Василий Головачев Бой не вечен Катарсис – 3



страница9/23
Дата26.04.2016
Размер0.78 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23
    Навигация по данной странице:
  • КРУГОВ

ВОРОБЬЕВ
Готовился к своей новой работе Панкрат чрезвычайно тщательно и вдумчиво.

Охранять предстояло не обычного человека, а Витязя, и ему не хотелось ударить лицом в грязь, показаться новичком или хотя бы дать повод клиенту быть недовольным. Он еще раз побывал в гостях у Погребко и провел с ним целый вечер, выспрашивая моменты, которые казались важными, и узнавая нюансы службы охраны, известные только специалистам.

Конечно, он знал, что во всех случаях похищения или нападения на охраняемых лиц первым стреляют в телохранителя, и был готов к такому сценарию, но при этом телохранитель должен был защищать не столько свою жизнь, сколько жизнь клиента, прикрывать его и эвакуировать, а не отстреливаться и отбиваться от преступников.

Меры противодействия: физическое вмешательство, стрельба, гонки на автомобилях, боевые искуства и прочие приемы защиты без оружия, — следовало применять лишь в том случае, когда меры предотвращения инцидента потерпели неудачу.

— Сегодняшний профессиональный телохранитель, — учил Панкрата Михаил Васильевич, — главный акцент делает на предотвращение нападения, хотя обязан, конечно, готовиться и к отражению атаки. Вот как ты думаешь, майор, какими качествами должен обладать хороший спец личной охраны?



Панкрат подумал.

— Инициатива, коммуникабельность… здоровье, само собой, знание приемов боя и техники… терпение…

— Все правильно, только в первую очередь он должен быть умным и умеющим принимать взвешенные решения, хотя порой на принятие этого решения даются считанные секунды. Поскольку Валя никогда не пользовался услугами агентств, тебе придется заменить сразу три уровня охраны — от сбора информации и технической поддержки до предотвращения нападений в непосредственной близости от объекта.

Справишься с планированием и предвидением опасности — не будет проблем и с физической защитой. Во всяком случае, использовать мозги тебе придется гораздо чаще, чем оружие или мускулы.

— Валентин не разрешает носить оружие, — мрачно сказал Панкрат.

— Тем более. Учитывай все мелочи, думай и анализируй, ты же бывший разведчик, должен знать все эти нюансы, и оружие тебе не понадобится. В каком стиле он хочет, чтобы ты его сопровождал?

— Что значит — в каком стиле? — не понял Панкрат.

— Существуют два стиля охраны — мягкий и жесткий. При мягком телохранитель сливается с окружением клиента и должен быть незаметен в качестве защитного средства. Жесткий стиль нужен в том случае, если клиент хочет устрашить потенциального киллера, создать вид слишком трудного объекта для захвата.

Впрочем, — Погребко смерил Панкрата взглядом, — мужик ты хоть и видный, но на жесткий стиль не тянешь. Для такого варианта нужны, как минимум, трое бугаев с мускулистыми затылками. Правда, они то как раз чаще всего и не способны защитить своего горячо любимого босса.

— На чужую одежу плохая надежа…

— Во во, — кивнул Погребко, — в самую точку. А теперь запомни одну деталь.

Самый незаметный киллер — это снайпер, поэтому перво наперво ищи предполагаемое место его лежки. Есть еще тип киллера примерно такой же эффективности: тихий голос, приятная улыбка, обходительные манеры, невинные глаза — и нож в спину!

Будь готов и к таким людям, причем в большей степени это относится к женщинам.

Телохранители редко обращают на них внимание.

— Я буду, — пообещал Панкрат.

— Ну, тогда ни пуха, ангел телохранитель! Побеседовав таким образом с бывшим специалистом по охране президента, Панкрат приступил к своим обязанностям, превратившись, по сути, в секретаря Асламова, в помощника и собеседника или, как про таких говорилось, в доверенное лицо. Теперь везде они появлялись вместе, и даже на совещаниях в разных инстанциях Воробьев присутствовал как партнер директора рыбзавода, хотя старался вести себя при этом как можно тише и незаметней.

Беседовали же они во время поездок по Переславлю и за его пределы на самые разные темы. Асламов как бы проверял кругозор Воробьева, и тот проникся искренним уважением к своему начальнику и ровеснику, знающему многое из того, с чем никогда не сталкивался сам Панкрат. Однажды Валентин спросил, к этому времени они перешли на «ты»:

— Не хочешь слетать в космос? Как у тебя со здоровьем? Вестибулярка нормально работает?



Панкрат с сомнением посмотрел на серьезное лицо директора.

— На здоровье не жалуюсь. Ты к чему клонишь?



Асламов рассмеялся.

— Просто хочу сделать хорошую рекламу для продукции завода. Представляешь

— ты из космоса на весь мир хвалишь наши консервы.

— Не представляю, — насупился Панкрат. — Я не всегда понимаю шутки.

— Это не шутка. Ты разве телевизор не смотришь?

Вчера американцы запустили «Шаттл» в соответствии с программой космического туризма «Шаги в космосе». Шесть пассажиров и экипаж. Подъем на сто километров над Землей, три минуты в невесомости, виток вокруг Земли и возвращение.

Стоимость полета всего пятнадцать тысяч долларов.

— У меня таких денег нет, — хмыкнул Панкрат.



Асламов снова засмеялся.

— Я тебе дам. А если серьезно, то наши тоже готовят запуски по турпрограмме, только посерьезней. Хотелось бы полетать над Землей. А тебе?



Панкрат промолчал.

Следующая их беседа коснулась другой неожиданной темы — электромагнитного терроризма. Асламова почему то заинтересовали системы электронного воздействия на охранную сигнализацию объектов, а также устройства, блокирующие радиосвязь и поражающие компьютерные системы. Панкрат сам не раз в бытность разведчиком применял подобные устройства:

«джеммер», расстраивающий милицейскую радиосвязь, «пайкер», выводящий из строя охранную сигнализацию, «пульсар» — генератор мощных электромагнитных импульсов, блокирующий работу компьютеров, но не знал, что появились генераторы нового поколения, способные десинхронизировать любые технические системы охраны.

— Зачем это тебе? — спросил Панкрат, когда они ехали на очередную встречу с чиновниками городской администрации. — Ты что, собираешься брать банк?

— Не банк, — спокойно ответил Асламов. — В Переславле окопалась база Легиона с весьма серьезным арсеналом. Эту базу необходимо уничтожить. Я наблюдаю за ней уже больше года, но лишь недавно подошел к практической реализации плана.

— Снова Российский Легион…



Асламов посмотрел на хмурое лицо Панкрата.

— Я знаю, твоя семья натерпелась от этой сволочной конторы, поэтому и не предлагаю участвовать в операции.



Панкрат помолчал.

— Честно говоря, очень не хотелось бы снова связываться с ликвидаторами Легиона… но, с другой стороны, я понимаю, что кто то должен остановить расползание этой гнили.

— Если бы ты знал, какая это гниль на самом деле. Знаешь, какими правами обладает контрактник легионер? Мало того, что он получает зарплату на порядок выше, чем любой отечественный академик, но еще и, освобождается от всех форм судебного преследования! Понимаешь, к чему это может привести?

— Понимаю. Они выполнят любой приказ, даже если надо будет стрелять в безоружных людей. А мы ходим без оружия…

— Наше оружие — мы сами, — улыбнулся Асламов. — Давно пора изменить структуру отношений противоборствующих группировок, исключив всякое физическое насилие.

— По моему, это невозможно в принципе.

— Не на нынешнем этапе эволюции, но возможно. Это время подходит. Слугами Сатаны готовится так называемая Великая Пси Пирамидальная Революция, а по сути — поголовное зомбирование человечества, и мы должны им противопоставить не кулаки, клыки, ножи и пистолеты, а защитное духовное поле, отклоняющее любое насилие и зло. Только тогда прекратится вечный бой и Россия встанет с колен.

Панкрат скептически взглянул на затвердевшее лицо Витязя, и шутить ему расхотелось. Асламов верил в то, что говорил, и эта вера покоилась на мощном фундаменте душевной силы и знаний.

— Уже известно, где располагается база Легиона?

— На территории храма Черного Лотоса.

— Не того ли, что стоит в Дендрологическом парке недалеко от Федоровского монастыря?

— Того самого. Ты там был?

— Проезжал мимо. Неплохую крепость отгрохали себе монахи. Не хуже Шаолиня.



Но если это база, то и охраняться она должна соответственно.

— Поэтому я тебя и экзаменовал на знание спецтехники, которая нам понадобится. Храм защищен новейшими системами электромагнитного, звукового и видеоконтроля, токовыми биссектрисами, массдатчиками и ловушками, разработанными за рубежом. Пробраться в храм незамеченным не сможет даже комар.

— Как же ты собираешься это сделать? Прямая атака ведь исключается?

— Вся эта иноземная супертехника имеет один существенный изъян: она легко выводится из строя при ядерном взрыве.



Панкрат хмыкнул.

— Шутишь? Вы собираетесь в Переславле взрывать атомную бомбу?

— Конечно, нет, — развеселился Асламов. — Попытаемся его сымитировать. То есть создать генератор электромагнитных импульсов, близких по параметрам тем, что образуются при взрыве. Если же не удастся…

— Тогда что?

— Найдем подходящего человека и сделаем живой генератор.

Воробьев недоверчиво глянул на директора, но тот был деловит и серьезен и шутить не собирался.

— Туда Витя Телегин ушел, — вспомнил Панкрат. — Монахи пригласили его инструктором по выживанию.

— Я знаю.

— Он случайно не наш разведчик?

— Нет, но надеюсь, что Телегин нам поможет. Машина остановилась у здания городской Думы.

Панкрат собрался вылезать, но Асламов остановил его.

— Пока я буду решать проблемы с городским головой, тебе надо выполнить одно ответственное задание. Знаешь магазин видеотехники на Советской?

— Мы с женой покупали там телевизор.

— Он принадлежит одному видному коммерсанту, Гарику Гусинскому, передашь ему письмо. — Асламов достал конверт, на котором был вытиснен странный рисунок: перечеркнутый крестом кинжал.



Панкрат пощупал плотную бумагу конверта.

— Что в нем? Надеюсь, не бомба?

— Предупреждение. На мужика собирается наехать местная бандитская группировка, надо помочь.

Хлопнула дверь. Панкрат остался сидеть в кабине с водителем, глядя то на конверт, то на удалявшегося директора завода, одновременно по выработавшейся привычке фиксируя положение пешеходов на площади, потом очнулся и тронул водителя за плечо.

— Поехали, Саша.



Было совершенно непонятно, зачем Валентину понадобилось предупреждать коммерсанта о предполагаемом нападении, но, с другой стороны, — Панкрат вдруг понял, что ему доверили играть в те же игры, что вела и неведомая ему служба Катарсиса, и осознание факта наполнило душу бывшего майора интересом, а жизнь — смыслом.

Поручение Асламова он выполнил быстро, хотя и не без приключений.

Владелец магазина аудио и видеотехники имел приличную охрану, попытавшуюся проявить инициативу и не пустить визитера дальше приемной, но Панкрат повел себя мирно, и в конце концов молодой начальник охраны, обыскав Воробьева и не найдя оружия, вынужден был пропустить его к шефу.

Гарик Гусинский оказался жирным боровом, едва умещавшимся в кресле за столом. Глазки у него заплыли, щеки отвисли, тройной подбородок загораживал узел галстука, и Панкрату он показался малосимпатичным. Передав хозяину кабинета конверт, Воробьев откланялся без лишних слов, а на выходе из магазина его перехватили секьюрити Гусинского, загородив дорогу.

— Шеф приказывает тебе подняться к нему, — сказал хорошо сложенный длинноволосый начальник охраны, у которого слегка оттопыривался пиджак на груди.

— Приказывать мне может только мой непосредственный начальник, — учтиво проговорил Панкрат. — Я всего лишь курьер, передал то, что велели.

— Идем, он с тобой поговорить желает. — Длинноволосый положил руку на плечо Воробьева.

— Он то, может быть, и желает, да я не хочу. — Панкрат сбросил руку и двинулся к двери, но командир секьюрити снова схватил его за плечо, а двое его подчиненных, плотно сбитые, с пустыми лицами любителей тусовок, вознамерились заломить руки гостю, и тогда Панкрат продемонстрировал технику барса в ограниченном пространстве (в магазине наличествовал небольшой холл два метра на два между входной дверью, стеной, стойкой с аппаратурой и прилавком), стараясь ничего не разбить.

Длинноволосый начальник охраны получил удары локтем в живот и ребром ладони по затылку, укладываясь на пол лицом вниз. Пистолет свой он вытащить не успел.

Охранник слева заработал ослепляющий тычок основанием ладони в нос (любимый прием Панкрата), и, пока он хватался за лицо, отшатываясь, Панкрат нокаутировал второго здоровяка. Удар назывался «ножницы» и наносился по шее с двух сторон одновременно ребрами ладоней со стороны большого пальца. В зависимости от дозировки скорости и силы удар мог стать смертельным, однако Панкрат прекрасно владел барсом и травмировать, а тем более убивать никого не хотел. Шагнув к первому амбалу, у которого из глаз ручьем текли слезы, он ткнул пальцем ему в солнечное сплетение и оставил, согнувшегося, у двери.

Больше его остановить не пытались. Лишь расположившаяся прямо на газоне напротив магазина группа молодых людей на мотоциклах, наряженных в стиле «кибер панк»: выбритые головы с пучками крашеных волос, татуировки, проколотые носы, губы, языки, брови, масса колец на пальцах и на запястьях рук, рваные джинсы и майки, — проводила его глазами до машины.

Докладывая об этом инциденте Асламову, Панкрат ждал разноса или упреков в превышении полномочий, но, к его удивлению, директор только посмеялся над происшедшим и успокаивающе похлопал своего телохранителя по плечу.

— Правильно сделал, что взбрыкнул. Гарик нехороший человек, он связан с Братством Черного Лотоса и теперь слегка запаникует, побежит к своим покровителям, а мы за ним последим.

— Мы?

Асламов растянул губы в хитроватой улыбке.

— В Переславле работает «тройка», служба разведки Катарсиса. Видел у магазина байкеров в прикидах «кибер панк»?

— Забавное зрелище, но вели они себя тихо.

— Вот они и последят за Гариком. Панкрат недоверчиво сощурился.

— Они же совсем пацаны… и девочки. Неужели ваш Катарсис не боится опираться на таких неопытных юнцов?

— Кто сказал, что они неопытные? А во вторых, кто им сообщил, что они работают на Катарсис? Панкрат озадаченно оттянул губу.

— Ты хочешь сказать, что они не знают, на кого работают? Кому поставляют сведения?

— «Тройка» работает эшелонированно, с тройным дублированием и подстраховкой, и ошибок не делает. Возможно, в будущем тебе придется ее возглавить.



Воробьев смешался, не зная, что ответить на заявление Асламова, но разговор прекратился, а сам продолжать его после работы Панкрат не решился. Не в манере директора было предвосхищать события и заранее настраивать подчиненного на смену амплуа. Он и так проговорился, сообщая Воробьеву о секретах разведслужбы Катарсиса, хотя вполне могло быть, что сделал это намеренно.

Ожидая его у проходной, Панкрат вдруг заметил плохо одетого пожилого человека, с виду бомжа, бесцельно бредущего по площади у завода. Панкрат не сразу понял, чем заинтересовал его этот человек, однако насторожился.

Бомж пересек скверик, потоптался у стоянки машин, бросая взгляды на проходную, потом вернулся в скверик и присел на скамейку лицом к проходной. Но при этом он — по всем признакам вылитый бомж! — смахнул ладонью со скамейки крошки и пыль.

Из проходной вышел Асламов в сопровождении секретарши, и бомж чистюля уткнул подбородок в отвороты грязного плаща, словно стараясь стать незаметней.

Асламов попрощался с секретаршей, которую ждал в машине муж, сел в свой джип, где уже устроился Панкрат.

164 — Похоже, нами интересуются, — негромко сказал Воробьев.

— Где? — сразу отреагировал Асламов, не выказывая удивления.

— Старик бомж в скверике.

Валентин сделал вид, что копается в бардачке машины, затем достал мобильный телефон.

— Шурик, поищи «хвосты».



Выключил телефон, посмотрел на Панкрата.

— Похоже, нас действительно вычислили, дружище. А это не есть хорошо.



Придется переходить на запасные варианты противодействия, с расчетом Д тра фиков. Легион не спит.

— Что такое Д трафик?

— Потом расскажу. Поехали.

— Куда?

— В сауну на Трубежной. Не хочешь попариться, помыться, пивка попить?

— Так ведь если это «хвост»…

— Пусть себе цепляется, в нужный момент Шурик отцепит. Ну, так как тебе мое предложение?

Воробьев помолчал, размышляя, кто такой Шурик, и согласился.

Ковали — Жуковка
КРУГОВ
Георгий приехал неожиданно, спустя два дня после их первой встречи.

Казалось, все было обговорено в прошлый раз, намечены планы, выяснены цели и очерчены границы сферы ответственности, отведенной Крутову Замыслом Предиктора, поэтому Егор Витязя так рано в гости не ждал.

Заявился Георгий в Ковали в шесть утра, когда Кругов проделывал в саду разминочный комплекс живы, возникнув из тумана, лежащего на огородах, как невесомый и бесплотный призрак. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, потом гость махнул рукой, приглашая за собой, канул в туман, и Кругов вынужден был припустить за ним, чувствуя, в какую сторону он подался.

Бежали минут десять, не сказав друг другу ни одного слова, пока не прибыли на ту самую полянку в окружении берез на берегу речки Березны, где встречались в первый раз. Только теперь Георгий оглянулся и заговорил:

— Это ведьмина поляна, народ здесь не ходит, а Мария вдобавок сотворила обережный круг. Можем говорить смело, никто не услышит.

— Разве Мария бывала в Ковалях?

— Она тебе об этом не говорила?

— Нет.

— Ну и ладно. Давай о деле, времени у меня, как всегда, мало. Изучил досье на Данильянца?



— Давно.

Дискету с информацией о Льве Арменовиче Данильянце, директоре Брянского завода точной механики (БЗТМ), Крутов распечатал и прочитал с помощью компьютера в школе, попросив завуча об услуге, и помнил материал досконально.

Лев Данильянц до 1995 года был бизнесменом средней руки. Торговал водкой, ширпотребом, сигаретами, бензином, потом пошел в гору и приобрел первое предприятие — Брянский Вторчермет. В девяносто седьмом, после банкротства метизного завода, он завладел и его пакетом акций, а в девяносто девятом стал хозяином БЗТМ, также объявленного банкротом.

Брянский завод точной механики изготовлял лекальные станки с ЧПУ, универсальные мини тракторы для дачных участков, ветровые электростанции и — в прошлом — компактные машины для фронтовой разведки серии «Уж». Заказы от Министерства обороны на изготовление «Ужей» перестали поступать еще в девяносто восьмом году, и новый хозяин перепрофилировал производство в изготовление сенокосилок для пойменных лугов, коих на Брянщине хватало.

Завод заработал в полную силу, люди вздохнули с облегчением, увидев в Данильянце «радетеля» за народное добро. Однако Лев Арменович оказался таковым лишь для преданных ему СМИ. Мало кто знал о его криминальном прошлом, и уж совсем единицы — о криминальной настоящем.

В досье (отлично сработала разведка!) была отмечена каждая противозаконная операция Данильянца, но при этом даже Егор не мог не отметить изобретательности, находчивости, изворотливости одного из отцов брянской мафии, с какими Лев Арменович проворачивал свои дела.

В декабре девяносто девятого коллектив БЗТМ остро нуждался в средствах и с подачи нового директора, которым к тому времени стала жена Данильянца Нонна Мочалина, решил продать имевшуюся на балансе завода турбазу «Десна». Сделка состоялась с выгодой для завода, но еще с большей выгодой для его хозяина.

Данильянц заработал на этом полмиллиона долларов и тут же купил у районной администрации в личное пользование другую турбазу — «Дебрянский партизан», переименовав ее в «Серебряный бор».

Затем чете Данильянца — Мочалиной приглянулись парикмахерская в центре Брянска, на проспекте Ленина, которую они купили за смешную цену в пять тысяч «зеленых» (отбив при этом атаки чеченской мафии) у муниципального комитета, жилой дом на улице Жуковского, предназначенный под снос и принесший впоследствии доход в полтора миллиона долларов, магазин «Силуэт», футбольное общество «Машиностроитель» и городское Бюро технической инвентаризации. Последнее — в обход Федерального закона. Недвижимость разворовывалась не без помощи Данильянца, и архивы БТИ понадобились ему для того, чтобы успешно прятать концы в воду.

В досье упоминались еще десятки начинаний Льва Арменовича, и все они сводились к одному: сила Данильянца крепла день ото дня, от него зависела городская администрация, мэр, хозяйственные службы и даже УВД Брянска, подпитывающееся его деньгами.

— Ну, и как он тебе? — прервал воспоминания Крутова Георгий.

— Умный мужик, — признался Егор. — Далеко пойдет, если не остановить. Кто он по национальности?

— Наполовину армянин, на четверть белорус, на четверть еврей. Возможно, есть и другая кровь. А что?

— Ничего, просто поинтересовался. В досье об этом ни слова. Что я должен с ним сделать?

— Пустяк, — улыбнулся Георгий. — Твоя задача через Жорку Мокшина познакомиться с ним и предложить интересное дело.

— Что имеется в виду?

— Так как перевоспитать скучающих лидеров мафий невозможно, надо попытаться предложить им более высокие игры, чтобы они бросили вызов силам, стремящимся дестабилизировать жизнь в стране, сделать ее протекторатом мировых олигархов.

— Это возможно?

— Уже есть прецеденты. Ты не первый соблазнитель «фаустов». Трафик для этого разработан. Мокшины к тебе приходили?



Кругов кивнул.

Сначала к нему прискакал пострадавший Борис Мокшин, выдержавший два дня «искусственной импотенции». Егор как раз вернулся из Жуковки, умылся и собирался совершить с Лизой ежевечерний моцион вдоль пруда.

Борис, естественно, прибыл не один, а с целой бандой «ореликов», среди которых были и обиженные Круговым «экспроприаторы». Они начали было хамить, сломали скамейку у палисадника, где любили сидеть окрестные старухи, но Егор быстро их утихомирил, даже не переходя в трансовое боевое состояние. Бойцов, знающих приемы рукопашного боя, в окружении младшего Мокшина было мало. Когда трое самых рьяных бузотеров улеглись на землю, а остальные схватились за оружие (дубинки, кастеты, ножи), Борис наконец понял, что акт устрашения обидчика не получился, и остановил возбудившихся парней.

— Это правильно, — хладнокровно сказал Крутов. — В гости надо ходить вежливо, с достоинством, а то ведь так можно до скончания века больным остаться.



Вот теперь твоим буянам придется скамейку чинить.

— Я сам починю, — проворчал вышедший из сеней с ружьем в руке Осип. — Пусть убираются восвояси, вояки навозные.



Парни переглянулись, опасливо отступили. Мокшин махнул рукой:

— Ждите дома, я скоро приду. Поговорим? — посмотрел он на Егора.

— Отчего не поговорить. — Кругов перехватил взгляд Елизаветы, ждущей его в саду, успокаивающе кивнул. — Я сейчас, любимая.

Он завел Бориса в сени, но в горницу не позвал.

— Слушаю.

— Что ты сделал, гад?! — выпалил Мокшин, с трудом сдерживаясь. — Жизни никакой нет, жена смеется, грозится уйти… ты что сотворил?

— Ничего особенного, — пожал плечами Крутов. — Порча называется. Я предупреждал, ты не понял, теперь наказан за это. Все правильно.

— Да я… да ты! — Борис захлебнулся слюной и с минуту бурно дышал, пока не успокоился под насмешливым взглядом хозяина. — Если ты не снимешь свою хренову порчу, мы тебя…

— Э э, нет, мил человек, — покачал головой Егор. — Так у нас разговора не получится. Придется тебе еще подождать с лечением, пока не образумишься. А начнешь силу демонстрировать, я и твоих бандитов этой силы лишу. Ступай пока.



Борис скрипнул зубами, с усилием перевел дух.

— Я… — он откашлялся, — постараюсь… твои условия?

— Мои условия тебе известны. Ты сворачиваешь свою лавочку, прекращаешь заниматься в районе рэкетирством, и сила твоя мужеская вернется.

— Нет уж, сначала ты колдуй…

— Никаких «сначала»! — жестко сказал Егор, открывая дверь на улицу. — Выходи. Борис сник.

— Черт бы тебя побрал! Хорошо, мужиков я больше не трону.

— От тебя уже мало что зависит, — усмехнулся Крутов. — Я то сниму наговор, да как только ты удумаешь выкинуть коленце, злое дело сотворить, так порча и вернется.

Мокшин вспотел, хотел выругаться, но встретил засветившийся взгляд Крутова, отшатнулся и молча направился к калитке. Оглянулся, пряча глаза:

— Сколько мне ждать?

— Я уже все снял, — сказал Егор. — Помни обещание.

— Что ты с ним сделал? — подошла к нему Лиза, в глазах которой появился интерес к происходящему.

— Испытал на нем один из приемов живы. Кстати, баба Евдокия и тебя этому учила.

— Чему?

— Бесконтактному воздействию. Берегини ведь могут даже сердце человеку остановить на расстоянии.

— А ты можешь? ? Не пробовал, — улыбнулся Кругов. — Но думаю, что смогу.

— Ты изменился…

Егор с изумлением посмотрел на жену, заговорившую с ним как в прежние времена, но вспышка активности у нее прошла, и Лиза погасла, потеряла интерес к разговору. Тихая музыка внутри нее, которую научился слышать Крутов, смолкла.

Гулять вокруг пруда она отказалась.

Георгий Мокшин приехал к Егору на следующий день, но не в Ковали, а в Жуковку, в школу, когда Егор закончил занятия. Бывший муж Елизаветы тоже попытался качать права, окруженный четверкой телохранителей, но результата не добился. Крутов еще не остыл после тренировки и в течение секунды обезоружил двух битюгов Мокшина, мощных, но неповоротливых, как асфальтовые катки. После этого напор гостя ослабел и ситуация перешла в спокойный эндшпиль, в котором преимущество было на стороне Крутова.

— Что ты сделал с братом? — спросил Георгий, когда телохранители покинули спортзал.

— Подлечил психику немного, — сказал Кругов, — а то он нервным очень стал.

Могу и тебя подлечить… если потребуется.

Георгий, загорелый, в белом костюме, красивый, уверенный в себе, нахмурился.

— Не много на себя берешь, полковник? Времена меняются…

— Ты же меня знаешь, господин бывший мэр, я никогда ничего не делаю наполовину и всегда готов ответить соответственно угрозе. Хочешь удостовериться?

Егор напрягся и «надел» на голову Мокшина «глухую ночь» — сферу тишины, как учил его дед Спиридон. Георгий с недоумением потряс головой, поковырял в ухе, побледнел, в расширенных глазах его проявился испуг.

— Брось свои штучки, полковник! Егор снял «ночь», спокойно наблюдая за разволновавшимся собеседником.

— Ты… дьявол!

— Вовсе нет, — возразил Крутов. — Просто научился защищаться от таких, как ты. Чего зря кулаками махать? Вы все равно продолжаете лезть на рожон, как вас ни колоти. Зачем пожаловал? Если хочешь показать, какой ты крутой, то на этом наш разговор закончен.



Мокшин вытер платком потный лоб, заставил себя собраться.

— Моему начальнику нужен человек…

— А ты на что?

— Я его главный архитектор и строитель. Ему нужен агент для особых поручений. Получать будешь в десять раз больше, чем в школе.

— Откуда он узнал обо мне?

— Я порекомендовал.

— Ты? — Кругов засмеялся. — Велики чудеса твои, Господи! С чего это вдруг меня стал рекомендовать человек, пытавшийся не так давно убить?

Мокшин отвел глаза.

— О тебе слухи дошли… я сказал, что тебя знаю и могу поговорить.

— Это другое дело. Передай своему начальнику, что я подумаю. Телефон его помнишь?

Мокшин с облегчением вздохнул, продиктовал номер, заискивающе посмотрел на Егора.

— Ты в самом деле… колдун?

— Самый что ни на есть, — серьезно подтвердил Кругов. — Брату полегчало?

— Будто бы отпустило, — ухмыльнулся Мокшин. — Ты каждого всякого так можешь… испортигь?

— С добрыми я добрый, с иными…

— Я понял, — торопливо кивнул Мокшин и поспешил из полутемного зала.



Егор задумчиво смотрел ему вслед, ощущая тревогу и сомнения. Несмотря на свой уверенный вид, он чувствовал себя так, будто его обманули. Жорж Мокшин был на себя не похож, и, возможно, он просто играл заказанную ему роль…

— Понятно, — сказал Георгий, следя за мимикой Крутова, — он действительно хорошо сыграл свою роль, хотя задания это не отменяет. Господин Данильянц пока не связан с Легионом, и нам позарез необходима эта фигура. Тебе придется отправиться к нему и убедить перейти на нашу сторону, хотя это и опасно.

— Ты думаешь, Мокшин действовал не от его имени, а от имени легионеров?

— Не исключено, у него наверняка сохранились старые связи, тем более что храмы Братства Черного Лотоса строят его подрядчики.

— Случайная инициатива исключается?

— Ничего случайного в нашем мире не бывает. Предпосылки случая создаются законами или их комбинациями, многих из которых мы не знаем.

— Это я уже слышал. Если бы существовал компьютер, способный учесть девяносто девять процентов всех процессов и взаимодействий, то можно было бы вычислить и создать любой «случайный» инцидент.

— Таких компьютеров пока нет, но есть люди, почти не уступающие им в интеграции информационных потоков, да к тому же еще и ясновидящие.

— Ты с ними встречался? — скептически поджал губы Кругов.

— Конечно, — остался спокойным Георгий. — Их мало, но они существуют. В Катарсисе из таких организован целый отдел — «пятерка», базируется в Сергиевом Посаде.

— Д трафик по Данильянцу тоже они разрабатывали?

— Трафики разрабатывает «шестерка», ее база в Угличе.

— Золотое кольцо…

— Что?

— Я имею в виду, что города с базами Катарсиса укладываются в «золотое кольцо» древних русских городов: Сергиев Посад, Углич, Переславль Залесский, Ростов Великий…

Георгий внимательно посмотрел на Крутова. Несмотря на прохладное утро — в начале седьмого температура воздуха в лесу едва достигала четырех градусов по Цельсию, — Егор не мерз, что говорило о владении им температурной регуляцией тела.

— Ты прав, Катарсис действительно опирается на «золотое кольцо», которое есть еще и «кольцо силы», «кольцо духовности Рода». Это кольцо пока небольшое, но когда нибудь охватит всю Россию.



Крутов промолчал, понимая, что в задачу Витязя входит не только выполнение собственного Замысла, но и воспитание соратника, отчего он иногда вынужден изъясняться «высоким штилем».

— Как рассчитывается трафик?

— Формируется вектор целей воздействия, затем целевая функция и управляющая воздействием структура. В данном конкретном случае эта структура

— мы с тобой.

— Ты же говорил, что я могу действовать самостоятельно?

— На первом этапе я твой инструктор и подстраховщик. Выведу тебя на траекторию воздействия и брошу, дальше пойдешь сам. Обычно этим занимается «сновидение».

— Группа наведения?

— Правильно понимаешь. «Сновидение» — система наведения объекта воздействия. Только не забывай рассчитывать запасные варианты отхода при срыве операции.

— Этому меня научили, зануда.

— Некоторое время тебе придется терпеть мое занудство.

— Ты пришел сообщить время начала операции?

— Не только. Но у Данильянца ты должен появиться не позднее пятницы.

— Я все таки не совсем понимаю, зачем нам связываться с мафиози…

— Предиктор разработал концепцию воздействия на лидеров всех властных структур, в том числе — криминальных. Без этого мы не справимся с силами Сатаны.



Кстати, Проект Пси Пирамидальной Революции также включает этот пункт. Слуги Сатаны хорошо понимают, кого надо зомбировать в первую очередь. Ты должен перевербовать Данильянца раньше, чем это сделает группа влияния Проекта.

— Легион?

— Братство Черного Лотоса.

— В Жуковке построен храм…

— К сожалению, храмы Лотоса растут как грибы, с этим надо будет что то делать. Да, чуть не забыл: когда пойдешь к Данильянцу, не забудь взять оберег, что тебе передала Мария. Крутов нахмурился.

— Зачем?



Георгий лукаво усмехнулся.

— Этот оберег называется «Вера, Надежда, Любовь», он очень древний и аккумулирует энергию богини Рады…

— Мария дала мне его для Лизы.

— Он помогает всем, кто близок к дарителю амулета. Возьми, не пожалеешь.



Кстати, на звезды смотреть не забываешь?

Крутов смутился, но не подал виду. Проговорил сухо:

— Это имеет значение?

— Не ершись, — невозмутимо сказал Георгий. — Я не горю желанием вразумить новичка или стать твоим учителем, но волхвы поручили мне присматривать за тобой и дать несколько уроков, я только выполняю их волю.

— Извини однако при чем тут звезды?

— При том, что мы энергетически, информационно, а главное — духовно зависим от них.

— Каким образом — духовно? Разве звезды имеют души?



Георгий улыбнулся.

— Дотошный ты мужик, Егор Лукич. Дело в том, что звезды — суть творения Создателя, призванные поддерживать жизнь, а наши тела, между прочим, состоят из пепла давно угасших звезд, как сказал классик. Мы и звезды — кровные родственники.

— Я об этом не задумывался, — признался Егор.

— Задумайся и почаще беседуй с ними. А теперь давай поразминаемся. Я специально пришел пораньше, чтобы кое чему тебя научить. Меня этому учил Спиридон.



Георгий сбросил костюм и остался в одних холщовых штанах.

— Ты… серьезно? — с недоверием спросил Кругов.

— Ты против?

— Нет, но… жива ведь не просто комплекс упражнений…

— Вот тут ты прав. Жива — это боевая магическая система наших предков, основанная на топологическом преобразовании пространства движений и создании сферы адекватного ответа. Арсенал ее приемов столь велик и разнообразен, что их можно изучать всю жизнь. Собственно, жива и есть жизнь!

— Дед Спиридон мне это уже говорил.

— Вряд ли он успел рассказать и показать все. К примеру, что он тебе говорил о шести уровнях живы? Кругов озадаченно почесал затылок.

— Что имеется в виду?

— Адепты живы обучают не приемам боя, а способам вхождения в процесс живы.

Этих уровней шесть.

— Кажется, я понял. Для реализации системы нужно уметь входить в измененное состояние сознания…

— Это первый уровень. Второй — вызов предчувствия опасности, по японски — сакки.

— «Ветер смерти».

— Третий уровень — замедление времени…

— Темп.



Георгий с иронией покачал головой.

— Полковник, я тебя не узнаю. Раньше ты был терпеливей. Может быть, возникла проблема, о которой я ничего не знаю?



Крутов сжал зубы, переживая приступ раздражения. Георгий был прав: вел он себя не лучшим образом, демонстрируя какое то мальчишеское желание доказать, что и он не лыком шит.

— Извини, — буркнул Егор. — Психую немного… похоже, мои отношения с женой приближаются к финалу.

— Сегодня к вам приедет баба Евдокия.

— Да? — с удивлением поднял голову Кругов.

— Качалины — ее дальние родственники, да и по окрестным деревням родственников хватает. Евдокия договорилась с ними провести Елизавету через круг очищения кресением. Это восстановит ее духовные силы. Дальнейшее будет зависеть только от тебя. Но продолжим. Четвертый уровень живы — вхождение в состояние пустоты, то есть отсутствия сознательной реакции на внешнее воздействие. Правда, волхвы умудряются при этом реагировать на мир сознательно. Пятый уровень — переход в состояние веры. Ну и, наконец, формирование пространства адекватного ответа или, как говорили древние русичи, «устроение повелевания», что позволяет раскрывать канал связи с космосом.

Крутов хотел сказать, что все эти уровни ему известны, что он владеет почти всеми, но сдержался.

— Сегодня я хотел бы коснуться понятия веры, — продолжал Георгий. — Но для наглядности лучше показать, чем рассказать.



Он сделал шаг, другой, третий… и Крутов вдруг понял, что Георгий неуловимо изменился. Это был уже другой человек, не тот, что минуту назад спокойно вел философскую беседу. Он буквально засветился в психофизическом плане — и слился с природой, опять же в ментальном смысле, а затем произошло чудо:

Георгий приблизился к столетней березе на краю поляны и прошел сквозь нее, как сквозь голографический фантом, оставив штаны прилипшими к стволу.

Вернулся, надел штаны, разглядывая замершего Крутова, остановился напротив.

— Ты понял, что я сделал?



Вместо ответа Егор внезапно нанес Витязю мгновенный удар вытянутой вперед ладонью (рука — копье), но его рука, не встретив сопротивления, вошла в грудь Георгия, словно в пустоту.

Из за кустов неподалеку вдруг бесшумно вынырнул серый, с подпалинами, зверь, уставился на Крутова, вздернув верхнюю губу и показывая клыки.

Георгий махнул ему рукой, и волк скрылся.

— Это мой телохранитель. Итак, Егор Лукич, ты все понял?

— Состояние веры…

— Абсолютно справедливо. Состояние веры — в свои силы, в мудрость Природы, в Творца — способно творить чудеса. Тело человека — это по большому счету почти пустое пространство, стоит поверить в это, войти в пространство живы, и тебе не страшен ни один удар. Ни клинок, ни пуля вреда тебе не принесут. Не пробовал проходить сквозь стены?

— Нет, — пробормотал Кругов. — До такой степени моя вера не распространяется…

— Сейчас потренируемся. А ловить пули руками не пытался?

— Научишь?

— Этому роду Истины не учатся, сын мой, ее припоминают, когда Бог этого пожелает.

— Твоя мысль? Георгий засмеялся.

— Гермеса Трисмегиста. В его трудах много воды, но встречаются поистине мудрые изречения. До ловли пуль руками ты должен дойти сам. Остальное постигается упорным трудом. Итак, начнем урок?



Егор в задумчивости прошелся по росистой траве, оставляя в ней темный след.

— Если не секрет, чем ты занимаешься в Жуковском районе?

— Много чем, — без удивления ответил Георгий. — Пытаюсь нейтрализовать влияние храмов Черного Лотоса, строю духовную семинарию, в основе которой ведическая философия живы. Маленько воюю с Легионом… А что? Ты подумал, что я тут специально за тобой наблюдаю?

Кругов поднял вспыхнувший взгляд.

— Ты готов?

— Конечно.

— Тогда начнем!



Хутор Дедилец
Каталог: Upload Books -> AUploaded 2 -> Books -> 2007-10-04
Upload Books -> Леонид Николаевич Андреев Иуда Искариот Леонид Андреев Иуда Искариот
Books -> Русские пословицы и поговорки а где щи, тут и нас ищи
Upload Books -> Людмила Белаш, Александр Белаш Оборотни космоса Капитан Удача – 2
Upload Books -> Сергей Викторович Покровский Охотники на мамонтов
Upload Books -> Григорий Чхартишвили Писатель и самоубийство
Upload Books -> Чингиз Торекулович Айтматов Тополек мой в красной косынке Повести
Upload Books -> Книга первая. Чертова яма Часть первая Если же друг друга угрызаете и съедаете
Upload Books -> Дмитрий Михайлович Балашов Симеон Гордый Государи московские 4


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   23


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница