"Высшая школа экономики"



страница1/5
Дата27.04.2016
Размер0.8 Mb.
  1   2   3   4   5
Правительство Российской Федерации

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Национальный исследовательский университет
"Высшая школа экономики"


Санкт-Петербургский филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования

"Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики"
Факультет менеджмента

Кафедра прикладной политологии


Магистерская диссертация

на тему «Деятельность фабрик мысли в условиях трансформации политических режимов»


Студент группы № 6210

Беляев Александр Юрьевич


Научный руководитель

заведующий кафедры прикладной политологии, д. политических наук

Сунгуров Александр Юрьевич

Санкт-Петербург, 2013 г.



Оглавление

1.Аннотация............................................................................................................3

2.Введение………………………........…………………………………….……..5

Определение основных терминов…………....…....………………..........11

3.Глава 1. Теоретико-методологические основания исследования

Демократический транзит..........................................................................13

Консолидированная демократия......................................................14

Гражданское общество и его роль в демократическом транзите...........19

Подходы к изучению и функции фабрик мысли......................................23

Фабрики мысли и процесс принятия решений...............................32

4.Глава 2. Сравнительный анализ деятельности фабрик мысли в различных институциональных рамках..................................................................................35

2.1 Северная америка и Европа…………………......................................36

2.2 Латинская америка................................................................................41

2.3 Российская федерация.........…………………………………………..44

5. Глава 3. Эндогенные факторы деятельности фабрик мысли........................53

3.1 Управление кадровым, организационным и интеллектуальным ресурсом.................................................................................................................53

3.2 Управление материальными ресурсами..............................................57

3.3 Управление социальным капиталом....................................................59

6. Заключение.........................................................................................................65

7. Список источников............................................................................................72



Аннотация

Данная работа представляет собой результат исследования, Александра Беляева, посвященного деятельности фабрик мысли в контексте трансформации политических режимов. Тема исследования может заинтересовать не только отечественных, но и зарубежных исследователей, ровно, как и всех, кому могут быть интересны проблемы публичной политики и процессов демократизации. Исследователь кратко излагает суть теоретических подходов к изучению демократических транзитов, роли гражданского общества в них, а также детально описывает методологию изучения фабрик мысли. Проводит сравнительный анализ деятельности фабрик мысли в различных странах для выявления степени влияния внешних факторов на их деятельность, а также рассматривает эндогенные факторы их деятельности.

Логичным завершением работы является анализ стратегий поведения организаций – фабрик мысли в Российских институциональных рамках. В работе присутствует не только анализ сложившихся проблем, но и предложения по их решению, обзор перспектив дальнейшего развития институтов. Автор старался фокусироваться на институтах, имеющих первоочередное значение и искать первопричины, затрагивающих их.


Annotation

This work is the result of a study by Alexander Belyaev on the activities of think tanks in the context of the transformation of political regimes. Research topic may be interesting not only for Russian but also foreign scholars, exactly like all those who may be interested in issues of public policy and processes of democratization. The researcher summarizes the essence of the theoretical approaches to the study of democratic transitions, the role of civil society in them, and describes in detail the methodology for the study of think tanks. Provides a comparative analysis of the think tanks in different countries to determine the degree of influence of external factors on their activities, as well as considering the endogenous factors of their activities.

The logical conclusion of the work is analysis of the behavior strategies of organizations - think tanks in the Russian institutional framework. There is not only an analysis of existing problems, but also proposals for their solution, review of the prospects of further development of institutions. The author tried to focus on institutions that have highest priority and seek the root causes of processes that affect them.

Введение
После распада СССР Российская Федерация стала постепенно двигаться в сторону консолидированной демократии. Однако, постепенно не значит без «откатов». В свое время вместе со сменой тысячелетий сменился и курс власти, который и привел к событиям, происходившим после 4 декабря 2011 и, вероятно, после 4 марта 2012. «Не маловероятно, что это симптом возвращения на колею демократического транзита, завершающей частью которого является так называемая «консолидированная демократия». И тут нельзя не вспомнить о «близких по духу» к России странах Восточной Европы, например, одной из предпосылок в развитии демократических практик и публичной политики во всех смыслах в которых, было наличие в 60-70х годах групп интеллектуалов, которые всерьез думали о конкретных путях и способах перехода их стран от авторитаризма к демократии.

Помимо всего прочего, современному Российскому оппозиционному движению, по мнению множества критиков (со всех сторон), также пока не удалось составить четкую альтернативу нынешнему курсу социально-экономического развития, что, естественно, отрицательно сказывается на динамике общественных преобразований (в купе с множеством других факторов) »1.

Именно фабрики мысли являются институтами, через которые интеллектуалы могут принять участие в современном политическом процессе. Таким образом, актуальной это исследование можно считать из-за того, что, вероятно, Российская Федерация получила шанс вернуться на колею демократических преобразований и без участия экспертного сообщества он может быть утерян или, если эти институты начинают обслуживать политическую элиту, затянуть этот процесс на длительное время. Таким образом, исследование поможет определить политический статус фабрик мысли в Российской федерации.

«Переход от тонких суждений эмпирического знания к соответствующей теоретической формулировке не легче в анализе политики, чем в других дисциплинах. Это требует не только дальнейших эмпирических исследований, но и теоретических исследований. Под теоретическим исследованием, мы имеем в виду прежде всего развитие идей, концепций и моделей, основанных на эмпирических замечаниях и объясняющих поведение акторов и упорядочивающие политическую жизнь»2.

Если же говорить об актуальности для международного сообщества, то Российский уникальный случай сможет помочь дать ответ на старый вопрос, что же, все таки, являются ли такие институты гражданского общества, как фабрики мысли, первичными (стартером) в процессе демократических преобразований, или же являются скорее следствием, логичным завершением этого процесса?

В работе рассматриваются институциональные рамки, в которых функционируют фабрики мысли в контексте теории демократического транзита а также их внутренняя структура в контексте работы Раймонда Дж. Страйка «Управление аналитическими центрами»3.



Объект и предмет исследования:

Объектом исследования являются фабрики мысли в РФ

Предметом исследования является деятельность фабрик мысли в Российской Федерации

Цели и задачи исследования:

Основной целью исследования будет определение роли фабрик мысли в процессе трансформации политического режима в Российской Федерации с 2003 года. Для достижения цели поставлены дополнительные задачи:

Сравнительный анализ деятельности фабрик мысли в различных институциональных средах.

Оценка влияния различных факторов на деятельность фабрик мысли в Российской Федерации и других странах и их становление как политических акторов.

Анализ деятельности и классификация фабрик мысли. Определение их функций и форм участия в политическом процессе.

Для исследования институциональной среды использовались работы зарубежных и отечественных исследователей трансформации политических режимов Г. О'Доннела, Ф. Шмиттера, Т. Карл, Р. Даля, Л. Даймонда и институтов П. Холла, Дж. Хеллмана, Д. Норта и Дж. Марча4. Особенно важной является теория трансформации политических институтов Д. Норта.

Выбор последних (неоинституционального подхода) обусловлен тем, что институты фабрик мысли автор данного текста рассматривает в процессе их формирования и отбора, т.е. институциональной эволюции. В таком ракурсе процесс трансформации политического режима рассматривается с точки зрения вляния на институциональный дизайн изменения цен и, как следствие, трансакционных издержек или идеологии, под воздействием которой формируется структура предпочтений людей.

В рамках теории институциональных изменений важной «целью является выявление внутренних (эндогенных) факторов, способствующих изменению как отдельных институтов, так и институциональной структуры общества»5. Институтами при таком рассмотрении могут быть формальные ограничения (например, конституция, законы и т.п), процедуры по обнаружению и пресечению девиационного поведения и неформальные кодексы поведения, ограничивающие формальные институты. Таким образом результат, как и сама стратегия поведения каждой организации, зависит от институциональных рамок (правил игры), в которых он находится.

С точки зрения неоинституционального похода не только фабрики мысли могут выступать как институты (обеспечения политики, лоббирования групп интересов или легитимации политических решений) но и сам процесс принятия решений может быть рассмотрен как институт (формальные, или неформальные, это, все же, правила, по которым институциональная система изменяется).

В работе используются исследования, посвященные месту фабрик мысли в гражданском обществе, гражданскому обществу и ихместу в политической системе России. Ключевыми в данном пласте для данного исследования были работы С.В.Сановича, Майкла Фоли и Боба Эдвардаса, Дианы Стоун6.

Очень важными были работы, посвященные влиянию фабрик мысли на процесс принятия политических решений. Среди них работы крупных зарубежных специалистов Эрика Джонсона, Эверта Линдквиста, Роберта Даля7,а также отечественных – Н.Ю. Беляевой, Д.Г. Зайцева, Н. А. Медушевского8

Ключевыми для описания методологии были работы мировых лидеров исследования фабрик мысли Д. Абельсона, К. Макнатта, Дж. Макганна9.

Из отечественных отдельно стоит отметить труды А. Ю. Сунгурова10, попадающие под все выше перечисленные категории. Уникальными изданиями являются сборник статей ««Фабрики мысли» и центры публичной политики: международный и первый российский опыт», также курс лекций, читаемый им в Высшей Школе Экономики и множество статей и монографий.

Естественно, имеются и другие источники. В частности стоит отметить источники, полученные автором из Фонда Фридриха Эберта11. Наиболее значимую роль для исследования текст «Гражданское общество и гражданская активность в России»12, а также интервью, взятые у главы филиала фонда в Санкт Петербурге Натальи Павловны Смирновой и сотрудников Центра Развития Некоммерческих Организаций.


Методы исследования:

Анализ специальной литературы, посвещенной специфике деятельности фабрик мысли в различных регионах.

Эмпирическую основу для исследования роли фабрик мысли в демократических транзитах на примере РФ составляют материалы фабрик мысли, анализ которых позволил определить их деятельность,а также экспертные интервью, взятые у специалистов по управлению некоммерческими организациями.

Гипотезы исследования:

Гипотеза – современные, определенные как «технические» или «контрактные», фабрики мысли в РФ в большей степени зависят от институциональных ограничений потенциальных заказчиков (и/или спонсоров их деятельности), чем классифицированные как «центры публичной политики», и других экзогенных факторов, в связи с чем оказывают не значительное влияние на процессы демократизации в стране.

Альтернативная гипотиза – для институтов, классифицированных как «центры публичной политики», характерна жесткая детерменированность внутренних факторов по отношению к внешним, что тормозит их развитие и, следовательно, степень участия в принятии политических решений.

Определение основных терминов
«Фабрики мысли» можно обозначить как «Мозговые центры – получающие поддержку от государства либо частные группы профессионалов, которые проводят исследования по некоторым или по всем дисциплинам, сообщают (передают) результаты своих исследований широкой общественности или целевой аудитории, на чье мнение они хотят повлиять»13 и(или) «независимые, не основанные на интересах каких-либо групп влияния, неприбыльные организации, которые вырабатывают экспертизу и положения, направленные на влияние на процессы выработки политики»14. Оба определения даны не случайно – с помощью них можно условно обозначить две группы фабрик мысли, о которых далее пойдет речь. Первая – афиллированные с корпорациями, государственным аппаратом и «технические» фабрики мысли (т.е. работающие по заказу на те или иные структуры). Вторая – афиллированные с партиями, правозащитные и «Центры публичной политики»

Некоторые трактовки, имеющиеся в учебном пособии по фабрикам мысли А.Ю. Сунгурова:

Фабрика мысли - независимая, не ориентированная на прибыль исследовательская организация, созданная в целях обсуждения и, по возможности, продвигания важных для общественной (публичной) жизни решений, а также продвижения той или иной практической политики в той или иной сфере, отрасли общественной жизни15

Фабрика мысли посвящена продвижению рационального политического действия в демократическом обществе16

Центры публичной политики - определенный подкласс фабрик мысли, обладающих определенной гражданской миссией, в отличие от «технических» фабрик мысли17.
«Технические» фабрики мысли – работающие по заказам или в качестве клиентел государственных или корпоративных структур.

РФ – Российская Федерация



Глава 1. Теоретико-методологические основания исследования


    1. Демократический транзит

Данная теория появилась после начала так называемой «3й волны демократизации» в середине 1970-х гг. в Южной Европе (Португалия, Испания и т.д.). В соответствии с теорией демократического транзита странам с авторитарным политическим режимом предстоит пройти все стадии демократизации: эрозия и распад авторитаризма, режимная либерализация, институциональная демократизация, этап неконсолидированной демократии и, наконец, демократическая консолидация18. В силу того, что нередко страны развиваются не «по предначертанному» пути, а иногда в итоге скатываются даже обратно в авторитаризм (за примерами далеко не нужно глядеть), теория переживает определенный кризис. Одним из факторов, который его обуславливает, это тот факт, что пока до конца не ясно, какие институты способствуют демократическому транзиту, а какие нет, ровно как и не ясно – когда же начинается последняя стадия этого процесса – консолидация демократии.

«В современной транзитологической литературе консолидация демократии понимается как своего рода «восходящий» процесс — от «минимального», процедурного уровня, когда учреждены формально демократические институты и процедуры, до уровня «максимального», структурного и многофакторного, предполагающего утверждение демократии по целому комплексу измерений — от поведенческого и ценностного до социально-экономического и международного»19.

С позиции исследователя Р. Даля, ключевую роль играют в этом процессе именно институты гражданского общества. Даже если все формальные институты являются демократическими, если нет «благодатной почвы», на которой консолидированная демократия смогла бы устоятся, данный процесс может ждать длительный откат.

Естественно, у теории есть и продолжатели, говоря о демократическом транзите в латинской америке, добавляющие, что «скорее всего, то, как правило, политологи осмысливают некоторые институты не позволяет нам признать, что эти полиархии на самом деле есть два чрезвычайно важных института. Один из них высоко формализованный, но периодичный: выборы. Другие носит неофициальный характер, постоянный и всеобъемлющий: партикуляризм»20. В трактовке О’Доннела важным фактом является то, что, в отличие от предыдущих периодов авторитарного правления, партикуляризм, согласно теории демократического транзита, просто существует в новых - непростых и напряженных отношениях с формальными правилами и институтами, а это, в общем то, совсем не является гарантом того, что общество является демократическим. В таких условиях транзакционные издержки возрастают, что может привести к формированию новых неформальных институтов, а не основ устойчевого демократического транзита. Таким образом, принципиальную важность имеет исследование динамики соотношения формальных и неформальных институтов и практик. В России это соотношение, если мы говорим о процесе принятия решений, сильно смещено в сторону последних – неформальных (процесс принятия политических решений не прозрачен, акторы – не ясны).

Естественно, принципиально важным, в таком случае, является понимания того, что является демократией, а что – нет. Именно поэтому появился такой термин, как консолидированная демократия.


1.1.1 Консолидированная демократия
Для того, чтобы можно было с уверенностью сказать, что в государстве сформировалась устойчивая (консолидированная) демократия, обычно используют первые 7 из 9 критериев Ф.Шмиттера и Т.Карла, опиравшихся на плюралистическую концепцию Даля (первые семь – есть классическое определение полиархии Даля):

1) установление контроля за принятием решений избранными должностными лицами;

2) проведение регулярных свободных выборов;

3) всеобщее избирательное право для достигших совершеннолетия граждан;

4) широкие возможности, предоставляемые гражданам для выставления их кандидатуры на выборах;

5) право на свободу самовыражения, речи, предоставления петиций;

6) доступ к альтернативным источникам информации;

7) право создавать независимые ассоциации и партии или становиться их членами;

8) Всенародно избранные должностные лица должны быть в состоянии осуществлять свои конституционные полномочия, не подвергаясь отставке;

9) Государство должно быть самоуправляемым, оно должно быть в состоянии действовать, независимо от ограничений, налагаемых некоторыми другими всеобъемлющими политическими системами21.

Однако, в неоинституциональной теории, наиболее эффективная система должна формироваться в результате правил, позволяющих сократить издержки на заключение и поддержку контрактов. Даже в условиях, близких к демократии, может появится проблема неэффективности правил игры, неэффективности процесса принятия решений. Такая ситуация может сложиться в результате несоответствия формальных правил (например, законов), которые легко изменить, и неформальных, которые с трудом поддаются влиянию и изменяются достаточно долго. Именно поэтому некоторые исследователи, например, Р. Даль и Л. Даймонд, считают, что для консолидации демократии необходимо, чтобы правила игры были четкими и понятными.

Л. Даймонд22 также говорит о необходимости эффективного процесса принятия и выработки решений в качестве признака консолидации демократии. Что означает, что существует система самокоррекции политического режима и обратной связи с объектами гражданского общества. В таких условиях необходима разработка и рассмотрение альтернативных вариантов решения общественных проблем (что может быть объяснено как необходимость выбора лучшего из нескольких вариантов или лоббированием интересов разных заинтересованных групп).

Как уже обозначалось важным также является факт независимого принятия решений. «Государство должно быть самоуправляемым, должно быть в состоянии действовать независимо от ограничений, налагаемых некоторыми другими всеобъемлющими политическими системами»23. По мнению Ф. Шмиттера и Т. Карла Даль и другие современные демократические теоретики, вероятно, приняли это условие само собой разумеющимся. Тем не менее, является ли система действительно демократической, если ее выборные должностные лица не в состоянии принимать решения, обязательные без утверждения акторов за пределами границ государства? Таким образом, принципиальным вопросом становится возможность принимать независимые, адекватные времени, решения и, естественно, роль фабрик мысли в данном процессе становится довольно значительной.

В условиях ещё не консолидировавшейся демократии обычно «власть не использует научных ресурсов или использует их в ограниченном объеме, полагаясь преимущественно на свои собственные ресурсы»24 . Экспертное сообщество частично,в таком случае, (или полностью) берет на себя функции по мониторингу, анализу, прогнозированию информации, предлагает варианты по принятию тех или иных политических решений а, иногда, «позволяют властям переложить ответственность на себя, в случае провала программ правительства»25.

Мало того, наиболее реальная возможность Фабрик мысли повлиять на демократизацию – повлиять на эффективность и прозрачность процесса принятия решений. «Демократической консолидации способствует ряд институциональных, политических и поведенческих изменений. Многие из них непосредственно улучшают управление, укрепляя дееспособность государства, обеспечивая либерализацию и рационализацию экономических структур, защищая социальный и политический порядок при сохранении базовых свобод, совершенствуя горизонтальную подотчетность и власть закона, сдерживая коррупцию»26 .

Как следствие, предполагается, что одним из условий консолидации демократии является гражданское общество, частью которого, вероятно, являются группы экспертов-аналитиков, обычно называемых «Фабрики мысли».

Проблема, как обозначает ее Гильермо О’Доннелл, со многими развивающимися полиархиями не в том, что им не хватает институционализации. В латинской Америке, которая будет одним из кейсов для сравнения деятельности фабрик мысли в различных институциональных средах, не смотря на то, что полный набор формальных демократических институтов присутствовал еще в середине 90х, до сих пор огромную роль играет «неформальный, постоянно действующий и всеобъемлющий – партикуляризм (или клиентелизм, если брать шире)»27. Таким образом, замечает О’Доннелл, не смотря на «полный пакет» демократических формальных институтов и крайне сложное противостояние их с неформальными патрон-клиентскими отношениями, далеко не все страны латинской Америки можно назвать демократическими. А значит, кроме формальных институтов, мы должны обращать серьезное внимание и на неформальные.

В итоге, можно прийти к выводу что ««...технически, демократия консолидирована, когда все начинают действовать в институциональных рамках составляя равновесие децентрализованных стратегий всех значимых сил»28. Действительно, Пшеворски обозначает, что может быть только одно равновесие, созданное сочленением формальных и неформальных институтов»29.

«Изменения в неформальных нормах (ограничениях) осуществляются постепенно и нередко являются подсознательными, формируя альтернативные модели поведения. Формальные институты и механизмы их защиты устанавливаются и поддерживаются сознательно, в основном государством»30. Институты же в России сохраняются, поскольку они воплощают в себе что-то вроде равновесия по Нэшу31. То есть, люди и организации придерживаются модели поведения, навязанной данным институциональным дизайном, потому что издержки при отклонении от них выше, чем соблюдение.

В России же даже все необходимые формальные демократические институты еще не сформировались и пока не ясна ни судьба демократии, которая должна появиться в результате деятельности в том числе и фабрик мысли, ни судьба самих фабрик мысли, которые, возможно, смогут существовать только в условиях устойчивой демократии.



    1. Гражданское общество и его роль в демократическом транзите

Возможно ли отрицать тот факт, что ключевую роль в консолидации демократии играет гражданское общество? И насколько значимую роль в этом играют непосредственно фабрики мысли, если да. Наиболее реальная возможность Фабрик мысли повлиять на демократизацию – повлиять на эффективность и прозрачность процесса принятия решений. Однако, что имеет первостепенное значение – влияние фабрик мысли на процесс принятия решений или его демократичность на деятельность фабрик мысли?

Таким образом кратко можно обозначить лишь часть парадоксов теории гражданского общества. Опыт Российской Федерации конца 20 века показывает, что далеко не всегда сформировавшиеся институты гражданского общества создают надежный фундамент для устойчивого демократического развития.

Концепция гражданского общества, особенно в контексте теории демократического транзита, обладает парадоксальными элементами. Например, в не самой свежей, но от этого не менее актуальной статье «The Paradox of Civil Society»32 приводится группа аргументов, говорящих о неоднозначном влиянии институтов гражданского общества на процессы демократизации. Например, что очень немаловажно для РФ на данный момент, разделение понятия участия на гражданское и политическое и отсюда вытекающая неясность – формой какого участия должна быть деятельность фабрик мысли?

Согласно выше обозначенной статье, существует две версии группы «аргументов за гражданское общество». «Первая версия кристаллизуется в «Демократии в Америке» Алексиса де Токвиля, с важными предшественниками в работах восемнадцатого века «шотландских моралистов», в том числе Адама Смита, Адама Фергюсона, и Фрэнсиса Хатчисона. Такой подход ставит особый акцент на способности ассоциативной жизни в целом и методов ассоциаций, в частности, способствовать развитию паттернов гражданственности в действиях граждан в демократическом государстве»33. Вторая версия, артикулированная преимущественно Яцеком Куронь, Адамом Михником и их современниками, обозначает «особое значение гражданского общества как сферы действия, которая не зависит от государства и способна - именно по этой причине - активизировать сопротивления тираническому режиму»34.

Суть сомнений Патнема, современного скептика идеи «позитивного» гражданского общества, заключается, во-первых, в том, является ли «социальный капитал», созданный институтами гражданского общества, действительно «общественным благом», доступен для общества в целом и способен производить эффекты, предписанные ему. Во вторых, «с целью способствовать подлинному духу «более широкого сотрудничества», его аргумент предполагает, такие ассоциации не должны быть «поляризованными» или «политизированными». Они должны быть мостом между социальными и политическими разногласиями и, таким образом, по-видимому, быть автономными от политических сил. ... Тем не менее, как могут такого рода ассоциации способствовать политическому участию и «Гражданской активности» без вовлечения в собственно политические вопросы и не представляя убедительные социальные интересы?»35

Российская действительность четко показывает, что влияние со стороны гражданского общества пока не достигло высокой значимости, в силу его разрозненности. «Поведение ключевых для консолидации игроков третьего сектора было подвержено сильному влиянию диссидентского движения, и именно это предопределило их пренебрежение проблемами консолидации. Иными словами, начальная точка, из которой стартовало российское гражданское общество, была результатом зависимости от пути развития, который прошло правозащитное движение в СССР (path dependence). Это легко объяснить: правозащитники имели общего врага и общую идеологическую платформу – права человека и примат закона»36. На данный момент, считает С.В. Санович, нет настолько сильных стимулов к консолидации, которые были во времена СССР. С другой стороны, политизации представители гражданского общества в России тоже стараются избегать. Здесь и появляется вопрос о роли в потенциальной демократизации именно фабрик мысли, экспертов, у которых, казалось бы, нет нужды объединятся в коалиции, но которые способны оказывать влияние на процесс принятия решений.

Однако, в статье Дианы Стоун «Recycling Bins, Garbage Cans or Think Tanks? Three Myths Regarding Policy Analysis Institutes»37 обозначается также тот факт, что под фабриками мысли в разных странах понимают зачастую совершенно разные вещи, а привычной классификации дается совершенно иная трактовка. Так, опираясь на примеры Greenpeace, Transparency International и Oxfam, правозащитные фабрики мысли и центры публичной политики можно назвать группами интересов, коими вышеперечисленные организации и однозначно являлись до того, как создали свои аналитические центры. Изучая деятельность таких организаций, как Public Management and Policy Association (PMPA) из Великобритании и the Аssociation of Public Policy and Management (APPAM) из США, можно прийти к выводу, что это – профессиональные ассоциации, т.к. на форумах и конференциях, которые они проводят, специалисты из одной профессиональной сферы «can discuss public policy and management issues»38. Аналогичным образом можно идентифицировать и консультантов при коммерческих компаниях. И исследовательские институты при университетах (на подобие Institute for Development Studies at Sussex). С одной стороны как борющиеся за повышение политической грамотности населения, так и выступающие в роли поддержки избирательных компаний, роль Фабрик мысли в деятельности гражданского общества, как и самого гражданского общества в процессах демократизации совсем неоднозначна.

Таким образом, для дальнейшей проверки в том числе и тезисов, обозначенных в этом параграфе, возникает насущная необходимость классификации и идентификации фабрик мысли в рамках гражданского общества, по принципам реализуемой ими деятельности. Определения подходов в изучении этих организаций.

1.3 Подходы к изучению и функции фабрик мысли

В первую очередь, надо отметить, что вся работа выполнена в рамках калькулятивного исторического неоинституционализма. Это позволит обозначить, каким образом институциональная среда влияет на поведение таких акторов, как фабрики мысли. Сами институты фабрик мысли рассматриваются в процессе их формирования и отбора, т.е. институциональной эволюции. В таком ракурсе процесс трансформации политического режима рассматривается с точки зрения вляния на институциональный дизайн изменения цен и, как следствие, трансакционных издержек или идеологии, под воздействием которой формируется структура предпочтений людей.

Суть подхода заключается в том, что фабрики мысли предполагаются «стремящимися к максимальному достижению комплекса целей заданных их конкретными целями и предпочтениями, при этом ведя себя стратегически, то есть оценивая все возможные варианты, чтобы выбрать те, которые приносят максимальную выгоду. В общем, цели или предпочтения акторов заданы экзогенно – институциональной средой»39. Институциональная среда влияет, прежде всего, предоставляя информацию о предполагаемом поведении других акторов.

Элитистский и плюралистический подходы

Одним из характерных примеров рассмотрения фабрик мысли с элитистских позиций является теория фабрик мысли разрабатываемая Дж. Макганом40. Данная теория «позволяет ученым идентифицировать тесную связь между теми, кто финансирует мозговые центры и теми, которые управляют ими».41 Элитисты исходят из предположения о том, что, если аналитические центры и оказывают влияние на политический процесс, то главным образом потому, что связаны с властной элитой.

Однако, у этой теории есть изъян – по мнению Д. Абельсона, она основана на неверном предположении, согласно которому «мозговые центры не в состоянии влиять на общественную политику»42, что подтверждает хотя бы институт советничества или независимая экспертиза, которая, естественно, функционирует в развитых странах. По мнению Р. Даля43 и того же Абельсона, сторонников плюралистического подхода, фабрики мысли могут конкурировать за влияние с профсоюзами, группами защитников окружающей среды, и другими неправительственными организациями, однако, вышеописанные теории не учитывают привилегированный статус фабрик мысли. Они «обладают уникальными признаками, которые позволяют им выделяться»44.

С точки зрения Д. Абельсона, неоинституциональный и плюралистический подход можно рассматривать как один, общий, подход к изучению фабрик мысли. В рамках данного подхода, влияние на деятельность фабрик мысли оказывают не только их ресурсы (как в структурно-функциональном подходе), но и участие в цикле разработки и принятия политического решения. «Согласно Д. Кингдону, мозговые центры могут часто быть неспособны влиять на заключительный выбор, сделанный высшими чиновниками, но они могут оказать большое влияние на установку и возможное расширение пределов представительных дебатов. Это, в свою очередь, приводит к рассмотрению различных альтернатив, которые, возможно, не были на повестке дня ранее»45.



Американский и Европейский подходы к изучению фабрик мысли

Н.А. Медушевский в своей работе «Фабрики мысли в ЕС: сравнительный анализ европейского и американского исследовательских подходов»46 сравнивает подходы, используемые европейскимии американскими учеными при исследовании фабрик мысли.

Суть различий между обеими концепциями заключается,в первую очередь, в понятии термина фабрики мысли. Если в традиции исследователей из США, например Макгана47, понятие трактуется достаточно широко, то европейские исследователи дают достаточно жесткое определение фабрики мысли.

Определение С. Бушера, со слов Н.А. Медушевского48, содержит 9 критериев:



  1. стабильное функционирование,

  2. специализация на разработке решений для сферы публичной политики,

  3. наличие постоянного штата исследователей,

  4. объединение в своей деятельности трех компонентов: оригинальное производство идей, анализ и рекомендация,

  5. подготовка рекомендаций для передачи их чиновникам,

  6. отсутствие ответственности за действия государства,

  7. проведение исследований в более широких границах, чем того требует заказ,

  8. ограничение роли преподавания и просвещения,

  9. работа для общественной пользы (а не в личных интересах, что характерно для коммерческих групп).

Второй критерий, по которому можно провести разделительную черту – вопрос о независимости фабрик мысли. «Несмотря на такие варьирующиеся для каждой организации факторы, как источники и объемы финансирования, заказ, подотчетность, структура и др., независимость одних организаций и зависимость других – иллюзорны и не могут выступать в качестве характеристики отдельных организаций. Организации находящиеся по краям спектра, перестают быть фабриками мысли, так как теряют связь либо с социальной средой, либо с властью. Макган и Вейвер называют это «феноменом среднего курса», в рамках которого фабриками мысли являются все организации с частичной автономией от власти» 49Согласно европейской модели – модели усредненной фабрики мысли, «сопоставимыми должны быть функции, тип фабрики мысли (по Вейс, к примеру, - это лоббистская организация, консалтинговая компания, университет без студентов, университет), объемы и источники финансирования, идеологизированность (декларируемая самими организациями), объемы и качество производимого продукта и статус руководителя организации (чиновник, частное лицо, политик)»50.

Классификации фабрик мысли .

Существует множество различных классификаций фабрик мысли по функциям, которые они выполняют.

Д.Г. Зайцев обозначает 2 большие группы – «функциональные интеллектуальные сообщества и рефлективные. Функциональные интеллектуальные сообщества участвовуют в политических процессах и принятии решений путем проведения прикладных исследований и продвигая выводы их исследований и рекомендации лицам, принимающим решения, обеспечивая, таким образом поддерживая усилия государства по решениб различных проблем. Рефлективные интеллектуалы выполняют анализ, который не ориентирован на политический процесс, который имеет отношение к более широкой социально-культурной области»51.

Не обращая значительного внимания на вторую группу (рефлективные интеллектуальные сообщества), он также классифицирует первых на 3 подгруппы – аналитиков, экспертов и консультантов. У них различен фокус политической активности (первые занимаются прикладным анализом, вторые - узкопрофильным анализом (правовой, гражданский и т.д.), третьи – сопровождают деятельность клиента) 52. Они также различаются по референтым группам (полностью соответствующим их фкусам деятельности), принципам взаимодействия с лицами, принимающими решения (от первой подгруппы к третьей растет степен влияния контрактных отношений,а в случае с консультантами – отношения могут носить патрон-клиентский характер) и этическим принципам (от открытости и гражданственности, через профессиональность и функциональность к антрепренерству и легетимации политического статус-кво). Особенностью данного подхода является, вероятно, заведомо неверная обозначенная зависимость между фокусом, по которому проводятся исследования и формату отношений с лицами, принимающими решения. Также не понятно, каким образом можно использовать этот подход для изучения российских фабрик мысли (приведенная классификация касается в первую очередь именно оказывающих влияние на процесс принятия политических решений фабрик мысли, что нужно еще доказать).

Есть также классификация (классификация, потому как большая часть из фабрик мысли, взятых за эталон, существуют до сих пор) фабрик мысли по «поколениям», т.е. предполагается наличие некоего объективного тренда в развитии институтов во всем мире53. Согласно этой классификации, первой группой фабрик мысли считать нужно организации, подобные RAND корпорации. По сути, это группа интелектуалов, занимающаяся решением насущных проблемм, связанных, прежде всего, с внешней политикой государства (вопросами национальной безопасности, стратегического планирования и т.д.) и действующих в интересах общественного благополучия и национальной безопасности.

Вторая группа – ориентирующиеся на проблематику будущего. «Характерной чертой работы фабрик мысли этого периода стало производство глобальных идеологий, футурологических работ, основанных на долгосрочном глобальном прогнозировании. Наиболее известными представителями этой плеяды в Советском Союзе были так называемые футурологические институты - Римский клуб, Институт будущего, Гудзоновский институт»54.

Третья группа – фабрики мысли адвокатского действия. «Фабрики мысли этого направления занимаются выявлением, защитой и отстаиванием интересов гражданского общества и широкой общественности перед другими субъектами политики – государства, политических партий, групп интересов»55. Ярким примером, по мнению авторов, представивших доклад «Современные фабрики мысли», организации подобного типа можно считать Фонд наследия (Heritage foundation).

Локально ориентированные фабрики мысли или институты урбанистики и регионального развития являются четвертой группой. Они занимаются поднятием и продвижением региональной повестки, а также реализацией кокретных проектов на локальном уровне. Примерами таких организаций могут быть институт Манхэттэна или ЦСР – северо запад.

Последняя, пятая группа, сетевые виртуальные сообщества высокоспециализированных профессионалов по проблемам развития являются, по сути, аналогами современных масштабных проектов «гражданской науки»56, т.е. являются эффективным решением двух видов проблем – при необходимости «мозгового штурма» по конкретным вопросам, либо необходимости постоянной, не требующей непосредственного контакта, работы.

А.Ю. Сунгуров в учебном пособии отмечает: «На наш взгляд, такое разделение отражает скорее не этапы развития, а направления деятельности фабрик мысли, хотя очередность появления тех или иных направлений во времени отражена достаточно четко»57.

Наиболее применимой и используемой большинством мировых специалистов по фабрикам мысли является, обозначенная Э. Джонсоном в его трудах, следующая классификация фабрик мысли. Согласно этой классификации фабрики мысли делятся на 5 типов58:

Первые – фабрики идеологизированные, или advocacy groups. В результате их финансовой независимости, некоторые организации имеют возможность свободно продвигать свои рекомендации без конфликта интересов, который сопровождает получение государственного финансирования.

Вторые – партийные фабрики мысли, предоставляющие экспертизу для представителей партии,с которой аффилированны, а также, являющиеся зачастую организацией, в которой работают политики «в отставке».

Третьи – работающие на государство и занимающиеся государственным планированием. «Это могут быть различные учрежденияс некоторыми функцями мозговых центров, существующие в структурах министерств и ведомств».

Четвертые – корпоративные консультанты, работающие сугубо по заказу и преимущественно на частный сектор. Могут и не быть в форме некоммерческих организаций.

Последние же – академические. Их первоочередными задачами являются проведения качественных исследований, поднимающих различные проблемы (а не решающие их)

В России большей популярностью среди исследователей пользуется 4х-типовая классификация, которую описывает в своей работе М.Б. Горный59:


  • академические фабрики мысли (университеты без студентов),

  • фабрики мысли, осуществляющие исследования по контракту,

  • идеологизированные фабрики мысли(advocacy tanks),

  • партийные фабрики мысли.

Последней, на которую я и буду опираться в данной работе, классификацию, которой обычно оперерует А.Ю. Сунгуров – дуалистическую. Согласно ей, «все сообщество фабрик мысли может быть разделено на две основные группы по такому критерию, как наличие у этих организаций миссии, видения образа тех изменений, которые создатели фабрики мысли хотят достичь в общественном или политическом устройстве региона, страны, или даже мира в целом. Такая миссия есть далеко не у всех фабрик мысли или аналитических центров. Многие из них просто позиционируют себя либо как клиенты определенных структур, например, правительства или губернаторов, высокопрофессионально выполняя полученную им работу по достижению цели, сформулированной сверху. Вариант – они предлагают на рынке свои услуги, и далее работают по заключенному контракту, по выполнению которого снова ищет контракты (чисто рыночный подход). Возможно, здесь можно говорить о фабриках мысли клиентского и контрактного типов. Назовем, вслед за А.Макарычевым, такие организации «техническими» фабриками мысли»60. Вторую группу – ценностно нагруженных организаций, обладающих идеологией, можно назвать «центры публичной политики» и консервативные фабрики мысли, в зависимости от того, какие именно ценности он продвигают.

Данная классификация выбрана по причине её крайне удачного «сочленения» с плюралистическим/неоинституциональным подходом. В первую очередь потому, что в рамках неоинституциональной теории, двумя единственными причинами, которые могут «сдвинуть» систему из состояния равновесия (запустить процесс трансформации политического режима) являются изменения цен (и, как следствие, изменения степени выгодности выбора определенной стратегии – платежей) и идеология, понимаемая как суждения о легитимности и справедливости институциональных рамок. Именно с точки зрения этих двух параметров и будет рассматриваться в дальнейшем возможность участия фабрик мысли в процессе демократического транзита и, наоборот, степень влияния институциональных рамок на поведение фабрик мысли.



1.3.1 Фабрики мысли и процесс принятия решений
Важнейшим фактором, определяющим также непосредственное участие фабрик мысли в политическом процессе, является их участие в процессе принятия решений.

Дональд Абельсон указывает на два возможных подхода к изучению фабрик мысли – качественный и количественный.

Суть количественного метода заключается в изучении средств массовой информации. Предполагается, что фабрики мысли стараются создать ощущение влияния на общественность политиков (это, в конечном счете, может и помогает им продвигать свои инициативы). И что нет лучшего способа создать ощущение влияния, чем привлечь внимание средств массовой информации. Такой метод позволяет косвенно определить не только влияние, но и направленность деятельности этих фабрик мысли.

Однако, как и сам Абельсон замечает, «изучение средств массовой информации говорит нам очень мало о характере и степени влияния фабрик мысли» 61. Эверт Линдквист, Кэйтлин Макнатт и Грегори Марчильдон соглашаются с ним. Измерение влияния аналитических центров трудно, поскольку трудно определить, определяют ли мозговые центры повестку дня, расширяют ли политические дискуссии, влияют на решения политиков, или просто следуют тенденции в области политики62. «Для измерения влияния фабрик мысли нужно измерять способности влиять в отличие от измерения корреляции между научно-исследовательскими работами или рекомендациями института и конкретными результатами политики»63.

Второй подход, на который указывает Абельсон – качественный. Его суть заключается в собирании информации из вторичных источников и интервьюирования. Сильным преимуществом такого подхода может стать возможность «определения взаимосвязей, которые развиваются между фабриками мысли и политиками. Это часто может объяснить, почему некоторые аналитические центры имеют возможность пользоваться значительным доступом к различным этапам процесса разработки политики»64.

Таким образом, качественные исследования – сравнение поведения институтов фабрик мысли в различных институциональных средах имеют определенный смысл. Они позволят определить, насколько сильно зависит поведение фабрик мысли от институциональной среды, в которой они действуют, а также формы участия, которые выбирают.

Также это поможет, косвенным образом, определить, насколько сильным может быть влияние неконсолидированного (в условиях, когда гражданское общество консолидированно, роль фабрик мысли не так заметна) гражданского общества на процесс трансформации политических режимов и проверить тезис Патнема о слабом влиянии ассоциаций гражданского общества на процессы демократизации на примере России.



Каталог: data -> 2013
2013 -> Эконометрический анализ преступности в г. Перми
2013 -> Связь характеристик индивидуального пути с
2013 -> Бакалаврская работа
2013 -> «Система госзакупок высокотехнологичного медицинского оборудования»
2013 -> «Анализ административной практики защиты прав участников размещения заказов»
2013 -> Проблемы социальной адаптации внутренних мигрантов в условиях мегаполиса
2013 -> «Применение международных стандартов информационной безопасности при деятельности российских коммерческих организаций»
2013 -> Диссертация «Воздействие бюджетного дефицита и государственного долга на экономический рост: анализ на примере развитых и развивающихся стран»
2013 -> Программа дисциплины Саморегуляция. Аутотренинг. Медитация для направления 030300. 68 Психология для магистерских программ
2013 -> «Эмоциональная атмосфера в высших эшелонах власти Великобритании и США в ХХ в.»


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница