Ёран Бергман Поведение собак Всё о собаках



страница3/14
Дата01.05.2016
Размер0.73 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Слух
Даже поверхностное знакомство с любой собакой убеждает, как много значит для нее слух. Собака, бодрствуя, постоянно прислушивается к происходящему вокруг нее. Спящая собака мгновенно просыпается от звуков, которые означают опасность или попросту показались ей чем-то интересными. Общественное поведение животного тоже в значительной мере основывается на звуковых сигналах, а при добывании пищи звуки несут существенную нагрузку.


Откуда этот интересный звук? Чтобы определить местонахождение источника звука поблизости от себя, собака наклоняет голову то в одну, то в другую сторону. Уши приподняты, а сама она — вся внимание.
Все мы знаем, что собака, чутко прислушиваясь, приподнимает ухо вертикально либо расправляет его основание. В таких положениях ухо как бы принимает форму вытянутого «фунтика», что способствует лучшему улавливанию звуков. Движения ушей у собаки очень заметны; обычно по положению ушей та или иная собака мгновенно узнает, слушает ли ее кто из сородичей. Собака превосходно определяет не только направление звука, но и расстояние до источника. Заслышав необычный звук, она тут же поворачивает голову навстречу и пытается зрительно определить возможный его источник. В случае неудачи, а также если звук представляется ей интересным, но не вызывает особого страха, собака начинает поочередно наклонять голову то в одну, то в другую сторону. Это позволяет ей точно установить, откуда исходит звук; если же источник находится в нескольких метрах от нее, то и его удаленность. Именно так собака, волк и особенно часто лисица определяют местонахождение мелких животных — по шороху движения или слабому голосу из-под снега. Как показали лабораторные исследования, собака и лисица способны различать два разных источника звука, отстоящие друг от друга на одну угловую минуту, если вести отсчет от морды животного. При большой высоте звука точность измерений, естественно, уменьшается.

Собака слышит те же звуки, что и мы; кроме того, она воспринимает и гораздо более высокие тона. У взрослого человека верхний звуковой порог находится в пределах 16000–18000 колебаний в секунду (Гц), хотя люди преклонного возраста таких звуков, как правило, уже не слышат. А собака способна улавливать звуки порядка 30–40 кГц, по некоторым данным, даже до 100 кГц. К старости способность воспринимать ультразвуки у животного ослабевает. Правда, есть сомнения относительно самой возможности воспринимать звуки, близкие к 100 кГц. Вместе с тем вполне допустимо, что, демонстрируя ответную реакцию на звуки высокой частоты, собака их не анализирует. Для практических же целей вполне достаточно знать, что собака слышит гораздо более высокие звуки, чем человек, и что чувствительность ее уха к звукам, доступным не только ей, но и нам с вами, примерно такая же, как у человека.

Мы не можем сказать с уверенностью, что дает восприятие ультразвуков собаке или волку. Вспомним, однако, что человек далеко не всегда легко улавливает сигналы общения у грызунов, поскольку среди них есть слишком высокие. Правда, мелкие животные редко издают только такие звуки; к тому же высокие звуки обычно локализовать труднее. Из птичьих сигналов лишь очень немногие относятся к ультразвуковым. Собака тоже не всегда издает звуки, которые можно безоговорочно причислить к таковым.

Человек может использовать способность собаки воспринимать ультразвук. Например, нетрудно научить ее реагировать на свист, который нами воспринимается как легкое шипение. Для этого довольно широко применяются специальные свистки. Скорее всего очень высокий звук лучше других проникает сквозь общий звуковой фон. В этом — одно из возможных объяснений высоты слухового порога собаки.

Время от времени раздаются утверждения, будто собака страдает от того высокого, близкого к верхней границе человеческого слуха звука, который исходит от включенного телевизора. Мои собаки никогда не реагировали на этот свистящий звук, поэтому лично я считаю такие утверждения преувеличенными. Как мне представляется, слух комнатной собаки вряд ли пострадает от этой «свистящей волны».
Другие чувства
Реакции собаки, вызванные другими ее чувствами, не представляют каких-либо трудностей для расшифровки. Животное ощущает прикосновение и боль, реагирует на холод и тепло, у нее, как и у других высокоразвитых позвоночных, легко обнаруживаются чувство вкуса и способность ощущать мышечное напряжение. Собака, которую несколько раз быстро повернули вокруг собственной оси, на мгновение застывает на месте, склонив голову и расставив лапы: виной тому головокружение, которое она испытывает, по-видимому, совершенно так же, как и человек в подобных обстоятельствах.

Проявление реакции, вызванной чувством боли, зависит от ситуации. В агрессивном состоянии собака в малой степени, а то и вовсе не реагирует на боль, которая, находись она в состоянии покоя, проявилась бы у нее самым наглядным образом. Отчаянно дерущихся собак не следует разнимать пошлепыванием или ударами да и вообще любыми способами, могущими причинить боль, ибо вопреки ожиданиям драка может разгореться только сильнее. Лучше всего разнимать драчунов, приподнимая их за задние конечности.

Кому из нас не приходилось наблюдать и слышать, как визжит, а иногда воет собака, которой наступили на лапу или хвост. Легкое нажатие и то вызывает бурную реакцию с ее стороны. Можно с уверенностью сказать, что болевые реакция на внешние воздействия существуют в интересах особи, а следовательно, всего вида. Даже единичный случай заставляет собаку в дальнейшем быть настороже и помогает избегать неприятной ситуации. Ведь именно высокоразвитым животным, способным связывать между собой ситуации, события, предметы, свойственно ощущение боли — это важный сигнал грозящей опасности или чего-то неприятного. Вместе с тем у дерущихся собак чувство боли имеет противоположный смысл до тех пор, пока одна из сторон не признает себя окончательно побежденной, иными словами, боль может повышать агрессивность. Но, как мы уже отмечали, драчуны лишь войдут в раж, если, разнимая их, человек прибегнет к шлепкам или ударам. Подобным «наказанием» собак не примирить.

Наблюдая за попытками людей воспитывать своих собак, нередко замечаешь, что животное, которое наказывают каким-то болевым способом, не реагирует на боль, как того ожидает хозяин, а либо в той или иной мере страдает, либо же отвечает агрессией. Неразумное наказание болью легко может привести к совершенно негативному в воспитательном плане результату — ухудшению отношений между хозяином и собакой. Собака станет боязливой и непослушной. А ведь к этому воспитатель, конечно же, не стремился. В этой связи уместно подчеркнуть еще одно важное обстоятельство: собаки лишь изредка решают споры между собой стычкой, которая непременно кончается покусами; обычно животные пытаются как можно активнее воздействовать друг на друга движениями и звуками, смысл которых понятен им с рождения. Это своеобразная демонстрация силы. Но если собаки все же затевают драку, то, прежде чем одна из них бросится наутек (если это ей вообще удастся), они могут нанести друг другу весьма чувствительные раны. Только в самой безнадежной ситуации собака чувствует себя побежденной; тогда она подчиняется или убегает и, наказывая животное, ни в коем случае не следует прибегать к крайним мерам. Более того, в воспитании собак вообще, не следует применять какие-либо меры наказания, чтобы добиться послушания или же в целях принуждения.

На морде собаки имеются чувствительные к прикосновению волоски вибрисы, а на коже вокруг них — множество тонких окончаний нервных клеток. У всех пород расположение волосков в точности такое же, как у волка. На верхней губе волоски тянутся четкими рядами, на нижней же они не такие длинные и не образуют ровного ряда. Волоски имеются и на небольших кожных образованьях, напоминающих мозоли, а также по одному над каждым глазом вблизи часто встречающегося белого надбровного пятна. На каждой щеке можно видеть два волосяных бугорка, а по краям нижней челюсти — скопление волосков. Кроме того, вблизи точки соединения половинок нижней челюсти также находится волосяной бугорок. Роль этих волосков вряд ли очень велика. У собак, усердно роющих мордой землю, они вообще отпадают. Отрастают волоски крайне медленно, и, насколько можно судить, отсутствие их не создает для собаки каких-либо проблем. Правда, собакам, работающим в подземных норах, чувствительные волоски нужны больше, чем собакам, которые постоянно пользуются зрением.

Собаки чувствительны к теплу. Большинство из них с удовольствием греются на солнышке, но как только шерстный покров перегревается, они переходят в затененное место. Побегав или совершив другую мышечную работу, повышающую температуру тела, собака прерывисто дышит, высунув изо рта язык. При этом вдыхаемый воздух охлаждает язык, а через него и весь организм. У собаки, испытывающей беспокойство, например в ожидании охоты, дыхание тоже бывает прерывистым. Прерывистое дыхание служит также признаком плохого самочувствия животного, например, во время поездки на автомобиле или судне.

У собак нет особых потовых желез, ответственных за терморегуляцию. Железы, расположенные в области темени, у отдельных особей в определенных случаях выделяют вещество с приятным запахом. Роль этих желез, насколько мне известно, не изучена. Мне доводилось наблюдать такую секреторную деятельность у трех (из шести) знакомых собак, причем пол не имел значения. Выделение ароматического вещества не связано с половой активностью, но, как можно полагать, имеет отношение к настроению. Скорее всего, как мне кажется, секреция происходит, когда собака находится в состоянии страха.

Слишком холодную среду собака старается обычно покинуть. При понижении температуры тела на ветру, во время или после пребывания в холодном месте собаку начинает трясти (как и человека в подобных случаях). Но дрожь может быть вызвана и другими причинами, в первую очередь возбуждением, недомоганием или страхом. Собака быстро приучается прятаться в убежище, переходить на освещенное солнцем место или под теплое одеяло; она знает, что попона хорошо защищает от морозов. Короткошерстные маленькие собаки, привыкшие к комнатной температуре, не выдерживают долгого пребывания на улице в холодную погоду. У них, начинают мерзнуть лапы, собака застывает на месте, поочередно поднимая то одну, то другую ногу. На холоде у моих такс едва не обмораживались длинные уши. Крупные собаки с густой шерстью хорошо переносят сильные холода и даже в условиях крайнего севера не нуждаются в убежище: шерсть и мягкий снег создают достаточную защиту от холода. Замечено, что многие комнатные собаки неохотно отправляются на прогулку в сильный мороз (о нём они узнают, еще находясь в помещении), да и в дождливый день. По звукам и запахам, идущим извне, собака точно определяет, какая на дворе погода.

Вкус у собаки хорошо развит. Но во многих случаях нелегко установить, что же вызвало ее реакцию — вкус или запах вещества. Практически невозможно провести исследования, входе которых запах вещества удалось бы полностью устранить, не прибегая к хирургическому или химическому вмешательству на органе вкуса или обоняния. Даже небольшого лакомого кусочка, положенного в блюдо, которое обычно собаке не по вкусу, подчас достаточно, чтобы сделать пищу съедобной. Именно таким способом удается заставить избалованную собаку есть пищу, к которой она совершенно равнодушна, если только по настоящему не проголодалась. Но на вкусовые добавки собака реагирует иначе, чем человек. Например, горькое лекарство, подложенное в пищу, которое у человека вызвало бы только отвращение, отнюдь не всегда влияет на собачий аппетит. Однако не следует полагать, что все вещества, которые, на наш взгляд, лишены запаха и вкуса, воспринимаются подобным же образом собакой. Как раз наоборот: пример собак, с поразительной точностью отыскивающих наркотики, доказывает, что вещества, которые, по нашим меркам, практически не имеют запаха, для собачьего чутья пахнут остро. Кусочек сахара, оброненный кем-то из нас на пол, собака обычно отыскивает глазами. Но вполне допустимо, что его запах или запах от ладони человека помогли ей сориентироваться, хотя чаще всего собака полагается на зрение — оно и неудивительно: белый сахар легко заметен. Известно, что собаки охотно едят также очень соленую пищу, скажем мясо или рыбу. Быть может, это указывает на то, что порой запах для них гораздо важнее, чем вкус.

Большинство комнатных собак ест в основном ту же пищу, что и человек, и им этого вполне достаточно. Но вместе с тем собаки с явным удовольствием едят сырое мясо, внутренности и сырую пресноводную рыбу. Кроме того, они с необыкновенной жадностью проглатывают такие продукты, которые у человека вызывают отвращение, и мы бессильны помешать собаке съесть, что она при случае захочет. Разумеется, нетрудно избаловать свою собаку настолько, что она станет есть одни только любимые кушанья, не притрагиваясь ко всему остальному. Но если животное на несколько дней лишить всякой пищи, оно будет готово есть что угодно.

Известно также, что весьма привередливая собака, даже не будучи по-настоящему голодной, способна съесть на улице нечто совсем нежелательное. Что ж, воспитание не всегда гарантирует, что собака будет есть только приготовленную нами пищу.
Какие чувства для собаки важнее?
Любое, даже небольшое беспокойство, как и предвкушение чего-то приятного, заставляет собаку заняться наблюдением. На улице она в этом случае «включает» все три основных чувства: зрение, слух и обоняние. Одновременно она стремится найти положение, при котором можно будет использовать их с наибольшим эффектом. В зависимости от окружения и характера действия в данный момент собака либо переходит в более выгодное для наблюдения место, либо остается на прежнем, но продолжает зорко следить за происходящим. На поведении собаки, вынюхивающей воздух в наблюдательной позиции, мы подробнее остановимся в соответствующем разделе. Все многообразные действия животного, связанные с наблюдением, вынюхиванием и прислушиванием, рассматриваются в разделе «Инстинкты и их механизм». Здесь же отметим, что информация, получаемая собакой посредством обоняния, для нее важнее той, которую она получает с помощью зрения. Слуховая информация также оказывается важнее зрительной. Собака, если можно так выразиться, более всего доверяет своему носу и менее всего — глазу.

Удачной, хотя, быть может, и несколько преувеличенной, иллюстрацией сказанного может служить поведение моего скотч-терьера, когда я предстал перед ним в совершенно необычной одежде. Если еще издали по запаху пес определял, что приближающийся странный тип его хозяин, он не выказывал никаких признаков агрессивности. Если же у него не было возможности меня почуять, но он слышал знакомый голос, то сначала проявлял некоторую нерешительность, а затем, «взвесив» все «за» и «против», кидался навстречу и приветствовал меня радостнее обычного. Только по лицу собака узнавала меня всего метрах в десяти, но все еще сильно колебалась, пока не оказывалась совсем рядом, и тогда чутье подтверждало правильность ее визуальных наблюдений. Подобное состояние нерешительности на человеческом языке можно, пожалуй, выразить так: «Это все же должен быть мой хозяин, пусть даже он одет совсем не так, как обычно». И еще один пример важности обоняния. Собака заметила и, судя по всему, еще издали признала меня, когда я направлялся к ней на лыжах. Несмотря на это, побежав мне навстречу, она свернула несколько в сторону и, только вдохнув воздух с подветренной стороны, убедилась, что перед ней действительно хозяин.

Реакции собаки подчинены еще одному важному правилу: животное в первую очередь реагирует на ту информацию, полученную от органов чувств, которая имеет для него наибольшее значение. Это наблюдается и тогда, когда информация скудна и недостаточна. В тех случаях, когда зрение и слух не дают собаке сведений, которые на основе прошлого опыта ассоциируются у нее с ситуациями, вызывающими сильное возбуждение, волнение или любознательность, главным фактором, определяющим ее чувства и поведение, становится обоняние.

В таком характере поведения, несомненно, заложен глубокий смысл: благодаря ему гарантируется готовность собаки совершать целенаправленные действия и в тех случаях, когда информация о возможной опасности у нее неполная. В обстановке, когда обоняние не дает достаточно нужных сведений, собака, заслышав непривычный звук, тотчас занимает наблюдательную позицию. В городской квартире она в таких случаях вскакивает на подоконник и оттуда обозревает происходящее на улице. Визуальное наблюдение при этом подкрепляется очень настороженным прислушиванием.

Оказавшись на каком-нибудь островке, собака тоже в значительной степени полагается на зрение: услышав шум из севшей где-то вдали на мель лодки, она бросается к своему наблюдательному пункту — его расположение обычно обеспечивает наилучший обзор источника звука. Замечено, что у многих собак во дворе всегда одна и та же лежка. Помимо хорошей защиты от ветра и достаточной освещенности с собачьего «наблюдательного пункта» должна хорошо просматриваться территория, на которой, по наблюдениям собаки, чаще всего происходят всевозможные события. Чувствительные и пугливые собаки плохо переносят темноту: даже в хорошо знакомой обстановке их порой настораживает какой-нибудь слабый звук, в котором чутье и глаз не позволяют сразу разобраться. С ворчанием и тихим лаем собака с опаской приближается к источнику звука. Несколько минут она смущенно смотрит туда, где прожужжало насекомое или вспорхнула птица, и, лишь тщательно обследовав место, успокаивается. Но прежде чем она решилась на осмотр, должно было пройти какое-то время.

II. Врожденные типы поведения собаки
Множество типов поведения и движений собаки относятся к инстинктивным. Для понимания образа жизни животного требуется знание некоторых основных положений этологии — науки, изучающей поведение живых существ. С этой целью ниже мы вкратце рассмотрим само понятие инстинктивных действий, а также сферу и механизм их проявлений.

Тем читателям, кто интересуется результатами исследований по этологии, можно порекомендовать ознакомиться с ними более углубленно, благо в последние годы вышло немало полезных книг по этой тематике. Знание поведения животных дает множество интересных поводов для сравнения с человеком, благодаря чему эта бурно прогрессирующая область биологии помогает нам лучше понять самих себя.
Инстинкты и их механизм
Этологи разделяют движения животных на две основные группы: первую составляют собственно инстинктивные движения, вторую — ориентирующие или управляющие движения. Управляющие движения определяют позу животного, направления или ориентацию по отношению к определенным раздражителям. Управляющими факторами могут, быть, например, сила тяжести, свет, звук, какое-то другое животное или предмет. Управляющие или ориентирующие движения бывают врождёнными или приобретенными, тогда как инстинкты и инстинктивные движения всегда врожденные. Все представители одного вида животных в аналогичных условиях совершают их в принципе совершенно одинаково, и это в такой же мере отличительные признаки данного вида, его возрастные или половые признаки, как и присущие отдельным видам анатомические или физиологические особенности, их окраска и т. п. В определенной ситуации каждая особь одного пола и одной возрастной группы ведет себя одинаково: совершает какую-то серию движений, подает определенные звуковые сигналы и т. д. Каждое подобное инстинктивное действие, которое может быть либо совсем простым, либо состоять из целого набора слагаемых, вызывается одним или несколькими определенными раздражителями, являющимися его «пусковым механизмом». Утверждают, что в центральной нервной системе для каждого инстинкта имеется собственный механизм, чувствительный лишь к определенному набору раздражителей. Эту комбинацию раздражителей называют ключевым раздражителем инстинкта, который к «пусковому механизму» подходит, как ключ к замку. Но так (весьма схематично) все выглядит в теории. В действительности же различные породы собак или подвиды диких животных могут отличаться друг от друга по врожденным способам поведения. Кроме того, у представителей всех высших видов животных имеются и характерные индивидуальные черты, которые могут заметно влиять на преобладание и степень проявления некоторых инстинктов.

Ключевые раздражители инстинктов воспринимаются зрением, слухом, обонянием, осязанием: Обычно на эти раздражители животное реагирует с момента рождения (при условии, конечно, что физиологическое состояние достигло на этой стадии соответствующего уровня). Однако и приобретенные комбинации раздражителей также действуют в качестве ключевых. На практике подчас трудно провести четкую границу между врожденным и приобретенным «пусковым механизмом». Во многих случаях обучение как раз и означает образование связи между каким-то характерным для данной ситуации раздражителем и важным для животного в этом случае инстинктом. Путем обучения животное начинает реагировать на комбинации раздражителей какого-то инстинкта, которые от рождения «не значат для него ровным счетом ничего», но условия, в каких находится данная особь, связаны с важными для него событиями и ситуациями. Известно множество примеров того, как разные ключевые раздражители с рождения «запускают» один и тот же инстинкт. Бегство, а также еда — вот инстинкты, которые связаны с самыми разными ключевыми раздражителями. В тех случаях, когда несколько раздражителей вызывают один и тот же рефлекс, но какой-то из них не проявляет себя достаточно интенсивно, довольно даже небольшого усиления другого раздражителя, пробуждающего этот инстинкт, чтобы последний «заработал» в полную силу.

Если при наличии всех условий (гормональное и физиологическое состояние, возраст и пр.) у животного по каким-то причинам длительное время не проявлялся тот или иной инстинкт, величина запускающего его раздражителя начинает падать. В таких случаях принято говорить о падении величины порога раздражителя, необходимой для пробуждения инстинкта. В результате и очень слабые раздражители могут привести инстинкт в действие. Некоторые исследователи даже утверждают, что часть инстинктов может в конечном счете полностью «излиться» и без воздействия соответствующих раздражителей либо под влиянием таких раздражителей, которые в обычных условиях вообще не способны вызвать данную инстинктивную реакцию.

Функцию ключевых раздражителей инстинктов, регулирующих отношения между отдельными особями вида и обеспечивающих успешное размножение, выполняют голос, движения, поза, запахи и другие характеристики данного вида. Хищные виды своим внешним обликом, голосом, движением и прочими проявлениями жизнедеятельности вызывают у своих жертв защитные инстинкты. Нередко животное, совершая инстинктивное действие, одновременно демонстрирует на своем туловище контрастирующее пятно, стимулирующее проявление инстинкта, превращая его тем самым в эффективный раздражитель для ответной реакции у другой особи. Помимо демонстрации цветовых пятен часто животное с той же целью издает специфические звуки, использует выделения пахучих желез или же совершает характерные движения.

Со многими инстинктами у живого существа связано «приятное» чувство. Так, и человек, и животное с удовольствием принимают пищу, строят жилище, любят себе подобных и т. д. Не удивительно, что живое существо испытывает потребность проявить подобные, доставляющие удовольствие инстинкты. Хорошим примером служит преобладающий интерес собаки ко всему, что связано с охотой и добыванием пищи. Конечное инстинктивное действие, к которому стремится собака, — это прием пищи, и тот набор действий, которые она вынуждена совершать в поисках, преследовании и поимке своей жертвы, обусловлен преимущественно чувством голода, хотя подстегивается и другими инстинктами. В желании собаки отправиться вместе с хозяином на охоту или самостоятельно побегать по лесу, безусловно, проявляется стремление совершать действия, соответствующие, охотничьему инстинкту.

Если какое-то действие, вызываемое инстинктом, раз за разом повторяется, то собака, почти как правило, начинает все меньше реагировать на его раздражитель. Однако другой раздражитель данного инстинкта будет по-прежнему проявлять себя в полную силу. Чаще всего ослабление инстинкта связано не с усталостью мышечной системы животного, а с усталостью механизма действия центральной нервной системы и соответственно с отказом реагировать на многократно повторяющийся раздражитель. Такое явление можно скорее всего объяснить привыканием. Если какое-то раздражение, понуждающее, например, животное к побегу, повторяется часто, но, несмотря на это, не возникает сколько-нибудь опасной ситуации, то животное постепенно перестает реагировать на данный раздражитель. И вот оно уже становится «безразличным», скажем, к шелесту ветра в ветвях деревьев, к шуму волн или к звукам от передвижения других, не опасных для себя животных, как и к самому их появлению. Важна не только целенаправленная реакция, очень важно научиться действовать быстро и эффективно в тех случаях, когда это диктуется необходимостью. Именно такого принципа животное придерживается, например, в выборе пищи. Ясно, что бессмысленно реагировать на все движущиеся предметы: ведь не все, что движется, оказывается съедобным, как и не относится к категориям «особь своего вида» или «враг». Однако все маленькие щенки реагируют на движущиеся предметы почти одинаково; только постепенно, познавая и привыкая, они начинают реагировать на них избирательно.

Инстинктивные действия проявляются сильнее по мере роста и созревания животного, и, будучи стимулированы посредством присущего им раздражителя, они чаще всего «разряжаются» во всей совокупности. Некоторые из них не в состоянии изменить факторы обучения, зато гормональное и физиологическое состояния и упитанность особи заметно влияют на саму возможность проявления инстинкта.

Тот, кто достаточно близко общается с собаками — будь то кобель или сука, выхаживающая щенков, — может воочию наблюдать проявление большинства собачьих инстинктов. Однако некоторые характерные для собаки инстинкты в условиях домашней жизни проявляются настолько редко, что зачастую остаются вне поля нашего зрения.

Владельцы собак далеко не всегда правильно воспринимают поведение своих любимцев. Так, человек, недостаточно хорошо знающий факторы, которые определяют поведение животного, нередко склонен объяснять поведение своей собаки рассудительностью, основанной на разумном мышлении, тогда как на самом деле речь идет о самом типичном проявлении инстинктов. Очень многие инстинкты наиболее целенаправленно проявляются именно в обычной ситуации. Однако такая же картина до мельчайших подробностей может порой наблюдаться и в тех случаях, когда в этом нет никакой необходимости. Сведущему человеку нетрудно понять, что действия животного были продиктованы инстинктами, а отнюдь не разумным мышлением. Внешне же создается впечатление, что животное владеет и управляет своими действиями так же, как человек управляет теми своими действиями, в основе которых лежит разум. Нередко владельцы считают свою собаку «умственно отсталой» на том основании, что она порой совершает действие, не отвечающее данной ситуации и, казалось бы, просто бесцельное. На самом же деле ключевой раздражитель инстинкта, пробуждающего это действие, вполне мог существовать и в такой ситуации, хотя, может быть, слабой или трудно различимой форме.

Поведение, обусловливаемое специфичными сильными раздражителями, доводится до конца и может повторяться, если раздражитель по-прежнему проявляется столь же сильно. Но, как уже отмечалось, воздействие раздражителя может иногда постепенно ослабляться, если сама инстинктивная деятельность продолжительное время не приводит к определенной цели. Эта проблема весьма сложная, и на нее нет однозначного ответа. Почему, например, реакции бегства, вызываемой, безусловно, врожденным механизмом действия, требуется и нечто такое, что действительно обращает животное в бегство, а не просто кратковременный раздражитель, вызывающий страх?

В тех ситуациях, когда раздражители двух, а иногда и нескольких противоположных по своему характеру инстинктов существуют в сильной форме одновременно, можно наблюдать, как животное проявляет совсем другое инстинктивное движение, для которого направленные раздражители никак не являются «пусковыми». Подобные действия называют смещенной реакцией. Они могут быть частями какой-то функциональной цепи или же целыми функциональными цепями. Очень характерными смещенными реакциями для собаки являются, например, следующие. Приветствуя своих хозяев, многие собаки от восторга обнажают зубы. Такую гримасу можно было бы принять за подобие улыбки. Но такое объяснение неверно: ведь гримасничанье — существенный элемент агрессивного состояния собаки. Если бы собаке было позволено вести себя так, как ей хочется, то как раз в описываемой ситуации она лизала бы хозяину руки, а с еще большим удовольствием и лицо (характерный для нее способ приветствия) и прыгала бы к самому лицу хозяина, норовя лизнуть его. Но от подобных действий животное отучено. Так противоречивая ситуация порождает гримасу, которая в данном случае является для хозяина достаточно надежным признаком того, что собака ему рада. Кроме того, лай, вой, бег и разнообразные по характеру игры проявляются у собаки в форме смещенных реакций. Из всех этих действий наиболее распространено позевывание. Оно случается при состояниях, вызванных самыми разными раздражителями. Мы далеко не всегда можем заметить или почувствовать, какие ключевые раздражители вызывают у собаки те или иные действия. Поэтому мы не можем быть до конца уверены в том, что действия, которые могли бы рассматриваться нами как смещенные реакции, действительно являются таковыми.

Настроение собаки очень сильно влияет на ее чувствительность к различным раздражителям. Довольно часто собака особо чувствительна к раздражителям, которые больше всего соответствуют ее настроению в момент их действия. Вместе с тем раздражители, не отвечающие настроению собаки, могут не восприниматься ею, если только они не очень сильны. Собака в период полового влечения или выхаживания щенков чрезвычайно чувствительна ко всем раздражителям, влияющим на проявление половых или материнских инстинктов, и в то же время крайне слабо реагирует на раздражители, которые в обычных условиях вызвали бы действия, направленные, например, на поимку добычи. Даже прием пищи для животного, над которым довлеет половое влечение, отходит на второй план. Нередко пища, которая в обычных условиях сильно привлекает собаку, — так и остается в миске нетронутой. Впрочем, здесь можно усмотреть аналогию с поведением человека.

Сука, ухаживающая за новорожденными щенками, нередко проявляет агрессивность по отношению к посторонним людям, а к незнакомым собакам она чаще всего просто враждебна. Таким образом, уход за новорожденными может сопровождаться агрессивностью, хотя она, разумеется, никак не является неотъемлемой частью поведения, необходимого для выхаживания потомства.

Одна и та же реакция или одно и то же движение могут проявляться одинаково в самых разных положениях. Подобная идентичность реакций в различных ситуациях порой приводит к полному переходу какой-то реакции из одной сферы деятельности в другую. Это бывает прежде всего в тех случаях, когда интерес собаки к тому или иному событию не очень велик. Если же вдруг появляется раздражитель, способный вызвать ту же реакцию в другой, более интересной для собаки сфере деятельности, то животное легко и полностью переключается на совершение функций именно этой сферы. Следовательно, более сильный инстинкт способен направить деятельность собаки в совершенно иное русло. Наглядным примером служит игра двух-трех собак с каким-нибудь незначительным предметом, когда они, игриво поворчав друг на друга, возбуждаются до такой степени, что затевают настоящую драку. Случается, что во время преследования собака неожиданно начинает совершать действия, которые тоже сопровождаются быстрым бегом, но отнюдь не являются игрой. Смысл таких ситуаций неясен. Не следует забывать, что различные особи относятся к происходящему по-разному. Пожалуй, можно было бы выразиться так: подчас собака, побуждаемая собственными действиями, вдруг вспоминает другую ситуацию, которая занимает ее воображение сильнее, и продолжает действовать в другой функциональной цепи, зафиксированной в ее памяти в форме отдельных компонентов сферы деятельности, а не так, как это было обусловлено первоначально.

Очень слабый раздражитель часто приводит к неполной инстинктивной деятельности. Животное совершает, вероятно, лишь первые инстинктивные движения или их начальную часть, которые также могут быть неполными. В тех случаях когда физиологическое состояние или возраст животного еще не позволяют совершить какое-то действие, инстинктивная реакция может оказаться неполной, хотя само раздражение сильное. Такие начальные стадии неполных инстинктивных действий называют начальными движениями. Разумеется, речь в данном случае идет о начальном этапе инстинктивной деятельности, а не о настоящем инстинктивном движении.

Довольно значительная часть инстинктов собаки и ее действий проявляется только в виде начального движения. Эти движения в свою очередь могут быть раздражителями, которые у других собак вызывают то же или иное поведение, характерное для данной ситуации. Переводя все сказанное на человеческий язык, можно заключить, что собака отлично «понимает» значение начальных движений. Многие из них известны животному с рождения, другие оно очень, быстро познает на практике. Отношения между собой собаки выясняют обычно посредством различных движений и звуков, с помощью которых они выражают свои настроения и намерения. Движения и позы, демонстрируемые при этом собакой, весьма характерны, и их можно считать начальными движениями, которые ассоциируются с дракой, бегством или повиновением. Бесспорно, наша собственная способность разбираться в реакциях и настроениях собаки основывается на наблюдениях за ее начальными движениями и разнообразными оттенками голоса — именно в этом и находится ключ к правильному толкованию поведения собаки.

Каждый любитель собак должен знать, что настроения собаки во многом напоминают человеческие. Однако мы не представляем себе точно, что в тех или иных случаях ощущает животное. Ясно одно: настроения и их физиологическая подоплека у всех высших позвоночных, а значит, и у человека, и у собаки очень схожи между собой. Но только человек — и в очень примитивной форме, вероятно, еще человекообразные обезьяны — способен посредством мышления анализировать причины своего настроения и изыскивать способы повлиять на него в конкретной обстановке. Ведь именно мысль человека в значительной мере подвержена настроению, настроение же не всегда поддается осмыслению. У собаки возможные ассоциации, очевидно, связаны с пришлым опытом, на котором покоятся ее настроения или физиологическое состояние.
Каталог: wp-content -> uploads -> 2013
2013 -> Учебно-методический комплекс специальность 030301. 65 «психология» калининград 2010
2013 -> Учебно-методический комплекс психология здоровья направление 030300 Психология Квалификация выпускника бакалавр Калининград
2013 -> Модуль «фармацевт-токсиколог» учебно-методический комплекс
2013 -> Бен Голдакр обман в науке
2013 -> 1. Предмет, задачи и методы патопсихологии. Значение патопсихологических исследований для общей психологии и психиатрии Патопсихология, наряду с соматопсихологией и нейропсихологией, является составной частью клинической психоло
2013 -> Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Научные руководители
2013 -> Влияние алкоголя на организм человека
2013 -> «Саратовская межобластная ветеринарная лаборатория» (фгбу «Саратовская мвл») Общие положения


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница