Александр асмолов



страница27/98
Дата12.12.2019
Размер1.77 Mb.
ТипУчебник
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   98
Принцип сочетания адаптивного и неадаптивного типов активности как условие развития деятельности человека

В деятельностном подходе к изучению человека неоднократно подчеркивался тот факт, что лич­ность представляет собой такого рода особое образование, которое не может быть выведено из приспособительного адаптивного по­ведения (А.Н.Леонтьев). Личность живет по формуле «жить, а не выживать».

При анализе соотношений адаптивных и неадаптив­ных качеств деятельности субъекта следует учесть, что в психологии долгое время преобладали взгляды на чело­века как на адаптивное приспосабливающееся существо. В.А.Петровским были специально проанализированы и выделены три наиболее распространенных варианта принципа адаптивности в различных общепсихологических подходах к изучению поведения человека: гомеостатичес-кий, гедонистический и прагматический.

Гомеостатический вариант. Идея гомеостаза досталась психологам в наследство от традиционных биологических теорий, утверждающих, что все реакции организма как системы, пассивно приспосабливающейся к воздействи­ям среды, призваны лишь выполнять сугубо адаптивную функцию — вернуть организм в состояние равновесия. В эмпирической психологии этот вариант принимал самые различные формы. Особенно явно он выступил в рефлек­сологии, в которой активность субъекта сводится к под­держанию равновесия со средой. Гомеостатический вариант объяснения поведения личности нашел свое выражение в столь внешне непохожих общепсихологических концеп­циях, как психоанализ З.Фрейда; динамическая теория личности К.Левина; социально-психологические теории стремления к разрядке когнитивного несоответствия (дис­сонанса) Л.Фестингера или баланса Ч.Осгуда (Ч.Осгуд и др.); в необихевиористских концепциях редукции напря­жения потребностей организма человека и животных.

Внешне противоположными, но близкими по исход­ному принципу являются концепции личности в гумани­стической психологии, в которых идее гомеостазиса противопоставляется идея «стремления к напряжению», к нарушению равновесия как исходная методологическая предпосылка изучения мотивации развития личности че­ловека (А.Маслоу, Г. Олпорт, К.Роджерс и др.). И в тех и в других концепциях личность противопоставляется соци­альной среде, а ее поведение подчиняется заранее предустановленной конечной цели — обрести равновесие с обществом за счет разрядки потребностей или достичь «рав­новесия» с самим собой за счет самоактуализации, то есть добиться «равновесия», как бы ни мешало или ни помо­гало общество.



Гедонистический вариант. В соответствии с гедонисти­ческой предпосылкой анализа поведения человека любые поведенческие акты направлены на максимизацию удоволь­ствия и минимизацию страдания, в частности отрицательных эмоций, огорчений и т.п. На первый взгляд, против гедонистического варианта, прямо формулируемого в кон­цепции мотивации достижения Дж.Макклелланда, воз­ражать довольно трудно. В повседневной жизни существует немало примеров, когда человек совершает то или иное действие, чтобы получить удовольствие. Однако даже если оставить в стороне этические характеристики подобной интерпретации конечных целей человеческих стремлений, то найдется немало фактов, иллюстрирующих существо­вание действий и поступков личности, которые идут враз­рез со стремлениями достичь удовольствия и избежать страданий. И факты эти не только в сфере героизма и са­мопожертвования, а в человеческой работе, где большин­ство действий направлено не на достижение удовольствия, а на то дело, ради которого живет человек.

Прагматический вариант. Этот вариант, распространен­ный в функциональной и когнитивной психологии, выс­тупает в виде положения о том, что любое оптимальное поведение направлено на максимизацию пользы, достиже­ние эффекта при минимальных затратах. Так, известные представители когнитивной психологии П.Линдсей и Д.Норман практически прямо формулируют суть этого ва­рианта принципа адаптивности: «...даже если принятое кем-то решение кажется неразумным, мы все равно до­пускаем, что оно логично и обоснованно. Наш основной постулат состоит в том, что всякое решение оптимизиру­ет психологическую полезность, даже если посторонний наблюдатель (а может быть и человек, принявший реше­ние) будет удивляться сделанному выбору»46.

Прагматический вариант, особенно в той форме, в которой он дается в когнитивной психологии, исходит из определения человека как «человека рационального», а тем самым любого человеческого действия как рационального и разумного. Отсюда при анализе развития человека и в его индивидуальной жизни, и в истории общества любые прояв­ления, не вписывающиеся в рамки «разумного действия», от­фильтровываются, отбрасываются немотивированные поступки в жизни личности, неутилитарные проявления че­ловека в истории общества. И психологи, и антропологи, и археологи ищут объяснения проявлений сущности лично­сти в ее индивидуальной жизни и в истории человечества в чисто рациональных приспособительных образованиях — в утилитарной полезной деятельности и ее продуктах. При этом соответствующий прагматическому варианту прин­ципа адаптации образ «разумного человека» достраивает­ся, подтверждается, а многие неутилитарные проявления жизни личности и человечества интерпретируются как не­достойные внимания, странные, ненужные и неполезные.

Гомеостатический, гедонистический и прагматический варианты принципа адаптации объединяет то, что во всех этих вариантах поведение устремлено к изначально дан­ной предустановленной цели. Подчиненность активности какой-либо заранее данной норме или цели и составляет су­щественную особенность поведения субъекта, характеризуе­мого как адаптивное (В.А.Петровский).

Наивно было бы отрицать наличие у человека широкого класса поведенческих актов адаптивной природы. Точно так же, как самолет, взлетающий в небо, не противоречит и тем более не отменяет законов земного тяготения, возник­новение неадаптивных проявлений поведения никоим обра­зом не является отрицанием адаптивных поведенческих реакций.

Неадаптивный характер деятельности человека явствен­но выступает при изучении активности человека, отвеча­ющей формуле «внутреннее (субъект) действует через внешнее и тем самым само себя изменяет» (А.Н.Леонтъев). Суть этой формулы активности можно проиллюстри­ровать на примере развития человеческих потребностей. Вначале потребность выступает как чисто динамический силовой импульс, некоторый физиологический порыв (drive), который приводит к возникновению ненаправ­ленной поисковой активности. Вследствие своей универ­сальной пластичности (В.В.Давыдов) поисковая активность может подчиниться, уподобиться, принять на себя самые разные предметы окружающего мира. До того как это «внут­реннее» побуждение не нашло в процессе активности свой предмет, оно способно вызывать лишь «внешнее» — саму эту поисковую активность. Однако после встречи этого побуждения с предметом, который заранее не предуста­новлен, картина разительно меняется. Побуждение пре­образуется, опредмечивается, и потребность начинает направлять, вести за собой деятельность. Только в этой своей направляющей функции потребность является предметом психологического анализа.

Если у животных диапазон объектов, на которых мо­жет фиксироваться потребность, как показывают блестя­щие исследования этологов, например исследования импринтинга — запечатления реакций следования ново­рожденных животных за первым проходящим мимо объек­том, весьма ограничен, то у человека в силу постоянного преобразования им среды, производства материальных и духовных ценностей этот диапазон воистину не имеет гра­ниц. Преобразование по описанной выше формуле актив­ности потребностей, переход их из физиологического состояния нужды, выступающей в роли предпосылки де­ятельности, на уровень собственно психологической ре­гуляции деятельности, естественно, лишь один из частных случаев таких трансформаций. Подобного рода трансфор­мации происходят и с индивидом в целом, приводя к рождению личности, и с личностью, выступая самодви­жущей силой ее развития. Последний момент особенно выделен С.Л.Рубинштейном, который писал: «Своими дей­ствиями я непрерывно взрываю, изменяю ситуацию, в которой я нахожусь, а вместе с тем непрерывно выхожу за пределы самого себя»47.



Методологические представления о самодвижении дея­тельности определили общую стратегию поиска конкрет­ных психологических феноменов и механизмов этого самодвижения. А.НЛеонтьев подчеркивал, что источники как саморазвития, так и сохранения устойчивости дея­тельности должны быть найдены в ней самой. Для реше­ния этой задачи, а тем самым и ответа на вопрос, как рождается новая деятельность, В.А.Петровским была пред­принята попытка обнаружить и экспериментально иссле­довать возникающую по ходу движения деятельности избыточную активность, этот своего рода «движитель» деятельности. На материале анализа феномена «бескоры­стного риска», проявляющегося в ситуации опасности, им было показано, что человеку присуща явно неадап­тивная по своей природе тенденция — тенденция дей­ствовать как бы вопреки адаптивным побуждениям над порогом внутренней и внешней ситуативной необходи­мости. В основе феномена «бескорыстного риска», в частно­сти и в основе зарождения любой новой деятельности, лежит порождаемый развитием самой деятельности ис­точник — «надситуативная активность». Исследования феномена «бескорыстного риска» выдвигают на передний план идею о неадаптивном, непрагматическом характере активности субъекта, его саморазвитии и тем самым зак­ладывают основания для нового проблемного поля ана­лиза личности.

Один из феноменов, иллюстрирующих существование проявлений надситуативной активности, был продемон­стрирован еще в 40-х гг. экспериментами В.И.Аснина. В этих исследованиях детей 3 и 4 лет просили достать, на­пример, шоколадку, лежащую на столе. Между ними и этой шоколадкой помещали барьер, например проводи­ли черту, то есть делали так, чтобы они не могли прямо подойти и достать желаемую вещь. Рядом с ребенком кла­ли, например, небольшую палку, с помощью которой эту шоколадку можно достать. Дети 3—4 лет методом «проб и ошибок» через некоторое время придвигали эту шоколад­ку к себе. После этого они были довольны, что достигли цели, которую перед ними поставили. Затем опыт вос­производился уже с детьми 9 лет. Ребенок 9 лет, который, казалось бы, должен мгновенно решить эту задачу, муча­ется, ходит из стороны в сторону, не обращает никакого внимания на эту удобную, лежащую рядом с ним палку, с помощью которой он может достать шоколадку.

Тогда В.И.Аснин сделал следующее: он объяснил че­тырехлетнему ребенку, что тот ни в коем случае не дол­жен подсказывать своему старшему другу, как достать шоколадку, но при этом он должен находиться в комнате. Иными словами, ситуация внешне очень схожа, только в комнате рядом с девятилетним находится четырехлетний ребенок и опыт повторяется. Девятилетний ребенок вновь не может решить задачу. Наконец, четырехлетний ребе­нок не выдерживает, нарушает барьер, выступающий в виде запрета взрослого, и говорит: «Ты возьми палку, тогда достанешь шоколадку». Тогда девятилетний мальчик отве­чает: «Так и каждый сможет».

За феноменом «интеллектуальной инициативы» (В.И.Аснин), за феноменом «риск ради риска» (В.А.Пет­ровский) и выступает надситуативная неадаптивная ак­тивность субъекта. Она проявляется в присущей человеку как члену той или иной социальной общности постанов­ке перед собой «сверхзадач» (К.С.Станиславский).

Возникновение и проявление избыточной надситуативной активности, преобразующей социальные нормы, сво­им происхождением обязано образу жизни личности как активного «элемента» различных социальных групп, включение в которые обеспечивает возникновение потенциальных ранее не присущих «элементам» избыточ­ных качеств, ждущих своего часа, то есть появления про­блемно-конфликтной ситуации. В подобных ситуациях эти системные качества индивидуальности личности могут сыграть важную роль как в индивидуальной жизни чело­века, так и в жизни той социальной системы, проявлени­ем которой они в конечном итоге являются. Адаптивные и неадаптивные проявления поведения личности, за кото­рыми стоят тенденции к сохранению и изменению соци­альных систем, представляют собой обязательное условие развития личности человека, овладения общественно-ис­торическим опытом.


Каталог: sites -> default -> files -> textdocsfiles -> 2015
2015 -> Психология личности
textdocsfiles -> Золотая пропорция в рекламе
textdocsfiles -> Рабочая программа дисциплины Полимеры в развитии общества Направление подготовки 020100 Химия Профиль подготовки
textdocsfiles -> Рабочая программа дисциплины
textdocsfiles -> Законные основания и моральные нормы пересадки внутренних органов в современной России
textdocsfiles -> Рабочая программа дисциплины Полимеры медико-биологического назначения Направление подготовки 020100 Химия Профиль подготовки
textdocsfiles -> Программа вступительного экзамена в магистратуру по направлению «011200 Физика»
textdocsfiles -> Н. Г. Чернышевского адаптация личности в современном мире межвузовский сборник


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   98


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница