Департамент образования, культуры и спорта администрации орловской области управление по физической культуре и спорту


ИЗУЧЕНИЕ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК МОЛОДЕЖИ ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ



страница16/43
Дата01.05.2016
Размер2.95 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   43

ИЗУЧЕНИЕ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК МОЛОДЕЖИ ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ
Желтиков А.А., Корнеева Л.Н., Новикова И.С., Борисова В.В.

Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого,

г. Тула, Россия
Психофизиологический статус является базовым компонентом уровня здоровья и духовно-деятельностного потенциала, под которым понимается способность индивида или населения (общества, этноса, группы и т. д.) к самореализации в целях устойчивого развития [5] . В этой связи актуальным является изучение влияния различных природно-климатических и экологических факторов на психические процессы в организме человека, его индивидуальное и социальное поведение. Человек, являясь социальным существом, живет в сложном сплетении законов, правил поведения, различных ограничений и зависимостей. При хроническом стрессе происходит истощение ресурсов организма в связи с длительной мобилизацией регуляторных и гомеостатических механизмов. Это может произойти даже в условиях благоприятной социальной среды, психологического и физического благополучия, если регион постоянного проживания человека находится в зоне экологического бедствия [1]. Поэтому одной из актуальных проблем современности является исследование психофизиологических механизмов регуляции организма человека при адаптации к различным природно-климатическим и производственным условиям. При этом адаптационные процессы рассматриваются как достижение устойчивого уровня активности личности во взаимосвязи с нормами общественной морали и нравственности, что обеспечивает нормальную жизнедеятельность и трудовую активность человека в новых постоянно меняющихся условиях существования.

Важным для процессов психофизиологической адаптации, является тип высшей нервной деятельности, сенситивность, реактивность, экстраверсия и интроверсия. Сочетание этих свойств личности – её индивидуальность, (темперамент, характер, особенности протекания психологических процессов, совокупность преобладающих чувств и мотивов деятельности, интересы, склонности, способности и др.) формируется в процессе активного взаимодействия личности с окружающим миром.

Индивидуальность характера адаптации в неадекватных экстремальных условиях в каждом человеке опосредуется на основе его гено-фенотипических свойств, социальной и производственной деятельности. Психологическая адаптация это процесс приспособления всех психических функций человека (эмоций, воли, восприятия, мышления, воображения, ощущений, памяти и др.) к условиям среды обитания.

Особенно важными могут стать выявленные закономерности и условия, способствующие формированию психоэмоциональной неустойчивости в различных популяционных и профессиональных группах, в том числе молодежных коллективах. В этой связи нами с помощью диагностического опросника [4] было проведено социотипологическое обследование 465 студентов и школьников, проживающих в различных экозонах Тульской области. В соответствии с общепринятой классификацией социотипов [2] мы установили частоту их встречаемости среди школьников и студентов, постоянно проживающих в урбанизированном центре – г. Туле (экозона «Тула»), а также у студентов, проживавших до поступления в ВУЗ в экологически неблагополучных (экозона «Юг») и относительно благополучных (экозона «Север») районах Тульской области. Вероятность развития острых аффективных (ОАР) и патохарактерологических (ПХР) реакций определялась на основе корреляции социотипов с акцентуациями характера [6]. Известно, что юноши и взрослые (~ половины и более) являются акцентуированными личностями [3]. Среди ОАР различают экстрапунитивные (агрессивные), интрапунитивные (аутоагрессивные), импунтивные и демонстративные реакции.

Агрессивные реакции могут наблюдаться в двух вариантах: а) более часто, – ярость, гневливость направленные на окружающих (возможны у ЛЕО, КОР, МАК, ЕСН, ДОН, ГБН, ТИР (табл.34); б), более редко, - мимолетный гнев, агрессия, затем раскаяние (возможны у ВИК, ГЕК, ТЕД, ЛОН).

Таблица 34

Характеристика и псевдонимы социотипов


п/п


Характеристика

социотипа



Псевдоним

п/п


Характеристика

социотипа



Псевдоним

полный

краткий

полный

краткий

1

Интуитивно-логический

интроверт

иррационалист


Дон

Кихот


Дон

9

Логико-интуитивный

экстраверт

рационалист


Джек Лондон

Лон

2

Сенсорно-этический интроверт

иррационалист



Дюма

Дюм

10

Этико-сенсорный интроверт

рационалист



Теодор Драйзер

Тед

3

Этико-сенсорный экстраверт

рационалист



Виктор Гюго

Вик

11

Сенсорно-этический

экстраверт

иррационалист


Напалеон

Лео

4

Логико-интуитивный

интроверт

рационалист


Робеспьер

Роб

12

Интуитивно-логический

интроверт

иррационалист


Бальзак

Бал

5

Этико-интуитивный экстраверт

рационалист



Гамлет

Гал

13

Логико-сенсорный экстраверт

рационалист



Штирлиц

Тир

6

Логико-сенсорный интроверт

рационалист



Максим

Горький


Мак

14

Этико-интуитивный

интроверт

рационалист


Достоевский

Дос

7

Сенсорно-логический

экстраверт

иррационалист


Командор

Жуков


Кор

15

Интуитивно-этический

экстраверт

иррационалист


Гексли

Гек

8

Интуитивно-этический интроверт иррационалист

Есенин

Есн

16

Сенсорно-логический

интроверт

иррационалист


Габен

Гбн

Мы сравнили частоту встречаемости социотипов среди студентов разных экозон, а также внутри экозоны «Тула» между школьниками и студентами. Вероятность возникновения агрессивных реакций варианта «а» оказалась на 32% выше у «северян» по сравнению с «туляками» и на 30% - у «северян» по сравнению с «южанами. Риск проявления этих реакций среди студентов был выше у представителей «северной» экозоны. В то же время у молодежи Тулы такой риск на 35% был выше у школьников, чем у студентов. Предрасположенность к агрессивным реакциям варианта «б» оказалась выше у «туляков» (на 23%) и «южан» (на 23%), чем у «северян, и практически одинаковой наблюдалась у «туляков» и «южан». В то же время риск агрессивных реакций варианта «б» у студентов оказался на 41,0% выше, чем у школьников.

К аутоагрессивным относят реакции, которые направлены против самого себя. К ним предрасположены социотипы ДОС, МАК, ЛЕО, ГБН, КОР, ДОН, ГАЛ. Сравнение частоты встречаемости этих социотипов у студентов разных экозон, а также у школьников и студентов показало, что у лиц, проживавших до поступления в вуз в экозоне «Юг» и «Тула» риск возникновения аутоагрессивных реакций на 18,0 - 19,0% оказался выше, чем у проживавших в относительно благополучной экозоне «Север». У школьников частота аутоагрессивных реакций лишь на 7% оказалась выше по сравнению со студентами.

Импунтивные реакции характеризуются стремлением уйти, избежать стрессовой ситуации. К ним предрасположены социотипы ГБН, ДЮМ, ДОН, МАК, БАЛ. При сравнении этих показателей установлено, что риск импунтивных реаций на 18,0% выше оказался у студентов в экозонах «Север» и «Юг», чем в экозоне «Туле». Практически одинаковым такой риск был у студентов экозон «Север» и «Юг». В тоже время лишь на 15,0% риск возникновения этих реакций выше был у школьников, чем у студентов.

Демонстративные реакции характеризуются аффективным поведением с целью привлечь к себе внимание при эгоцентризме. Они бывают либо часто встречающиеся (для разрешения аффекта – возможны у ГАЛ, и ДОН), либо возникают нечасто (вероятны у ВИК, ГЕК, ЛЕО). При сравнении риска этих реакций у студентов разных экозон было установлено, что по варианту «а» различия в группах незначительны и составляют 2,0-8,0%. Больший риск появления реакций варианта «б» у студентов экозоны «Тула» (на 36,0%), по сравнению с проживавшими в экозоне «Север» и на 12,0% выше у «туляков» по сравнению со студентами экозоны «Юг». По варианту «а» риск демонстративных реакций оказался на 65,0%, а по варианту «б»- на 22,0% выше у студентов, чем у школьников.

Изучение показало, что агрессивные реакции варианта «а» в экозоне «Тула» более вероятны у юношей, а варианта «б» - у девушек. В экозоне «Юг» наблюдалась сходная картина – вероятность частых агрессивных реакций была у девушек ниже, чем у юношей, а мимолетных, наоборот, более характерной оказалась для девушек, чем для юношей. В экозоне «Север» частые и мимолетные агрессивные реакции могут проявляться с равной вероятностью у девушек и юношей. По области частые агрессивные реакции с большей вероятностью могут иметь место у юношей, а мимолетные – у девушек (рис 37).

Аутоагрессивные реакции имеют большую вероятность у «туляков», чем у «тулячек», и у «южан», чем у «южанок», но чаще у «северянок», чем у «северян». В среднем по области вероятность таких реаций оказалась несколько выше у юношей, чем у девушек. Здесь интересно сопоставление прогноза реакций аутоагрессии с данными структуры смертности от самоубийств, т. к. этот вид смерти сопряжен с указанным состоянием психоэмоциональной неустойчивости. В структуре погибших от самоубийств в Тульской области преобладают мужчины по сравнению с женщинами. По нашему прогнозу эта предрасположенность к аутоагрессивным рекциям у юношей лишь на 7,0% выше, чем у девушек. Это несоответствие связано с неравной степенью пенетрантности аутоагрессии у мужчин и женщин при предрасположенности к этому виду ОАР. При относительно равных суммарных пороговых воздействиях провоцирующих факторов эта степень скорее значительно превалирует у мужчин.
Рис 37. Предрасположенность к асоциальному поведению у молодежи Тульской области
К импунтивным реакциям в экозонах «Тула», «Юг» и в целом по области более предрасположенными оказались юноши, чем девушки. Возможность развития частых демонстративных реакций в экозоне «Тула» на 96,0%, а нечастых- на 13,0% была выше у девушек, чем у юношей. В экозоне «Север» частые демонстративные реакции на 564,0% вероятнее оказались у девушек, а нечастые- на 13,0% вероятнее у юношей. В экозоне «Юг» предрасположенность к частым демонстративным реакциям на 13,0% была выше у юношей, а нечастых- на 65,0% наоборот оказалась выше у девушек. По области ожидаемая вероятность частых демонстративных реаций на 68,0%, а нечастых- на 22,0% выше у девушек, чем у юношей. В поведении девушек более вероятными оказались демонстративные реакции, а у юношей-частые агрессивные реакции.

Вероятность девиантного поведения (характерно для ГБН, ДЮМ, МАК, ГАЛ, ДОН, ЛЕО) у юношей и девушек в экозоне «Тула» оказалась одинаковой. В экозоне «Север» – более вероятно такое поведение (на 63,0%)следует ожидать у девушек, чем у юношей. В целом по области предрасположенность к девиантному поведению примерно одинакова у юношей и девушек, но вероятность его сущестенно выше была у школьников (на 89,0%) по сравнению со студентами. Эмансипационные побеги (уход от гиперпротекции, семейного диктата, характерно для ГБН, ДЮМ, МАК) и риск импунтивных побегов (стереотип поведения при любых трудностях, характерный для ГБН, ДЮМ. ЛЕО) более вероятными оказались для юношей, чем девушек во всех экозонах и в целом по области. Демонстративные побеги (характерны для ГАЛ, ДОН, ЛЕО) в экозонах «Тула» на 62,0% и «Север» 297,0% более вероятны у девушек, чем у юношей, а в экозоне «Юг» вероятность их больше у юношей (на 10,0%), чем у девушек. Предрасположенность к этому виду реакций более выражена была у девушек. Изучение также показало, что у молодого поколения туляков имеется очень высокая предрасположенность к алкоголизации. Доля таких лиц (ЛЕО, ГБН, ДЮМ, КОР, МАК, ДОН, ГАЛ, ЕСН, ВИК, ГЕК, БАЛ) среди юношей составляет от 63,16% (экозона «Тула») до 66,67% (экозона «Юг»), а среди девушек – от 44,97% (экозона «Юг») до 58,28% (экозона «Тула»). Наиболее угрожающая склонность к алкоголизму (ЛЕО, ГБН, ЕСН) превалирует у юношей (в экозоне «Тула» -она выше на 65,0%, «Север»- на 47,0%, «Юг»-на 20,0% раза). У девушек экозоны «Тула» угрожающий риск развития алкоголизма выше, чем у их сверстниц из экозон «Север» (на12,0%) и «Юг» (на 23,0%). У юношей такой риск выше был в экозоне «Север» по сравнению с проживавшими в экозонах «Тула» (на 10,0%) и «Юг» (на 35,0%). В экозоне «Тула» риск развития алкоголизма у юношей оказался выше, чем в экозоне «Юг» (на 23,0%).

Выраженная склонность к развитию наркомании и токсикомании (характерно для ГБН, ВИК, ГЕК, ЛЕО) у девушек оказалась выше, чем у юношей в экозонах «Тула» (на 5,0%) и «Юг» (на 35,0%). А в экозоне «Север» - такой риск оказался ниже у девушек (на 9,0%), чем у юношей. У школьников эта предрасположенность оказалась несколько меньшей (на 19,0%), чем у студентов.

Лабильно-аффективные психопатии могут сформироваться при длительном воздействии психотравмирующих факторов у социотипов ДОН, имеющих предрасположение к лабильному типу акцентуации характера. В экозоне «Тула» риск этих расстройств оказался в 1,42 раза, а в экозоне «Север» в 8,9 раза и в целом по области в 1,38 раза выше у девушек, а в экозоне «Юг» напротив - в 1,5 раза выше для юношей. Риск развития таких расстройств у девушек варьирует от 10,07 % ( в экозоне «Юг») до 23,44 % ( в экозоне «Север»). А у юношей от 2,63 % ( в экозоне «Север») до 15,15 % (в экозоне «Юг»). У девушек риск в 2,09 раза выше был для проживавших в экозоне «Север», чем «Тула», а также в 1,12 раза он выше был для обследованных из экозоны «Тула», чем «Юг» и в 2,32 раза выше для обследованных из экозоны «Юг», чем из экозоны «Север». У юношей риск развития лабильно-аффективных психопатий выше (в 2,66 раза)был среди обследованных из экозоны «Север», чем из экозоны «Тула», а также выше этот риск в 1,91 раза был у обследованных из экозоны «Юг», чем из экозоны «Тула». В 5,76 раза такой риск выше оказался среди обслендованных из экозоны «Юг» чем из экозоны «Север». То есть, у девушек наблюдалась выше предрасположенность к развитию данной патологии в экозоне «Север», а у юношей – в экозоне «Юг».

К психастеническому развитию склонны лица, имеющие социотип РОБ. Частота предрасположения к данной патологии варьировала у девушек от 2,56 % ( в экозоне «Север») до 3,36% ( в экозоне«Юг»), а у юношей от 1,98 % (в экозоне«Тула») до 5,26 % (в экозоне«Север»), то есть наблюдалось экозональное различие в риске с учетом половой принадлежности обследуемых групп. В экзоне «Юг» среди обследованных риск оказался в 1,11 раза, а в экозоне «Тула» в 1,42 раза выше у девушек, а в экозоне «Север» в 3,37 раза он выше был наоборот - у юношей. В целом же по Тульской области различие риска этого расстройства с учетом оказалось незначительнымбыл (лишь в 1,04 раза выше для юношей). У девушек риск такого расстройства в 1,8 раза оказался выше в экозоне «Тула», чем в экозоне «Север», и в 1,27 раза выше в экозоне «Юг», чем в экозоне «Тула». В тоже время риск психастенического развития в 2,15 раза оказался выше среди обследованных из экозоны «Юг», чем «Север». То есть, риск развития названного расстройства у девушек наименьшим оказался среди проживавших в экозоне «Север». У юношей риск психастенического развития в 2,66 раза выше окзался среди обследованных из экозоны «Север» чем среди обследованных из экозоны«Тула», а также такой риск был выше в 1,74 раза среди обследованных из экозоны «Север» чем среди обследованных из экозоны «Юг», а также в 1,53 раза выше был этот риск у обследованных из экозоны «Юг», чем из экозоны «Тула».

Шизоидные психастении и шизоидно-неустойчивое психастеническое развитие возможны у лиц социотипа МАК, имеющих предрасположение к шизоидному типу акцентуации характера. Частота предрасположения по экозонам варьировала от 0,0 % (в экозоне «Север») до 3,36 % (в экозоне «Юг») у девушек и от 6,06 % ( в зоне «Юг») до 10,53 % (в зоне «Север») у юношей. В целом по Тульской области риск к названным расстройствам оказался в 3,57 раза выше для юношей, чем для девушек. У девушек риск оказался в 1,69 раза выше для проживавших в экозоне «Тула», чем в экозоне «Север». В 1,99 раза такой риск наблюдался выше среди обследованных из экозоны «Юг», чем «Тула» и в 3,36 раза он выше оказался у девушек из экозоны «Юг», чем у обследованных из экозоны «Север». У юношей риск в 1,52 раза был повышен у проживавших в экозоне «Север», чем «Юг» и в 1,14 раза он был выше у юношей проживавших в экозоне «Тула», чем «Юг». Таким образом, шизоидные психастении у девушек в меньшей степени возможны в экозоне «Север», а у юношей, напротив- в большей степени возможны среди проживавших в экозоне «Север».

Эпилептоидные психастении и варианты эпилептоидно-психастенического развития возможны у лиц предрасположенных к эпилептоидному типу акцентуации характера, что свойственно социотипу ЛЕО. Риск предрасположенности к ним варьировал у девушек от 1,56 % ( в экозоне «Север») до 6,74 % (в экозоне«Тула»), а у юношей от 5,26% (в экозоне «Север») до 6,93 % (в экозоне «Тула»), т.е. наименьшей риск имел место в экозоне «Север»,а наибольшей - в экозоне «Тула» у обоих полов. Среди обследованных из экозон «Тула» и «Юг» различие в риске между юношами и девушками оказалось незначительным (в 1,04 раза был выше у юношей), но в экозоне «Север» названный риск в 3,37 раза, т.е. существенно выше оказался у юношей, чем у девушек. Сравнение этого риска по экозонам показало, что у девушек указанный риск в 1,12 раза выше оказался среди обследованных из экозоны «Тула», чем из экозоны «Юг». Названный риск в 4,32 раза оказался выше среди обследованных из экозоны «Тула», чем из экозоны «Север» и был выше в 3,87 раза среди обследованных из экозоны «Юг», чем из экозоны «Север». То есть наименьшей риск у девушек наблюдался к указанным расстройствам среди обследованных из экозоны «Север». У юношей наблюдалась подобная картина: риск развития этих расстройств оказался в 1,14 раза выше для обследованных из экозоны «Тула», чем экозоны «Юг». А также этот риск был в 1,32 раза выше среди обследованных юношей из экозоны «Тула», чем из экозоны «Север» и в 1,15 раза выше среди обследованных из экозоны «Юг», чем из экозоны «Север».

Было также показано, что к гиперстенической неврастении предрасположенность у девушек оказалась выше, чем у юношей в экозонах «Тула» - в 1,42 раза, «Север» - в 8,91 раза, а в экозоне «Юг» такая предрасположенность оказалась в 1,5 раза выше среди юношей. Риск развития астеноипохондрической неврастении оказался также выше среди девушек, чем среди юношей в экозонах «Север» (в 1,19 раза), «Юг» (в 1,22 раза), а в экозоне «Тула» такой риск оказался в 1,32 раза выше среди юношей. В то же время в целом риск к этой патологии оказался выше у девушек (в 3,28 раза) и юношей (в 2,05 раза) проживающих в экозоне «Юг, по сравнению с проживавшими в экозоне «Тула». Риск развития фобических неврозов в экозонах «Тула» и «Север» выше оказался у юношей (в 1,23 и в 1,20 раза соответственно), а в экозоне «Юг» такой риск наблюдался выше среди девушек (в 2,3 раза), чем среди юношей. У девушек экозоны «Тула» риск этих расстройств был в 1,67 раза ниже, чем в экозоне «Север» и в 3,1 раза ниже, чем у девушек проживающих в экозоне «Юг». Среди юношей экозоны «Тула» этот риск оказался ниже, чем для юношей проживающих в экозоне «Север» (в 1,62 раза) и «Юг» (в 1,31 раза).

Изучение также показало, что предрасположенность к проявлению гипертимно-аффективной психопатии среди молодежи Тульской области достаточно высокая. В экозонах «Тула» и «Юг» она оказалась выше у девушек (в 1,17 и 1,81 раза соответственно), чем у юношей, а в экозоне «Север» была практически одинакова у юношей и девушек. Такой риск в целом для девушек в 1,44 раза был ниже в экозоне «Север», чем в экозоне «Тула» и ниже в 1,40 раза у юношей в экозоне «Север», чем в экозоне «Юг». Риск к этой патологии отмечен как более низкий в целом для юношей и девущек в экозоне «Север», чем в экозоне «Тула» (в 1,25 раза), но выше, чем в экозоне «Юг» (в 1,27 раза).

Таким образом, результаты исследований свидетельствуют о значительной предрасположенности молодежи Тульской области к ОАР и ПХР, но конкретная их направленность, степень выраженности и пенетрантности зависят от ряда причин, в том числе пола, возраста и экологических условий конкретного района проживания.



Полученные сведения расширяют наши представления о закономерностях формирования психоэмоциональной неустойчивости в молодежной среде и могут быть ценными для специалистов осуществляющих воспитательную и физкультурно-оздоровительную деятельность в образовательных учреждениях.
Литература:

  1. Агаджанян Н.А., Горлачев В.П. Человек: экология, культура, образование. М.: Изд-во РУДН, 2003. 178 с.

  2. Аугустинавичюте А. Теория интертипных отношений // Соционика: Информационно-реферативный бюллетень. Новосибирск–Киев: 1991. № 1. С. 1-3.

  3. Леонгард К. Акцентуации личности. Киев: Высшая школа, 1981. 389 с.

  4. Мегедь В.А., Овчаров А.Л. Соционика – межвозрастной педагогике // В кн.: Юнг в школе. М.: Совершенство, 1998. 267 с.

  5. Медведев В.И., Зараковский Г.М. Психофизиологический потенциала как фактор устойчивости популяции в условиях глобальных изменений природной среды и климата // Физиология человека. 1994. № 4. С. 5-9.

  6. Филатова Е.А. Соционика для вас. Наука общения, понимания и согласия. Новосибирск: Сибирский хронограф, 1994. 279 c.



ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ СТИМУЛИРОВАНИЯ

ФИЗКУЛЬТУРНО-СПОРТИВНОЙ АКТИВНОСТИ СТУДЕНТОВ

В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДА НА ФГОС ВПО
Котло Е.Н., Котло С.А.

ФГБОУ ВПО «Ставропольский государственный университет»,

г. Ставрополь, Россия
Переход системы высшего образования на ФГОС ВПО обусловил необходимость изменения подходов к организации и построению учебно-воспитательного процесса по физической культуре студенческой молодежи с целью овладения ими общекультурными и общепрофессиональными компетенциями. Одной из ключевых компетенций, реализуемых в процессе преподавания дисциплины физическая культура, является готовность будущих выпускников к использованию методов физического воспитания и самовоспитания для повышения адаптационных резервов организма и укрепления собственного здоровья. Реализация ее возможна лишь при условии активного включения студентов в физкультурно-спортивную деятельность как на занятиях физической культурой, так и в свободное время. В то же время анализ множества работ по теории и практике физической культуры показывает, что стимулирование физкультурно-спортивной активности студенческой молодежи остается актуальной задачей педагогической науки. Это обусловлено тем, что традиционно организованный процесс по физической культуре в вузе с приоритетом на нормативный подход, то есть внешние показатели, характеризуемые контрольными нормативами учебных программ, все еще не претерпел больших организационных и методических изменений, а малое количество занятий в неделю не позволяет в полной мере реализовать все потенциал физической культуры, особенно в части сохранения и укрепления психофизического здоровья молодежи, их физической и методической подготовленности. Установка же государственной программы, ориентирующей преподавателей физической культуры на предоставление свободы выбора и реализацию интересов студентов, стимулирующих физкультурно-спортивную активность студенческой молодежи полностью не реализуется в связи с недостаточной научной разработанностью условий и педагогических подходов к ее реализации.

Концентрируя внимание на вопросах стимулирования активности студентов в учебно-воспитательном процессе по физической культуре, мы руководствовались убеждением, что проявление их как познавательной, так и двигательной активности является важным условием в достижении личностно-значимых потребностей, направленных на получение максимальных результатов. Вместе с тем, побудительным началом активной физкультурно-спортивной деятельности является не вынужденность, а потребность обучаемого, его целевая установка на достижения желаемого результата, усиление мотивационно-ценностных ориентаций в избранном виде деятельности и заинтересованность в выполнении учебных заданий. Только в данной ситуации активность личности будет продуктивной и выступит в физкультурно-спортивной деятельности как мотивационно-потребностное состояние личностного образования, ориентированного на достижение поставленной цели в самоактуализации, самореализации, смыслотворчестве и креативности.

При этом наиболее целесообразным путем реализации интересов студенческой молодежи, по мнению ряда авторов [1,2,3,4], является внедрение элективных курсов, которые, на наш взгляд, могут стать эффективным организационно-педагогическим условием стимулирования физкультурно-спортивной активности и способствовать формированию личностного смысла в учебном процессе. В то же время остается актуальной проблема разработки и экспериментального обоснования организационно-модельных, содержательных и технологических конструкций, обеспечивающих оптимальные психолого-педагогические условия стимулирования физкультурно-спортивной активности студентов.

С этой цель нами была разработана педагогическая модель стимулирования физкультурно-спортивной активности студентов, которая основана на дидактическом единства содержания учебного материала на обязательной и элективной формах организации занятий.

Ведущим системообразующим компонентом разработанной модели выступает свобода выбора студентами вида физкультурно-спортивной деятельности на основе их индивидуальных потребностей, обеспечивающих интеграцию решения общих и специфических задач в физическом воспитании, основанном на погружении в предметное единство учебного материала в условиях обязательной и элективной форм организации занятий. В структуру компонентов образовательно-воспитательного процесса были включены следующие 4 показателя: мотивационно-ценностный (значимые для личности мотивы, направленные на реализацию выбранного вида физкультурно-спортивной деятельности); теоретико-ориентационный (формирование знаний и специальных интеллектуально-конструктивных способностей в области физической культуры); психолого-педагогический (создание мотивации достижения успеха на занятиях, атмосферы сопереживания, сотрудничества и положительно-эмоциональной социальной сферы); практический (сопряженный с одновременным формированием методических знаний, умений и навыков в избранном виде физкультурно-спортивной деятельности). Технологическими основами разработанной модели выступают: структурность, функциональная и операциональная составляющие деятельности, которые обладают признаками системы (логикой процесса обучения, взаимосвязью всех его составляющих, их целостностью); управляемостью (предполагают возможность диагностического проектирования процесса обучения, поэтапной диагностики, контроля и коррекции); эффективностью (определяются оптимально-дополнительными затратами времени, на достижение государственного образовательного стандарта).

Педагогический процесс направляется на обучение способам: общения на занятиях, во время соревнований; оценки техники движений, содержания и формы упражнения, их взаимосвязи; организации культуры здорового образа жизни (диагностические операции, определение содержания деятельности, ее планирования, алгоритма исполнения, самоконтроля и коррекции). При решении указанных задач обеспечивалась оптимизация функционирования знания и мотивационной поддержки каждой дидактической единицы. Сопряжено с технологией физической культуры личности используются методы проблемного, интерактивного и контекстного обучения.

Эффективности использования разработанной модели в учебно-воспитательном процессе по физической культуре в вузе на основе реализации компетентностного подхода способствует соблюдение ряда педагогических условий:

Обеспечение эмоциональности занятий за счет удовлетворения физкультурно-спортивных потребностей студенческой молодежи является важным компонентом учебной деятельности, активизирует ее субъекты на самоактуализацию в достижении положительных результатов. Значимость и необходимость формирования эмоциональной устойчивости как положительного психического качества личности заключается в том, что она в определенный момент достигает оптимальной степени интенсивности, характеризуясь при этом стабильностью потребности определенных качественных особенностей, связанных с устойчивостью направленности на решение спортивно-технических задач. Обязательный учет индивидуальных психологических и физических особенностей студентов, разнообразие и образовательная новизна занятий, экстраполируемая преподавателем, обладающим общекультурной и профессиональной компетентностью.

Открытость предстоящей учебной деятельности, отвечающая на каждом занятии на такие вопросы как что? с какой целью? что это дает? на что влияет? и каким образом? каковы способы или методика достижения цели? почему так, а не иначе? и т.д.

Создание условий реальной возможности физкультурного самоопределения и саморазвития. Приобщение студентов к физкультурно-спортивной деятельности просматривается через решение ряда актуальных задач: а) передачи опыта методических знаний; б) практико-методической подготовки; в) обучения методам самовоспитания и физического самосовершенствования; г) создания условий реализации физкультурных и спортивных интересов и потребностей; д) обеспечения выхода в систему компетентно-физкультурного самоопределения.

Формирование мотивационно-ценностных ориентаций в сфере физической культуры. Стремление достичь определенного уровня физического совершенства, здоровья, отношения к ценностям физической культуры являются внутренним, как бы скрытым мотивом, побуждающим индивидуума к действию или бездействию, к активной физкультурной деятельности или пассивному отношению к таковой.


Каталог: file
file -> Вопросы сертификационного экзамена для врачей по специальности «лфк и спортивная медицина»
file -> Рабочая программа составлена в соответствии с Требованиями к содержанию дополнительных профессиональных образовательных программ
file -> Рабочая программа дисциплины Лечебная физическая культура и массаж Направление подготовки 050100 Педагогическое образование
file -> Лечебная физкультура
file -> К рабочей программе дисциплины «Лечебная физкультура и спортивная медицина»
file -> Рабочая программа учебной дисциплины «медицинская реабилитация» цикла Медицинская реабилитация для специальности 310501 «Лечебное дело» по специализации 310501 «Лечебное дело»
file -> Лекции (час) Семинары (час) Самост работа Всего баллов Модуль 1
file -> Влияние мобильного телефона на здоровье человека


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   43


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница