего сверхъестественного. Гипнотизеры не обладают какими-то особыми свойствами. Это — обычные люди, хорошо владеющие своим ремеслом. Требуются в основном актерские способности и большое терпение. Актерские, артистические способности нужны для того, чтобы внушать людям доверие к своим действиям даже тогда, когда сам в них не очень уверен. Терпение же необходимо потому, что далеко не всегда удается быстро получить желаемый результат.

Как бы ни был способен и опытен гипнотизер, успех гипнотизации, быть может, на 95 % зависит не от него, а от того, кто является объектом воздействия. Так называемая гипнотабиль-ность различных людей далеко не одинакова. В основном ее определяют два момента: желание быть усыпленным и склонность мозга к частичному торможению, к расслоению на спящие и бодрствующие зоны.

Иногда говорят, что усыпить против воли вообще невозможно. Тут следует поспорить. Бывает так: вы пришли в театр после утомительного трудового дня, пришли вы не спать — это можно делать дома бесплатно; итак, вы не желаете заснуть на спектакле. Актер тоже, конечно, отнюдь не желает этого. Иногда, однако, несмотря на ваше с актером обоюдное желание избежать подобной ситуации, вы все-таки погружаетесь в дремоту и ничего не можете с собой поделать. Понятно, что если вы не хотите погрузиться в сон, а актер — гипнотизер — желает этого, ситуация оказывается более благоприятной для усыпления, и вы погружаетесь в сон против воли. Конечно, может быть, гипнотизеру придется помучиться с вами не один час, он сам будет еле стоять на ногах от усталости, но своего добьется.

На эстрадных сеансах гипноза не приходится, конечно, наблюдать длительных поединков. Тут нужно усыпить быстро. Поэтому не ставится задача усыпить определенного, конкретного человека. Гипнотизер выбирает тех, кто легко погружается в парциальный сон. Отбор производится следующим образом.

Гипнотизер говорит: «Товарищи! Сейчас мы проведем сеанс гипноза. Желающие участвовать в сеансе сплетите пальцы «в замок». Сразу происходит отбор. Сидит, скажем, 200 человек. Половина из них желает участвовать в сеансе, эти люди сплетают пальцы. Остальные хотят остаться в стороне и посмеяться над соседями. Они не только не сближают рук, а наоборот, еще дальше отводят их друг от друга, чтобы, не дай бог, сами случайно не сцепились. Итак, отбор произведен. Гипнотизер продолжает: «Я буду считать до двадцати. Когда я назову цифру двадцать, ваши пальцы уже не разомкнутся. Раз, два, три... По вашему телу разливается приятное тепло, руки и ноги начинают тяжелеть. Четыре, пять, шесть... Чувство тепла разливается по телу, вас охватывает приятная нега, истома, не хочется двигаться. Все звуки уходят, слышен только мой голос. Семь, восемь...» и т. д. Наконец: «Двадцать, ваши пальцы уже не разомкнутся!» Девяносто пять человек разводят руки в стороны и вздыхают с облегчением, а пять хотят это сделать, но не могут. Их-то гипнотизер приглашает на сцену и показывает с ними свои опыты. В аудитории из 200 человек всегда найдется человек пять, которые легко погружаются в гипноз. Когда присутствующих мало, работать гипнотизеру труднее — и выбор мал, и воздействие обстановки менее впечатляющее, а это тоже имеет немаловажное значение.

В процедуре гипнотизации переплетаются два приема, которые можно назвать убаюкиванием и ошарашиванием. С одной стороны, гипнотизер вызывает ассоциации, связанные со сном, чувство тепла, тяжесть во всем теле, тяжесть век и пр. С другой стороны, он властно настаивает, чтобы человек чувствовал то, что требуется. В разных случаях, у разных гипнотизеров эти два приема имеют разный удельный вес. Есть деликатные гипнотизеры, чистые «убаюкиватели», а есть гипнотизеры-нахалы. Налетит такой гипнотизер, крикнет: «Я — гипнотизер, обладаю свойством...» Тут можно и со страху сразу оцепенеть, что и требовалось.

Иногда говорят, что у гипнотизера должны быть черные глаза. Сами по себе они, конечно, никакого значения не имеют, но если человек, которого усыпляют, верит именно в черные глаза, с таким объектом черноглазому гипнотизеру работать легче.

Что можно вылечить гипнозом?

Забавляться гипнозом в домашних условиях не стоит. Состояние это не является обычным. То расслоение торможения, склонность к парциальному торможению, какие тренируются при сеансах гипноза, родственны механизмам так называемых симптомов выпадения при тяжелой истерии, когда отнимается то рука, то нога. В прежнее время подобных случаев было немало. На каждый церковный праздник собирались из прилегающих, а то и из дальних мест «калики перехожие». Кого приносили, кто приползал сам. Среди людей, страдавших параличами, попадались и больные с параличами истерической природы. Врачи, не владевшие методом гипноза и внушения, не могли ничего с такими больными поделать. Когда же больной приближался к чудотворной иконе, прикладывался к ней, потом пресвятой старец клал ему руку на лоб и читал молитву, происходило чудо: человек отбрасывал костыли и поднимался на ноги. Реклама шла по всей России. Это были истинные исцеления от истерических параличей. Конечно, через несколько дней мог случиться новый паралич, ибо снимался только симптом, а сама болезнь оставалась. Прочие больные, которым святыни не помогли, рекламаций, естественно, не писали. Неисцелившиеся считали, что они, видимо, слишком грешны и потому не получили божьей благодати (ведь грехи есть у каждого человека, и только бог решает, простить ли их).

Сегодня мы не имеем таких тяжелых случаев истерии. Они ушли в прошлое. Бывает, что студентам медицинского института, изучающим нервные болезни, нет возможности показать подобного пациента. Приходится объяснять и учить только по книгам.

Если же мы начнем баловаться с гипнозом — когда-то на каждой ярмарке цыгане гипнотизировали сразу целую толпу, — могут снова появиться тяжелые случаи истерии. Не будем поэтому трогать эти мозговые механизмы, занимаясь домашними забавами с гипнозом. В медицинских же учреждениях гипноз находит применение при лечении различных неврозов, прежде всего заикания, ночного недержания мочи; полезен бывает и при наркомании, при некоторых формах сексопатологии и пр. В руках врача он представляет собой одно из полезных лечебных средств.

Опыты «передачи мыслей» на расстояние

Иногда, говоря о гипнозе, упоминают и другое явление, нередко показываемое с эстрады. Речь идет о так называемых опытах «передачи мыслей». Явление это не имеет никакой связи с гипнозом, но, поскольку их часто ставят рядом по причине одинаково исключительной необычности, мы рассмотрим коротко и это явление. Между ним и гипнозом есть только одна существенная общая черта — там и тут предполагают наличие передачи мыслей от мозга к мозгу, а в действительности ни там, ни тут обнаружить ее не удается.

Как строятся опыты? Совершенно блистательно их проводили на эстраде два мастера — Михаил Куни и Вольф Мессинг. Второй пользовался большей известностью, поскольку у него была лучше поставлена реклама. Мне кажется, однако, что М. Куни проводил эти опыты красивее — спокойно, изящно, без невротического напряжения.

Из публики приглашаются несколько человек в жюри, обязанность которого — следить, чтобы не было никаких подвохов. Затем желающим предлагают принять участие в опытах. Участник пишет задание артисту, запечатывает его в конверт, передает в жюри. Артист берет задумавшего за руку, просит его все время думать о своем задании и мысленно приказывать его выполнять, идет вместе с задумавшим в зал и исполняет все, что задумано. Задание же бывает нередко сложным и, главное, бессмысленным. Например, нужно подойти к женщине, сидящей в 5-м ряду на 8-м месте, извлечь у нее из сумки кошелек, из него вытащить английскую булавку, с булавкой подойти к мужчине, сидящему в 20-м ряду на 27-м месте, отыскать у него в левом внутреннем кармане профсоюзный билет и острием булавки проткнуть вторую цифру номера билета — «3». Артист быстро и четко все выполняет, словно заранее был ознакомлен с заданием. В жюри вскрывают конверт, громко зачитывают задание, все совпадает до тонкостей — раздаются заслуженные аплодисменты.

Ключ к ларчику — идеомоторный акт

Объяснение этих очень интересных опытов несложно. Уже из обязательных условий, которые ставят артисты, становится ясным, что истинного чтения мыслей тут нет. Основных условий два:

— задумать надо только какое-то действие; отгадать фразу или слово артист не берется (сразу возникает сомнение — ведь мысль может быть выражена и словом, зачем же непременно нужно действие, если речь идет именно о мысли?);

— надо держаться за руки, причем задумавший должен все время мысленно помогать артисту; если он будет стараться скрыть то, что задумал, опыт не удастся.

В основе рассматриваемых опытов лежит так называемый идеомоторный акт. Оказывается, при мысли, идее о каком-то движении, моторном акте мы, сами того не подозревая, незаметно его совершаем, хотя бы в самой ничтожной степени. Подвесьте на нитке какой-то металлический предмет, например ключ, и держа верхний конец нитки в руке, заставляйте мысленно ключ вращаться по часовой стрелке. Если у вас хватит терпения на несколько минут, ключ начнет вращаться. Его можно остановить — тоже мысленно, потом заставить вращаться в обратную сторону и пр.

Аналогичная ситуация складывается и в случае опытов, о которых идет речь. Артист и автор задания идут, держась за руки. Когда они доходят до нужного ряда, рука задумавшего чуть вздрагивает — ведь он усиленно повторяет мысленный приказ: «Сюда, сюда!» Речь не идет, разумеется, о номере ряда, номере места. Нет, только конкретно — сюда или не сюда, этот человек или не этот человек. Путем проб и ошибок артист очень оперативно доходит до конца, причем по мере выполнения задания идущий рядом с артистом человек, особенно если он впервые участвует в подобном опыте, все более восхищается успехами артиста и помогает ему все энергичнее. Один артист рассказывал, что был случай, когда последнее действие <надо было проткнуть иглой документ — потому в нашем случае фигурирует именно этот пример) задумавший сделал буквально сам, мощно двинув в нужном направлении руку артиста.

В отличие от гипноза, эти опыты можно проводить дома. Они очень занимательны, остается только пожелать читателю успеха в их освоении.

Между прочим, именно идеомоторный акт лежит в основе опытов столоверчения и других спиритических экспериментов. Об этом еще в конце прошлого века убедительно рассказала специальная комиссия во главе с Д. И. Менделеевым, которую пригласили разобраться с этим делом. Спиритические сеансы получили чрезмерное распространение среди русской интеллигенции. Вспомним пьесу Л. Н. Толстого «Плоды просвещения». Любопытно, что одним из лидеров спиритизма в России был коллега Менделеева, крупнейший химик А. М. Бутлеров.

Итак, ни гипноз, ни опыты «передачи мыслей» не доказывают нам наличия такой передачи. Может быть, есть другие случаи, когда мысли от мозга к мозгу все-таки передаются?

Беседа 14 ТАЙНЫ И ОТКРОВЕНИЯ ПАРАПСИХОЛОГИИ

Что называют парапсихологией?

Явления, которые рассматривались в двух предыдущих главах, относятся к истинным фактам, в определенной мере уже разгаданным наукой, хотя и заключающим в себе, конечно, много новых, а то и воскресших вопросов. Есть, однако, еще обширный круг явлений, остающихся таинственными, загадочными. Парапсихологией в широком смысле слова и называют ту область исследований, которая занимается загадочными ныне явлениями нашей психики.

Поскольку строгой науке еще не удается с этими явлениями совладать, область исследований, занимающаяся ими, получила название с префиксом «пара» (по-греч. — часть сложных слов, означающая нахождение рядом, а также отклонение, нарушение чего-либо).

В собственном, более узком смысле слова к парапсихологии относятся те из таинственных явлений, которые можно назвать экстрасенсорикой и экстрамоторикой. Они отражают либо передачу и прием информации по еще неизвестным каналам, либо передачу энергии по столь же загадочным путям. Значит, собственно парапсихология включает информационные и энергетические аспекты и изучает феномены, которые можно было бы охарактеризовать как проявления внечувственного восприятия (экстрасенсорика) и внемоторного воздействия на окружающие предметы (экстрамоторика).

Мы рассмотрим десять явлений, из них первые пять относятся к информационным, последующие три — к энергетическим феноменам парапсихологии, а два последних выходят за рамки узкого понимания парапсихологии и относятся просто к таинственным явлениям нашей психики, т. е. охватываются понятием парапсихологии в широком значении этого слова.

В парапсихологии наших дней все спорно — и теоретическое объяснение ее феноменов, и само существование большинства этих феноменов. Имеются горячие ее сторонники, но еще больше не менее горячих ее противников.

Телепатия в жизни и в лаборатории

Главный, коронный феномен парапсихологии — это, разумеется, телепатия, передача мыслей на расстояние от мозга к моз!гу. В парапсихологической литературе приводятся многочисленные факты так называемой спонтанной телепатии — передачи мыслей в повседневной жизни. Приведем некоторые наиболее типичные примеры.

В книге Б. Б. Кажинского «Биологическая радиосвязь», выпущенной в 1963 году, автор рассказывает, что во время гражданской войны жил в Харькове. Друг его, студент, тяжело болел сыпным тифом. Однажды Кажинский услышал во сне какой-то странный серебристый звон. Проснулся в тревоге и побежал на другой конец города проведать больного друга. Когда он туда пришел, родственники сообщили, что больной только что скончался. Ошеломленный Кажинский машинально пошевелил ложечкой в стаканчике с лекарством на стуле перед постелью умершего. Раздался точно такой же звон, какой он услышал во сне. У Кажинского сложилась концепция: умирающий друг услышал звон (ему действительно незадолго до смерти давали лекарство и размешивали его ложечкой) и по какому-то каналу биологической радиосвязи передал другу. В дальнейшие 40 лет Кажинский пытался найти механизмы этой радиосвязи и просил молодых исследователей принять от него эстафету этого поиска.

Жизнь военных лет дала ряд случаев, когда матери приснилось, что сын погиб на фронте. Вскоре пришла так называемая похоронка, из которой стало ясно, что сын погиб именно в этот день.

Наконец, неоднократно фиксировались случаи, когда один человек в одном городе подумал, а другой в другом городе в тот же момент мысль эту поймал.

Подобная самопроизвольная, или спонтанная, телепатия, отмечающаяся порой в жизни, упорно не поддается лабораторному воспроизведению. Например, люди из разных городов в упомянутом выше случае установления связи собирались вместе и пытались воссоздать эту связь в лабораторных условиях. Оба добросовестно старались — один передавал, другой старательно улавливал. Никогда такие опыты успеха не давали. В Англии с начала 60-х годов существует субсидируемая государством лаборатория, призванная экспериментально проверить явления телепатии. Более двух десятилетий вознаграждение ожидает удачливого соискателя.

Для объяснения феноменов телепатии и ее особенностей используется концепция биополя, согласно которой есть еще неизвестный нам канал связи, не являющийся постоянным, стабильным. Биополе как бы вспыхивает только в особые моменты жизни человека — в миг смертельной опасности и пр. Концепция эта пришла в парапсихологию, по-видимому, из художественной литературы. Вспомним роман Л. Фейхтвангера «Еврей Зюсс». Там проводится мысль о неком мысленном вопле, издаваемом мозгом человека, попавшего в беду. Сигнал этот воспринимается мозгом близкого человека. В 30-е годы был опубликован роман Ю. Долгушина «Генератор чудес», где также говорилось о радиоволнах, связывающих мозг с мозгом и дающих яркие вспышки в моменты жестоких, подчас смертельных испытаний.

Думается, что при рассмотрении феноменов телепатии и их объяснении нужно воспользоваться двумя орудиями мысли.

Прежде всего надо вспомнить о работе Д. И. Менделеева в комиссии по изучению спиритических явлений. Менделеев дал четкий подход к анализу подобных фактов. Он говорил, что надо серьезно разобраться, к чему они относятся, и дал четыре возможные «полочки», куда их следует раскладывать:

— известные факты, которые укладываются в существующие представления;


  • иллюзии и вымыслы;

  • постыдные обманы;

— истинно новые факты, подлежащие углубленному исследованию.

Другим инструментом явится уже знакомая нам бритва Оккама.

Попытаемся применить эти подходы к рассмотрению вопросов телепатии.

Факты, подобные наблюдавшемуся Б. Б. Кажинским, трудно подвергнуть объективному анализу. Звон, услышанный во сне, и звон реальный, воспроизведенный через пару часов, едва ли можно сопоставить. Тут, по Менделееву, мы сталкиваемся с невольными вымыслами и иллюзиями. Случай, когда мать увидела во сне гибель сына в день его действительной гибели, не требует допущения о наличии биополя, тут срабатывает бритва Оккама. Факт этот абсолютно идентичен рассматривавшемуся нами случаю с ребенком, который рассек себе бровь. Печальная статистика войны говорит о том, что миллионы матерей потеряли сынов своих, а война длилась всего около 1500 дней. Этим все сказано.

Специального обсуждения заслуживают факты, когда мысль человека из одного города была уловлена его братом или иным близким человеком в другом населенном пункте. Тут могут быть две версии, причем обе исключают необходимость искать наличие биополя и истинной телепатии. Во-первых, нельзя игнорировать возможность случайного совпадения. Во-вторых, не исключено, что обоим людям мысль пришла в голову по одной и той же причине. Вспоминается рассказ Эдгара По. Его герой Дюпен, прообраз всех последующих детективов; идет с приятелем вечером по улице. Оба молчат. Вдруг Дюпен говорит: «Да, вы правы. Наш друг Жюль скверно сыграл в этом спектакле». Спутник:.

Дюпена ошеломлен: «Откуда вы знаете, что я подумал о нашем приятеле Жюле?» — «Нет ничего проще. Мы идем и молчим. Вы запнулись о камень, чуть не упали. Посмотрели вниз — на предмет, о который споткнулись. После этого по ассоциации вы посмотрели вверх, на небо. Там сияет Полярная звезда. А в театре «Полярная звезда» мы позавчера видели спектакль, где играл Жюль. Играл скверно. Вы об этом не могли не вспомнить. Вот я с вами и согласился». Значит, у двух людей, имеющих много общего в психическом содержании, мысли могут идти в одном русле. Скажем, два брата услышали по радио одну и ту же информацию. Она и повела их мысли в одно русло.

Те, кому довелось читать воспоминания В. Мессинга «О самом себе», часто спрашивают, был ли Мессинг истинным телепатом. В своей книге он заявляет именно так. Меня этот вопрос ,тоже заинтересовал. Прочтя воспоминания Мессинга, я обратился с письмом к тогдашнему главе наших парапсихологов, ныне покойному ленинградскому ученому Л. Л. Васильеву. Он ответил открыткой. Поскольку открытку читают все, кто берет ее в руки, Васильев обозначил имя человека, о котором я спрашивал, только инициалами и ответил так: «Что касается моего мнения о В. М., оно обоснованно отрицательное». Последние два слова были подчеркнуты. Что имел в виду мой корреспондент — не знаю. Имел ли он в виду то, что Мессинг честно заблуждался насчет своих свойств, или то, что тот лукавил, — судить не берусь. Для меня важно лишь то, что энтузиаст парапсихологии, страстно веривший в наличие телепатии, имел серьезные основания Мессинга в этом смысле в расчет не принимать. Ответ Васильева я храню как важный документ.

Как видим, описываемые в литературе явления спонтанной телепатии, подчас очень интересные и впечатляющие, могут быть отнесены в основном к категории известных фактов иного рода. Предоставим парапсихологам работать дальше. Сегодня меня лично они не убеждают в существовании телепатии. Чтобы факт попал в сферу науки, он должен либо воспроизводиться, либо по крайней мере быть предсказуемым. Ни того, ни другого парапсихологи пока не могут представить нам в доказательство реального существования телепатии.

Если я здесь, может быть, слишком строг, то именно потому, что в глубине души сочувствую поискам нового. Пожалуй, и в медицинский институт я пошел, мечтая заниматься изучением механизмов гипноза и телепатии. Книга «Генератор чудес» Ю. Долгушина произвела на меня очень большое впечатление в юности. За прошедшие полвека лопнуло столько телепатических мыльных пузырей, что я научился быть в этом плане осо* бенно строгим.

Ясновидение наяву и во сне

Другой информационный феномен парапсихологии — ясновидение. Встречаются люди, которые могут сообщать информацию о событии, происходящем где-то далеко и недоступном взору.

Типичный пример. В деревне живет старая женщина, слывущая ясновидящей. К ней приходит односельчанка: «Ой, бабка Маша, помоги! Пропала корова, кормилица моя. Третий день ищу. Выручи, помоги». Закрывает бабка Маша глаза. Погружается в раздумье. Тревожить ее в это время нельзя. Через несколько минут она открывает глаза и говорит: «Видела. Корова твоя — за рекой в лесочке, привязана к березе. Версты три отсюда». Женщина выбегает, бросается за речку и в указанном месте находит свою кормилицу.

Наблюдаются случаи ясновидения и во сне. Рассказывали, что когда в Сибири было наводнение, к вертолетчикам, спасавшим и отыскивающим пострадавших, прибежала 16-летняя девушка. Она умоляла полететь за телом ее матери, которое она видела во сне в четко определенном месте, на лесной полянке. Вертолетчики уважили просьбу девушки, полетели, но ничего не нашли. Девушка настояла на том, что полетит с ними сама и тело матери найдет. Полетели вновь — и действительно нашли.

Прорицатели и провидцы

С ясновидением перекликается следующий феномен — провидение, или проскопия, в просторечии — предсказание будущего. Обычно прорицатели одновременно бывают и ясновидящими. Тут разделение труда не особенно строгое.

Известна одна проскопистка, живущая в Болгарии. Она предсказала, что Картер не станет президентом на второй срок, а Индира Ганди (в то время смещенная с поста главы правительства) вернется к руководству советом министров, что сын Инди-ры Ганди попадет в авиакатастрофу и т. п.

Ясной теории, которая охватила бы суть, природу ясновидения и провидения, у парапсихологов нет. Привлекается вновь концепция биополя в сочетании с довольно фантастическими представлениями о наличии какого-то космического информационного центра, куда стекается информация о всех процессах и событиях окружающей действительности. С этим центром, согласно излагаемой точке зрения, через биополе общаются ясновидцы и провидцы.

Попытаемся рассмотреть приводимые факты. Сельская ясновидящая, надо полагать, выдает информацию по двум линиям. С одной стороны, она, конечно, собирает сведения обо всем, что происходит в округе. Это — ее хлеб. О корове, которая отбилась от стада и кем-то привязана к дереву за рекой, она знает уже два дня и ждет, когда к ней придут за советом. С другой стороны, я допускаю, что часть информации приходит в ее мозг, не привлекая внимания сознательной сферы. О той же корове она могла услышать краем уха в людном месте, скажем на базаре, и"1 не осознать этого. Однако уж таково ее амплуа: она должна уметь мобилизовать подсознательную сферу. Закрыв глаза, она иногда просто разыгрывает транс, хотя уже заранее знает, что сказать. Иногда же, может быть, она действительно погружается в своеобразную релаксацию и ждет, какое впечатление первым выйдет из тумана хаоса ее внутреннего мира. Иногда всплывает именно то, что нужно. Короче говоря, в данном случае имеют место либо известные факты, либо постыдные обманы (когда делается лишь видимость транса, в данном случае ненужного).

Случай с девушкой и вертолетчиками может быть понят как в плане информации, которую девушка знала, но, потрясенная возможной смертью матери, увидела во сне словно новую, так и в плане информации, пришедшей в мозг со стороны — от каких-то людей, чьи слова до сознания не дошли, а след оставили.

Что касается провидцев, то часто их прорицания весьма логичны и основаны на той информации, какая имеется в прессе. Не нужно было быть знаменитой провидицей, чтобы предсказать политическую судьбу Картера и Индиры Ганди. А вот то, что Индира Ганди будет убита, проскопистка не сказала!

Предсказания провидцев оказывают, бесспорно, немалое внушающее воздействие на верящих им людей. Здесь полная аналогия с тем, как на людей, верящих снам, воздействуют пророчества под сенью ночи. Получивший подобное предсказание человек подчас невольно идет навстречу обещанной беде.

Вообще надо отметить помимо сказанного один очень важный момент. Если ясновидящий или прорицатель ошибаются, об этом никто не говорит. Если информация оказывается верной, об этом трубят широко. Возникает подобный любопытный феномен оттого, что мы удивляемся и рассказываем другим то, что является относительно неожиданным, т. е. представляет собой именно информацию (в понимании теории информации). То, что бабка ошибется, само собой разумеется, об этом и говорить не стоит, тут новой информации нет. Если же бабка угадала, это настолько интересно, что об этом стоит поведать людям. К тому же при неудаче просто стыдно признаться, что прибегал к помощи подобного источника информации. Аналогичная ситуация возникает при лечении у врача и у знахаря. Мы трубим о неудачах врача и об удачах знахаря, а удачи врача и неудачи знахаря — вещи само собой разумеющиеся, о них мы молчим.

В явлениях ясновидения и проскопии нет фактов, которые можно было бы считать достоверными новыми феноменами, нуждающимися в новом объяснении.

Существует ли кожное зрение?

Широкой известностью пользовалась в 60-х годах свердлов-чанка Роза Кулешова, обладавшая необычной кожной чувстви*-'-тельностью. Закрыв глаза, она рукой определяла цвета предметов, даже читала печатные тексты. Феномен Розы Кулешовой неоднократно освещался в печати.

Несколько лет назад Роза Кулешова умерла от опухоли мозга, будучи еще молодой женщиной. При жизни она была под постоянным наблюдением невропатологов, страдала эпилепсией, интеллект ее был снижен. Ей была определена вторая группа инвалидности, воспитание дочери ей доверить было нельзя, девочку при жизни матери взяло на воспитание государство.

Несмотря на широкую рекламу способностей Розы Кулешовой, остается серьезное сомнение в том, насколько она действительно ими обладала. Однажды мне довелось с моими товарищами ее кратко исследовать. Завязав глаза, она бойко стала пальцами читать телефонную книгу. Когда, однако, книгу повернули корешком вверх, чтобы она ничего не могла подглядеть, все возможности кожного зрения иссякли.

Специалист, много работавший с Розой Кулешовой, физиолог Я. М. Фишелев в частной беседе уверил меня, что Роза в основном была очень ловкой иллюзионисткой. Когда приехали снимать ее для фильма «Семь шагов за горизонт», Я. М. Фишелев, зная примерно, каким путем Роза умудряется подглядывать, возможности эти пресек. Никаких чудес кожного зрения операторы заснять не смогли и уехали ни с чем. Фильм вышел без участия Розы Кулешовой.

Думаю, что цветовая кожная чувствительность у Розы Кулешовой все же, может быть, и была, но для этого специальных рецепторов не нужно. Разные цвета обладают различным температурным воздействием из-за разного поглощения света. Возможно, что чрезвычайно изощренная температурная чувствительность может обеспечить различение цветов.

Чем одарены экстрасенсы?

За последние годы много стали говорить об экстрасенсах — людях, обладающих необычайно высокой чувствительностью, в частности способностью ставить диагноз больным, поднося руку к их телу. Особенно славилась Евгения (Джуна) Давиташвили — массажистка одной из московских больниц. Созывались специальные медицинские комиссии, которые пытались оценить диагностические возможности Джуны.

Конечно, в когорту экстрасенсов попадает большое число обманщиков и шарлатанов, которые пользуются различными каналами для предварительного получения информации о больном, которого они будут обследовать. Вместе с тем существуют и, так сказать, истинные экстрасенсы, которые действуют вполне честно. В этих редких случаях дело идет, по-видимому, опять-таки об изощренной температурной чувствительности. Различные точки тела характеризуются разной температурой, причем над больным органом она может быть существенно выше, чем в других местах (особенно при патологии воспалительного характера) . Специальные приборы — тепловизоры — констатируют неодинаковое тепловое излучение разных зон тела с полной очевидностью. Подобные локальные различия температуры тела, очевидно, и улавливают экстрасенсы, являясь своеобразными живыми тепловизорами.

Разумеется, экстрасенсы не ограничиваются постановкой диагноза, ибо за одно это нельзя получить гонорар. Они активно берутся лечить больных. Тут мы уже переходим к следующей группе парапсихологических феноменов — к экстрамоторному воздействию.

Парамедицина и чудо филиппинских врачевателей

Экстрасенсы развернули энергичную, причем весьма прибыльную, деятельность, леча от всех болезней. Разумеется, на одного честного экстрасенса тут приходятся многие десятки любителей легкого заработка. Может ли эманация рук честных экстрасенсов — будем говорить лишь о них — иметь какую-нибудь физическую или физиологическую целительную силу?

В физическом плане сегодня можно говорить о двух возможных влияниях. С одной стороны, это — воздействие статического электричества. Есть люди с сухой кожей, на которой, как мы уже упоминали, могут под влиянием трения о синтетические ткани одежды скапливаться значительные заряды подобного рода. Иногда от такого человека, как мы говорим, «бьет током». С другой стороны, от рук экстрасенса могут исходить тепловые воздействия. В какой мере то и другое способно быть лечебным средством, сказать трудно. Однако внушающее действие этих объективных факторов как таковых, а главное обстановки, в которой манипулирует экстрасенс, может быть достаточно мощным*

'В плане парамедицины (так называют, по аналогии с парапсихологией, лечебную деятельность околомедицинского толка) самым интересным феноменом остаются, бесспорно, филиппинские хилеры (от англ. to heal — исцелять), о них говорит весь мир. В современную легенду превратились народные целители, которые мановением руки якобы вскрывают в нужном месте тело, пациента, извлекают больной орган и следующим мановением; руки заставляют мгновенно и без следа срастись края разрезал Естественно возникают два вопроса: что делают хилеры и дляо чего они это делают?

Основное внимание до сих пор уделялось первому вопросу, хотя, по сути дела, здесь и вопроса-то нет. Ясно, что хилеры производят фокус. Кстати, мнимое отрезание и приращивание органа — самая древняя разновидность фокуса. Из истории иллюзионизма известно, что за 19 веков до нашей эры при дворе египетского фараона Хеопса (давшего свое имя величайшей из египетских пирамид) демонстрировали следующее. У петуха отрезали голову, лились потоки крови. Голову и тело относили друг от друга на большое расстояние, затем вновь сближали, сращивали, и оживший петух радостно кукарекал. Понятно, что все первоначальные манипуляции совершались с бутафорской головой из воска, облепленной перьями, в то время как собственная голова петуха была спрятана под крыло и до нужного момента там фиксирована. Подобные фокусы относятся к основному репертуару иллюзионистов всех времен и народов. По-видимому, филиппинские хилеры являются хорошими иллюзионистами и выполняют эти манипуляции мастерски.

Итак, дискуссии касаются того, что представляют собой действия хилеров — истинное хирургическое вмешательство с помощью особого биополя или фокус. Обсуждением этой стороны дела споры и кончаются. Между тем, как уже сказано, здесь вопроса нет, хилеры — иллюзионисты. Мне хочется привлечь внимание ко второму вопросу, который незаслуженно остается в тени. Для чего хилерам нужны эти фокусы? Для чего они уже много лет вводят в заблуждение своих сородичей, а теперь еще и гостей из-за моря? Мне кажется, здесь есть над чем подумать.

Я сказал бы так: есть фокус-развлечение и фокус как лече-


ние. В самом деле, традиционное назначение иллюзионизма

это фокусы, так сказать, в шутку, для забавы. Иллюзионист, выступающий со сцены, заведомо является артистом, публика заранее знает, что ей показывают фокусы. Высокое мастерство артиста, вызывающее восторг зрителей и производящее подчас истинно эстетическое наслаждение, именно тем и определяется, что, зная об обмане, мы не можем отличить его от правды.

Есть, однако, иная категория фокусов, которые заведомо рекламируются как истинные факты и могут быть названы фокусами всерьез. В этих случаях фокусники предстают не как артисты, а как маги-чародеи, использующие обман для извлечения из этого какой-то пользы. Обычно дело идет о личной выгоде. История знает массу таких примеров — от шаманов и колдунов у нецивилизованных племен до знаменитого Калиостро^: действовавшего в высших кругах аристократии. Можно ли отнести сюда филиппинских чародеев и считать, что фокусы хилеров с мнимыми операциями преследуют чисто корыстные цели? Думаю, что нет. Конечно, пациенты из-за рубежа платят за лечение большие суммы, и с этой точки зрения филиппинский иллюзионизм небескорыстен. Возможно, тут имеет место не только материальное, но и моральное удовлетворение. Много веков пришельцы из цивилизованных стран дурачили туземцев всех вновь осваиваемых земель, обменивая дешевые безделушки на ценности. Сейчас филиппинцы как бы берут реванш, получая от цивилизованных янки и других чужеземцев высокие гонорары за бутафорские хирургические вмешательства, т. е. производя ответное одурачивание пришельцев из высокоразвитых стран. Пусть это и так, но не в этом, полагаю, цель филиппинской иллюзии. Упомянутое лишь, так сказать, побочный результат. Десятки тысяч операций своим согражданам хилеры производят бесплатно. Если это только реклама для завлечения богатых чужеземцев, то не слишком ли она громоздка? Кроме того, хилеры слывут в народе людьми высокой морали, как бы святыми людьми. Нет, дело тут не в корысти. Для чего же производятся эти тысячи и тысячи мнимых операций?

Ответ напрашивается сам собой. Хилеры занимаются психотерапией — той разновидностью ее, которая действует через определенный предмет или ситуацию и называется опосредствованной психотерапией. Мы говорили уже о том, какое огромное значение имеет моральное состояние больного, вера в свое выздоровление; вспомним еще раз о рассказе ОТенри «Последний лист». Писатель удивительно верно отразил ситуацию. В подобных случаях, когда решается вопрос «быть или не быть?» и многое зависит от защитных сил организма, психическое состояние больного может оказаться решающим фактором, мобилизующим эти защитные силы. В руках филиппинских народных целителей не было модных медикаментозных и хирургических средств, и они взяли на вооружение психотерапевтическое воздействие. Объективно это, конечно, обман, ложь, но ложь, как говорится, святая, ставящая целью излечение больных. Надо отметить, что история знает и другие формы опосредствованной психотерапии. Вспомним шаманов, которые изгоняли «злых духов» из больного человека; как ни дики были подчас подобные меры, они могли приносить психотерапевтический эффект. Упоминали мы и о целебном влиянии святынь «цивилизованных» религий на больных истерическими параличами.



Каталог: 2013
2013 -> А. И. Макшеева, Н. А. Иваньковская Экологическая культурА
2013 -> Особенности течения хронической почечной недостаточности у пациентов с доброкачественной гиперплазией предстательной железы на фоне кардиоваскулярной патологии 14. 01. 23 Урология (мед науки)
2013 -> Учебно-методический комплекс специальность 030301. 65 «психология» калининград 2010
2013 -> Риск развития анемии у больных хронической сердечной недостаточностью, ее прогностическое значение и дифференциальный подход к лечению 14. 01. 05 кардиология (мед науки)
2013 -> Патоморфологическая характеристика тимуса у детей по материалам аутопсий
2013 -> Учебно-методический комплекс психология здоровья направление 030300 Психология Квалификация выпускника бакалавр Калининград
2013 -> Эконометрический анализ преступности в г. Перми
2013 -> Борис Дмитриевич Карвасарский Клиническая психология
2013 -> Модуль «фармацевт-токсиколог» учебно-методический комплекс


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница