Ээг при лобной дисфункции



Дата29.12.2017
Размер37 Kb.

ЭЭГ ПРИ ЛОБНОЙ ДИСФУНКЦИИ
А.Ф. Изнак

ГУ “Научный центр психического здоровья” РАМН, Москва



iznak@inbox.ru
Одним из важнейших достижений нейропсихологии, созданной А.Р.Лурия, стало открытие ключевой роли лобных областей коры головного мозга в осуществлении процессов программирования, инициации и контроля моторной активности, произвольных движений глаз и вероятностного прогнозирования результатов поведенческих актов и реакций. Нарушения функций лобной и префронтальной коры определяются при широком круге нервно-психических расстройств (при шизофрении, аффективных расстройствах, задержках развития у детей, атрофических заболеваниях пожилого возраста, нарушениях мозгового кровообращения), а также у здоровых лиц при утомлении в результате напряженной и/или монотонной операторской деятельности.

В клинической электроэнцефалографии (ЭЭГ) коррелятом “гипофронтальности традиционно считается повышенное содержание медленноволновой ЭЭГ-активности в передних отведениях. Однако на практике истинное замедление ЭЭГ лобных областей крайне трудно дифференцировать от глазодвигательных артефактов (особенно, от артефактов медленных движений глаз). В связи с этим актуальной проблемой представляется разработка новых подходов к инструментальной диагностике лобной дисфункции.

В рамках мультидисциплинарного исследования мозговых механизмов когнитивных расстройств, проведенного на базе нескольких отделов и клиники Научного центра психического здоровья РАМН, осуществлялся компьютерный анализ фоновой ЭЭГ нескольких групп больных с разными формами нервно-психической патологии, сопровождающимися когнитивными нарушениями  детей с синдромами Ретта, Мартина-Белл (умственная отсталость, связанная с ломкой Х-хромосомой), гиперактивности с дефицитом внимания, раннего детского аутизма, а также пожилых больных с деменциями альцгеймеровского типа и преобладанием “лобных” расстройств в клинической картине и при нейропсихологическом тестировании.

У большинства таких пациентов были выявлены достоверно повышенные по сравнению с возрастной нормой значения спектральной мощности не только дельта-активности ЭЭГ в лобно-центрально-височных областях, но и тета-2 диапазона (частота около 6.5 кол/сек) в центрально-теменных отведениях.

Эта регулярная тета-частотная ЭЭГ-активность, часто четко выявляемая даже при визуальном анализе ЭЭГ, имеет специфическую функциональную реактивность  она угнетается как при зрительной стимуляции (при открывании глаз), так и при моторных пробах (сжатии руки в кулак), то есть обладает свойствами как затылочного (“зрительного”) альфа-ритма, так и сенсомоторных ритмов. На основании сходной реактивности, но более низкой по сравнению с мю-ритмом частоты эта ЭЭГ-активность получила название “медленного” сенсомоторного ритма.

У детей с синдромами Ретта, Мартина-Белл, гиперактивности с дефицитом внимания и с ранним детским аутизмом наличие в фоновой ЭЭГ “медленного” сенсомоторного ритма характерно для наиболее тяжелых и необратимых моторных, речевых и когнитивных нарушений. ЭЭГ-данные, полученные у детей с синдромом Ретта, позволили сотруднице нашей лаборатории доктору биологических наук Н.Л.Горбачевской и одному из классиков клинической электроэнцефалографии профессору Э.Нидермейеру (E.Niedermeyer, США) независимо друг от друга выдвинуть гипотезу о том, что появление в ЭЭГ “медленного” сенсомоторного ритма отражает дисфункцию лобных долей, в частности, снижение тормозного контроля со стороны префронтальной коры над моторной корой, а также над другими корковыми полями и подкорковыми структурами.

У пожилых больных с “мягкой” деменцией альцгеймеровского типа методом факторного анализа совокупности клинических, нейропсихологических и ЭЭГ-параметров также было показано, что с когнитивным дефицитом, определяемым по клиническим данным (в частности, по шкалированному показателю клинического состояния — сумме баллов теста MMSE) в наибольшей степени связаны наличие и степень выраженности тета-1 и тета-2 частотных поддиапазонов ЭЭГ. В свою очередь, MMSE как интегральный клинический показатель ассоциируется с ухудшением выполнения нейропсихологических тестов, обусловленным нарушениями деятельности III-го и II-го функциональных блоков мозга (по А.Р.Лурия), то есть лобных и теменных ассоциативных зон коры, обеспечивающих процессы произвольной регуляции, программирования и контроля деятельности.

Косвенным свидетельством в пользу того, что появление “медленного” сенсомоторного ритма отражает снижение тормозного контроля со стороны лобной коры над другими корковыми зонами, являются полученные нами данные, что у пациентов с болезнью Альцгеймера при преобладании “лобной” симптоматики наряду с отчетливой выраженностью “медленного” сенсомоторного ритма одновременно происходит угнетение низко- и среднечастотных компонентов затылочного альфа-ритма при парадоксальном, на первый взгляд, усилении спектральной мощности высокочастотного компонента альфа-ритма и генерализованном усилении бета-активности. То есть у них отмечаются традиционные ЭЭГ-признаки активации, “растормаживания” коры головного мозга.

Появление “медленного” сенсомоторного ритма, по-видимому, является достаточно чувствительным показателем лобной дисфункции. Например, ЭЭГ пожилых больных на начальном, наиболее “мягком” этапе сенильной деменции достоверно отличается от возраст-ной нормы практически только наличием этой ЭЭГ-активности.

По нашим данным, “медленный сенсомоторный ритм” выявляется и у части пациентов среднего возраста, например, при эпи-синдроме или у больных шизофренией. Причем даже если этот ритм отсутствует в фоновой ЭЭГ, он проявляется при гипервентиляции и/или усиливается при терапии нейролептиками, то есть при гипоксических или фармакологических воздействиях на структуры переднего мозга.

Ранее нами при мониторинге ЭЭГ человека-оператора в процессе зрительно-моторной деятельности по управлению динамическим объектом было показано усиление тета-активности при утомлении, коррелирующее с ухудшением качества слежения. Эти данные, с учетом более каудальной по сравнению с роландическим мю-ритмом локализации фокуса “медленного” сенсомоторного ритма (в теменно-центральных зонах), могут указывать на то, что эта ЭЭГ-активность генерируется в системе зрительно-моторного сопряжения при ухудшении ее функционального состояния. Такое предположение согласуется с положительными результатами использования тренировки зрительно-мануальной координации при комплексной терапии ряда психических расстройств детского возраста. При этом улучшение клинического состояния коррелирует с угнетением или даже исчезновением из ЭЭГ “медленного” сенсомоторного ритма.

Полученные результаты в совокупности с данными литературы о нарушениях моторики и движений глаз, локального мозгового кровотока и вероятностного прогнозирования при лобной дисфункции, а также изменениях ЭЭГ при таких состояниях, позволяют предположить, что описанный “ЭЭГ-синдром” (угнетение альфа-ритма, усиление бета-активности и появление “медленного” сенсомоторного ритма) является коррелятом снижения функционального состояния не только теменных ассоциативных зон, где локализуется фокус его спектральной мощности, но также лобных и префронтальных областей коры.



Такой подход открывает новые аспекты диагностической информативности ЭЭГ в оценке состояния мозговых механизмов обеспечения высших корковых функций в норме и патологии, а также при ранней диагностике и мониторинге терапии когнитивных расстройств.


Поделитесь с Вашими друзьями:




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница