Александр асмолов



страница75/98
Дата12.12.2019
Размер1.77 Mb.
ТипУчебник
1   ...   71   72   73   74   75   76   77   78   ...   98
Три грани социализации личности

В основе преобразования со­циальных отношений между людь­ми в индивидуальные отношения личности лежит механизм интериоризации—экстериоризации, функционирующий в про­цессе совместной деятельности. «Развитие внутренних индивидуальных свойств личности ребенка имеет ближай­шим источником его сотрудничество с другими людь­ми...»113.

В понятии «интериоризация» необходимо выделить три различные грани.

Социализация как индивидуализация. Первую грань мож­но было бы назвать гранью «индивидуализации». Раскрытие этой грани позволило Л.С.Выготскому отразить основной генетический закон культурного развития: от интерпсихи­ческого, социальной коллективной деятельности ребенка к индивидуальному, интрапсихическому, к собственно психоло­гическим формам его деятельности.

Суть этой линии анализа развития конкретных видов деятельности выступает в работах Л.С.Выготского, посвященных превращению внешней социальной речи, «речи-для-других», во внутреннюю речь — «речь-для-себя». Если же исследователь поставит своей целью раскрыть эту грань интериоризации на материале изучения личности, что особенно важно для избежания сведения интериоризации только к переходу из материального в идеальное в конк­ретной деятельности, то заданное Л.С.Выготским направление исследований приведет его к анализу инте­риоризации социальных отношений (и норм) в процессе совместной деятельности. Так, в исследовании В.В.Абраменковой показывается, как возникают и проявляются гуманные отношения к сверстнику у дошкольников в со­вместной деятельности. Вначале совместная деятельность, предполагающая кооперацию у детей, порождает и пол­ностью определяет гуманные отношения. Затем гуманные отношения, интериоризуясь в ходе совместной деятель­ности, фиксируются в гуманных смысловых установках личности ребенка, проявляющихся в таких переживани­ях, как сорадование и сострадание к удачам и неудачам других. В онтогенезе взаимосвязи между гуманными, или, шире, межличностными, отношениями, преобра­зованными в установки личности, и совместной деятель­ностью как бы «переворачиваются»: если у детей совместная деятельность непосредственно порождает и опосредствует гуманные отношения, то у взрослых гуман­ные отношения, фиксируясь в установках личности, опо­средствуют и даже определяют выбор тех или иных мотивов конкретной деятельности. Подобные взаимосвязи между «отношениями» и «деятельностью» доказываюет недопу­стимость противопоставления категории «отношение» ка­тегории «деятельность».



Социализация как интимизация. Вторая грань понятия «интериоризация», отражающая переход от «МЫ» к «Я», лучше всего передается посредством термина «интимиза­ция» (И. С.Кон). При изучении этой грани разрабатывают­ся проблемы самосознания личности. Для иллюстрации этого аспекта интериоризации можно сослаться на глубо­кие наблюдения С.Л.Рубинштейна, который в простом факте называния двухлетними детьми себя в третьем лице (Петя, Ваня, то есть так, как их зовут другие люди), за­тем лишь в первом лице («Я») видит начало осознания детьми своего «Я». Изучение этого аспекта интериориза­ции еще ждет своих исследователей.

Социализация как «производство внутреннего плана со­знания». И наконец, третья, наиболее изученная, грань понятия «интериоризация» — это «интериоризация» как производство внутреннего плана сознания (П.Я.Гальперин, В.В.Давыдов, Н.Ф.Талызина). Казалось бы, детальное изу­чение этого аспекта интериоризации должно было бы послужить своеобразной гарантией от односторонних его интерпретаций. Тем не менее интериоризация порой трак­туется как прямой механический перенос внешнего, ма­териального во внутреннее, идеальное. Отчасти такая односторонняя интерпретация может возникнуть из-за выделения в контексте общепсихологической теории де­ятельности А.Н.Леонтьева положения о единстве строе­ния внешней и внутренней деятельности. Но единство, например, единство мысли и слова, как неоднократно подчеркивал Л.С.Выготский, никак не означает их тож­дественности, одинаковости.

Для того чтобы избежать возникновения впечатления об интериоризации как механическом переносе внешнего во внутреннее, а также для выявления специфических черт внутреннего диалога, «диалога с самим собой», ука­жем те преобразования, которые претерпевает внешняя речь при переходе во внутреннюю речь. Превращение со­циальной речи, «речи-для-других», в «речь-для-себя» ра­дикально изменяет грамматическую и семантическую структуру внутренней речи. Для того чтобы объяснить эти изменения, следует во главу угла поставить идею Л.С.Выготского о роли мотивации в понимании высказыва­ния. Отметим, что общение между людьми становится диа­логическим в смысле М.М.Бахтина, когда общающиеся фокусируются на мотивах друг друга. Аналогичное изме­нение происходит во внутренней речи. Итак, главный кри­терий — фокусировка на мотивах общающихся людей.

Л.С.Выготский писал: «...Понимание мысли со­беседника без понимания его мотива, того, ради чего вы­сказывается мысль, есть неполное понимание. Точно так же в психологическом анализе любого высказывания мы доходим до конца только тогда, когда раскрываем этот последний и самый утаенный план речевого мышления, его мотивацию»114. Во внутренней речи человек на осозна­ваемом или неосознаваемом уровне знает мотивы собе­седника, так как в качестве собеседника выступает он сам, его «Я». Отсюда и предельная индивидуализированность внутренней речи, проявляющаяся в редуцированности ее фонетических моментов, фрагментности, предикативности и интонационной окраске.

Во внутренней речи нет необходимости договаривать слова до конца, так как известно по самому намерению, что должно быть произнесено. В ней нет нужды начинать с подлежащего, так как всегда говорящему известна ситуа­ция, в которой развертываются те или иные события. До­статочно, как на трамвайной остановке, сказать «идет» или многозначительно «вы понимаете...» между «посвя­щенными» людьми, чтобы понять, о чем говорится. От­сюда предикативность внутренней речи.

Еще более глубокие изменения происходят в семантическом строении внутренней речи, этой особой форме диалога с самим собой. Для семантики внутренней речи характерны такие особенности, как преобладание смысла над значением, слияние смыслов, идиоматичность, агглютина­ция семантических единиц. Идиоматизмы, непереводимые на язык внешней речи предельно индивидуализирован­ные значения, — это индикаторы растущей интимизации самосознания личности. Во внешней диалогической речи их аналогами являются внутренние диалекты разных соци­альных групп, по которым представители этих групп бе­зошибочно узнают «своего». Агглютинация семантических единиц — это слипание слов, изменяющее их смысл. Каж­дому известны примеры таких агглютинации, как «Мой-додыр» и «Айболит».

Еще одна особенность — это преобладание смысла над значением, предельным случаем которого является изме­нение в зависимости от мотива значения слова вроде из­вестного «попляши» в басне «Стрекоза и Муравей», приобретшего смысл «погибни».

И наконец, вливание смыслов друг в друга, примером которого является превращение в ходе чтения «Мертвых душ» Гоголя мертвых душ, — умерших и числящихся жи­выми крепостных — в духовно мертвых героев поэмы. Все эти черты могут проявляться не только во внутреннем, но и во внешнем «открытом» диалогическом общении людей, за которым стоят личностно-смысловые отношения.

Итак, в зависимости от задачи, стоящей перед иссле­дователем, в представлениях об интериоризации как ме­ханизме социализации проступают три различные грани — индивидуализация, интимизация и производство внутрен­него плана сознания. Без учета этих аспектов социализа­ции вряд ли возможно проникнуть в психологическую природу механизма общения, обучения и воспитания лич­ности, раскрыть закономерности процесса усвоения че­ловеком мира культуры.

Однако при более глубоком проникновении в сущность этих механизмов абстракция, позволяющая увидеть лич­ность преимущественно в качестве участника об­щественного развития, практически исчерпывает сферу своего влияния. Будучи вполне уместной и даже необходимой на квазипсихологическом и интерпсихологичес­ком уровнях изучения личности в системах «роль-для-всех» и «роль-для-группы», она вступает в очевидное противо­речие с фактами, как только исследователь обращается к персоногенезу — изучению движущих сил развития лич­ности и ее жизненного пути.


Каталог: sites -> default -> files -> textdocsfiles -> 2015
2015 -> Психология личности
textdocsfiles -> Золотая пропорция в рекламе
textdocsfiles -> Рабочая программа дисциплины Полимеры в развитии общества Направление подготовки 020100 Химия Профиль подготовки
textdocsfiles -> Рабочая программа дисциплины
textdocsfiles -> Законные основания и моральные нормы пересадки внутренних органов в современной России
textdocsfiles -> Рабочая программа дисциплины Полимеры медико-биологического назначения Направление подготовки 020100 Химия Профиль подготовки
textdocsfiles -> Программа вступительного экзамена в магистратуру по направлению «011200 Физика»
textdocsfiles -> Н. Г. Чернышевского адаптация личности в современном мире межвузовский сборник


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   71   72   73   74   75   76   77   78   ...   98


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница