А что? Он во мне уверен…- на самом деле он и сам до сих пор не мог поверить



страница7/28
Дата30.04.2016
Размер5.32 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28

Ольга.

Как все начиналось.

Фанфик был навеян интервью из журнала "Elle girl" и фразой Раду про кастинг и про Дана: "Мы встретились, ему понравилось. И начали работать". :)

Раду спешил по солнечным улицам Кишинева, майский ветерок играл с его волосами. Но в ту минуту он не обращал на это внимания, у него была причина для спешки... Несмотря на то, что его в жизни на данный момент все устраивало, ему не очень-то улыбалась перспектива дольше работать учителем вокала. Он знал, что рано или поздно займется поиском какого-то другого места работы - в 22 года жизнь только начинается. А тут представился такой замечательный шанс изменить свою жизнь, развить карьеру... Раду влетел в здание, побежал по коридорам. Навстречу ему шла какая-то тетка, он остановился.


- Скажите, где здесь проводится кастинг в поп-группу?
- Молодой человек, сожалею, вы опоздали, - противным голосом отчеканила тетка. - Кастинг шел неделю и уже закончился. Солист в группу найден.
Внутри сразу будто что-то оборвалось...
- Спасибо, - выдавил Раду и медленно побрел прочь по коридорам. Выйдя на улицу, он облокотился на стену около двери. Все. Шанс упущен. "Ну что ж, не судьба. Значит, и дальше буду работать в школе... год... 2... сколько еще?..". Раду глубоко вздохнул, откинул голову назад и закрыл глаза, подставив лицо теплому солнцу...
Сколько бы он еще так стоял, неизвестно. Вдруг его потормошили за плечо.
- Эй! С вами все в порядке? - раздался чей-то голос.
Перед Раду стоял долговязый и худощавый парень с черными вьющимися волосами. Большие черные солнцезащитные очки не давали разглядеть его глаза.
- Да, все в порядке, - отозвался Раду.
- Точно? - переспросил незнакомец.
Раду внезапно захотелось обо всем рассказать... Не то, чтобы он был очень открытым и не мог держать в себе свои чувства, но тут он вдруг почувствовал острую необходимость выговориться.
- Я случайно узнал о кастинге в группу, пришел сюда, а мне сказали, что уже все закончилось...
Незнакомец стоял на месте, о чем-то раздумывая. Потом он сказал:
- Пойдем.
- Куда?
- В студию. Пойдем, споешь...
- Но мне сказали, что солист в группу уже найден, - озадаченно произнес Раду.
- Не им решать, сколько будет солистов! Этот кастинг организовал я, и вопрос насчет количества солистов тоже решаю я. Пойдем, я тебя прослушаю... - незнакомец снял черные очки и с улыбкой посмотрел на Раду своими жгучими карими глазами. - Как тебя зовут?
- Раду.
- А меня Дан, - они пожали друг другу руки, - Пойдем-пойдем...

***
Допев песню, Раду выжидающе, с плохо скрываемым волнением посмотрел на Дана, чувствуя, что сейчас решится его судьба. Сейчас или никогда...


Дан улыбнулся.
- Очень хорошо. Приходи сюда завтра в это же время, договорились?
- Ладно, - и они попрощались.

***
На следующий день Раду как на крыльях примчался на студию. Зайдя в то же самое помещение, где проходило прослушивание, он увидел, что там уже стоят Дан и еще какой-то совсем молоденький русоволосый парень чуть пониже ростом, чем Дан.


- Привет, Раду, мы тебя ждем! - весело поздоровался Дан. - Знакомьтесь.
- Арсений, можно просто Арси или Сева, - голубоглазый шатен улыбнулся и протянул руку.
- Я хочу, чтобы мы сначала попробовали петь втроем, послушаем, как это будет звучать, - сказал Дан.

***
- По-моему, классно, - расплылся в улыбке Дан, когда они, сидя рядом на стульях, слушали их совместную запись.


Раду поймал себя на мысли, что ему тоже очень нравится получившаяся запись, и улыбнулся, искоса посмотрев на Арсения, тот тоже улыбался.
- На сегодня все свободны! - распорядился Дан. - Завтра жду вас здесь в это же время, и мы все окончательно решим.
- Ладно, ребята, извините, но я сейчас должен бежать, - произнес Арси и, посмотрев на часы, подскочил на месте. - Уже опаздываю!.. Все, я убегаю! Пока! - и он вихрем вылетел из студии.
- Прямо как метеор! - с усмешкой сказал Раду, посмотрев ему вслед.
- Это точно, - хохотнул Дан.
Повисла пауза, потом Раду, наконец, нарушил молчание.
- Дан, а как будет называться наша группа?
- А ты не знаешь? - Дан удивленно вскинул брови. - O-Zone!
- Что?.. Та самая?.. - Раду вдруг вспомнил, что слышал эту группу раньше, но он не представлял себе, как выглядят солисты, и потому не узнал Дана при первой встрече..
- Та самая! - ухмыльнулся Дан.
Только сейчас Раду заметил, что Дан сидел с ним совсем близко... так близко, что они касались друг друга плечами...
- Можно послушать ваши записи? А то я не весь альбом слышал...
- Ну конечно! - Дан потянулся к ящику стола, который оказался рядом с Раду, и в итоге фактически облокотился ему на колени. Раду охватило непонятное чувство, понять и объяснить которое он и сам был не в состоянии.
- Дан...
Дан чуть отстранился, поднял глаза и вопросительно посмотрел на Раду. Лицо Дана было настолько близко, что Раду мог чувствовать его дыхание. Никогда прежде у Раду не возникало подобных мыслей, но сейчас... Разум на секунду воскресил в сознании образ Анны, но чувства, рвущиеся наружу, тотчас забили его. Видимо, эта внутренняя борьба отразилась на лице Раду, Дан понял, что что-то не так, насторожился и при этом инстинктивно облизал губы. И Раду, будучи не в силах больше сдерживаться, повиновался порыву, преодолел оставшееся расстояние и прикоснулся своими губами к губам Дана...
Чувства Раду в этот момент взорвались яркой вспышкой молнии, он был полностью под контролем этого порыва. В какой-то момент он испугался возможной реакции Дана и тут же захотел оттянуть эти мгновения... не хотелось представлять, что может произойти потом... А Дан напрягся и замер, затаив дыхание... но не сопротивлялся, не отталкивал его...
Наконец Раду отпустил его губы и чуть отстранился. Вот и настал этот неизбежный момент. Возможности как-то оправдаться перед Даном уже нет. Сейчас ему придется с треском вылететь из этой студии и из группы, в которую он даже не успел толком попасть, а все из-за этого всплеска чувств... Но в следующее мгновение он застыл от неожиданности: Дан горячо и страстно впился в его губы...
Разорвав поцелуй и чуть отдышавшись, Дан отвел глаза и посмотрел куда-то в сторону. Раду проследил за его взглядом, и увидел, что у стены в углу стоит небольшой диванчик... Их взгляды снова встретились, в глазах Дана вспыхнуло поглощающее, зовущее пламя...

***
Раду проснулся и обнаружил, что лежит на том самом диванчике в студии. Интересно, сколько прошло времени?.. Посмотрел на часы... уже поздно... Раду повернул голову и увидел рядом на столике ключ от студии и записку. Он протянул руку, взял записку: "Закроешь студию и завтра принесешь обратно ключ".


По спине пробежал холодок волнения, пришло осознание того, что здесь было несколько часов назад. Что будет дальше?.. Как Дан воспринимает произошедшее?.. Как теперь с ним общаться, как смотреть ему в глаза?.. Что это вообще было?..
Раду оделся и вышел из студии.

***
В назначенное время с путающимися мыслями и тревожно бьющимся сердцем Раду приехал на студию. Дан и Арсений стояли в коридоре. Арсений первым заметил Раду и с улыбкой помахал рукой.


- Привет! - Раду подошел к ним.
- Привет! - весело отозвался Арси.
- Я пришел ключ отдать... - Раду протянул Дану ключ, стараясь не сталкиваться с ним взглядом, и хотел уже развернуться и уйти.
- Нет, Раду, подожди, ты куда? - придержал его за плечо Арсений.
- В группе O-Zone будет 3 солиста. Ты принят, - наконец подал голос Дан.
Раду опешил, мысли куда-то разбежались. Дан тоже молчал. Арси первым нарушил молчание.
- Ребята, ну что мы стоим-то посреди коридора? Пойдемте куда-нибудь, отметим это! - предложил он и, не дождавшись ответа ребят, бодро зашагал впереди всех по коридору, обернувшись и кивнув головой в сторону выхода из студии. Дан и Раду пошли следом за ним. Раду мельком посмотрел на Дана, тот поймал его взгляд. Сперва выражение его глаз заставило Раду поежиться. Но внезапно в этом прожигающем, пронизывающем до косточек взгляде промелькнула улыбка. Дан одними губами прошептал: "Не волнуйся. Все в порядке. Мне понравилось". И подмигнул.

Диана.

Сказка про то, как Арсений и Раду хотели жениться.

Началась эта история давно, в году этак 1998, когда группы O-Zone еще и в помине не было, а были отдельные ее элементы, которые жили сами по себе. Раду встречался тогда с девушкой Аной, долго так встречался, около месяца уже. Перед тем, как на кастинг к Дану пойти, он решил предложить ей руку и сердце (Было у него шестое чувство, что примут его в группу. Авт.). Он думал: "Вот стану на гастроли ездить, а она мне изменять начнет, а так будет все-таки женой. (Наивный! Как будто будучи женой, она не сможет тебе рожки наставить. Авт.) Но не тут-то было: одним из условий приема в группу Дана была неженатость. Во-первых, потому что фанаткам женатики не понравятся, а, во-вторых, и самому Дану женатики тоже не очень-то нравятся. (Говорят, как только Петру, первый парень Дана, жениться решил, так он ему сразу на дверь указал, мол де у тебя семья , отвали от меня. Авт.) Так что пришлось Раду принять решение, и было оно, как мы уже знаем, не в пользу славной девушки по имени Ана. Просто Раду решил, что это сделать он всегда успеет, а пока и сам свободным будет.


У Арсения с этим вопросом на кастинге никаких проблем не возникло. Он как только заявил, что еще молодой и еще страдает е-э-э-рундой, Дан его сразу взял, вопреки всяким там русским акцентам.
Но это было давно. С тех пор прошло лет 5, ребята повзрослели.
Раду надоело говорить, что у него есть любимая, он, в конце концов, решил, что проще просто показывать кольцо золотое на пальце и молчать. (Это он виртуозно умеет делать. Авт.) Дан после парочки неудач с девушками (У которых уши растут из ног или ноги из ушей, впрочем, не важно. Авт.) решил, что останется закоренелым холостяком или, на худой конец, прикинется геем. А Арсений перестрадал страдать е-э-э-рундной и тоже решил жениться по примеру старшего в группе, тем более, что и кандидатура была - девушка из города Москвы, с которой он уже полгода переписывался по Интернету и даже занимался сексом (Супербезопасным если только под напряжение мокрыми руками не лезть. Авт.) Вот и пришли Рад и Арс под светлые очи Дана (Все в мире относительно, даже светлые очи. Авт.) и стали просить разрешения жениться. Дан был так огорошен, что минут 5 молчал (Случается же такое! Авт.).
- Вы меня на самом пике популярности гонораров лишить хотите! - опомнился и завопил он.
- Что же нам делать? Очень хо-о-очется! - захныкал Сева. Раду повесил нос. (И молчал, как обычно. Авт.)
- Женитесь, - смилостивился неожиданно Дан, многозначительно улыбаясь, - но, только друг на друге! (Ну, пошутил, так пошутил, особенно если учесть, что они уже лет 5 почти 24 часа в сутки вместе проводят. Авт.)
Рад и Арс ушли понурые и стали держать военный совет:
- Злой Дан и сам не дает, и к другим не отпускает, - вздохнул Арс. (Понимайте как хотите. Авт.)
Раду промолчал. (Говорливый он наш. Авт.)
- А давай, Радик, и вправду поженимся, - предложил вдруг Арс. (Видно е-э-э-рунда еще не окончательно из него выветрилась. Авт.)
- ??!!! - воскликнул Раду. (Прямо, птица говорун! Авт.) И тут Раду понесло. - Арсений, позвольте предложить вам руку, сердце и… - Раду запнулся и покраснел, - … и все остальные части тела! (Поподробнее, списком, пожалуйста. Авт.)
- Ни фига себе, - на сей раз пришла очередь Арса удивляться. (А ты чего ожидал, что он отнекиваться начнет? Авт.) Арс настолько обалдел, что даже не успел понять, когда Раду успел бережно уложить его на диван. (Может ведь, когда хочет, не даром Раду стрелец, огонь! Авт.)
- Не надо! Не надо! Я пошутил! - попробовал сопротивляться Арс, но было уже поздно… (С огнем не шутят! Авт.)
- Тише, тише, милый, - ласково шептал Раду. (Ах! Котик! Авт.)
- М-м-м, Раду, давай подождем до первой брачной ночи, - простонал Арс. (Чего ждать-то, с девчонками не ждал небось? Авт.)
- Хорошо, но только если она будет завтра, - нервно отозвался Раду. (Ух, раскочегарился, не унять! Авт.)

* * *
Назавтра с утреца они снова пошли к Дану. (При этом Раду буквально волочил Арса, хотя тот вроде и не сопротивлялся. Авт.)


- Дан! Мы хотим пожениться! - с порога крикнул Раду.
Дан от неожиданности вздрогнул и уронил чашку с кофе на Раду. (Чего кричать так, что во всем квартале окна повылетали. Ой, рифма! Авт.) Дан взял чашку и себя в руки, ухмыльнулся:
- Что, опять?
- Нет, на сей раз мы хотим друг с другом пожениться, - грустно сказал Арс, а Раду от нетерпения задрыгал ногой. (Потерпи, Радик, потерпи, скоро все будет ОК. Авт.)
- Не будет никакого ОКея! - набычился Дан. - Не лезь в нашу групповую жизнь! (Это мне? Авт.) - Да! Да! Тебе!
- Значит так, чтобы у вас, Раду и Арсений, больше не возникало соблазна бросаться друг к другу, я буду всегда в центре. Арс будет по правую руку от меня, Раду по левую от меня же, - заявил Дан. (Вы замечали, они часто ТАК располагаются? Авт.)
(Судя по всему, на том они и порешили. Хотя… Берегись, милый Дан, как бы эти двое тебя с двух сторон не зажали! Авт.)

Первый раз.

Опять интервью. «Долго еще журналисты будут спрашивать про одно и тоже?» — думал Дан, глядя на толпу, ощетинившуюся микрофонами и напирающую безжалостно прямо на них.


– Когда образовалась группа? Сколько вам лет? Что означает название? Есть ли у вас девушки? — сыпал град однообразных вопросов. И вдруг прозвучал насмешливый голос.
– В каком самом экзотическом месте вы занимались любовью? — наступила внезапная тишина в лагере журналистов, и тысячи любопытных глаз уставились на застигнутых врасплох участников группы O-Zone.
– Я на крыше… с любимой, — первым ответил Раду, как самый старший и опытный он решил взять инициативу в свои руки. На лице Раду появилось мечтательное выражение, как будто он ударился в воспоминания.
– А я на небе, в облаках… в общем, в самолете, — весело улыбаясь, подхватил Арс, при этом он так посмотрел в глаза журналистке, стоявшей около него, что та быстро опустила взгляд.
Дан, пока отвечали друзья, лихорадочно соображал. Он понимал, что если промолчит, то будет выглядеть очень глупо.
– Под липами, — неожиданно даже для себя самого выпалил он, широко улыбаясь так вовремя пришедшей спасительной мысли.
– Да, ведь и песня об этом, — загомонили журналисты.
Тишина снова взорвалась потоком вопросов о клипе и других песнях, но ничего нового или оригинального больше не последовало. Вскоре интервью закончилось, и, раздав автографы, ребята катили на машине в гостиницу по вечернему городу. Наконец-то одни. Арс и Раду сидели напротив Дана, изучавшего мелькающие за окном огни.
– Послушай, Дан, — нарушил молчание Раду, заглядывая прямо в глубину темно-карих глаз друга. — Что это ты такое сморозил про липы, под которыми чем-то занимался? Ты же нам совсем другую историю рассказывал. Что спрятался от жаркого солнца под липой, а песню сочинил после того как 2 раза подряд ошиблись номером и попали на твой мобильник. Ты ведь говорил, что именно так написал DDT.
Раду сидел развалившись на сиденье и продолжал внимательно вглядываться в лицо Дана, который смотрел в окно и упорно делал вид, что ничто его не касается.
– А помнишь, Дан, как ты сказал, что секс — это для тебя спорт? — встрял Арс, желая подзадорить и растормошить Дана, — хотя, по-моему, СПОРТ — это для тебя секс!
Арс рассмеялся своей шутки, ожидая ответной издевательской реакции Дана. И Дан отреагировал: он резко развернулся, в глазах появился недобрый блеск, руки, сжатые в кулаки, побелели. Его взгляд мог бы испепелить друзей, если бы обладал такой силой.
– Да пошли вы… — с трудом сдерживаясь, процедил сквозь зубы Дан, косясь на заинтересованно поглядывающего в зеркальце шофера. — Я не обязан рассказывать, где и с кем я что делал.
– Ну, ладно, Дан, — попытался превратить все в шутку Раду, — мы не хотели тебя злить, просто ты нечасто рассказываешь о своих похождениях, — Раду немного помолчал. — Однажды ты проговорился, что первый раз у тебя был в 13 лет, вы тогда пришли домой с девчонкой, когда родителей не было. Может еще разок расскажешь эту историю? — Раду расположился поудобней, положив голову на плечо Арса и предвкушая приятные минуты.
Дан почувствовал, что злость неожиданно отступила и сменилась безразличием. Он махнул рукой и тихо произнес.
– Не занимались мы тогда ничем… Альбом с картинками смотрели, а потом моя сестра пришла…
Это прозвучало так, что не возникало и тени сомнения в том, что это правда, Дан снова отвернулся к окну. Раду и Арс были слегка удивлены и, разочарованные, решили больше не приставать с расспросами.

* * *
В громадном гостиничном номере было неуютно, но зато всем троим с избытком хватало места. И это свободное пространство друзья довольно быстро заполнили своими вещами, даже не стараясь создать хотя бы видимость порядка.


Дан, как самый пробивной и лидирующий, раньше всех успел заскочить в душ, и теперь оттуда доносилось его довольное мурлыканье. Раду и Арс завозились в дверях, снимая кроссовки, и им пришлось расположиться в мягких креслах около журнального столика, ожидая своей очереди. Арс сморщил лоб, его явно беспокоила какая-то мысль, которой он тут же и поспешил поделиться с Раду.
– Знаешь, а, по-моему, Дан девственник, — сам удивившись своим словам, сказал Арс.
– Ха-ха-ха! — Раду залился смехом, и как будто колокольчики зазвенели в воздухе, — Да ты вспомни, как он Липу обнимал, и вообще… Ха-ха-ха! — Раду не мог успокоиться.
– А вдруг он прикидывался, чтобы никто не догадался, — продолжал развивать свою мысль Арс. — Ты хоть раз видел, чтобы кто-нибудь с утра из его номера…
Но закончить ему не удалось, из душа вышел Дан в махровом пушистом халате.
– Дан, ты девственник? — подскочил Раду к нему и игриво дернул за пояс халата.
Блаженная улыбка мгновенно улетучилась с губ Дана, он отшатнулся.
– Да нет, — удивленно глядя на Раду, ответил он.
Но Раду заметил в этом взгляде что-то такое, что вызвало у него большие сомнения в последних словах. Раду даже немного растерялся и продолжал стоять, пытаясь сообразить, что именно заставило его усомниться в этом быстром и уверенном ответе. Может, быстрота и уверенность? Арс, с интересом наблюдавший эту сцену, вдруг сообразил, что пока Раду задумался, он может проскочить в душ раньше своей очереди, ведь ему, как самому всегда во всем виноватому, вечно приходилось ждать дольше всех, пропуская Дана и Раду вперед. Поэтому он, не долго думая, вскочил с кресла и ринулся в ванную, уверенный, что Раду, опомнившись, тоже кинется к заветной двери. Однако, Раду думал совсем не об этом. Глядя снизу вверх испытующим взглядом на лидера группы, он тихо, но четко произнес:
– Так да или нет?
Дан ухмыльнулся, обошел Раду и, швырнув рубашку и брюки на кресло, растянулся на своей кровати поверх одеяла.
– Молчание означает согласие? — спросил Раду, следя взглядом за Даном, но тот, не выказывая никаких эмоций, преспокойно закрыл глаза.

* * *
Ночь. Темно, тихо и жарко.


«Какого черта здесь так топят в начале октября», — думал Дан, обливаясь потом. Он так и лежал в халате. Сна не было совершенно. «И чего Раду ко мне пристал? Я что, повод дал? Наоборот, всегда вел себя как мужчина или…»
«Черт! Не может быть!! Дан — этот лось 2-метровый — и девственник!!!» — Раду вспотел, хотя куда уж больше. Когда он при этой жаре залез под одеяло, то сразу почувствовал, что время, проведенное в душе, было потрачено зря.
Арсений ничего не думал, потому что спал и видел красивые сны про облака…
Раду, помучавшись немного в душной, невыносимо плотной и тяжелой темноте, решил еще разок принять душ, но на этот раз прохладный и освежающий. Нащупав рукой возле кровати большое полотенце, в котором он вышел из душа, потому что халатов оказалось всего 2 и ему не хватило, Раду накинул его на плечи и ощупью стал пробираться в ванную, поминутно натыкаясь на разбросанные вещи. Вдруг он больно ударился коленкой. «Что это? Кажется, справа была кровать Дана. Я, наверное, повернул в темноте», — подумал Раду, потирая ушибленное место. С предполагаемой кровати раздался вздох. Раду вздрогнул.
– Дан, — в полголоса позвал он.
– Отвали, — послышался сдавленный шепот.
Раду двинулся на голос.
– Эй, Дан, не сердись на меня, это была шутка. Мы прекрасно знаем, что у тебя было много женщин.
Раду развел руки в стороны, стараясь сориентироваться в темноте.
– Нет, ты прав, — послышался грустный смешок, — я девственник.
– Что? Ты… — наткнувшись обеими ногами на острый бок кровати, Раду негромко вскрикнул от неожиданности и повалился куда-то вперед, подминая под себя что-то мягкое и накрываемый сверху злополучным махровым полотенцем.
Дан застонал от боли — Сырбу хоть и маленький, но не легкий.
Раду немного побарахтался в махре, наконец, вынырнул из нее и с удивлением обнаружил, что лежит на обнаженной груди Дана, а рядом раздается его дыхание.
– Ты де… Да ладно, — Раду заерзал, подползая ближе к дыханию.
Снова стон, полный неги и кайфа, так показалось, во всяком случае, Раду. У него кружилась голова от жары и слова «девственность». Это было, пожалуй, единственное слово, которое заводило его с пол-оборота, а сегодня оно звучало слишком часто. «Девственник» — это нетронутое, не знавшее никогда ничьей любви тело… Сердце Раду стучало, отдаваясь в висках, заставляя все холодеть внутри и сжиматься внизу живота.
– Раду… Ты делаешь мне больно, — произнес, срывающимся шепотом Дан, пытаясь сдвинуться в сторону.
– Хочешь я сделаю тебе по-настоящему больно, — прошептал Раду, приникнув губами к самому уху Дана и не давая ему никуда двинуться, зажимая ногами и руками с обеих сторон, пробираясь под распахнувшийся халат и прикасаясь к телу, которое никогда не…
– Ненормальный! Отпусти меня! — Дан начал решительно сопротивляться, упираясь руками в грудь Раду, но жара и пот делали свое дело — руки соскальзывали с груди вниз по ребрам, по животу к ногам, неосторожно касаясь возбужденной плоти, производя противоположный эффект. Снова и снова. Сопротивление разжигало Раду вдвойне.
– Дан, — Раду понял, что окончательно теряет контроль над собой, — прости, но я не могу… — дыхание не слушалось его.
Дан, пытаясь хоть как-то избавиться от этого кошмара, немного приподнялся на локтях и… наткнулся на губы Раду. Он упал обратно на кровать, но Раду уже не отпуская его губ, ворвался языком на чужую территорию, силой отнимая ласки у недоступных и желанных губ. Убирая рукой все то, что еще мешало полному контакту двух тел, Раду начал плавные движения вперед-назад, скользя по верху, словно игривая морская волна. Сначала медленно и нежно, чувствуя каждой клеточкой тело друга и ощущая дрожь наряженных мышц.
Дан обхватил руками голову Раду, зарывшись пальцами во взмокшие волосы. Он хотел хотя бы так оттащить его от себя, но потом только крепче прижал к себе, позволяя углубить страстный поцелуй и отозваться на зов разгоряченной плоти.
Движения Раду становились все более быстрыми, гостиничная кровать жалобно скрипела, вторя его безумному напору. Он с силой прижимал себя к Дану, его грудь касалась слегка мохнатой груди и родинок возле шеи, живот — накачанного пресса друга… Раду оставил уже покорившиеся ему губы, скользнул чуть-чуть ниже и заставил, мягко, но настойчиво, войти Дана в себя. Тот неожиданно закричал, его пальцы вонзились в махровые складки сброшенного халата, мышцы превратились в стальные канаты.
– Да ты что, и в самом деле… — остановился на секунду Раду, удивление сквозило в прерывающемся шепоте.
– Что случилось? Что происходит? — проснулся Арс и, сонно моргая, попытался что-нибудь разглядеть в темноте.
Раду, послав к чертям все и вся, с остервенением продолжил неудержимую гонку к желанному финишу, ускоряя движения, почти вставая и снова опускаясь, прижимаясь и отстраняясь на доли секунды от наэлектризованного страстью тела. Дан не кричал, стиснув зубы, он издавал душераздирающие стоны.
Арс, напуганный жуткими звуками, встал с кровати и двинулся вперед, нащупывая дорогу руками. Вскоре он наткнулся на кровать Раду, провел рукой — пусто! Звуки уже рядом. Арс сделал пару шагов, его рука опустилась на чью-то обнаженную мокрую спину.
– Раду?! Дан?! — Арс даже не услышал своего голоса.
Стоны Раду становились все резче, как выкрики. Дан со страшной силой впился руками в его предплечья — боль и кайф — адский коктейль! Захлебнувшись воздухом, Раду кончил на живот Дана. Продолжая двигаться, он почувствовал, как партнер сделал резкий толчок и кончил в него, конвульсивно дернувшись, изогнувшись и издав какой-то отчаянный вопль.
Шокированный Арс попятился, споткнулся и сел на кровать Раду. В темноте затихали 2 шумных дыхания. Потом наступила тишина. Дан осторожно выбрался из-под Раду и неверным шагом побрел в ванную.
– Ты представляешь, он действительно был девственник, — сказал Раду, повернув голову к Арсу. Он слышал, как тот проснулся и звал их, почувствовал, когда Арс прикоснулся к нему.
– Был? — по голосу было слышно, что Арс немного удивлен.
Вскоре шум воды в душе затих, и послышались шаги.
– Поздравляю, ты стал мужчиной, — серьезно и даже как-то официально сказал Арс.
– Всю жизнь мечтал, — усмехнулся Дан и, сев на свою кровать, нежно положил дрожащие руки на плечи Раду.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   28




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница