Галина Владимировна Гуровец Психопатология детского возраста


 Синдром патологического фантазирования



страница10/22
Дата23.04.2016
Размер1.75 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22

5. Синдром патологического фантазирования

Синдром патологического фантазирования представляет собой неоднородную группу состояний, общим для которых является их тесная связь с болезненно измененным воображением (фантазированием) ребенка, сочинение неправдоподобных историй, в которые он верит. Патологическое фантазирование встречается как у детей, так и у подростков, в связи с чем оно не может быть отнесено к проявлению какого либо одного уровня нервно психического реагирования. Эта группа синдромов описана в работах Г.Е. Сухаревой, 1955; В.Н. Мамцевой, 1964 и др.

Склонность к фантазированию, как одно из проявлений воображения, свойственно здоровым детям. Особенно ярко оно выступает в играх и мечтах ребенка. Живость воображения и связанная с ним склонность к фантазии в детском возрасте отчасти обусловлена неустановившимися взаимоотношениями ребенка с окружающей средой, с относительной слабостью абстрактного мышления, деятельность которого с возрастом подчиняет себе воображение. В связи с незрелостью психики ребенка грань между образами фантазии и реальностью у него не столь четкая, как у взрослого (Г.Е. Сухарева). Эти особенности детской психики обеспечивают относительную легкость возникновения не только обычных, не болезненных, но и патологических фантазий в случае расстройства психической деятельности.

В отличие от подвижных, быстро меняющихся, тесно связанных с реальностью фантазий здорового ребенка, патологические фантазии характеризуются необычайной стойкостью, малой подвижностью, нередко оторваны от реальности, причудливы по содержанию, часто сопровождаются нарушением поведения и явлениями дезадаптации.

Возникновение патологического фантазирования можно наблюдать уже у детей 3 5 летнего возраста. В этих случаях оно выражается в виде своеобразной, необычной для здоровых детей игровой деятельностью, которая в зависимости от характера заболевания, особенностей личности ребенка и среды, в которой он растет, может проявляться в разных формах.

Наиболее распространенной формой патологического фантазирования является перевоплощение. При этом ребенок на какое то время, иногда довольно длительное, перевоплощается в тот или иной образ, например, животного (волк, заяц, кошка, собака), какого либо персонажа из сказки или прочитанной книги, иногда в образ выдуманного фантастического существа или неодушевленный объект. Г.Е. Сухарева приводит пример из своих наблюдений, когда к ней обратилась мать с мальчиком пяти лет, который считал себя собакой, лаял в ответ на вопрос «Как тебя зовут?», спал под кроватью, лакал из миски. В кабинете у врача сидел под столом, на вопросы не отвечал, укусил врача за ногу, «чтобы она не думала, что он мальчик».

В этом случае резко меняется поведение ребенка в соответствии с его представлениями об облике и образе жизни данного существа или животного. Отвлечь детей от игры в созданный ими персонаж оказывается невозможным. Наблюдаются такие состояния при вяло текущих формах шизофрении, при хронически текущих энцефалитах. Как пишет Г.Е. Сухарева, в случаях вялотекущей шизофрении перевоплощение имеет особенно выраженный характер: ребенок в течение длительного времени не может быть возвращен к реальности, он целиком захвачен патологической игровой деятельностью, попытки отвлечь от нее вызывают у мальчика бурный протест с негативизмом, иногда даже агрессией. Для этих детей типичен также аутистический характер поведения, проявляющийся в том, что ребенок не замечает окружающих, не стремится привлечь к игре других детей, часто не вступает с окружающими в речевой контакт.

Игровое перевоплощение может наблюдаться также при психогенных расстройствах. В этих случаях перевоплощение носит характер гиперкомпенсации, реже оно может быть выражением истероидных реакций.

В случаях психогенных расстройств ребенок в игровой форме воспроизводит нереализованные желания и стремления, подавляет чувство неполноценности, неудовлетворенность своим положением. Так, слабый ребенок, которого все обижают, перевоплощается в волка, стучит зубами, становится сильным и злым существом, которого все должны бояться. В случаях истероидных реакций при перевоплощении ребенок принимает на себя образ то котенка, то принцессы, чтобы привлечь к себе внимание. Психогенное игровое перевоплощение всегда имеет содержание, связанное с определенной ситуацией и психологически понятное, оно отличается от перевоплощения при шизофрении, меньшей глубиной «ухода в изображаемый образ», меньшей степенью вовлечения ребенка, сохранением у него контакта с реальной ситуацией.

Другой формой патологической игровой деятельности представляют однообразные, стереотипные игры, имеющие сверхценный характер (В.Н. Мамцева). Эта форма нарушения может наблюдаться у детей в возрасте 2–3 лет и у дошкольников и характеризуется однообразными действиями с различными предметами, нередко не имеющими игрового значения: открывают и закрывают краны, стучат крышками, рвут бумагу на мелкие кусочки, раскладывают на полу веревочки и провода. В дошкольном возрасте дети собирают и играют с различными деревянными или металлическими предметами, не предназначенными для игры. Обращает на себя внимание тот факт, что во время игры дети разговаривают сами с собой, не отвечают на вопросы, раздражаются и сердятся, если их пытаются отвлечь от этого занятия. Стереотипные игры наблюдаются при вялотекущей шизофрении и при синдроме раннего детского аутизма.

У детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста патологическое фантазирование чаще выступает в форме синдрома образного патологического фантазирования, в основе которого лежат яркие образы воображения, мечты, приобретающие характер чувственно ярких представлений. Образные фантазии вызываются самим ребенком, который испытывает определенную потребность в них, а в процессе фантазирования переживает чувство удовольствия. Тематика образных фантазий разнообразна и зависит от возраста, окружающей среды и запаса знаний ребенка. В состоянии образного фантазирования одни дети могут сидеть тихо в одиночестве, в задумчивости, не производя никаких действий. Другие сопровождают фантазирование восклицаниями, разговорами с воображаемыми персонажами. Образное патологическое фантазирование может наблюдаться при вялотекущей шизофрении, шизоидной психопатии или шизоидной акцентуации характера.

Особую форму патологического фантазирования представляет фантазирование познавательного характера, основанное на сверхценном увлечении какой либо областью знаний. Наиболее ранним проявлением патологического фантазирования этого типа являются так называемые «пытливые» вопросы абстрактного содержания («зачем живут люди?», «откуда берется ветер?» и др.), тесно связанные с образными представлениями. По мнению В.Н. Мамцевой, эти вопросы близки к образным патологическим фантазиям. «Пытливые» вопросы возможны уже в возрасте 3–4 лет.

В пубертатном возрасте наряду с познавательными фантазиями наблюдается характерный для данного возраста синдром оговоров и самооговоров, связанных с повышенными и извращенными влечениями. Фантазии часто имеют детективно приключенческий характер, заполнены вымышленными деталями, именами участников событий. Многие подростки, рассказывая о различных необычных случаях из своей жизни, сами начинают верить в реальность своих похождений. Патологические фантазии в форме оговоров и самооговоров могут наблюдаться как при шизофрении, так и при некоторых пограничных состояниях.

Некоторые формы патологических фантазий, в частности, гиперкомпенсаторные образные, отвлеченные и другие психопатологические отклонения этого плана могут наблюдаться у детей и подростков с патологией формирования личности и акцентуацией характера.

Воспитателей могут заинтересовать фантазии ребенка, высказываемые в группе, особенности перевоплощений. Для педагога важно обратить внимание на длительность перевоплощения, дальнейшее поведение ребенка, его высказывание и отношение к другим детям.
Вопросы для самостоятельной работы:

1. Как связано фантазирование с возрастом?

2. Особенности фантазирования у практически здоровых детей.

3. Характеристика патологического фантазирования.

4. Особенности поведения детей при синдроме патологического фантазирования.

5. Различные виды патологического фантазирования у детей и подростков, назовите их.

6. Чем интересны формы фантазирования «познавательного» характера?

7. При каких заболеваниях могут наблюдаться формы патологического фантазирования?

8. Назовите методы психологического и педагогического воздействия при патологическом фантазировании.

6. Синдром раннего детского аутизма

Аутизм как нарушение общения, уход в себя, был впервые введен в психиатрическую клинику Е. Блейлером (1911) при описании больных шизофренией у взрослых.

Синдром раннего детского аутизма (РДА) был описан американским детским психиатром доктором Л. Каннером (1943) и независимо от него австрийским исследователем Г. Аспергером (1944) под названием «аутистическая психопатия».

Основными проявлениями синдрома, которые наблюдаются при всех его разновидностях, являются:

– выраженная недостаточность или полное отсутствие потребности в контакте с окружающими;

– эмоциональная холодность или безразличие к близким («аффективная блокада» по Л. Каннеру);

– страх новизны, любой перемены в окружающей обстановке;

– болезненная приверженность к рутинному порядку;

– однообразное поведение со склонностью к стереотипным движениям;

– расстройство речи, характер которого существенно отличается при разных вариантах синдрома (В.В. Ковалев, 1971).

Первые проявления раннего детского аутизма отмечаются в грудном возрасте в виде отсутствия «комплекса оживления», характерного для здорового ребенка 2 3 месячного возраста при контакте с матерью или другими близкими людьми. У аутичных детей не появляется улыбка при виде родителей, иногда отмечается отсутствие ориентировочной реакции на внешние раздражители, нет реакции готовности к совместной деятельности, дети не тянут руки к подошедшему взрослому. В раннем возрасте у этих детей отмечается нарушение сна в виде затрудненного засыпания, сокращенной продолжительности и уменьшенной глубины, стойкие расстройства аппетита с его избирательностью, отсутствие чувства голода, общее беспокойство и беспричинный плач (В.М. Башина, 1974; В.В. Ковалев, 1979).

В раннем детском возрасте дети бывают равнодушны к близким, не дают адекватной эмоциональной реакции на их приход и уход, как бы не замечают их присутствия. В то же время любое изменение окружающей обстановки (перестановка мебели, появление новой игрушки и др.) вызывают недовольство или бурную реакцию. Аналогичная реакция возникает при изменении режима дня, времени кормления или прогулок. Страх новизны, достигающий у таких детей значительной интенсивности, можно считать проявлением болезненно обостренного инстинкта самосохранения (М.Ш. Вроно, В.М. Башина, 1986).

С возрастом аутистические особенности проявляются в запаздывании речевого развития и ограничении речевого контакта, развивающаяся речь не носит коммуникативный характер: это речь для себя, дети произносят отдельные слова или словосочетания, ни к кому не обращаясь, выполняя при этом определенные действия.

Начиная с 2 3 летнего возраста у детей наблюдаются однообразные, стереотипные игры, имеющие сверхценный характер. Дети могут часами с большим упорством производить однообразные действия с различными предметами, нередко не имеющими игрового назначения: складывают на полу обувь и играют с ней, рвут бумагу и складывают обрывки ее в кучки, играют с веревочками или другими предметами домашнего обихода, но не играют с игрушками, заменяющими человека или животных (куклы, кошки, собачки и т. п.).

В дошкольном возрасте предметами монотонной игровой деятельности могут быть детали машин и приборов, а также некоторые игрушки, особенно легковые машинки. Как отмечает В.H. Мамцева (1995) дети настолько уходят в игру, что не обращают внимания на происходящее вокруг, не отвечают на вопросы, говорят сами с собой, раздражаются и сердятся, если их пытаются отвлечь от этого занятия. Интерес к предметам, не имеющим обычно игрового значения, являются выражением особой одержимости, в происхождении которой очевидна роль патологии влечений, близкой к нарушениям инстинктов, которые свойственны этим детям. Дети с синдромом аутизма активно стремятся к одиночеству, чувствуя себя лучше, когда их оставляют одних. Контакты с матерью могут быть различными: наряду с безразличным отношением, при котором дети не реагируют на присутствие или отсутствие матери, наблюдаются явления негативизма, когда ребенок относится к матери недоброжелательно и активно гонит ее от себя. Возможны и противоположные состояния, так называемые симбиотические формы контакта, при которых ребенок отказывается оставаться без матери, выражает тревогу в ее отсутствие, хотя никогда не проявляет к ней ласки (В.М. Башина, 1974).

Интересным представляется состояние моторных функций аутичных детей. С одной стороны, в состоянии моторики отмечается общая недостаточность, проявляющаяся в угловатости и несоразмеренности произвольных движений, неуклюжей походке, отсутствии содружественных движений, с другой – в возникновении своеобразных стереотипных движений: сгибание и разгибание пальцев рук, перебирание ими, потряхивание, взмахивание и вращение кистями рук, подпрыгивания, вращения вокруг своей оси, ходьбы и бега на цыпочках. Наблюдения за детьми выявило значительную задержку формирования элементарных навыков самообслуживания (самостоятельная еда, умывание, одевание и раздевание и т. д.). Обращает на себя внимание бедная, маловыразительная мимика, характерен «пустой, ничего не выражающий взгляд», а также взгляд как бы мимо или «сквозь» собеседника (Т. Питере, 2002).

Развитие речи происходит в одних случаях своевременно или даже в более ранние сроки развития ребенка, в других формируется с задержкой. Однако независимо от сроков появления речи отмечается нарушение ее коммуникативной функции: дети редко активно обращаются с вопросами, часто не отвечают на обращенную к ним речь или дают односложные ответы. Нередко встречается отставленное дословное воспроизведение ранее услышанного, так называемый фонографизм (В.В. Ковалев, 1979). Для детей с аутизмом характерны патологические формы речи: непосредственные и отставленные во времени эхолалии, неологизмы, вычурное скандированное произношение, необычная протяжная интонация, рифмование, применение в отношении самих себя местоимений и глаголов во 2 м и 3 м лице. Содержание речи отличается сочетанием примитивных форм (лепет, эхолалии) со сложными выражениями и оборотами, которые свойственны детям более старшего возраста и взрослым. У части детей наблюдается полный мутизм. В то же время может иметь место достаточно развитая «автономная» речь, разговор с самим собой.

Особенности эмоциональных реакций у детей с аутизмом в раннем и преддошкольном возрасте характеризуются бедностью проявлений, однообразием, выражаются в виде примитивных аффектов удовольствия, сопровождающегося иногда улыбкой, или неудовольствия и раздражения с монотонным плачем и нерезко выраженным общим беспокойством. Аффект удовольствия чаще всего возникает, когда ребенок остается в одиночестве и занят стереотипными играми. Аффект недовольства появляется при попытках окружающих проникнуть в их внутренний мир или при изменении сложившегося стереотипа их жизни.

Оценка уровня интеллектуального развития детей с ранним детским аутизмом (РДА) представлена в специальной литературе различными авторами, которые описывают детей благополучных, с легкой умственной отсталостью, и в половине случаев – с глубокой умственной отсталостью. По данным ряда авторов, дети, относимые к варианту раннего детского аутизма, выделенного X. Аспергером, отличаются либо нормальным интеллектом, либо интеллектом, превышающим среднюю возрастную норму, что, по видимому, может быть обусловлено его нозологической принадлежностью и клиническими особенностями основного заболевания.

Динамика синдрома раннего детского аутизма зависит от возраста. К концу дошкольного возраста у части детей нарушение инстинктов и проявление соматовегетативной недостаточности сглаживаются, постепенно исчезают стереотипные движения, эхолалия. У части детей улучшается коммуникативная функция речи, вначале в виде ответов на вопросы, а затем и в виде спонтанной речи, хотя еще длительно сохраняется частичная «автономность» речи, вычурность, употребление не детских оборотов и штампов, заимствованных из высказываний взрослых. У некоторых детей появляется стремление задавать необычные, отвлеченные, «заумные» вопросы, нередко имеющие сверхценный характер.

Видоизменяется игровая деятельность, которая приобретает форму односторонних сверхценных интересов, чаще отвлеченного характера. Дети увлечены составлением маршрутов транспорта, перечня улиц и переулков, коллекционированием и составлением каталогов географических карт, выписыванием газетных заголовков и т. п. Подобная деятельность отличается особым стремлением к схематизму, формальному регистрированию объектов, объявлений, стереотипному перечислению цифр, наименований.

По поводу механизмов возникновения раннего детского аутизма высказываются различные точки зрения. Так Л. Каннер (1966) видел основу возникновения аутизма во врожденной недостаточности биологических механизмов, являющихся причиной «аффективной блокады», препятствующей установлению контактов с окружающими (В.В. Лебедев, М.Г. Блюмина, 1972).

X. Аспергер (1965) считал, что основная причина психических нарушений и расстройств поведения при раннем детском аутизме – первичная слабость инстинктов. Д.Н. Исаев и В.Е. Каган (1973) высказывают предположение о значении нарушения лобно лимбических функциональных связей в возникновении расстройства системы организации и планирования поведения.

Синдром раннего детского аутизма имеет разную нозологическую принадлежность и различную этиологию. Сам Л. Каннер относил детский аутизм к кругу «шизофренических расстройств», однако указывал на его относительную стабильность в отличие от шизофренического процесса. В.М. Башина (1974) и М.Ш. Вроно (1976) считают, что синдром Каннера можно рассматривать как своеобразную аномалию развития, выражение дизонтогенеза, связанного с шизофренией и проявляющегося либо в доманифестном или инициальном (начальном) периоде болезни, либо после невыявленного приступа шизофрении, перенесенного в возрасте до 3 лет. В западных странах синдром Каннера относят к умственной отсталости.

В этиологии синдрома Л. Каннера придается большое значение наследственно конституциональному и резидуально органическому факторам, а также неправильному воспитанию (эмоциональная депривация). Многие исследователи обращают внимание на то, что в генеалогическом исследовании семей, в которых выявлялись дети с аутизмом, отмечалась значительная семейная отягощенность (шизофрения, шизоидные личности). Ряд авторов (С.С. Мнухин, А.С. Веле нецкая, 1967; Д.И. Исаев, В.Е. Каган, 1973) придают значение органическому фактору, на который указывает частота у таких больных эпилептиформных судорожных состояний, а также роль перенесенных энцефалитов. На этом фоне у детей наблюдается стойкая задержка речевого и психического развития.

С.С. Мнухин (1968) считает, что органический или соматогенный вариант раннего детского аутизма относится к широкому кругу резидуально органических психических расстройств, связанных с остаточными явлениями ранних, прежде всего внутриутробных и перинатальных органических поражений головного мозга различной этиологии (инфекционной, травматической, токсической, смешанной). А также не исключается роль наследственного фактора.

Многие авторы отмечают, что наряду с предшествовавшей органической симптоматикой, пусковым механизмом аутизма могут быть реактивные состояния. В этих случаях необходимо проводить дифференциальную диагностику аутизма и реактивного состояния.

На консультацию был направлен мальчик Петя 5 лет с подозрением на аутизм.

Со слов матери: родители здоровы. Мать – врач, семья полная, дружная. Ребенок единственный, желанный. Мальчик рос здоровым и активным, хорошо контактировал с родителями и детьми в детском саду. По независящим от родителей условиям мальчика переводили из одного детского сада в другой.

Новая воспитательница приняла группу детского сада. Строгая по характеру, она требовала от детей дисциплины: все дети строем должны были пойти в туалет, затем помыть руки и сесть к столу. Один мальчик не успел сходить в туалет, а после обеда побоялся отпроситься и упустил мочу. Воспитательница поставила мальчика в центр круга и заставила всех детей ругать, оговаривать и дразнить его. После такой процедуры мальчик перестал говорить, ни с кем не контактировал, отказался ходить в детский сад.

При осмотре: ребенок сидит на руках у отца, держит крепко свою игрушку. Не говорит, контакт наладить не удается, прячет лицо. В домашних условиях родителям говорит, что в детский сад ходить не хочет, считает себя плохим, говорит, что его не любят. В процессе игры и беседы удается выявить, что у него есть один товарищ, с которым он играет. В беседе пользуется отдельными словами, хочет, чтобы ему читали книжки про сильных и смелых людей, сам приносит отцу книжки для чтения.

Учитывая анамнестические данные можно предполагать о случае глубокой психогенной реакции. Аутистические явления наслоились на выраженную психогению. Мальчик нуждается в длительном психологическом воздействии и наблюдении психиатра. С родителями и новым воспитателем проведена беседа о вовлечении ребенка в небольшие группы детей, с которыми он хотел бы контактировать, в трудовую деятельность, привлекать к занятиям физкультурой. В беседах с ребенком не вспоминать о случившемся, в случаях необходимости говорить, что это с каждым может случиться.

В настоящее время в дошкольные учреждения поступают дети с различными отклонениями в развитии, в том числе и с ранним детским аутизмом. Задачей воспитателя является умение организовать контакт с ребенком, привлечь его к игре, исходить из его интересов, чаще разговаривать с ним, обеспечивать комфортную обстановку для общения, избегать переутомления, обучению элементарным функциям самообслуживания, развивать запас общих представлений. Эти дети нуждаются во внимании, заботе и понимании их личностных особенностей.


Вопросы для самостоятельной работы:

1. Расскажите о возрастном аспекте проявления аутизма.

2. Охарактеризуйте особенности проявления аутизма в разные возрастные периоды.

3. Опишите состояние моторных функций у детей с аутизмом.

4. Расскажите об особенностях формирования речи и мышления у детей с аутизмом.

5. Раскройте особенности эмоциональных проявлений у детей с аутизмом.

6. Расскажите об этиологии раннего детского аутизма.

7. Опишите динамику раннего детского аутизма.

8. Расскажите о работе педагога в группе с детьми с проявлением аутизма.

7. Синдром дисморфофобии

В подростковом возрасте при нормальных физиологических условиях часто меняется внешность: рост и вес, формы и детали лица, фигуры. Многие подростки переживают эти изменения и стараются их преодолеть, занимаясь усиленно физкультурой, соблюдая определенную диету, консультируясь со специалистами в случаях бурного роста (вырос за лето) или отставания в росте, повышенной жировой упитанности и т. д. Однако эти переживания даже в случаях их сверхценного характера доступны коррекции, мало отражаются на поведении и социальной адаптации подростков, не сопровождаются отчетливыми идеями отношения и депрессивным настроением, т. е. не могут рассматриваться как завершенный синдром дисморфофобии.

Однако в подростковом возрасте наблюдаются болезненные реакции на изменение своего внешнего вида. Такое состояние определяется как дисморфофобии – болезненную идею мнимого или необоснованно преувеличенного физического недостатка.

Первое описание дисморфофобии как «страха телесной деформации» преимущественно у лиц молодого возраста, а также сам этот термин принадлежит итальянскому психиатру Е. Морселли (цит. по В.В. Ковалеву, 1979). Центральное проявление синдрома – идея физического недостатка сочетается с пониженным фоном настроения и идеями отношения, психопатологически не однозначна и может наблюдаться при разных заболеваниях: неврозах (неврозе навязчивых состояний, истерическом, ипохондрическом неврозе у подростков) и шизофрении (при вялотекущих формах, а также в начальной стадии приступообразной формы шизофрении).

Дифференциальной диагностикой может служить динамика психопатологической картины. Так, при невротических реакциях наблюдается монотематичность (одна тема: недовольство своим носом или ушами) высказываний и навязчивый характер дисморфофобических расстройств без перехода в бредовую настроенность. При невротических реакциях больной ищет помощи, его идеи поддаются психотерапевтическому воздействию.

О принадлежности синдрома дисморфофобии к шизофрении указывает:

– бредовый характер дисморфофобических переживаний;

– предрасположенность к генерализации жалоб («уродливы не только нос, но и губы, и мозг не такой, и весь он не такой, как все»);

– появление признаков психического автоматизма (изменение формы и функции тела и его частей осознаются как зависящие от постороннего влияния, чаще всего от влияния матери);

– бредовая настроенность, подозрительность, враждебность к окружающим, в частности, к близким родственникам;

– уход в себя, недоступность, аутистическое поведение;

– специфические расстройства мышления, эмоциональное притупление (К.А. Новлянская, 1964; М.В. Коркина, 1974).

Особым вариантом синдрома дисморфофобии является «синдром нервной или психической анорексии», психопатологическую основу которого составляют сверхценные убеждения в собственно чрезмерной полноте и связанное с ним выраженное ограничение в приеме пищи вплоть до отказа от нее. Некоторые авторы подчеркивают, что в большинстве случаев у этих детей и подростков в детском возрасте был плохой аппетит, их кормили насильно. В ряде случаев анорексия носит показной характер: «не буду кушать, умру вам назло, если не выполните мои желания», в данном случае анорексия носит истероидный характер. Возможен вариант анорексии на начальных этапах вялотекущей формы шизофрении.

Под нашим наблюдением находился мальчик Ваня, 12 лет с жалобами родителей на то, что он отказывается от еды «чтобы похудеть». Со слов матери: мальчик рос и развивался нормально. В школе наш пациент учился хорошо. Мальчик по внешнему виду был плотного телосложения с повышенно жировой упитанностью. Однажды на уроке физкультуры учитель сделал ему замечание, подчеркнув, что у него не получаются упражнения потому, что «он толстый». После этого замечания мальчик решил «похудеть» и перестал есть. Однажды в школе во время урока у Вани возник голодный обморок, ему была оказана первая помощь и рекомендовано родителям обратиться к педиатру и психиатру.

При обследовании пациент обратил на себя внимание бледностью кожных покровов, пониженным питанием. Со стороны нервной системы была выявлена минимальная мозговая дисфункция, гипертензионный синдром. Отмечались приглушенные тоны сердца.

Из беседы с мальчиком выяснилось, что он все время думает о своем внешнем виде. Замечание педагога подвели к мысли о том, что необходимо меньше есть и заниматься физкультурой, чтобы похудеть. Эти мысли занимали все время, он перестал спать, у него появились головные боли. Он убежден в том, что он «толстый» и это мешает ему быть таким, как все, что на него обращают внимание. Разубедить мальчика о том, что отказ от еды подрывает его здоровье, в беседе не удавалось. Необходимо было стационирование. Мальчик был помещен в больницу, прошел курс лечения. После выписки дома начал употреблять пищу, улучшилось самочувствие.

При контрольном посещении врача мать рассказала, что Ваня употребляет полный рацион, предписанный врачом, но после еды производит расчет калорий в съеденной пище. В зависимости от числа калорий, он набирает книги в сумку (определенный вес) и идет дальнее расстояние пешком в школу, чтобы компенсировать полученные калории. Все свободное время подросток тратит на расчет калорийности пищи и необходимости ее реализации.

В данном случае на начальном этапе заболевания можно было предположить о невротическом варианте болезни, возникшем после замечания педагога в присутствии всего класса. В дальнейшем навязчивая мысль перерастала в бредовую настроенность и не исключала варианта вялотекущей шизофрении. Мальчик продолжал наблюдение у психиатра и получал соответствующее лечение.

Приведенный случай показывает сложность дифференциальной диагностики при отказе от еды между навязчивыми состояниями невротического генеза и вялотекущей шизофрении, возникла необходимость длительного наблюдения.

Высказывания педагога о повышенной жировой упитанности ученика были провоцирующим моментом для возникновения навязчивых состояний. Педагогам необходимо учитывать, что некорректные высказывания о внешнем виде ребенка в присутствии других учеников могут вызвать различную реакцию со стороны учащихся.


Вопросы для самостоятельной работы:

1. Чем обусловлено возникновение синдрома дисморфофобии?

2. Что такое «анорексия» и ее особенности в детском возрасте и у подростков?

3. Особенности работы воспитателя и психолога в случаях дисморфофобии, анорексии у детей и подростков.

4. Проявление дисморфофобии у подростков и ее влияние на состояние подростка.

8. Церебрастенический синдром

Наиболее распространенными последствиями мозговых травм, инфекций и интоксикаций являются церебрастенические состояния, которые характеризуют церебрастенический синдром. Этот синдром раздражительной слабости включает, с одной стороны, повышенную утомляемость, истощаемость психических процессов, а с другой стороны – повышенную раздражительность, готовность к аффективным вспышкам.



Церебрастенические состояния после перенесенных детских инфекций приводят к значительному снижению активности ребенка, повышенной утомляемости и истощаемости, нестойкости активного внимания, ослаблению памяти. Особенно выраженные астенические состояния наблюдаются после цепочки детских инфекций, когда одна инфекция следует за другой, ослабляя защитные силы организма и особенно нервной системы. В этих случаях при недостаточной лечебно педагогической помощи у ребенка может сформироваться задержка речевого и психического развития.

Возникновение астенических симптомов на фоне органических поражений головного мозга придает церебрастеническим состояниям ряд особенностей: истощаемость внимания, затруднения мыслительной функции имеет более выраженный характер и сопровождается заметным и длительным снижением психической работоспособности, особенно при любой интеллектуальной нагрузке. Нередко отмечается снижение запоминания и удержание в памяти отдельных слов и понятий. В случаях посттравматической церебрастении более выражены аффективные нарушения: раздражительность приобретает характер взрывчатости, агрессии.

У детей и подростков часто наблюдаются изменения настроения: плаксивость, капризность, недовольство, иногда с оттенком тоскливости. У этих детей часто отмечается гиперестезия (повышенная чувствительность) к громким звукам и яркому свету, нередко наблюдаются преходящие расстройства сенсорного синтеза (нарушения схемы тела), которые более свойственны церебрастеническим состояниям в отдаленном периоде после перенесенных травм и нейроинфекций.

Нередко встречаются нарушения высших корковых функций в виде элементарной агнозии (трудности различения фигуры и фона в изображении), апраксии (расстройства заученных движений), нарушений пространственной ориентировки, недостаточности фонематического слуха (различения на слух сходных по звучанию фонем), что является причиной затруднений обучения в школе. С.С. Мнухин (1968) обозначил эти состояния как «синдромрезидуальной церебрастении с запозданием развития школьных навыков».

В структуру резидуально органических церебрастенических состояний в большинстве случаев входят более или менее выраженные расстройства вегетативной регуляции, сочетающиеся с элементами диэнцефального синдрома. Как правило, у детей с резидуальными церебрастеническими состояниями обнаруживается рассеянная неврологическая микросимптоматика (минимальная мозговая дисфункция – ММД), недостаточность тонкой моторики, асимметрия объема содружественных движений, односторонние пирамидные знаки. Частыми проявлениями церебрастении являются головные боли, усиливающиеся во второй половине дня, вестибулярные расстройства (головокружения, тошнота, чувство дурноты при езде на транспорте). У этих детей часто отмечаются явления внутричерепной гипертензии (повышенное внутричерепное давление), проявляющееся приступообразными головными болями, тошнотой, рвотой, головокружением. Признаки повышенного внутричерепного давления подтверждаются на рентгенограммах черепа и ЭХОграммах.

Симптоматика церебрастенического синдрома с годами постепенно сглаживается. Однако очередная травма или тяжелая инфекция могут обострить процесс, возникает декомпенсация, проявляющаяся усилением астенических симптомов, явлениями вазовегетативных (сосудистых) расстройств, включая головные боли, приступы головокружения и рвоты.

Наличие подобных симптомов у ребенка дошкольного возраста должно привлечь к себе внимание воспитателя детского сада и родителей для дальнейшего обследования ребенка, лечения, создания правильного режима дня, рационального и витаминизированного питания, чередования игр и занятий, отдыха и прогулок.

По мере необходимости дети могут быть направлены в специализированные отделения больницы или санаторно лесные оздоровительные учреждения. Как один из лечебных методов может быть предложена сонная терапия, которая обеспечивает длительный целительный сон на свежем воздухе, что обуславливает восстановление пострадавших функций нервной системы.


Вопросы для самостоятельной работы:

1. Расскажите о причинах возникновения астенического синдрома.

2. Охарактеризуйте клинические проявления астенического синдрома.

3. Что представляет собой «цепочка инфекций» и какое ее значение для возникновения астенического синдрома? Что представляют собой хронические болезни? Какие болезни относятся к хроническим заболеваниям? Их отличие от острых инфекций.

4. По каким проявлениям вы будете судить об астении у ребенка, по каким – об усталости?

5. В чем состоит медицинская и педагогическая помощь детям с астенией?

6. Какое значение имеет лечебный сон?

7. Расскажите о возможной профилактике астенических состояний.



9. Синдром расстройства сознания



Сознание – это высшая форма идеального отражения реально существующего мира, возникшая у людей в процессе общественно трудовой деятельности. Физиологической основой сознания является определенное состояние Высшей нервной деятельности – наличие оптимальной возбудимости клеток коры головного мозга. Вся познавательная деятельность, оценка окружающей среды проходят на фоне ясного сознания, которое связано со всеми сторонами психики, поэтому расстройство сознания быстро изменяет течение мыслительного процесса.

Потеря сознания сопровождается утратой всех форм психической деятельности и нарушением взаимодействия внешней среды и организма.

Расстройство сознания бывает различных форм и степеней, во время которых мозг не воспринимает раздражения внешней среды или воспринимает их недостаточно. У больных резко ослаблена память, нарушено мышление. При глубоких степенях расстройства сознания угнетены все проявления высшей нервной деятельности. Жизнедеятельность организма поддерживается только за счет сохранности глубинных структур мозга.

Выделяют следующие степени и формы расстройств сознания: синдром оглушенности, делирий, аменция, онейроид, сумеречное расстройство сознания.

Первой формой расстройства сознания является синдром оглушенности. Различают три степени тяжести синдрома оглушенности.

Первая степень тяжести также именуется оглушенность, наблюдается при обморочных состояниях (расстройство мозгового кровообращения), голодном обмороке, легкой травме черепа, диабетических расстройствах. Это состояние называется «оглушенностью» потому, что с больным пытаются поддерживать речевой контакт, говорят громко, как с глухим, а больной шевелит губами, но слов его не слышно. После оказания первой помощи и улучшению состояния, больной говорит: «я вам кричал, говорил, где у меня находится лекарство, а вы меня не слышали». О некоторой степени расстройства сознания можно предполагать на основании того, что больной не помнит (амнезия) или смутно помнит, кто оказывал ему первую помощь и что с ним было. Такие состояния могут быть при обмороках (голодные обмороки, сердечная недостаточность, легкая травма черепа и др.).

Если больного не удается вывести из этого состояния и симптоматика нарастает, возникает вторая степень тяжести расстройства сознания, более глубокая, которая именуется «сопор». При сопорозном состоянии больной находится в лежачем положении, не реагирует на окружающую обстановку. Сохраняется только зрачковая реакция на свет и реакция на укол, сердцебиение и дыхание ослаблены. В этих случаях больного направляют в отделение реанимации, в котором проводится интенсивная терапия. Длительность сопорозного состояния может быть различной. В ряде случаев начальная фаза состояния оглушенности просматривается и больной обнаруживается в сопорозном состоянии, которое может быть разной степени выраженности.

В случаях нарастания симптоматики у больного проявляется третья степень тяжести расстройства сознания – коматозное состояние. «Кома» – это клиническая смерть, при которой исчезают и глубинные рефлексы: зрачковая реакция и реакция на укол, останавливается сердечная деятельность и дыхание. Клетки коры головного мозга очень чувствительны к кислородному голоданию, через 3–5 мин некоторые из них могут погибнуть, подкорковые образования и ствол мозга менее чувствительны и сохраняются более длительный период, поэтому оказание медицинской помощи (реанимация) требуются незамедлительно. В случае отсутствия достаточной помощи, через короткий промежуток времени клиническая смерть переходит в физическую, из которой больного вывести уже невозможно.

Коматозное состояние может наблюдаться в начальной фазе эпилептического приступа, при тяжелом заболевании диабетом, почечной и сердечной недостаточности, тяжелой травме и большой кровопотере. Коматозное состояние при эпилептическом приступе через 20 40 60 с переходит в сопорозное состояние, включается сердечная и дыхательная функция.

При срочных медицинских мероприятиях больной выходит из состояния комы в сопорозное состояние, в котором может находиться длительно под наблюдением медицинского персонала. Из сопорозного состояния больной переходит в состояние оглушенности и лишь спустя какое то время приходит полностью в сознание. Весь период расстроенного сознания не сохраняется в памяти, что называется «амнезия».

Второй формой расстройства сознания является делирий (горячка), который может наблюдаться как у детей, так и у взрослых на высоте интоксикации.

По своей этиологии делирий подразделяется на инфекционный и алкогольный. При инфекции интоксикация происходит за счет токсинов, выделяемых микробами, при алкоголизме интоксикация является следствием употребления больших доз алкоголя (химических веществ).

Инфекционный делирий может наблюдаться как у детей, так и у взрослых обычно при высокой температуре, чаще в ночное время. Ведущим является расстройство сознания. Ребенок не узнает мать, которая держит его на руках, зовет ее. На фоне расстроенного сознания ребенок произносит отдельные слова, из которых становится понятно, что он видит каких то жучков или другую живность (бред и галлюцинации), боится их, прижимается к матери или прячется под одеяло (страх и возбуждение). Аналогичные симптомы наблюдаются у взрослых при высокой температуре, чаще у мужчин.

Алкогольная интоксикация развивается при длительном употреблении больших доз алкоголя (на высоте запоя) и характеризуется также расстройством сознания, бредом, галлюцинациями, страхом и возбуждением. Длительность алкогольного делирия значительная. Галлюцинации всегда угрожающего характера. От страха больные куда то бегут, совершают различные противоправные поступки, о которых впоследствии ничего не помнят, нередко эти состояния заканчиваются смертью. К смертельному исходу приводят также поражение печени, поджелудочной железы, сердечно сосудистой системы. Алкогольный делирий может заканчиваться невосприятием алкоголя на небольшой период времени, после которого вновь возникает патологическое влечение к алкоголю.

Третьей формой расстройства сознания является аменция – спутанное сознание, возникающее после перенесенной тяжелой болезни с энцефалитическими явлениями и высокой температурой. После окончания температурного периода у больного отмечается дезориентация во времени и в пространстве (больной не знает, что с ним было и где он находится в настоящее время), переспрашивает у соседей по палате или медицинской сестры, как ее зовут, что она здесь делает, но не запоминает. Больные возбуждены, растеряны, склонны к слезам, много бессвязно говорят, пытаются встать с постели. У больных отмечается расстройство схемы тела: они не знают, где рука или нога, себя не обслуживают, они полностью утрачивают воспоминания о прошедшем периоде (амнезия), не запоминают настоящего, что указывает на тяжелое поражение коры головного мозга.

Четвертой формой расстройства сознания является онейроид – грезоподобное состояние, напоминающее яркое сновидение, отличающееся необычным фантастическим содержанием: больные совершают межпланетные путешествия, встречаются с жителями других планет, становятся участниками каких то сражений или событий давно прошедших эпох. Перед ними разворачиваются картины «гибели миров» и т. д. В этих случаях больной является участником ярких событий и их наблюдателем, при этом у него отсутствует критическое отношение к происходящему. Больные находятся как бы в сонном состоянии, глубоко погружены в мир внутренних переживаний. Воспоминания о прошедших событиях у них сохраняются и они могут о них рассказать. Онейроидные состояния наблюдаются при шизофрении и токсикомании.

Пятой формой являются сумеречные расстройства сознания, для которых характерно снижение или отсутствие ориентировки в окружающей обстановке, затруднения восприятия реальной действительности. Поле сознания сужено, круг представлений ограничен, возможны лишь элементарные действия. Встречаются три различные формы сумеречных состояний. К ним относится сомнамбулизм, или лунатизм, трансы (путешествия) и амбулаторный автоматизм.

При лунатизме больные могут ходить по комнате, передвигать предметы, выйти из комнаты, ходить по карнизу между этажами, причем в это время у них отмечается двигательная цепкость, движения их очень точны и координированы. Все действия больной производит автоматически. После возвращения в свой дом или свою комнату, человек засыпает и о прошедшем ничего не помнит.

При другой форме сумеречного расстройства сознания – трансах (путешествиях) – сужение поля сознания выражено меньше. В состоянии транса больные могут далеко уходить от дома, даже уезжать в другие города, поддерживать разговор, садиться в городской или загородный транспорт. Окружающие могут не заметить изменившегося состояния больного, так как больной поддерживает беседу. Иногда сумеречные состояния сознания сопровождаются аффектами страха, агрессией. Во время трансов больной может совершить нелепые и жестокие поступки, не сохраняя об этом воспоминаний. Наблюдаются трансы в промежутках между большими эпилептическими припадками и являются их эквивалентами (заменителями). После окончания приступа больные дезориентированы в месте и времени, они не знают, где находятся, как сюда попали и откуда приехали. Таким больным необходимо всегда иметь при себе паспорт или другой документ, в котором было бы учтено его местожительство и связь с родственниками.

В детском и младшем школьном возрасте наблюдаются расстройства сознания в форме амбулаторного автоматизма, когда у больного наступает кратковременное расстройство сознания, но он продолжает выполнять начатую работу (если ученик писал на доске, то он продолжает писать, переходя с доски на стену). После окончания приступа ребенок не знает, что с ним было. О прошедшем в памяти ничего не сохраняется. Амбулаторный автоматизм также является эквивалентом большого эпилептического приступа.

Все формы сумеречного расстройства сознания могут наблюдаться у больных эпилепсией или имеющих судорожную готовность, которая выявляется на электроэнцефалограмме (ЭЭГ).
Вопросы для самостоятельной работы:

1. Дайте определение «сознания».

2. Назовите причины расстройств сознания.

3. Какие виды расстройств сознания вы знаете?

4. Дайте характеристику трех степеней тяжести синдрома оглушенности.

5. Расскажите о делириозных расстройствах сознания.

В каких случаях они возникают?

6. В каких случаях возникает аменция и онейроид?

7. Какие особенности проявления сумеречных форм расстройства сознания?

8. Какую педагогическую помощь может оказать воспитатель и педагог детям с явлениями расстройств сознания?

9. Назовите заболевания, при которых могут наблюдаться сумеречные расстройства сознания.

10. Судорожный синдром

В раннем детском возрасте у детей, перенесших менингоэнцефалит в период внутриутробного развития или родовую черепно мозговую травму и асфиксию, нередко наблюдается судорожный синдром. В ряде случаев судороги возникают в роддоме, часто во время кормления ребенка (сосание в этот период является большой физической нагрузкой для новорожденного) или во время плача. Клиническая картина судорожного синдрома зависит как от характера заболевания, так и от возраста ребенка. У новорожденных судороги часто начинаются с локальных подергиваний мимической мускулатуры и распространяются на руку и ногу одноименной стороны. У детей грудного возраста судорожный синдром становится более отчетливым, уже можно выделить тоническую и клоническую фазу судорог. В структуре приступа преобладает тонический компонент, нередко судороги сопровождаются вегетативными симптомами (болями в животе, рвотой, повышением температуры).

С возрастом частота таких судорог становится реже. Иногда судорожные состояния возникают на фоне высокой температуры, указывая на следы старых травматических изменений в мозгу. У детей 2–3 года жизни и старше судорожный синдром характеризуется выраженными тоническими и клоническими судорогами.

Тонические судороги – короткие по времени. В этот момент наступает спазм гладкой и скелетной мускулатуры. Отмечается напряжение мышц: ребенок вытягивается, синеет, издает крик (спазм голосовой щели), прикусывает язык, упускает мочу и кал, останавливается или ослабевает сердечная и дыхательная функция. Тоническая судорога сменяется клонической, при которой происходят ритмичные сокращения в скелетной мускулатуре, включается сердечная и дыхательная функция. Длительность клонических судорог различна по времени и степени выраженности. После окончания судорожного периода наблюдается длительный, глубокий сон. Постепенно сон ослабевает и больной просыпается. О прошедшем периоде в памяти ничего не сохраняется.

В детском возрасте могут наблюдаться не одиночные приступы, а серия приступов, идущих один за другим, что носит название «эпилептический статус». Эти состояния представляют собой значительную опасность для жизни человека, так как может не включиться сердечная и дыхательная деятельность. В случаях начала судорожного приступа больной должен быть направлен в больницу для оказания ему необходимой медицинской помощи.

Судорожный синдром может протекать также по типу абсансов, которые характеризуются кратковременной остановкой взора.

Для грудного возраста также характерны приступы миоклонического типа (инфантильные спазмы). Как отмечает Л.Т. Журба (1981), такие приступы сочетаются с задержкой психомоторного развития.

В грудном возрасте также описываются фебрильные (на высоте температуры) и аффективно респираторные (во время плача) судороги, наблюдающиеся у детей с повышенной возбудимостью в возрасте 7 12 месяцев. В этих случаях судороги начинаются вслед за отрицательной эмоциональной реакцией на сильную внезапную боль или испуг. Ребенок начинает громко кричать, затем наступает задержка дыхания на вдохе, он синеет, затем бледнеет, запрокидывает голову назад, теряет сознание на несколько секунд. При фебрильных судорогах отмечается мышечная гипотония или тоническое напряжение мышц. Вслед за этим состоянием может развиться генерализованный (разлитой) тонико клонический припадок. Если до начала судорожного приступа внимание ребенка переключить, отвлечь на какой либо предмет или ситуацию, то приступа можно избежать.

Наличие судорожных состояний указывает на органические и функциональные нарушения в центральной нервной системе. Воспитателю необходимо знать, кто у нее в группе страдает судорожными состояниями (при редких судорожных состояниях дети могут посещать детский сад или школу), уметь оказать первую помощь ребенку во время приступа, если он начался во время занятий. Оказание первой помощи состоит в том, что ребенка необходимо поддержать и не допустить падения на пол, затем положить что нибудь мягкое под голову во избежание дополнительных травм. Очень важно не допустить во время клонических судорог за падения языка в дыхательное горло. Для этого необходимо повернуть голову на бок или специальным языкодержателем удерживать язык. После приступа ребенок нуждается в покое (желательно его перенести в медицинский кабинет, где будет наблюдение, так как приступы могут повторяться). После возвращения ребенка в группу для продолжения обучения воспитатель должен в беседе выявить, что из прошлого изученного материала он забыл и что сохранил, наметить пути коррекционного воздействия. Если дети, у которых имеются судорожные приступы, постоянно живут в дошкольном или школьном учреждении (интернате), воепитатель должен проследить за наличием и принятием лечебных препаратов.


Вопросы для самостоятельной работы:

1. Причины возникновения судорожного синдрома.

2. Расскажите о различных формах судорожных состояний.

3. Назовите этапы эпилептического приступа.

4. Какую помощь должен оказать педагог во время судорожного приступа у школьника во время урока или на прогулке?

5. В чем выражаются особенности проявления судорог в детском возрасте?

6. Что должен знать воспитатель о судорожных состояниях у детей?

7. Какую помощь может оказать воспитатель больному ребенку?

8. Расскажите о проявлениях транса в детском возрасте.

11. Психоорганический синдром

Психоорганический синдром наблюдается как в детском, так и подростковом возрасте после перенесенных травм черепа, тяжелых нейроинфекций, интоксикаций и сосудистых нарушений, и характеризуется сочетанием стойких неврологических и психических расстройств.

Со стороны неврологической сферы выявляются различной степени симптоматика нарушений в форме появления пирамидных знаков, сосудистых, вегетативных и вестибулярных расстройств, нарушения координации движений, мелкой моторики и речи.

Со стороны психической сферы у больных наблюдаются расстройства:

– внимания (истощаемость, отвлекаемость, затруднения переключаемости);

– памяти (гипомнезия);

– мыслительной деятельности (от детализации до вязкости);

– нарушение волевой деятельности (снижение волевой активности и интересов);

– эмоций (раздражительность, эмоциональная лабильность, эйфория, апатия, слабодушие);

– нарушение работоспособности. У детей и подростков отмечается:

– затруднение адаптации в коллективе;

– усиливается аффективное поведение;

– появляется интерес к психотравмирующим ситуациям;

– больные легко вступают в конфликтные ситуации;

– подростки легко попадают под чужое влияние.

Недостаточная критичность поведения формирует асоциальные поступки, затрудняющие пребывание подростка в коллективе. Для диагностики нервно психических расстройств, возникающих на фоне органического поражения головного мозга, имеет значение установление факта резкого изменения личности после перенесенной травмы или инфекции, отсутствие динамики психических расстройств.

В последние десятилетия было привлечено внимание к тикоподобным органическим гиперкинезам, имеющим насильственный характер. Среди них определенное практическое значение принадлежит тикам при синдроме Жиля де ля Туретта («болезнь тиков»), описанный этим французским врачом в 1885 г. В дальнейшем отдельные случаи заболевания описывались различными психиатрами (В.В. Ковалев, Д.Н. Исаев). При этом заболевании возникают внезапные приступы непроизвольных сокращений в отдельных группах мимических мышц (мигания, гримасы, стереотипные движения глазными яблоками, носом, языком, губами), в мышцах шеи, в артикуляционных, голосовых, дыхательных мышцах, в верхних конечностях.

Наряду с гиперкинезами у больных наблюдается эхолалия (повторение слов за говорящими), эхопраксия (повторение движений), непроизвольное произнесение ругательств. Спазмы гортани и артикуляционной мускулатуры проявляются в форме отдельных выкриков, в ряде случаев наблюдаются расстройства речи в виде заикания. Данное расстройство может возникать в возрасте от 2 до 18 лет, но наиболее часто встречается в дошкольном и младшем школьном возрасте.

Под нашим наблюдением находился Коля, мальчик 11 лет, поступивший во вспомогательную школу. По физическому развитию соответствовал возрастной норме. В неврологической симптоматике просматривалась минимальная мозговая дисфункция: недостаточная конвергенция, слабость лицевой мускулатуры слева, повышенные сухожильные и периостальные рефлексы слева, наличие патологических рефлексов, все указывало на остаточные явления органического поражения ЦНС. Интеллектуально: запас общих сведений ограничен, школьные знания не усвоены, счетные операции затруднены. Речь фразовая с достаточным запасом слов на бытовом уровне, ускоренная по темпу. Читает по учебнику начальной школы, пишет с трудом, при списывании делает много ошибок, почерк плохой. Во время обследования в кабинете у мальчика начался приступ, во время которого он выкрикивал отдельные слова, нецензурно ругался, гримасничал. Присутствовавшая при обследовании мать мальчика сказала, что дома также внезапно возникает приступ, во время которого мальчик произносит разные ругательные слова. По окончании приступа он со слезами обращается к матери, просит у нее прощения, говорит, что не хочет произносить эти слова.

Мальчик поступил в специальную школу. Однажды на уроке возник такой приступ, при котором вначале появились отдельные подергивания в лицевой мускулатуре, затем в верхних конечностях. На фоне насильственных движений появились отдельные выкрики, а затем брань. Через короткое время приступ закончился. Мальчик жаловался на общее плохое самочувствие. Вскоре его перевели на надомное обучение. Он находился под наблюдением психиатра и получал необходимое лечение.

Учитывая, что эти дети очень чувствительны к изменениям привычной обстановки, метеорологическим колебаниям, изменениям отношения к ребенку, они могут дать различные реактивные состояния, что необходимо учитывать родителям, педагогам, воспитателям, обращать и учитывать особенности поведения ребенка, посещающего дошкольное или школьное учреждение. Дети должны жить и работать в режиме, с достаточной сменой деятельности, без физической и психической перегрузки, под постоянным медико педагогическим наблюдением.

К этому же синдрому могут быть отнесены интеллектуально мнестические расстройства, включающие Корсаковский синдром, дементный синдром и синдром олигофрении.



Корсаковский синдром наблюдается у взрослых в связи с поражением коры головного мозга после травм, в связи со склеротическими изменениями, и при хронической алкогольной интоксикации. При Корсаковском амнестическом синдроме наиболее характерным является нарушение памяти на текущие события, в то время как память на давно прошедшие события сохраняется. Больные дезориентированы в пространстве и времени, не запоминают свое место в палате и лица медицинских работников. Они не могут воспроизвести услышанную речь. Отсутствие памяти на текущие события компенсируются различными вымыслами (конфабуляция) или воспоминаниями событий, имевших место в прошлом (псевдореминисценции). У больных не наблюдается глубокого снижения интеллектуальной деятельности, так как память удерживает прошлые события, знания, опыт, профессиональные навыки.

Наряду с Корсаковским амнестическим синдромом у взрослых, развивающимся на фоне алкогольной интоксикации, был описан аналогичный симптомокомплекс у детей, возникший на фоне туберкулезного менингита. Доктор М.И. Лапидес (1962), описал амнестический синдром, развившийся у детей на 5–6 неделе болезни туберкулезным менингитом и характеризовавшийся последовательностью симптомов: после исчезновения состояния оглушенности или онейроидно делириозных изменений сознания возникали амнестические явления. Клиническая картина напоминала классическое описание Корсаковского синдрома: ребенок не узнал лечащего врача, не помнил, что ел или делал несколько минут назад, дети не помнили имени соседа по палате, названия своих игрушек. У таких больных особенно страдало гностическое восприятие времени, т. е. определенная последовательность событий во времени, способность в хронологическом порядке распределить событие. Наряду с расстройством способности восприятия времени в его последовательности у детей наблюдалась постоянная дезориентировка во времени и месте: они не знали, где находятся, при возвращении с прогулки не могли найти свое место в палате. Особое значение при работе с детьми имеет эмоциональный фактор. С.С. Корсаков указывал, что таких больных надо подбадривать, руководить их деятельностью. На эмоциональном фоне улучшается запоминание. Отмеченные нарушения памяти чаще наблюдаются без грубого снижения интеллекта. Течение болезни имеет положительную динамику, по мере улучшения неврологической симптоматики ослабляются психические расстройства.



Деменция (слабоумие) – это текущий процесс, который возникает на конечных стадиях хронических психических заболеваниях (шизофрении, эпилепсии, травмах черепа, алкоголизме, склеротических возрастных изменениях, энцефалитах, прогрессивном параличе), когда вследствие атрофических процессов в коре головного мозга происходят сложные необратимые изменения. К этой группе расстройств относится также болезнь Альцгеймера и болезнь Пика. Для деменции характерно стойкое снижение умственных способностей. Различают диффузную и лакунарную деменцию.

При диффузной деменции наблюдается значительное интеллектуальное снижение, нарушение памяти, разрушается все социальное воспитание, растормаживаются инстинкты: появляется гиперсексуальность, прожорливость, циничность на фоне общей беззаботности, благодушия. Больные нуждаются в постоянной опеке.

При лакунарной деменции страдают отдельные виды психической деятельности: внимание, память, речь. В основном это характерно для пожилых людей, страдающих артериосклерозом сосудов головного мозга. У больных теряется способность запоминать даты, имена, текущие события. Появляется раздражительность, наклонность к аффективным реакциям.

Заключительной стадией деменции является психический маразм – полный распад психической деятельности, утрата контакта с окружающими. Психический маразм наблюдается на фоне физического истощения при хронических психических заболеваниях (шизофрении, энцефалитах), когда появляются трофические изменения во всем теле от длительного лежания в постели, при недостаточном уходе за больным.



Олигофрения – это недоразвитие психической деятельности вследствие поражения головного мозга на ранних этапах внутриутробного развития или поражения мозга в первые месяцы жизни после рождения. Причинами поражения могут быть генетическая неполноценность, инфекции и интоксикации матери во время беременности, тяжелые родовые черепно мозговые травмы, менингиты и энцефалиты разной этиологии, перенесенные ребенком после рождения до 3 х лет. Изучению данного синдрома будет посвящен специальный раздел курса.

Вопросы для самостоятельной работы:

1. Дайте характеристику психоорганического синдрома.

2. Назовите причины возникновения психоорганического синдрома.

3. Какие клинические проявления психоорганического синдрома?

4. Что представляет собой болезнь Жиля де ля Туретта?

5. Дайте характеристику Корсаковского синдрома.

6. Чем отличается деменция от олигофрении (умственной отсталости)?




Каталог: book
book -> А. Д. Сахаров размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе
book -> Боль в спине
book -> Жизнь Александра Флеминга Андре Моруа
book -> Инэса Ципоркина 4 группы крови – 4 суперэффективные диеты
book -> Антон Николаевич Кошелев Синдром «белого воротничка» или Профилактика «профессионального выгорания»
book -> Психологическая диагностика Под редакцией М. К. Акимовой
book -> Учебное пособие. М.: Издательство Московского университета, 1985
book -> Государев Н. А. Психодиагностика. Методологии и методики исследования психологических типов
book -> Елена Петровна Гора учебное пособие
book -> Руководство для самостоятельной работы студентов Казань 2006 ббк 52. Составитель


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   22


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница