А что? Он во мне уверен…- на самом деле он и сам до сих пор не мог поверить



страница10/28
Дата30.04.2016
Размер5.32 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   28

Желание

Прыг-скок, прыг-скок Раду проносится перед тобой как заяц-попрыгаец. Его аппетитная задница затмевает твое сознание, будит в душе что-то животное. Следишь за ним взглядом и чуть не забываешь вступить в припев. Тысячи людей вокруг, свет прожекторов, глаза телекамер, а ты не видишь ничего, не замечаешь, только он один перед тобой. И с каждой песней, с каждой его партией, каждым движением ты понимаешь, что все больше хочешь его. Свободные джинсы уже давно тесно облепляют тело. Почему ты не надел сегодня спортивные штаны? Теперь мучайся. Тяжесть внизу живота, жгучее желание меняют тембр твоего голоса — фанатки в восторге, им нравятся эти неожиданные глубокие, страстные звуки. А тебе плевать, ты желаешь только его. Он спрятался за твою спину, ходит где-то позади, но его образ продолжает стоять у тебя перед глазами, дразня и обманывая. Последняя песня — концерт закончен. Цветы, подарки, девчонки кидаются на вас в коридоре, ты чувствуешь только Раду рядом с собой. Он с Арсом что-то говорит визжащей толпе, улыбается, раздает автографы. К тебе никто не решается подойти, твой волчий взгляд распугал всех.


В гостинице вы расходитесь по номерам. Ты мечешься кругами по комнате как загнанный зверь, пытаясь остановить, подавить страсть; глухо воешь, глядя в черное окно. Душа разрывается в клочья, но ты ничего не можешь поделать с собой. Наконец, не выдерживаешь, выходишь в холл, приближаешься к двери его номера, решительно громко стучишь. У тебя, наверное, сейчас пена у рта и дикий взгляд. Пусть.
– Дан? — он не ожидал, не хотел тебя увидеть.
Раду стоит на пороге и не собирается пропускать тебя. Но ты, приближаясь, заставляешь его отступить вглубь. Заходишь, защелкиваешь дверь.
– Дан, в чем дело? — он смотрит тебе в глаза.
Хватаешь его за плечи, прижимаешь к стене.
– Я хочу тебя, — твой голос звучит хрипло и глухо.
Его лицо искажается недовольством и брезгливостью.
– Лучше найди себе девку. И с ней…
– Я хочу ТЕБЯ, — ты не говоришь, рычишь.
Наклоняешься, касаешься его губ — он не отвечает, стоит, не шевелясь, как статуя. Сжимаешь его, стараясь выдавить хоть какой-нибудь звук.
– У меня есть невеста, Дан, — в тепло-карих глазах холод.
– Плевать. Разреши еще… один… раз, — умоляешь и просишь, не может быть; желание перекрыло твой разум, заменило тебя подлым беспощадным огнем.
Раду молчит, снова склоняешься к нему, он поворачивается и уходит в комнату. Следуешь за ним, как за путеводной звездой Вифлеема, с трудом сдерживая себя, чтобы не наброситься. Он, небрежно скинув футболку, ложится на гостиничную кровать. Взбираешься на него, припадаешь к теплой коже груди щекой, замираешь, вдыхая запах и наслаждаясь моментом близости. Поворачиваешь голову и начинаешь исступленно целовать, подбираясь к мягким соскам. Раду полулежит совершенно спокойно, никакие эмоции не отражаются на его лице. Твои старания не находят отклика. Стаскиваешь с себя майку и, стоя над ним на коленях, рассматриваешь его до мельчайших подробностей, стараясь запомнить. Его сжатые губы манят тоской поцелуя, но ты боишься почувствовать их лед. Огонь, бушующий внутри тебя, давно рвется наружу. Расстегиваешь, наконец, свои джинсы, спускаешь. Пальцы тянутся к его ширинке, Раду поднимает руки. Хочет тебя остановить? Потом, видимо, передумав, опускает их по сторонам. Освобождаешь его орган, аккуратно ласкаешь рукой. Тягота в теле и свинец в голове давят на каждую клетку тысячей атмосфер, ложишься на него, прижимая свой член к его члену. Холодные презрительные губы прямо пред тобой, пытаешься отогреть их поцелуями, начатыми движениями тела разбудить его. Срываешь небольшой стон, стон недовольства.
На твоем члене уже выступает смазка, приподнимаешься на локте и рукой проводишь им вдоль его органа. Близкий контакт чувствительных мест, нервных окончаний — в голове муть, пальцы предательски слабеют. Поднимаешься выше, проводя членом по коже, оставляя мокрую дорожку на его животе, груди шее. Прикосновения сводят с ума, растворяют остатки рассудка. Головка дотрагивается до его губ, очерчивает их контур, но он не спешит размыкать их. Прижимаешься к его лицу бедрами, оттягиваешь кожу на своем ноющем органе, склонив голову, умоляешь.
– Раду, пожалуйста…
В его глазах отвращение, но он приоткрывает губы, впуская тебя, однако не расслабляет их, и его рот плотным тугим кольцом медленно и мучительно позволяет продвигаться вперед. Натыкаешься на его язык, проскальзываешь дальше, трешься о него. Это тот момент, которого ты ждал, боялся, надеялся и за который готов был отдать все. Твои стоны — продолжение твоих движений. Стараешься не заходить слишком далеко, чтобы он разрешил тебе дойти до конца, до самого конца. Ослепляют вспышки белых огней перед глазами, пространство и время утрачивает смысл, жесткий, жестокий ритм сотрясает тебя. Не сдерживаясь больше, кричишь, проникаешь глубже и дальше. Хватаешь его голову, тянешь к себе, прогибаешься, подавая бедра вперед. Взрыв мощной волной прокатывается через тебя, сжав все тело в нервный пульсирующий ком. Как будто иглы пробегают по спине, приходишь в себя, отстраняешься. Раду встает и уходит в ванную, слышишь звук зажурчавшей воды. Твое тело вдруг становится легким и обессилевшим, падаешь на кровать, вдыхая остатки его запаха, улавливая следы тепла его кожи. Лежишь, исчезая в параллельных мирах. Ты уже не здесь, тебя больше нет.
– Уходи, — Раду стоит, утирая мокрые губы рукой, старается избегать взгляда.
Поднимаешься.
– Раду…
Он делает рукой жест отрицания. Подхватываешь свою майку и пропадаешь за дверью. Твой номер встречает прохладой отчуждения и злобы. Кидаешься в объятия бездушной неродной пастели. Черная сила поднимается внутри, растекается по телу, истязая сознанием беспомощности. Что будет дальше? Твой крик будит гостиничные тени.
– Я хочу тебя, Раду!
Темнота вздрагивает, но остается. Ты лежишь растерзанный и опустошенный.
Нерешительный стук в дверь будит тебя. Тяжелыми шагами измеряешь длину коридорчика, не веришь уже ни во что.
– Дан, я… я хочу… тебя, — в проеме стоит смущенный Сева…

Маря.

Я люблю тебя, Дан

-Дан мне изменил!- торжественно, прямо с порога заявила Сабина опешившему Раду.


-Может, пройдёшь для начала, - предложил он.
Она послушно прошла в комнату, попутно с любопытством оглядываясь - в квартире Раду она была впервые. Основным местом её времяпрепровождения за последний месяц была квартира Дана, а, точнее, одна из комнат, которая в простонародье называется спальня, а ещё точнее - кровать Дана, естественно с дополнением, то есть, непосредственным законным владельцем оного предмета, которое чаще используется для того, чтобы на нём спали. Понятное дело, что Сабине это сделать удавалось редко.
Квартирка Раду была аккуратно убрана, в отличие от вечно находящейся в творческом беспорядке квартиры Дана, но холостяцкий дух чувствовался и здесь. В общем, произведённый ею осмотр вполне удовлетворил Сабину, и она с глубоким вздохом плюхнулась на диван, захватив в плен одну из маленьких подушек, так опрометчиво попавшаяся ей на пути. Сабина тут же увлечённо начала разглядывать узоры, изображённые на её пушистой пленнице. Раду выжидательно смотрел на девушку, ожидая объяснения её фразы. Сабина не торопилась.
Предположим, Дан ей изменил, - принялся тогда мысленно рассуждать Раду. В принципе, верю, с него станется. В его неспособности постоянно держать ширинку застёгнутой я не сомневаюсь. Таков уж Дан. Но откуда она могла узнать об этом? Дан не дурак, сам не признается ни за какие коврижки. Случайно увидела? Дан откровенно встречаться с другой девушкой, не расставшись с предыдущей, сам себе не позволит. «Где же он промахнулся?» - вполне искренне заинтересовался Раду. Уж он не упустил бы шанс подковырнуть Дана на его промахе, уж он отыгрался бы за все его издевательства, мягко завуалированные под дружеские шутки. Правда, Сабину жалко, девушка, вроде, не плохая.
-Ну?- не выдержал наконец он.
Её ясные глаза посмотрели на Раду с собачьей тоской, её губы слегка дрогнули, а пугливые слезы неуверенно заструились из глаз, оставляя после себя еле заметные дорожки на щеках. Раду даже на мгновение показалось, что он услышал, как внутри неё оборвалась какая-то струна, что-то треснуло или разбилось. Но он лишь молча смотрел на неё, ожидая, что она скажет.
-Раду, - наконец залепетала она. - Это был Сева...
-Что, прости? - не понял Раду, надеясь на слуховой обман.
-Да-да, наш милый Севя спит с моим парнем, - крикнула Сабина и внезапно зашлась диким истеричным смехом, откинувшись на спинку дивана.
Дан и Арс. Комок подкатил к горлу. Этого услышать он не ожидал. Он смотрел на умирающую от смеха девушку и где-то в глубине души надеялся, что она всего лишь на всего это придумала. Скорее всего, Дан её чем-то очень обидел и она, таким образом, захотела ему отомстить. Да, так оно и есть, - успокаивал себя Раду. Сейчас всё выяснится. «Это неправда», - убеждал он себя, но почему-то не верил в это детское нелепое оправдание. Отчего так неприятно, откуда эта тошнота?
-Расскажи подробнее, - неуверенно попросил Раду, испытывая при этом смешанное чувство отвращения к себе и жалости к Сабине.
-Что? - Сабина от удивления перестала хохотать как помешанная и с недоумением посмотрела на Раду. - Зачем?
Раду смешался, не зная, что ответить этим вопрошающим карим глазам, с интересом наблюдающим за ним. Её губы слегка выпятились вперёд, выражая тем самым недоумение своей хозяйки. Раду захотелось коснуться их Слегка, попробовать на вкус. Он медленно подошёл к дивану и сел рядом с Сабиной. Девушка неотрывно следила за ним. Кроме интереса её взгляд ничего не выражал. Раду это смутило, и он немного отстранился от неё, попросив вновь:
-Расскажи.
-Ну, - протянула она, - дело было так. Я пришла в тренажерный зал, не договариваясь заранее об этом с Даном, так как не была уверена, что смогу пораньше уйти с работы. Но мне подфартило, и я решила сделать ему сюрприз, - невесело усмехнулась она,- но он меня опередил. В самом зале я его не нашла, и тогда я пошла в раздевалку…
Голос её предательски дрогнул, и она замолчала. Раду непроизвольно сжал её руку, давая понять тем самым, что он рядом. Она несколько раз глубоко вдохнула, уверенно вытерла свободной рукой вновь показавшиеся на глазах слёзы и продолжила:
-Прежде чем войти, я услышала смех Дана. Правда, какой-то неестественно хриплый, будто возбужденный. Я подумала, что Дан так смеётся во время… Ну, ты понимаешь. -Она снова замолчала и бросила вопросительный взгляд на Раду.
-Я понял, - быстро среагировал он.
-Хорошо.
Что было в этом хорошего, Раду не понял, но решил не выяснять. Тем временем, Сабина заметила на каминной полке фотографию весёлой троицы, сделанную во Франции во время посещения ими Диснейлэнда. Дан, прищурив от яркого солнца один глаз, улыбался такой знакомой ей обворожительной улыбкой змея-искусителя, на которую она однажды безнадёжно и глупо попалась. Стоило ему только повернуть голову в её сторону, скользнуть слегка вожделенным взглядом вдоль её тела, тихим голосом, придав лёгкий оттенок хрипотцы, шепнуть Atinge-ma usor и она вся без остатка стала принадлежать ему. Сабина невольно поёжилась от нахлынувшего воспоминания, но не отвернулась:
-Затем я открыла дверь и увидела их, - её голос дрогнул. - Дан прижимал Севу к стене одной рукой, вторая в это время уверенно расстёгивала пуговицы на его джинсах. Арс же не сопротивлялся, а напротив, блаженно закатывал глаза и послушно открывал рот на настойчивые притязания языка Дана. Дан же то жадно впивался в его губы, то, чуть отстраняясь, дразняще проводил языком по губам друга. Черт возьми, от этой игры даже я до щемящей тоски в груди захотела Дана! Но ему было не до меня. Всегда такой робкий Сеня совсем не был на себя похож, он вполне уверенно стянул мокрую от пота футболку Дана и небрежным жестом отбросил её в сторону. Дан, как настоящий учитель, внимательно следил за действиями своего подопечного и направлял его порой неумелые движения. Осмелев, Арси запустил свою руку в спортивные штаны Дана, отчего тот выгнулся, сильнее вцепившись в плечи Арси. Видимо, у малыша получалось всё как нельзя хорошо, потому что ему удалось вырвать из Дана животный стон, который ясно говорил: «Возьми меня или я возьму тебя сам, немедленно!» В следующее мгновение джинсы Арси, каким-то волшебным образом, оказались лежащими рядом с их хозяином. Честно говоря, меня всегда поражала эта способность Дана - незаметно и очень ловко избавляться от ненужного гардероба. Обычно я приходила в себя уже после того, как оставалась совершенно обнаженной. Дан любил рассматривать мое тело, прикасаясь к особенно любимым местам своими мягкими губами. Прости, - запнулась Сабина, смутившись от собственной откровенности по поводу её постельных отношений с Даном. - Просто, когда он таким же исчерпывающим взглядом смотрел на Севу, мне стало невыносимо тошно. Понятное дело, что дальше шло самое интересное. Дан развернул Арси лицом к стене, провел языком от шеи к мочке уха, слегка прихватив губами, его руки в это время ласкали бёдра и ягодицы Сени. Дан всегда так делает, чтобы успокоить, подготовить. Я ведь даже не почувствовала своего 1-го раза, так он был нежен и предупредителен. Прости, опять занесло, - Сабина покраснела до кончиков ушей. Раду слишком уж нежно, как ему самому показалось, провёл рукой по её ноге. Девушка смутилась ещё больше. Раду готов был провалиться сквозь землю от собственной бесцеремонности и несдержанности. Он с большой неохотой убрал руки, и Сабина по быстрому завершила свой рассказ.- Когда Дан сильнее прижался к Арсению, я не выдержала и убежала. До моего слуха лишь донёсся негромкий вскрик Севы, известивший меня о том, что Дан мне изменил… Смешно, правда?
Её вопрос прозвучал как-то глупо. Раду не знал, что на это ответить. Ему самому было, мягко говоря, неприятно слушать этот рассказ. Сабина смотрела на Раду, но он понимал, что она его не видит, а смотрит сквозь него и перед её глазами Дан, нежно обнимающий Арса, требующий его поцелуя, вырывающий из него стоны наслаждения. Пока Раду предавался мысленной жалости, он не успел сообразить, как Сабина всё время смотревшая на фотографию, уже вскочила с дивана и с какой-то бессильной яростью рванула к камину, схватила её и со всего размаху швырнула об стену. Стекло жалобно звякнуло, и осколки весело посыпались на палас. Сабина опустилась прямо на колени и забилась в беззвучной истерике. Раду, придя в себя, схватил её в охапку и потащил в ванную комнату. Там он её запихнул под душ и включил напор холодной воды. Ледяная вода постепенно отрезвила её, и уже через минуту она лишь тихо всхлипывала, безжизненно опустив руки вдоль тела. Раду старался не смотреть, как мокрая одежда облепила её стройное красивое тело, довольно откровенно очерчивая все его прелести.
-Я принесу, во что переодеться, - смешавшись, пробормотал он и вышел из ванной.
Через мгновение вернулся, держа в руках свою белую рубашку. Смутно догадываясь, что она делает, Сабина неловко стала стаскивать с себя футболку. Раду поспешил удалиться, почувствовав в горле ком и опасное шевеление плоти чуть ниже живота.
Переодевшись, Сабина выползла будто сомнамбула из ванной.
- Проходи сюда, - крикнул из кухни Раду. - Я тебе кофе приготовил.
- Спасибо, - бесцветным голосом поблагодарила девушка, усаживаясь на стул.
Оба молчали. Ей не хотелось думать о столь нетрадиционной измене своего парня, ему - о том, что 2 его лучших друга, как бы это помягче сказать… спят друг с другом. Раду даже не смог понять, вызывает ли это у него отвращение или может ревность, или зависть?..
Сабина бессмысленно ковырялась ложкой в кружке, в которой дымился свежий кофе. Она не могла понять, больно ли ей от измены Дана или нет, сможет ли она его простить, и нужно ли ему её прощение. А если Дан даже побожиться, не факт, что это не произойдёт снова. А что если он предложит ей заняться этим втроём… Последняя мысль ужаснула её. Она закрыла лицо руками, чтобы стряхнуть это гнусное предположение.
В мгновение ока Раду оказался рядом, нежно приобнимая её.
-Тихо, девочка. Тихо. Здесь тебя никто не обидит, здесь ты в безопасности. Я не позволю…
Он резко оборвал свой жалостливый монолог, так как ощутил, что предательское желание всё же берёт верх. Плоть начала набухать. Ничего не подозревающая Сабина, доверчиво прижалась к нему. Раду по инерции гладил её по голове, борясь изо всех сил с подлым предателем, который так не вовремя решил, что ему пора проснуться.
-Поцелуй меня, - тихо прошептала Сабина.
«Саби, что же ты со мной делаешь», - пронеслась в голове мысль, видимо последняя, которая там по какой-то причине ещё задержалась. Остальные уже поспешили спуститься на скоростном лифте вниз. Уже слегка затуманенным взглядом он посмотрел на девушку. Её глаза просили, губы звали, а руки уже проникали под его футболку. Он ответил на призыв. Его губы жадно впились в её. Она подалась вперёд, чуть приподнимаясь на стуле. «Вкус губ смешанный - солёные от слёз, горькие от кофе и сладкие от природы», - неслось в голове у Раду. Он одним резким движением поставил её на ноги. Теперь их глаза, губы и тела были на одном уровне. Сабина читала в глазах юноши то же, что чувствовала сама вулкан желания, готовый взорваться в любую минуту.
-Идём? - одними губами спросил Раду, изучая припухшие от его жадных домогательств губы девушки.
Ответом ему послужил нежное проникновение её языка к нему в рот…

Он опустил её на кровать и в течение нескольких минут рассматривал Сабину, которая лежала такая маленькая и беззащитная в одной рубашке, снятой с его плеча и мало что скрывающей. Она слегка приподнялась и потянула за ремень на его джинсах. Раду улыбнулся ей, давая тем самым согласие на дальнейшие её действия. Она послушно продолжила. И вскоре её язык прикоснулся к жаждущей плоти. Раду застонал, выгибаясь навстречу её губам.


«Умело», - подумал он, стараясь не думать, на ЧЬЁМ она училась.
-Продолжай, - шептал он, запустив руки ей в волосы, убыстряя темп.
Почувствовав, что уже готов, Раду отстранил девушку от себя, она недоумённо и немного испуганно взглянула на него.
-Что-то не так?
-Всё так, девочка, - прохрипел он. –Ложись…

Измученная неутомимостью Раду, Сабина практически после окончания процесса начала проваливаться в сон. Раду был собой доволен, но ещё больше Сабиной, которая теперь лежала рядом, свернувшись, как маленький пушистый котёнок, комочком.


-Я люблю Дана, - сквозь наступающий сон пробормотала девушка, закинув по-хозяйски на Раду руку.
Зевавший в этот момент юноша чуть не поперхнулся своей слюной. Улыбка немедленно сошла с его лица. «Дана? - возмущённо подумал он. - Только что в порыве страсти кричала моё имя, звала меня на совершение подвигов и что? Любит Дана? Он трахает всё, что шевелится, не разбирая ни пола, ни возраста, а она. Где логика? - захлёбывался от злости Раду. - Вот и вали к своему Дану», - захотелось сказать ему.
-Я люблю Дана, - повторила Сабина, но добавила, - он подарил мне тебя…
-Ах! - перевёл дыхание Раду. - В этом плане. В таком случае, - усмехнулся он,- я его боготворю.
Но Сабина его уже не слышала. Зарывшись носом в его живот, она уже мерно посапывала, улыбалась чему-то во сне, и только по тихому бормотанию, Раду догадывался, что ей снится он.

-Я люблю тебя, - шептал в это время Арс, касаясь губами шеи Дана.


Дан в ответ блаженно жмурился, поглаживая друга по спине.
-У нас всё будет хорошо, малыш!
Арс беззвучно гыгыкнул и поспешил отдаться сладостным объятиям сна.

Привет из Internet

Ты любишь конфеты и секс до утра,
Но дело не в этом, но дело не в этом,
А в чём? Ты любишь меня!
(гр. «Звери»)


Кишинёв, 01 ноября.
Компьютер Раду: «Получено новое сообщение»

Раду щёлкает на кнопочку «Открыть». Через мгновение на экране высвечивается одно-единственное слово:


Salut!
Раду переводит взгляд на адрес – незнакомый. Логин – iubire.
- ???
Медленно подводит курсор к надписи «Удалить сообщение», но рука замирает в нерешительности. Побарабанил пальцами по «мышке». Мало ли кто шлёт привет… «Только вирусов мне не хватало. Да что это со мной,» – мелькнула мысль. Палец смело нажимает левую кнопку, компьютер интересуется:
Вы действительно хотите удалить сообщение?
«Издевается», - подумал Раду, но действие отменил.
Опять задумался. Удалить? А любви-то хочется…
Salut!
«Отправить»…
И что теперь?

Кишинёв, О5 ноября.
- Хорошо-то как, ребята, - удовлетворённо вздохнул Дан, откинувшись на спинку стула и вытянув свои длинные ноги, - после трудового рабочего дня, а если быть более точным – ночи, посидеть с друзьями в кафе, выпить пару чашечек кофе, выкурить пачку, а то и 2, сигарет и ни о чём не думать. Просто жить и наслаждаться данной минутой!
Арс довольно прикрыв глаза и подставив лицо пока ещё тёплым лучам осеннего солнца, кивнул, подтверждая абсолютн6ую правоту друга. На террасе кафе «Будапешт» было пустынно. Редкий прохожий в 12 часов дня посреди рабочей недели заглядывал сюда, и уставшая, но довольная собой троица в полной мере могла насладиться тишиной и вполне заслуженным покоем, чтобы потом вновь ринуться в бой – на покорение новых вершин шоу-бизнеса.
- Раду, ты как смотришь на то, чтобы вечером завалиться на какую-нибудь дискотеку, а? Потормошить танцпол и симпатичных девчонок? – поинтересовался Дан.
Ответом ему послужила тишина. Раду сидел, уткнувшись взглядом в своё кофе. Казалось, вопрос был адресован не ему, так как он даже не шелохнулся.
- Раду, ты меня слышишь? – Дан провёл рукой перед глазами друга. Нулевая реакция. Раду погрузился в глубокую нирвану.
- Раду, мы с Ларсом решили пожениться, как тебе идейка?
Раду как бы нехотя оторвался от интереснейшего созерцания содержимого кружки.
- Я думаю, это хорошая мысль.
- Ты слышал, о чём я спросил?
- Прости, нет, - признался Раду, продолжая пребывать в состоянии отсутствия. – Вы лучше без меня, я должен…
- Раду, что с тобой происходит? Ты последнее время сам не свой?
- Я пойду, ладно, - пропустил мимо ушей вопрос Раду.
И не дождавшись ответа, быстро встал и уже через несколько секунд исчез из поля зрения изумлённых друзей.
- Ты что-нибудь понимаешь? – обратился к младшенькому Дан.
- Понять Раду – это утопия! – констатировал Арс.
- Ну, да. Ну, да, - думая о чём-то своём, пробормотал Дан.

Не снимая куртки и ботинок, Раду первым делом включил компьютер.


«Новых сообщений нет» - злорадно выдал тот.
Раду устало откинулся на спинку стула. «Дурак!» - мысленно изрёк он.
Обречённый будто на казнь, он отправился на кухню, чтобы чем-нибудь подходящим успокоить свою растерзанную душу.
«Если не хочешь окончательно свихнуться, забудь. Ещё не хватало на пороге своего 26-летия завести Internet интрижку. Было да прошло» - дал себе установку Раду…
«Клик!» - жалобно позвал компьютер. Тарелка выпала из рук. «Сообщение!»
Раду рванул к компьютеру.
«Скучал?»
«Да некогда как-то было».
Боже, зачем я это говорю, ведь скучал же, как сумасшедший! Но ослиное упрямство берёт своё.
«А я – да! Почему ты меня обижаешь?»
«Прости. Конечно, скучал. Я хочу встретиться с тобой».
«Какой быстрый! Давай сначала познакомимся поближе»
«Я хочу увидеть тебя! *это крик моей истерзанной души*»
«Терпение, мой друг, терпение! И воздастся тебе! Итак, с чего начнём?»
«Я хочу тебя ВИДЕТЬ»
«Ты невозможен…»
Связь прервана
-Как?! – воскликнул Раду. – Я обидел её. Что же теперь делать? – бормотал он себе под нос, набирая слезное сообщение: «Прости! ПРОСТИ! Я не хотел, прошу – не уходи…»


01 декабря
«Чего ты хочешь? Подумай, прежде, чем ответить. Ведь сказанного уже не вернёшь…»
«!!!»
«Ты уверен?»
«Как никогда?))»
«Тогда назначаю свидание – Париж – берег Сены – 13 декабря!»
«Подожди, но у меня съёмки в этот день.»
«До встречи?))»
«Iubire! Подожди!»
Связи нет
Доступ закрыт

Париж, 13 декабря.
Вчера вечером поссорился с Даном:
- Ты совсем спятил? Выход клипа на носу, съёмки в разгаре – а ему надо срочно уехать. Раду!
- Прости, Дан. Но я уеду независимо от того, согласишься ты отпустить меня или нет.
- Вперёд! – громкий хлопок дверью – обиделся.
А дальше? Самолёт – перелёт – Париж – номер в гостинице – берег Сены – там, где договорились.
Но уверенность Раду по мере приближения к цели таяла на глазах, 1-ым порывом было – улететь обратно, в родную Молдавию и никогда больше не общаться с незнакомцами по Internet, никогда не видеть Парижа, никогда не вдыхать пьянящий аромат любви его улиц.
Вдали показалась Сена, до слуха донесся приятный плеск воды о бетонный берег. Облокотившись о парапет, стоял один-единственный человек. Раду в нерешительности остановился, растеряно огляделся по сторонам. Больше никого. «Да меня разыграли, как лоха», - неприятная догадка кольнула его. Но приглядевшись к стоящему вдали человеку, сердце Раду бешено заколотилось в груди, готовое вырваться от… радости наружу. «Я же знал, что это ты!»
- Дан! – крикнул он, еле сдерживая себя, чтобы не побежать.
Человек на берегу обернулся и помахал в знак приветствия.

- Так это ты подготовил мне сюрприз? – прищурив один глаз, спросил Раду.


- Я помню, когда мы уезжали из Парижа в прошлый раз, в твоих глазах стояли слёзы. Ты смотрел с балкона гостиницы до самого последнего момента на город. Я заметил, что вдыхая воздух, ты будто задерживаешь дыхание, чтобы сохранить дух его улиц, чтобы сродниться с городом, чтобы стать частью его… Тогда тебе не было бы так больно уезжать из него. Я прав?
Раду, удивлённый проницательностью Дана, лишь молча кивнул.
- Вот я и подумал, а почему бы не привезти тебя сюда, в Париж на твой День Рождения? Сказано – сделано, ты здесь! – подытожил Дан, довольный своей гениальной идеей.
- Спасибо.
- Да что там, не надо слёз и объятий! - отмахнулся Дан, привыкший к сдержанности друга. – Тебе хорошо?
- Я просто счастлив.
- Это главное.
Раду внимательно посмотрел на Дана. Он не лгал, он действительно был счастлив. Но помимо этого, ему хотелось сделать счастливым ещё одного человека.
- Прогуляемся по ночному Парижу? – неожиданно предложил Раду.

Ночной Париж – это сказка, которую словами не расскажешь. Это надо видеть, чувствовать.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   28


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница