А что? Он во мне уверен…- на самом деле он и сам до сих пор не мог поверить



страница9/28
Дата30.04.2016
Размер5.32 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28

Учитель

– Арс, сегодня тебе представляется уникальная возможность доказать нам с Раду, что ты уже взрослый и опытный. Ну, давай, не томи, Раду ждет.


– Что ты разводишь руками? Не знаешь, с какой стороны к парню подойти? Для начала зайди спереди и поцелуй его.
– Не в щечку, дурак! В губы, в губы! Наклонись немного. Так. А руки чего за спиной держишь? Обними Раду за талию. Нежнее, Арс, нежнее. Раду у нас мальчик хрупкий!
– И не надо мне Раду грозить кулачком, лучше Арса погладь, а то он совсем растерялся. Хорошо, очень хорошо. Что ты чувствуешь, Арс? Что тебе за этот месяц маловато заплатили? Тьфу, идиот! Я же про другое! Тебя возбуждают ласки Раду? Что значит, ты еще не понял, а не надо стоять, как болван и ждать, когда тебя…, сам что-нибудь сделай.
– Почеши Раду за ушком. Видишь, как ему нравится, а теперь языком. Ну, что? Раду не мылся 2 дня? Не может быть, я его самолично вчера в ванной запер, после того, как он журналистам сказал, что я по ночам маструбирую. Что значит, это правда? Никакая это не правда, я, просто, девушкой себя представляю, у меня фантазия богатая в отличие от некоторых. Не отвлекайся, Арс. Снимай с Раду кофточку.
– Эй! Арс, ты его что, душить собрался? Или пеленать? Стаскивай и бросай ее скорее. Ну, посмотри, какой Раду у нас красавчик, прямо пальчики оближешь… когда кончит. Давай, давай не останавливайся, видишь, у него уже грудь напряглась, дотронься до сосков. Вот, правильно, не руками это делать надо. Сосательный рефлекс у тебя хорошо развит и молоко еще на губах… Не отворачивайся! Что ж ты творишь? Раду уже постанывать начал! Руками не забывай легкими касаниями ласкать его спину. Нет! Не должно оставаться красных полос!
– Раду, ты еще не в обмороке? Ну и отлично. Арс, на колени! Да не передо мной, полоумный! Ты подумал, что я догадался, кто это мне перед концертом клея в ботинки налил? Нет, я еще не догадался, но уже есть кое-какие идеи… Поцелуй Раду в живот, а руки где? Все верно, на ягодицах. Как ощущения? На женскую грудь похоже? Ни у одной женщины в мире нет такой груди, как задница нашего Раду! Короче, расстегивай ремень. Что значит, который? А-а-а. Оба расстегивай, оба, твой тебе тоже не понадобится.
– Снимай джинсы. О-о-о! У Раду уже стоит. Прямо и не знаю, как тебе это удалось, Арс, давай быстрее хватай его, пока не опустился, видишь, Раду в себя приходить начинает. Нежно берешь член рукой… Ладонью! А не двумя пальцами! Двигай! Двигай! Пока ты сообразишь, тугодум, Раду уже и сам шевелиться начал. Молодец, Раду, пока от других дождешься — быстрее самому! Что ты, Арс, так уставился на меня? Я не онанизм имел в виду, а так, в общем, сказал.
– Хватит рассматривать чужой член — это не порядочно! Бери его в рот! Что значит, как? Сначала оближи языком, как будто это чупа-чупс, а потом, как мороженое… Да не кусай! Честное слово, после вашей любви только скорую вызывать! Не тебе, Раду, а мне — в реанимацию с инфарктом…
– Так, Арс, отлично, видишь, тебе и делать-то ничего не нужно, Раду сам знает, как ему надо, только ты постарайся сейчас зубы не стискивать… О-о-о, Раду, ты так стонешь, что мне самому захотелось… Арс, ты куда? Ему же совсем чуть-чуть осталось, потерпи, не выдерет он твои прекрасные локоны на голове, если вырываться не будешь…
– Сразу видно, Раду — настоящий мужчина! Подряд 3 раза кончил! Вот это потенция! Ну, Арс, ты как? О приеме пищи на ближайших пол дня можно забыть? Я шучу, шучу. Чего ты, Арс, такой кислый? Раду, пожалей его.
– Я же говори, что Раду просто чудеса творить умеет. Пару поцелуев в губы, нежных касаний пальчиками, и ты снова в стойке. Что, Арс, стоит? Давно уже? Раду, поворачивайся, милый. Арс, не стесняйся, дорогой, входи.
– Ну, не так резко! Раду, не ори, не в 1-ый раз уже и вообще ты взрослый — потерпеть можешь. Арс постепенно, постепенно входи, толчками, как будто с горки скатиться помогаешь. Да-а-а. В Despre Tine у тебя как-то лучше получалось… Раду, потише стони, Арс моих указаний не слышит.
– Арс, руки положи на живот. Не себе, конечно, а Раду, и держи его, чтобы не улетал далеко от твоих наскоков. Арс, Раду должно быть приятно, а ты только о себе думаешь. Эгоист хренов! Мягче, мягче, не надо выходить полностью, больше внутри работай…
– Что такое, Раду? Что с тобой? Кажется, у Арса начало получаться? Ну, до меня ему, конечно, далеко. Чтобы, как я научиться, ему столько перетр…ть надо, сколько китайцев на Земле. Нет, Арс, я сказал не китайцев тр…ть надо, а такое же количество народу поиметь…
– Кончаешь уже, Арс? Давай, давай. Спорим на подзатыльник, у тебя не получится, как у Раду, 3 семяизвержения за 1 раз? Да куда тебе, тут бы 1 раз извергнуться, и то с трудом. Ой, не надо такие зверские глаза делать, Арс, в любом случае подзатыльник получишь ты…
– Ну, что вышло, Арс? А я про что. Дышишь прямо как марафонский бегун. А ты как, Раду? Не до конца еще? Ничего, я сейчас тебе помогу… Вот тебе и о-о-опытный Арс. Учись и запоминай, салага!…

Любовь вне закона

– У вас нет хотя бы двух свободных номеров? — Дан сердито смотрел на администратора гостиницы.


– Почему двух? — искренне удивился Раду словам лидера группы.
– Потому что вы оба мне до ужаса надоели, — взгляд Дана, как ни странно, был умоляющим и предназначался Арсу, стоявшему в сторонке и никуда не встревавшему.
– Нет. Только 1 3-местный, — отрезал администратор. — А если не нравиться…
– Ладно, давайте ключи, — Дан вздохнул и протянул руку, — всего-то 2 ночи…

Номер оказался очень неплохим: с диваном, телевизором и большим зеркалом.


– Я буду возле окна, — Дан подошел к крайней кровати и по-хозяйски завалился на нее.
– А я здесь, - Арс, бросив сумку, быстро двинулся к кровати соседней с Дановой и неожиданно остановился, уставившись в большое зеркало над своей тумбочкой.
– Мне все равно, — Раду, хмыкнув, остановился возле спального места ближнего к дверям.
Арс распаковал свои вещи и направился в ванную, кинув какой-то непонятный взгляд на Дана, продолжавшего невозмутимо пялиться в потолок. Разбирая сумку, Раду обнаружил в сумке новую рубашку, подарок любимой, и решил примерить.
– По-моему неплохо смотрится, — Раду стоял возле зеркала, его мимолетный взгляд упал на тумбочку Арса. — У нашего Арса полно косметики, как у девчонки…
Он улыбнулся, а потом, заинтересовавшись, взял одну из пластиковых баночек.
– Хм. Что это? Крем от морщин? — Раду усмехнулся.
Дан повернул голову, и сердце его похолодело. В банке, которую одногруппник так легкомысленно вертел в руках, было специальное вещество, которое использовали Дан и Арс, когда занимались…
– Арс — идиот!
– Что, Дан? Ты что-то сказал?
– Нет, нет.
Раду продолжал изучать предмет.
– Странно, наклейки нет, наверное, потерялась…
– Слава Богу!
– Что?
– Ничего.
– Что ты там, Дан, бормочешь себе под нос? — Раду открутил крышку и принялся внимательно рассматривать содержимое.
В это время в дверях показался Арс.
– Арс, что это? — Раду протянул руку с открытой баночкой в его сторону.
Арсений замер, бросив испуганный взгляд на Дана.
– Э-э. Это средство, чтобы убирать волосы на ногах, — наконец, выдавил он.
Из-за спины Раду Дан демонстративно покрутил пальцем у виска.
– Волосы? На ногах? — удивление Раду переросло в подозрение.
– Ну, да. Сильно они у меня волосатые, — промямлил Арс и кивнул вниз.
Раду странно посмотрел на друга, поставил банку на место и, подхватив полотенце, отправился в душ освежиться. Едва за ним закрылась дверь, Дан вскочил с кровати.
– Ты бы еще имитаторы сюда захватил и выставил на всеобщее обозрение, — резким движением он схватил злополучную банку и сунул в свою тумбочку.
– Зачем? Они мне не нужны, — Арс выглядел немного растерянным.
Дан закатил глаза. Дверь ванной открылась, и высунулся голый по пояс Раду.
– Слушай, Арс, не одолжишь немного этого средства против волос.
– У меня его Дан забрал, — Арс смутился и совсем ничего не соображал.
– Дан? Почему? — Раду почти вышел из ванной.
– Понимаешь, там мало осталось, — Дан тщательно подбирал слова, — а мне оно нужнее, поверь…
– Жадничаете, — Раду закрылся и включил воду.
Дан упал на кровать.
– Я не виноват, что так вышло, — Арс подошел к нему. — Нас уже так давно не селили всех вместе… Привык, чтобы все было под рукой…
– Да я понимаю, — Дан приподнялся и, схватив его за руку, притянул к себе. — У нас есть пара минут…
Не теряя времени, он губами прикоснулся к губам Арса, к которому тут же вернулось отличное настроение. Он начал жадно отвечать на ласки Дана…
– Что вы делаете? — Раду стоял уже в комнате.
– Деремся, — Дан отбросил Арса на его кровать и швырнул вслед подушку. Арс мягко упал, но, едва придя в себя, послал подушку обратно, а за ней и свою. Раду покачал головой и улыбнулся.
– Дети… — затем взволнованно глянул на часы. — Я еще успею…
С этими словами он вышел из номера. Дан и Арс смотрели друг на друга широко раскрытыми глазами, стук сердец эхом отдавался в ушах.
– Сходи закрой дверь, — голос Дана дрожал.
– А если Раду скоро вернется?
– Он пошел разговаривать по телефону со своей любимой — это надолго.
Арс защелкнул замок и вернулся в комнату. Дан уже поджидал его, стоя в центре номера. Когда друг приблизился, он ловко поймал его в капкан своих рук. Обжигающий страстью взгляд, направленный прямо в душу Арса, заставил того на время забыть обо всех тревогах и волнениях.
К тому моменту, как вернулся Раду, знаменитая баночка снова была надежно спрятана в тумбочку, а Дан и Арс собирались спуститься поужинать в ресторан.

***
– Ребята, вы собираетесь спать? — Раду ворочался в кровати.


В номере было почти темно, Арс и Дан сидели на диване перед включенным телевизором.
– Собираемся, только фильм досмотрим, — на всякий случай Дан убрал свою руку с пальцев Арси…
– 15 минут прошло, может, он спит уже? — шепнул Арс на ухо другу.
Дан повернул голову и ответил долгим проникающим взглядом. Арс бесшумно переместился поближе к нему. Беззвучный поцелуй закончился тихим неровным дыханием обоих. Откинувшись и спустившись чуть ниже, Дан устроился поудобней. Арс сполз на пол и встал на колени между его разведенных в стороны ног. Невнятное бормотание телевизора и мелькание цветных огней по стенам дополняло интимности атмосфере. Над спинкой дивана появилась измученная физиономия Раду, Арс судорожно метнулся на пол и прижал голову к ковру.
– Ты куда? — удивленно шепча, наклонился Дан.
– Да, что ты там делаешь? — глаза Раду просто светились подозрением.
Вздрогнув, Дан медленно повернулся и уставился на одногруппника так, как будто увидел приведение.
– Мобильник ищу, — Арс демонстративно пошарил рукой под диваном, — закатился куда-то…
– Что-то я не слышал, чтобы что-нибудь падало, — голос Раду стал совсем нехорошим.
– В чем дело, Раду? — Дан решил принять огнь на себя. — Мы думали, ты уже спишь.
– Я не могу уснуть, — Раду устало заморгал, — мешает телевизор.
– Можем его выключить, если тебе мешает, — Дан вытянул руку и щелкнул пультом.
Арс от удивления перестал шарить и распрямился.
– Вы же хотели досмотреть фильм? — красноречивая интонация не оставляла сомнений о мыслях говорившего.
– Точно, — Дан снова щелкнул пультом, экран слабо засветился.
Все еще стоя на коленях, Арс недоуменно смотрел, как ползли титры, мерцая синим светом.
– Нашел мобилу? — в голосе Раду послышалось ехидство.
Арс повернулся и помотал головой.
– Послушайте, а вы… не голубые? — ему самому стало противно от своих слов.
– Нет, не голубые, — решительно выключив телевизор, Дан пошел к кровати.
– Нет, — прошептал Арс, медленно встал и растворился в темноте коридора.
Раду пожал плечами и отправился спать.
В течение последующих дней влюбленные не прикосались друг к другу даже наедине.

***
Через неделю Арс подпирал плечом стену в квартире Дана, пока тот сновал из комнаты в комнату, разбирая сумку после поездки.


– Значит, мы больше не голубые? — Арс следил за другом взглядом.
– Да. Мы не голубые, не геи и не… как их там еще называют, — сделав неопределенный жест рукой, Дан прошел мимо, даже не взглянув на него.
Арс закусил губу и уткнулся головой в обои.
– Но это не мешает мне любить тебя, — прерывистое дыхание обожгло Арсу шею, а талию аккуратно обхватили сильные загорелые руки…

Любовь по правилам или "Love me tender"

Наконец-то наступило это долгожданное время. Гастроли закончились — здравствуй родной Кишинев. До нового года можно отдохнуть.


Раду сразу же направился к своей девушке, по которой безудержно скучал во время разъездов, даже ежедневное общение по телефону только на пару часов не скрашивали его тоску по ней. Дан, наоборот, ударился в веселую ночную жизнь, с посещением родных, знакомых и старых связей.
Арс целую неделю просто отсыпался. Однако ожидаемая с таким нетерпением передышка вдруг обернулась муками ада, а дни гастролей, расписанные по минутам, казались сейчас раем. Арс невыносимо скучал по друзьям, а точнее по Дану. Память услужливо подсовывала различные моменты их совместной работы и один необычный разговор. Предмет беседы был очень интересным и обещал развиться в нечто увлекательное, но их отвлекли, а потом они к нему не возвращались, не было ни времени, ни подходящего случая. Арс решительно поднялся и уже собрался поехать к другу, однако одна неожиданная идея заставила его задуматься. Помедлив, он решил, что прежде чем являться в гости, пожалуй, следует по дороге заглянуть в одно место, а уж потом… Арс захлопнул дверь.
Дан лежал на диване, уныло уставившись в темный экран телевизора. Друзья, знакомые, старые связи — все было очень хорошо и весело, но он стал замечать зависть, а это было неприятно. Груз популярности начинал давить. Всплыла где-то прочитанная фраза, что все известные люди одиноки. Дан вздохнул, ну у него, по крайней мере, есть Арс и Раду, которые делят с ним эту ношу. Только вот Раду, наверное, совсем забыл про него со своей… От Арса тоже ни звонка, ни… Громкая трель прервала невеселые мысли. Дан подскочил и быстро достиг двери. На пороге стоял улыбающийся Сева.
– Как отдыхается? — поинтересовался он, раздеваясь.
Лидер группы лишь махнул рукой.
– А ты как?
– Я спал… — многозначительно изрек Арс.
Друзья зашли в комнату, Дан вернулся на диван, а Арс, положив принесенный с собой пакет на журнальный столик, остался стоять — предстоял важный разговор. Он помолчал, раздумывая, как лучше приступить к делу, и начал издалека.
– Помнишь, мы как-то с тобой говорили на одну интересную тему, но потом пришел Раду, и ничего не получилось…
– Ты о чем? — Дан поднял брови. — Много интересных тем было, и много раз Раду приходил.
– Ну, один раз мы говорили о геях… — Арс замялся.
– О геях? И что?
– Ты тогда сказал, что все это может быть забавно и возможно стоит попробовать…
– Стоп. Это я такое говорил? — Дана ухмыльнулся. — Да, припоминаю. На меня тогда что-то нашло… Ты решил…
– Понимаешь, — перебил друга Арс, водя взглядом по стенам, — на тебя это что-то уже много раз находило.
– Правда?
– Да. 1-ый раз был, когда я пел перед тобой «Love me tender».
– А чего ты хотел? Сам такую песню выбрал! Лю-юби-и меня не-ежно-о, — пропел с чувством Дан, направляясь к Арсу и чувствуя, что загадочное что-то действительно существует. Но тот неожиданно выставил ладони перед собой и уперся ими в грудь, подошедшего.
– Дан, ты всегда был моим идеалом, — Арс запнулся. — И… ты мне нравишься.
– Так в чем проблема? — Дан положил свои руки на запястья Арса и пристально посмотрел в голубые глаза. — Давай попробуем.
Арс отдернул ладони и быстро заговорил.
– Ты ведь никогда не делал этого и я тоже. Я подумал, что сначала неплохо было бы что-нибудь узнать об этом. В общем, я приобрел кое-что в сексшопе, — подойдя к пакету, он выудил из него брошюрку в голубой обложке и небольшую коробку. У Дана расширились глаза.
– Это что?
– Вот, — Арс сунул ему в руки книжку, — пособие «Практикум для голубых», а это прилагалось к нему.
Арсений с коробкой устремился к дивану. Дан присел рядом, повертев издание начал читать.
– «Прежде всего, вы должны любить, уважать и заботиться о здоровье…» Так это понятно. Что там дальше?… «Гигиена отношений. Пункт 1. Прелюдия…» Послушай Арс, ты думаешь, это так важно, если мы хотим друг друга?
– Читай, читай, — Арс вынул из коробки продолговатый предмет и недоуменно рассматривал его, — надо быть в курсе.
– Ладно. Значит «Прелюдия. Перед занятием сексом вы и ваш партнер должны очистить кишечник. Для этого необходимо воздержаться от приема пищи за 12 часов до акта…» Это что?! Я должен голодать пол дня, перед тем как… — Дан в ужасе поднял глаза, Арс пожал плечами.
– Ну, если так надо… Хотя, конечно, тяжеловато будет… — он серьезно посмотрел в темные глаза друга. — Что еще там написано?
– «Непосредственно перед актом следует промыть кишечник, используя двухлитровую кружку Эсмарха…» Клизму что ли? Мне клизму последний раз ставили в глубоком детстве, но до сих пор, как вспомню, так вздрогну. «Пункт 2. Акт...» Арс, может, не будем эту ерунду читать? — Дан поднял умоляющий взгляд.
– Я зря деньги потратил что ли? И немалые причем, — на лице Арса появилось сердитое выражение. — Дочитывай, а там видно будет.
Убитым голосом Дан продолжил.
– «Для осуществления акта вам необходима специальная смазка и презервативы, чтобы не нанести внутренних повреждений и сделать процесс максимально приятным…»
– Смазка? — Арс держал в руках небольшую баночку, — это, наверное, вот это. «Смазка с феромонами и афродизиаками».
– Что за феромоны?
– Сейчас… «…феромоны оказывают возбуждающее воздействие, повышают эрекцию…» и эти вторые тоже. Хорошая вещь. А это надо думать презервативы, — в другой руке Арса оказалась квадратная цветная упаковка. — «Презервативы из латекса, 3 штуки», здорово, только, по-моему, мало. А-а-а, здесь еще пара пачек есть…
– Презервативы? Ты когда-нибудь занимался сексом через презерватив? Совсем не те ощущения, — Дан скривился. — Я и с девчонками их никогда не использовал, не то что…
– Что?
– Нет, ничего. Э-э, тут еще примечание есть. «Прежде чем вы в 1-ый раз вступите в половой контакт с партнером, необходимо разработать прямую кишку, т. е. растянуть, с целью избежания внутренних трещин и разрывов, через которые возможно попадание инфекции и возникновение таких заболеваний, как геморрой и т. д. Для этого прилагается ряд фаллоимитаторов, применять которые следует вместе со специальной смазкой, постепенно в течение нескольких месяцев, увеличивая размер от самого малого до большого…» — Дан уронил брошюру, закрыл глаза и, издав мученический стон, откинулся на спинку дивана.
– Ага, все понятно. А я думаю, что это за штуки такие, — Арс складывал предметы обратно в коробку. — В комплекте этих самых имитаторов 5 штук. Вот самый большой. Да-а… Ну, что приступим? Ты когда сегодня последний раз ел? Дан, что с тобой?
Арс потряс Дана за плечо.
– Арс, ты еще ХОЧЕШЬ этим заниматься?
– Вообще-то, хочу.
– А вот это, — Дан подхватил книжицу и бросил на коробку, — ты собираешься использовать?
– Не очень приятно, конечно, но все должно быть по правилам, — взгляд Арса был чист и невинен.
Вскочив с места и замычав нечто нечленораздельное, Дан кинулся в ванную. Подошедший чуть позже Арс, застал его жадно пьющим холодную воду. Он нерешительно постоял в дверях, потом подошел в плотную к Дану и положил руку к нему на бедро.
– Тебя испугали маленькие трудности? Или ты больше меня не хочешь?
Отставив стакан, Дан попытался придать своему голосу убедительность.
– Ты слишком серьезно ко всему относишься. Я не думаю, что эти детали так необходимы, — его взгляд остановился на губах Арса. — Но, знаешь, трудности делают тебя еще более желанным…
Мокры губы Дана решительно прикоснулись к сухим губам Арса.

***
За прошедшие несколько дней что-то неуловимо изменилось в отношениях друзей.


– Мне ничего уже не надо, никакого секса, после всего… — брюнет в спортивных штанах мерил шагами спальню. — Я ЕСТЬ хочу!
– Я тоже есть хочу, — подал грустный голос с кровати Арс, лежавший в джинсах поверх одеяла.
– Ну, так давай пошлем все к черту и поедим, — Дан подошел и подал Арсу руку, — пошли на кухню… Что это? В чем у тебя руки?
– В этой… Как ее?
– В смазке? О, Боже, а воняет-то как, — Дан сморщился. — И что она там должна была возбуждать?
– Все, — Арс, встав в полный рост на кровати, положил руки на печи друга.
– Э! Мы же собрались… — Дан не договорил, Арс запустил пальцы в его волосы, аккуратно отклонил голову назад и закрыл рот ласковым поцелуем.
Арс понимал, что это последний шанс, вряд ли Дан согласится еще раз пройти этот путь до конца. Всю нежность, которая копилась с того времени, как он спел «Love me tender», он хотел передать через поцелуй. Доказать, что ему были не безразличны те безумные всплески неизвестно чего (теперь понятно чего — страсти), что перенесенные страдания были не зря, стоили того, чтобы быть вместе. Арс нехотя оторвался от теплых губ и посмотрел другу в глаза. Темно-карий взгляд изменился, в нем появился новый оттенок, которого раньше не было даже тогда, когда у Дана возникало желание. «Что это может быть? Любовь?» — сердце Арса сладко замерло, а потом тревожно дернулось. Дан убрал его руки со своих плеч, он не отпустил. Взгляд Дана, скользнув вниз, остановился на уровне ширинки. Осторожно освободившись, Арс начал расстегивать джинсы, напряженно наблюдая за другом. Тот был словно прикован к медленным неуверенным движениям. Внезапно Дан резко обхватил Арса за талию и прикоснулся губами к его мягкому животу. Арс вздрогнул, выгнулся, воздуха осталось только на 1 вздох.
– А-а-ах. Дан…
Дан отстранился, с удивлением глядя, как друг падает. Подхватив в последнее мгновение голову Арса, он аккуратно уложил его. Прошло 5 секунд. 5 секунд самых длинных в жизни Арса, как будто решалась его судьба. 5 минут самых коротких в жизни Дана, когда он пытался охватить лежащего взглядом и понять, что тот для него значит, если он сам готов ради него на все. Дан опустился рядом, его щека прижалась к гладкой щеке, рука, пробежав по груди и животу, опустилась в расстегнутые джинсы. Арс перестал дышать.
– Арс, дыши!
Вместо ответа раздался долгий стон, нервная дрожь начала бить неподвижное тело судорогами.
Дан приподнялся на локте и стал внимательно всматриваться в бледное лицо, освободив руку, он притронулся к подбородку друга.
– Арс, что с тобой? Все в порядке?
Арс не чувствовал своего тела, не ощущал себя, ему казалось, что он подвешен в пустоте, нестерпимо делом безвоздушном пространстве и только прикосновения Дана вырывали его оттуда, и тело окатывало приторным наслаждением. Легкое касание - и транс, забытье. Вопрос пробился тревожными нотами сквозь мутную пелену сознания, но ответить, произнести хотя бы слово, было не возможно. Язык не слушался, тело не откликалось, оно растворилось, став клубком нервных окончаний.
– Арс…
Дан обнял друга, видя, что с тем происходит что-то не то. Чувство боли, нежности, чего-то еще глубинного неосознанного сжалось внутри и стремительно развернулось по его телу спиралью.
– Арс, Арси…
Он обхватил плечи и начал трясти безвольные тело. Пару мгновений слились в вечность, наконец, Арс открыл глаза и только по движениям губ Дан догадался, что означал беззвучный шепот.
– Я хочу…
Слова пронзили Дана тысячей электрических нитей и соединились где-то в груди. Он осторожно лег на Арса, его губы мягко прикоснулись к близким доступным губам, боясь быть резкими, грубыми.
– Тебе хорошо?
– Да-а-а, — только дыхание.
Еще один поцелуй похожий на взмах крыльев бабочки. Как это много значит, когда дорогой для тебя человек вверяет все, самого себя, и ты, обладая полной свободой, не смеешь сделать что-нибудь не так. Думаешь только о его ощущениях, забывая о себе. Нежным движением Дан проник в рот Арса и легкими поцелуями углубился в него. Арс почти не отвечал и не двигался, его тело уже перестало дрожать, и лишь волны-цунами нежности еще проходили через него. Дан остановился, тревожно-ласковым взглядом изучил лицо и неторопливо начал спускаться, оставляя на горячей коже дорожку крохотных следов губ и языка.
Джинсы со спортивными штанами оказались на полу. Путь наверх был также медлителен и сладостен. Губы Арса приоткрылись, выпуская воздух из высоко вздымавшейся груди. Дан ощутил легкое покалывание и тяжесть в губах, вцепившись в них зубами и с силой зажмурившись, он заставил себя подавить желание впиться в манящий рот Арса и жестко смять его. С трудом прогнав прилив животной страсти, дрожа от возбуждения и близости, Дан дыханием и губами возобновил бережные ласки. Участившийся ритм подъемов груди Арса оставлял логику и рассудок на другой стороне сознания, наполнял каждую клетку тела невесомой легкостью и одновременно свинцовой тяжестью, которая вынуждала буквально вдавливать себя в лежащего. Дан раздвинул и приподнял ноги Арса, прижался бедрами на секунду, застыл и осторожно двинулся вперед, наблюдая за другом. Арс широко распахнул глаза, его тело подалось навстречу аккуратным толчкам.
– Да-а-ан, — слабые руки обхватили голову брюнета, в глазах появилась мольба.
Сердце Дана сжалось, как от нестерпимой боли, которую испытывал Арс, ему казалось, что их ощущения сейчас стали едины. Пальцы Арса коснулись его губ, и он обхватил их, стараясь отвлечь другими движениями. Войдя до конца, Дан опустился, стараясь не налегать, и прошептал:
– Прости я…
Арс потянулся и глубоким поцелуем перекрыл поток ненужных слов, он закрыл глаза, погружаясь целиком в истому, возвращаясь в бессознательный хаос из чувств, невесомости и новых ощущений, возникавших с каждым мягким ударом Дана.
Удивление обладания телом своего друга, сумасшедшая мечта, которая вдруг осуществилась, смешивалась с не испытываемым ранее волнением души. Дан не верил в реальность происходящего, терялся в мыслях и впечатлениях, последний осознанный проблеск мыслей «Арс снова не реагирует» пронесся и исчез в темноте небытия.
– Арс… Ты слышишь меня?
Поток уносил Дана вперед, не давая остановиться или на секунду замедлить плавные рывки. Стоны Арса, как последние признаки жизни, заполняли его вдохи и выдохи, умоляли… Только о чем? Капли пота упали с черных волос и прокатились по груди Арса слезами. Дан наклонился срывая их языком и осушая ветром из губ.
Глубокий удар бедрами — тело Дана выгнулось, лицо исказилось мукой и наслаждением, Арс вскрикнул. Еще удар — крик любимого разрезал сердце на части, испуганный взгляд заскользил по лицу Арса. Заметив, почувствовав чужую тревогу о себе, Арс улыбнулся. Дан обессилено опустился на него и, закрыв глаза, слушал громкий несинхронный стук 2-х сердец. Ощущение тепла и нежности не оставляло его, продолжая витать в теле, но сомнение, заползшее скользкой змеей, начало травить душу Дана.
– Тебе хотя бы понравилось? — дурацкий вопрос вырвался сам.
Растянув губы в полуулыбке, Арс молча опустил взгляд и снова поднял. Дан осторожно привстал и переместился ниже. Оказавшись напротив живота Арса, он удивленно повел бровями, а потом, наклонившись, провел языком, слизывая его сперму и смакуя ее вкус. Приподнявшись, Арс наблюдал за действиями, но через минуту, не выдержав сладостной пытки, спустился и словил губы Дана своими.

***
– Знаешь, Арс, если ты в следующий раз будешь падать в обморок, я просто не вынесу этого, — голос Дана звучал необыкновенно проникновенно. — Нужно было голодать 12 часов, а не 3 дня…


Арсений рассмеялся.
– Я думаю, во всем виноваты афродизиаки.
– Кто? — Дан повернул голову.
– Ну, эти, которые…
– Пошли, поедим, наконец-то, — перебил его Дан, приподнялся и остановил Арса поцелуем…

Раду не женится

Кутаясь в колючий шарф от пронизывающего ледяного ветра, Дан шел по улице. Вьюга неслась прямо в лицо, казалось все, весь мир был против того, чтобы он двигался вперед. Но Дан упрямо шагал, как, впрочем, всегда по жизни. Можно было вызвать такси и доехать до дома Раду с комфортом. Это было бы слишком быстро, он не успел бы все обдумать. Мыслей накопилось неожиданно много, и они, как маленькие котята, лезли одна вперед другой, стараясь запутать и без этого разлохмаченный клубок соображений Дана.


Несколько дней назад Раду объявил, что женится. Окончательно и бесповоротно. Такие заявления звучали уже и раньше, но вызваны они бывали, как правило, тем, что Раду что-то не устраивало, и он просто грозил. Но на сей раз, все было по-другому. Повода для недовольства, вроде, не было. Раду вдохновенно напомнил о своей большой любви и о том, что они с Аной живут вместе уже 7 лет, пора узаконивать отношения, и, вообще, фанатки его достали и Ану, кстати, тоже, дело дошло до телефонных звонков с угрозами в ее адрес. Ошарашенный речью одногруппника, Дан не смог ничего сказать. Пока продюсер и администрация бурно выражали свои протесты, он вдруг почувствовал, что сердце ухнуло куда-то вниз. Почему-то стало холодно и одиноко, Дан смотрел на Раду, и ему казалось, что он теряет его или уже потерял. Его, своего Малыша. Именно тогда Дан четко осознал, кем был для него на самом деле Раду, не самым близким, замечательным другом, а кем-то иным, значительно большим…
Почему-то вспоминались случайные прикосновения, взгляды. Сейчас они имели совсем другой смысл. Раду — мой Малыш. Мой! Но вот только… Не смотря ни на какие аргументы по поводу рейтинга группы и объемов продаж, Раду сказал, что точно женится и уже назначена предварительная дата.
Трое суток Дан пытался избавиться от навязчивых мыслей ощущений, и, наконец, не выдержав, отправился к Раду. Что он будет ему говорить и зачем вообще явится — никаких идей.
Совершенно опустошенный, он позвонил в дверь квартиры друга. Через пару долгих минут она открылась, на пороге стоял взлохмаченный Раду в футболке и старых джинсах — очень милый.
– Э, может, я помешал. Вы, наверное, с Аной… — Дан сделал шаг назад.
– Нет, Ана у родителей, выбирает свадебный наряд, а я смотрел телик и заснул, скучно… Хорошо, что ты зашел. Я рад! — Раду широко улыбался другу, который не сказал ни слова против его решения жениться.
Очевидно, Ана ушла давно — в комнате, где расположился сегодня Раду, наблюдался некоторый беспорядок, такой уютный и приятный. «Вот придет Ана и все расставит по своим (ее) местам, наведет свои (ее) порядки. Как, вообще-то, с ней жить можно? Мне, например, никто не указывает, куда что класть и все вещи на своих (куда попали, там и валяются) местах». Дан осторожно расчистил пространство в углу дивана, чтобы присесть. Подошедший Раду беззаботно смахнул все предметы на пол и с самым невозмутимым видом уселся рядом. Близко, так бывало и раньше, но теперь это «близко» чувствовалось не так. Повисла пауза — мысли разбежались. Раду повернулся и скользнул хитрым взглядом.
– Я уже парадный костюм купил, — на секунду исчезнув в соседней комнате, он появился, неся вешалку с тройкой глубокого черного цвета и белоснежной рубашкой. — Вот. Ну, как я буду в нем?
Раду приложил вешалку к шее, Дану стало невыносимо противно.
– Слишком мрачно, как на похоронах, — не сдержался он.
Лицо Раду вытянулось.
– Нет, он классно смотрится, я сейчас примерю, — отложив костюм, он стащил футболку.
На секунду промелькнули волосы под мышкой, и Дан невольно вздрогнул, представив, как бы он прикоснулся к ним. Раду склонился над одеждой, расстегивая пиджак и рубашку, заботливо сцепленных Аной на все пуговицы. «Два шага — можно сделать два шага, и упереться в него…» — Дан обругал себя за идиотскую мысль.
– Дан, помоги, — Раду никак не мог справиться с маленькими тугими петлями.
– Да, конечно, — Дан обошел диван и приблизился с другой стороны. «Я люблю его и должен уважать его выбор. Тем более не кидаться на него со своей дурацкой страстью». Наконец-то все было расстегнуто. Раду накинул рубашку и издал протяжный стон.
– Ненавижу рубашки, пуговицы… Дан, — его умоляющий взгляд никак не способствовал уменьшению волнения в душе последнего, скорее наоборот.
Усмехнувшись, Дан взялся за воротничок, Раду расслаблено закрыл глаза и откинул голову. Дан замер, изучая близкое лицо и тело. Похоже, его друг давно не брился, но это не имело значения, вот девчонкам подавай гладкую нежную кожу, а ему, наоборот, небольшая щетина даже больше нравилась. Розовые тонкие губы были закрыты в полуулыбке, красивая сильная грудь спокойно вздымалась практически в его руках, на животе начиналась дорожка из длинных волосков, которые тянулись туда к его… Дан сглотнул. Взгляд вернулся к лицу — глаза все также блаженно закрыты. Губы Дана коснулись небритого подбородка друга. Раду медленно поднял пушистые ресницы и уставился на лидера и товарища.
– Я люблю тебя и не хочу, чтобы ты женился, — не отпуская рук, Дан следил за реакцией.
– Чего? Чего? — Раду дернулся назад, внутренне надеясь на шутку.
– Ты слышал, — взгляд был как никогда серьезен. — Только не бойся, я не собираюсь ничего с тобой делать.
Дан отпустил руки, Раду потеряв равновесие, упал на пол и ударился головой о край дивана.
– Ты в порядке? — опустившись на колени, Дан подхватил друга и прижал к себе.
– Да. Отпусти, — Раду пытался вывернуться из объятий.
Щелкнул дверной замок, комната наполнилась ароматом приторно-сладких духов. Послышался тонкий неприятный голосок.
– Раду, милый, ты где? — на пороге стояла Ана. — Какой тут беспорядок, тысячу раз тебе говорила…
Немая сцена длилась пару секунд. Ее густо накрашенные ресницы хлопали, чуть ли не со слышимым звуком.
– Раду, ты гей?! Я всегда это знала! — девушка схватила какую-то безделушку и запустила в парочку, расположившуюся на ковре. — Теперь понятно, почему у тебя после гастролей ничего не получается!
Провизжав последние слова, Ана выбежала. Жуткий грохот возвестил об ее уходе.
– Что ты наделал, Дан, — голос Раду звучал тихо, он больше не вырывался.
– Она вернется, — машинально Дан продолжал прижимать друга.
Последняя фраза Аны крутилась у него в голове.
– Не получается? У тебя проблемы? — он удивленно посмотрел на друга и осторожно отпустил его.
На мгновение сердитое выражение промелькнуло в теплых карих глазах и сменилось безразличием.
– Я так выматываюсь за время поездок, бывает…
– Ты уверен? А может быть причина в Ане? — Дан внимательно вглядывался. — Хочешь проверить?
– Дан, уйди. Мне уже ничего не надо, — голос затих.
Всплыла нехорошая мысль, что если сейчас оставить Раду одного, то он, пожалуй, что-нибудь с собой сделает, надо отвлечь. Друг лежал, отрешенно уставившись в одну точку. Края белоснежной рубашки разметались в стороны.
– Я знаю, что тебе понравится, — Дан наклонился над лежащим.
Едва касаясь кончиками пальцев, он провел по груди, спустился по «дорожке» до ширинки. Снова пальцы вернулись наверх и закружились смерчиками вокруг сосков. Приблизив губы, но не притрагиваясь, а лишь одним дыханием Дан проводил по обнаженной коже. «Вот здесь, он любит», — он вспомнил, как Раду балдел, когда Ана там его целовала. Остановился напротив шеи и быстро, как будто нырнув, схватил кожу возле мочки уха сильным нежным поцелуем, а руки полностью накрыли грудь, вжимая соски и вырисовывая круги. Неожиданно Дан почувствовал, что Раду отталкивает его, так не хотелось отпускать, но насиловать он не собирался. Отстранившись, он наткнулся на удивленные, широко раскрытые глаза друга.
– Что ты сделал? Со мной уже давно такого не было, — тело Раду дрожало, его руки метнулись к джинсам, — и что мне теперь с этим…
Дан довольно улыбнулся.
– Все, что ты хочешь…
– Я… не знаю… — Раду расстегнул молнию и приподнял бедра.
Быстрым движением Дан освободил его от одежды и опустился над возбужденным членом. Однако его взгляд вернулся к взгляду других карих глаз. Раду заметил и зажмурился. Дан пригнулся, обхватив кольцом губ разбухший орган, кончиком языка быстро пробегая по верхушке.
– Черт, почему она… так… не умеет — темп дыхания Раду сбился на ритм вертикальных движений Дана.
Выгибаясь навстречу и опуская голову друга ниже, руками, вцепившимися в черные пряди, он старался с каждым разом проникнуть дальше и глубже. Стоны душили горло и не давали соединить губы. Колебания тела жили своей жизнью, не подчиняясь воле разума. Спазм горячей волной прокатился от основания до головки члена. Дан с силой прижал напрягшиеся ягодицы к себе рукой. После вспышки оргазма он прошелся еще раз по верхушке языком и отпустил ее.
– По-моему, у тебя, Раду, все в порядке и, причем слишком, — наклонившись, он посмотрел прямо в глаза, — даже я так мощно не кончаю.
Раду улыбнулся и, почувствовав незнакомый резкий запах, потянулся к нему. Дан осторожно поцеловал приблизившиеся губы, боясь спугнуть или разочаровать, но в тепло-карем взгляде светилась только благодарность. Осмелев, он углубил проникновение, обнял Раду и прижался горящим пахом к бедру. Желание давило, безжалостно распирало изнутри. Раду остановил поцелуй.
– Дан, хочешь? — его ладонь коснулась взмокших брюк Дана.
Ответом был тяжелый болезненный взгляд.
– Чего ты хочешь? — Раду убрал руку.
– Тебе будет слишком больно, не надо, — Дан отвернулся.
Откинув в сторону смятую рубашку, Раду молча перевернулся на живот.
– Нет. Ты не понимаешь, — руки Дана касались теплых подмышек друга, припав ближе, он вдыхал его запах.
– Пусть. Мне интересно, — Раду повернул голову набок.
Упрямое выражение его лица заставило Дана улыбнуться и поцеловать доступные поджатые губы…

***
Ана медленно шла по коридору. Громкие звуки доносившиеся из зала, не оставляли никаких сомнений в том, что там происходило. Но она все еще не верила, ведь опомнилась же, вернулась. А теперь? «Неужели они и в самом деле? Только взглянуть…» Ана осторожно приоткрыла дверь. Раду, ее маленький Раду, лежал на ковре, раздвинув ноги широко в стороны, а между ними пристроился Дан, оба были совершенно голые. Закрыв глаза, Дан быстро порывисто двигался, издавая временами звериные рыки. А несостоявшийся жених уткнулся в пол и глухо стонал при каждом толчке, его побелевшие пальцы вытянули ковер из-под мебели, и теперь неровные складки покрывали плоскость любви прихотливыми волнами. Видимо, процесс подходил к завершению, Дан приподнимаясь на руках и упираясь до конца, выгибался, снова делал быстрые фрикции. Потом, замерев на мгновение, он резко выдохнул, удовлетворенно вскрикнув, и упал на Раду. Несколько минут никто не шевелился.


Обомлевшая Ана боялась нарушить тишину даже вдохом. Наконец, Дан приподнял голову и мягко поцеловал Раду в шею, но, почувствовав чей-то взгляд, он поднял глаза.
– Раду, ни о какой свадьбе не может быть и речи. Все кончено, — девушка смело зашла в комнату и ступила на ложе страсти. — Я забираю свои вещи и ухожу.
От неожиданности Дан чуть было не подскочил, но, вовремя сообразив, как он будет выглядеть, остался лежать. Смутно понимая, что к чему, Раду поднял взгляд на Ану. Его невеста, уже бывшая невеста стояла прямо перед ним, как немой упрек.
– Нет. Не уходи. Я люблю тебя, — четко соображать Раду не удавалось, слова вылетали на автомате.
Ана только криво усмехнулась и пошла в спальню опустошать платяной шкаф.
– Дан, — Раду дернулся, пытаясь выбраться из-под навалившегося тела.
Однако тот ничего не отвечая, только прижал его сильнее к полу и продолжил целовать шею и плечи.
– Перестань! Отпусти! — попытки не приводили к успеху.
– Но ведь она ТАК не умеет, — промурлыкал Дан на ушко. — Сам говорил…
Раду затих, окончательно запутавшись в мыслях, чувствах и ощущениях, а Дан продолжал убеждать его легкими касаниями губ и языка, возобновившимися плавными движениями бедер…
Уже в дверях Ана насторожилась, квартиру вновь наполнили чувственные стоны. А когда она услышала «Да-ан, еще…», то окончательно поняла, что стала лишней…

«Чем дальше в лес, тем третий лишний»


(Народная мудрость)


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница