Гетерогенность тромбоцитов человека и животных. Связь морфологических особенностей с функциональным состоянием >03. 00. 25 гистология, цитология, клеточная биология



страница2/3
Дата01.05.2016
Размер2.73 Mb.
1   2   3

Рисунок 2. Изменение концентрации адреналина и норадреналина в крови на фоне метаболического стресса, развившегося в ответ на болюсное введение через вживленный катетер бодрствующим крысам 2ДГ. Первая доза составляла 125 мг/кг, вторую дозу (375 мг/кг) вводили через 15 мин. * – p<0,05; ** – p<0,01.

Исходно концентрация адреналина и норадреналина в плазме крови составляли 0,158±0,052 нг/мл и 0,393±0,065 нг/мл соответственно. Через 15 мин после введения крысе первой дозы 2ДГ (125 мг/кг) уровень адреналина возрастал почти в 12 раз. Максимальный его прирост (в 41 раз) наблюдался через 15 мин после введения второй дозы, равной 375 мг/кг, и далее менялся незначительно в течение двух часов. Общий выброс норадреналина после первой дозы увеличивался в 1,4 раза, а после второй дозы – в 2,7 раза, в дальнейшем сохраняясь повышенным в 2,5 раза (рис. 2).

Уже через 15 мин после введения первой дозы 2ДГ количество тромбоцитов в крови возрастает на 31% (рис. 3).



Рисунок 3. Количество тромбоцитов в крови крыс до и через 15 мин после введения первой и 120 мин после введения второй доз 2ДГ. * – p<0,05.

Реально в физиологическом состоянии треть тромбоцитов секвестрируется в селезенку. Под действием высоких концентраций катехоламинов они могут достаточно быстро покидать это депо, что и может быть причиной повышения их количества в крови. Через 2 часа наблюдалось увеличение количества тромбоцитов еще на 8%. и одновременно имело место появление более длинных и находящихся на разных стадиях деления ПТ. Это может быть связано со стимуляцией стресс-поэза и запуском продукции тромбоцитов из мегакариоцитов, находящихся на ранних стадиях созревания. Такой поворот событий вполне реален, если учитывать, что стадия полиплоидизации и созревания может занимать менее 90 мин после поступления стимула.





Рисунок 4. Содержание ПТ в крови крыс в условиях метаболического стресса в зависимости от времени взятия проб после введения 2ДГ. * – p<0,05 по отношению к первоначальным показателям до введения 2ДГ (0 точка);^ – p<0,05 по отношению к показателям на 15й мин, соответствующей введению первой дозы 2ДГ.

В то же время через 15 минут после введения 2ДГ содержание ПТ возрастает почти в 5 раз (p<0,01) (рис.4). Трудно себе представить, что за такой короткий срок такое повышение может произойти за счет рождения из мегакариоцитов. Это подтверждает высказанное ранее предположение о выбросе запасного пула из селезенки, так как известно, что именно молодые клетки задерживаются в ней, где и происходит их дальнейшее созревание.

Полученные данные позволили выбрать для проведения дальнейших исследований ПТ временной интервал в 120 мин после введения 2ДГ, за который в крови появляется достаточно большое количество ПТ разного происхождения, но животные еще не погибают.

На рис. 5 (А, Б) представлены отдельные ПТ, на дистальных концах которых происходит формирование Д форм (В), остающиеся еще соединенными с основной структурой. Обнаружены ПТ различной длины (от 2 мкм до 20 мкм), находящиеся на разных стадиях деления. Большинство биполярных ПТ имели длину 2-4 мкм и закругленные или вытянутые сужающиеся концы. Именно такие более короткие формы появлялись в первые 15 мин. после введения 2ДГ, что свидетельствует о том, что именно они находились в селезенке. Можно предположить, что в таком виде ПТ остаются после последнего отделения Д форм и задерживаются в селезенке для «дозревания». Через 2 часа в крови появляются более длинные, делящиеся ПТ.





Рисунок 5. А, Б, В – различные формы ПТ в крови крыс в условиях метаболического стресса, СЭМ, увеличение х2500 – 7000. 1 бар – 2мкм. Г, Д, Е – внутренняя структура ПТ, ТЭМ, Г, Д, – увеличение х40000, Е – увеличение 10000, стрелками отмечены места формирования Д тромбоцитов.

Ультраструктура ПТ значительно отличается от структуры Д форм (рис. 5 Г, Д). На дистальных концах ПТ концентрируются пучки микротрубочек, которые отличаются плотной упаковкой и способствуют удержанию вытянутой биполярной формы. У Д форм микротрубочки располагаются по внутреннему периметру мембраны: при активации они рассеиваются хаотически по цитоплазме и вследствие этого происходит изменение формы и переход из Д в С1 формы. В делящихся ПТ микротрубочки более выражены в сформировавшемся, но еще не отделившемся участке, который в дальнейшем даст начало Д форме (Е). Понятно, что именно такое расположение микротрубочек способствует как поддержанию формы и формированию перетяжек на концах ПТ, так и отделению новых Д тромбоцитов.

Кроме разницы в форме, важнейшим отличием является величина плотных гранул и их количество в ПТ. Для биполярных, размером до 4 мкм ПТ характерно почти двукратное снижение количества гранул (р<0,05) и увеличение их размера (p<0,001). В более длинных делящихся ПТ плотные гранулы были единичными, а в отдельных клетках отсутствовали.

Мы предположили, что такие различия в морфологической картине могут влиять на функциональную активность тромбоцитов. Создавая метаболический стресс, т.е. условия, когда значительно повышается выброс в кровоток ПТ, у нас появилась возможность исследования функциональной активности этих форм и оценки вклада данной субпопуляции в общее состояние всего пула.



Агрегационная способность тромбоцитов крыс по сравнению с человеком снижена. У здоровых животных, находящихся в бодрствующем состоянии, агрегация тромбоцитов в крови, взятой через катетер, находится в пределах 18 – 42 % (рис. 6). В крови таких животных циркулирует от 4,2 до 7,3 % ПТ, а основную часть (83±9,1 %) составляют Д формы. Спонтанная агрегация отсутствует. В условиях метаболического стресса спонтанная агрегация тромбоцитов у крыс также отсутствовала, а индуцированная 5 мкмоль АДФ была снижена и ни у одного животного не достигала нижней границы нормы (рис.6). Возможно, что именно присутствие значительного количества ПТ вызывает такую агрегационную картину всей популяции пластинок.



Рисунок 6. Агрегация тромбоцитов интактных крыс (контроль) и через 2 часа после введения 2ДГ. Жирными горизонтальными линиями отмечены пределы показателей у здоровых животных. Индуктор агрегации – 5 мкмоль АДФ.

Для проверки этой гипотезы были исследованы образцы ОТП после исследования процесса агрегации. Кюветы для агрегатометрии после ее измерения оставляли на столе на 5 мин для того, чтобы образованные агрегаты осели на дно, а затем отбирали надосадок и определяли в нем содержание тромбоцитов разной формы. Подсчитывали также общее количество клеток в ОТП и супернатанте, чтобы выяснить, сколько тромбоцитов не способны к образованию агрегатов.

У контрольных крыс 32,8±2,7% тромбоцитов не участвуют в образовании агрегатов и остаются в суспензии. Среди одиночных тромбоцитов находится 39,3±4,7% Д форм, 44,0±3,9% С1 форм и 16,1±1,8% ПТ. Увеличение числа С1 форм связано с активацией тромбоцитов Д формы под действием АДФ, но в основном это были мелкие, с гладкой поверхностью, по-видимому старые или рефрактерные пластинки. Увеличение содержания ПТ в суспензии (р<0,001) свидетельствует о том, что они не участвуют в образовании агрегатов и их число по отношению к другим формам растет.

Более ярко это проявляется при метаболическом стрессе. Вне агрегатов остается 23,8±2,7% Д форм, 21,4±3,1% С1 форм и 55.2% ПТ. Значительное количество ПТ, не включившихся в состав агрегатов, остается в неизмененном виде. Такое увеличение числа ПТ в надосадке по сравнению с ОТП (р<0,001) связано с тем, что часть Д и С1 форм уходит в агрегаты, а все ПТ остаются в нем, и их содержание по отношению к другим формам возрастает.

Такая картина подтверждает неспособность ПТ взаимодействовать друг с другом и тромбоцитами других субпопуляций и позволяет сделать вывод об их функциональной инертности в отношении агрегации.

Таблица 2.

Содержание различных по морфологии тромбоцитов у крыс, находящихся в условиях метаболического стресса среди адгезированных и не способных к адгезии клеток.





Адгезивные свойства ПТ также изменены. Около трети тромбоцитов крыс, пребывающих в метаболическом стрессе адгезируют к фольге и стеклу, а к подложкам, покрытым коллагеном IV типа еще меньше. Остальные, неприкрепившиеся, легко смываются с поверхностей. К поверхностям адгезировали активные формы, а неактивные оставались в смывах. Практически все ПТ оказывались среди последних, что говорит об их неспособности выполнять функцию адгезии (табл. 2).

Исследование адгезивных свойств тромбоцитов, не способных к агрегации (см. раздел на стр. 18) показало, что только 7,3±1,5% из них способны к адгезии. Но ПТ и в этом эксперименте оставались инертными. Сходная картина получена при исследовании агрегации тромбоцитов, оставшихся в смыве после адгезии. В ответ на 5 мкмоль АДФ ни в одном образце агрегация не наблюдалась. Поскольку более 50% пула составляли инертные ПТ, именно они могут снижать агрегационный ответ всего пула. Спонтанная агрегация также отсутствовала.



Реакция освобождения (экзоцитоз). Тромбоциты контрольных крыс способны захватывать флуоресцентный маркер и накапливать его внутри гранул (эндоцитоз). В ответ на стимул они почти полностью высвобождают его в окружающую среду, удерживая лишь незначительное количество, рассеянное в цитоплазме. Через 2 часа после введения 2ДГ, на фоне повышения в крови содержания ПТ, способность к эндоцитозу возрастает на 28% (p<0,05), а освобождение метки снижается на треть (p<0,01). Флуоресцентная микроскопия показала, что метка остается внутри гранул, вызывая ярко-красное свечение. У тромбоцитов, оставшихся в смыве после адгезии, на фоне повышенного на 33% эндоцитоза, освобождение метки снижается в 2,5 раза (p<0,01). Это может быть связано с тем, что в ПТ как в молодых клетках, внутриклеточные гранулы содержат только небольшое количество веществ и часто даже не визуализируются, так как могут находиться в «слипшемся» состоянии. Этим определяется их повышенный потенциал к эндоцитозу. В то же время, резкое снижение экзоцитоза может зависеть как от потребности клеток в насыщении гранул, так и от нарушения в них такой физиологической функции как реакция освобождения.

Взаимодействие ПТ с лейкоцитами. Для проверки способности ПТ образовывать лейкоцитарно-тромбоцитарные агрегаты, мы добавляли суспензию отмытых аутологичных лейкоцитов (1:50) к образцам тромбоцитов из смыва после адгезии, в которых сконцентрированы ПТ. После инкубации этой смеси в течение 15 мин при 370С и перемешивании (1200 об/мин) с помощью СЭМ было обнаружено образование гетероклеточных агрегатов. При подсчете тромбоцитов до и после этих манипуляций выяснилось, что их количество в свободном состоянии снизилось на 7,4±1,1%, и это произошло за счет уменьшения числа Д форм. ПТ оставались в суспензии и не участвовали во взаимодействии с лейкоцитами. Это свидетельствует об их инертности и по отношению участия в воспалительных реакциях.

Анализ полученных данных о неспособности ПТ к адгезии и агрегации, взаимодействию с лейкоцитами, а также сниженной реакции освобождения позволил сделать вывод об их инертности.



Демедулляция надпочечников у крыс приводила к тому, что уровень адреналина в плазме крови животных не превосходил предел его хромотографического определения (0,02 нг/мл) ни до, ни после введения 2ДГ. Базальная концентрация норадреналина в плазме демедуллированных крыс оказалась выше, чем у крыс с интактными надпочечниками. После введения полной дозы 2ДГ она повышалась в 2,5 раза, что было сходным с показателями у интактных крыс.

У демедуллированных крыс в крови обнаружено не более 4% ПТ (2,9±0,6%), что было ниже этого показателя у тех же животных до операции. Агрегационная активность тромбоцитов не отличалась от показателей у интактных животных. После введения 2ДГ количество ПТ не изменялось, но большинство тромбоцитов имели С1 форму. Агрегация тромбоцитов в ответ на АДФ у большинства животных превышалась, что может быть связано с умеренным возрастанием (в 2-3 раза) уровня норадреналина, который оказывает активирующее действие на пластинки.



Адреноблокаторы празозин, тропафен и пропраналол предотвращали повышение в крови ПТ, происходящее на фоне стрессорного воздействия, что можно объяснить блокадой выброса запасного пула тромбоцитов селезенкой. Агрегация тромбоцитов на фоне блокады α и β-адренорецепторов повышалась, хотя есть различия в ее степени. В первую очередь это связано с отсутствием в общем пуле инертных, неспособных к агрегации ПТ.

Эксперименты по демедулляции надпочечников и действию адреноблокаторов указывают на то, что изменения морфологии и функциональных свойств тромбоцитов обусловлено не непосредственным введением 2ДГ, а именно стрессорной реакцией.



  1. Образование ПТ в условиях in vitro.

В патологических условиях (например, при курении, стрессе и особенно кардиогенном шоке) в крови повышается уровень катехоламинов, которые могут существенно содействовать внутрисосудистой агрегации тромбоцитов. Возможно, именно выброс значительного количества инертных ПТ в циркуляцию является защитной реакцией организма против развития массированного тромбоза на фоне гиперкатехоламинемии. Хотя нельзя было исключить и более прямого пути, связанного с непосредственным влиянием высоких концентраций катехоламинов на трансформацию тромбоцитов разных субпопуляций, присутствующих в кровотоке, в биполярные формы ПТ. В наших экспериментах in vitro адреналин, серотонин и гистамин в концентрациях 10-8 – 10-7 моль индуцируют агрегацию тромбоцитов, а в более высоких (выше 10-5 моль) – являются дезагрегантами. Инкубация ОТП с катехоламинами в концентрации 10-7 моль не приводила к появлению ПТ в суспензии. Повышение концентрации веществ до 10-4 моль принципиально не меняло картину, что свидетельствует об отсутствии прямого влияния катехоламинов на трансформацию тромбоцитов в формы, характерные для ПТ.

Ионы Са2 играют важную роль в поддержании формы тромбоцитов. По нашим данным, при использовании ЭДТА в качестве антикоагулянта в крови, отсутствуют ПТ. Это позволило предположить, что связывание двухвалентных катионов, происходящее на фоне добавление ЭДТА к ОТП с высоким содержанием ПТ, может приводить к потере их формы.



Рисунок 7. Влияние хелатирования, вызванного добавлением 1 мкмоль ЭДТА, на содержание тромбоцитов разных субпопуляций в крови крыс, пребывающих в состоянии метаболического стресса. * – p<0,05; ** – p<0,001.

После инкубации с ЭДТА тромбоцитов крыс с метаболическим стрессом, ПТ теряли свою биполярную форму и их количество уменьшалось, содержание С1 форм повышалось, а количество Д форм снижалось (рис. 7). Микроскопический анализ выявил, что среди сферических тромбоцитов попадаются более крупные, с гладкой поверхностью или с длинными псевдоподиями, т.е. формы, которых не было до добавления ЭДТА. Вероятно, они появляются в результате преобразования ПТ, которые первоначально присутствовали в ОТП. Изменение их формы может влиять на показатели СОТ, исследование которого проводят на фоне ЭДТА.



ИЛ-2 и ИЛ-6, влияющие на созревание и пролиферативную активность мегакариоцитов и стимулирующие рождение ПТ, после инкубации с ОТП в течение 3 мин при 370 С не влияют на форму и агрегационную активность тромбоцитов in vitro. Известно, что ИЛ-2 стимулирует иммунную реактивность лимфоцитов, а также синтез и экспрессию ИЛ-1 и ФНО-α. Добавление к ОТП предварительно инкубированных с ИЛ-2 аутологичных лимфоцитов приводило к активации тромбоцитов и увеличению количества С1 форм на фоне снижения Д форм, что может быть связано с взаимодействием с лейкоцитами. Но интерлейкины, ни непосредственно сами, ни опосредованно через лейкоциты, не вызывают образования ПТ.

  1. Состояние тромбоцитов в условиях хранения тромбомассы.

Для выяснения возможности трансформации тромбоцитов при длительном нахождении в условиях in vitro (5 дней), исследовали концентраты тромбомассы, полученные с помощью разных методов – традиционным «в осадке» и с использованием процедуры получения из лейкоцитарной пленки, так называемым «buffy coat».

В течение хранения количество тромбоцитов в тромбомассе менялось. В «buffy coat» уже в первые сутки хранения количество тромбоцитов повышалось в среднем на 7,1%, незначительно падало к 3 суткам и затем понижалось на 5-е сутки (рис. 8 А). В контейнерах с «осадком» через сутки количество пластинок сохранялось, на 3 сутки повышалось на 9,7%, после чего снижалось к 5 дню. На первые сутки хранения в «buffy coat» увеличивается количеств ПТ, среди которых есть тромбоциты длиной до 10 мкм. В дальнейшем их число снижалось и к 5 дню достигало первоначального уровня. В «осадке» сходное, но более выраженное повышение начиналось на 3 сутки и продолжало расти и к 5 дню (рис. 8 Б). С2 формы отсутствовали во всех исследованных пробах.

Спонтанная агрегация во всех исследованных образцах отсутствовала. АДФ-индуцированная (5 мкмоль) агрегация в начале хранения была достоверно выше (р<0,01), чем в донорской крови (рис. 8 В). Однако в дальнейшем она снижалась в зависимости от срока хранения. Это может быть связано как с деградацией тромбоцитов, так и с повышением количества функционально инертных ПТ, хотя до 3-х суток агрегация сохранялась в пределах нормальных величин.



Рисунок 8. Динамика изменения количества тромбоцитов в тромбомассе, полученной разными методами, при хранении в течение 5 суток (А); содержание ПТ в общем пуле (Б); агрегация тромбоцитов в ответ на добавление 5 мкмоль АДФ (В). * – p<0,05; ** – p<0,001 по сравнению с показателями в 1й час хранения.

СОТ в образцах «buffy coat» через сутки хранения повышался (р<0,05), а затем постепенно снижался и к 5-му дню был меньше, чем в первый час хранения. Повышение СОТ объясняется скорее всего тем, что под действием ЭДТА ПТ изменяют форму и увеличиваются в объеме, и именно присутствие в контейнерах ПТ ведет к повышению СОТ на 1-3 сутки хранения. Появление на 5 сутки мелких тромбоцитов приводит к снижению СОТ.

Повышение общего количества тромбоцитов и увеличение числа ПТ в контейнерах при 5-ти дневном хранении in vitro и сохраняющейся контролируемой стерильности можно объяснить присутствием в них циркулирующих мегакариоцитов, которые нам удалось выявить при микроскопии (рис. 9). По разным данным в венозной крови здоровых лиц присутствует от 1 до 20 мегакариоцитов на 1,5 мл. С учетом того, что один мегакариоцит может продуцировать от 103 до 6х104 тромбоцитов, достаточно попадания в контейнер нескольких мегакариоцитов, чтобы значительно повысить количество тромбоцитов. Мощным регулятором тромбоцитопоэза в данных условиях могут служить цитокины, которые вырабатываются лейкоцитами, находящимися в тромбомассе. Есть данные, что содержание интерлейкинов зависит от величины контаминации лейкоцитами (Wadhwa et.al., 1996). Это относится в первую очередь к ИЛ-1, ИЛ-6 и TGF-β, уровень которых постепенно возрастает к 5-му дню хранения. В то же время содержание ИЛ-8 повышается уже в первые сутки.

То, что ни в одном из образцов не обнаружено С2 форм, подтверждает мнение о невозможности трансформации в эти формы тромбоцитов других субпопуляций. Мы предполагаем, что С2 тромбоциты вырабатываются только клетками костного мозга и не образуются из циркулирующих мегакариоцитов, которые по литературным данным имеют пониженную плоидность.





Рисунок 9. Мегакариоцит из контейнера с тромбомассой на 3-и сутки хранения. 1 Бар соответствует 5 мкм.

В то же время быстрое появление ПТ в условиях in vitro позволяет предположить, что и в организме человека in vivo они могут образовываться не только в костном мозге, но и из циркулирующих мегакариоцитов.



5. Гетерогенность тромбоцитов человека c различными патологиями.

У больных атопической бронхиальной астмой, которая часто сопровождается воспалительной реакцией, отмечены повышенная активность тромбоцитов и накопление на их поверхности IgE и IgG. С целью снижения содержания этих иммуноглобулинов, играющих важную роль в патогенезе заболевания, у больных проводили процедуру тромбоцитофереза, удаляя из организма до 60% (в среднем оставалось 102,4±9,7 тыс/мм3) тромбоцитов. Количество тромбоцитов восстанавливалось до первоначального уровня через сутки (до – 295,7±31, после – 316,6±27 тыс/мм3). До проведения процедуры тромбоциты были активированы, в пуле присутствовали С2 формы, содержание которых кореллировало с уровнем спонтанной агрегации (r=0.448. р>0,05). После процедуры тромбоцитофереза, на фоне достоверного повышения количества Д и снижения содержания С1 форм, исчезали С2 тромбоциты и почти в 6 раз увеличивалось число ПТ (табл. 3).



Таблица 3.

Содержание тромбоцитов разной формы и их агрегация у больных бронхиальной астмой до и после тромбоцитофереза. * – p<0,05; ** – p<0,001 – по сравнению с данными до процедуры.


Такая картина свидетельствует о стимуляции мегакариоцитопоэза и включении пути быстрой выработки тромбоцитов для пополнения утерянного пула. Агрегационный ответ снижался, спонтанная агрегация исчезала у всех больных, а индуцированная была даже ниже нормальных величин у большей части больных. Это может быть связано с повышением количества неактивнях, функционально инертных ПТ.



Феохромоцитома (ФХЦ). Учитывая ранее установленный факт, что избыточная концентрация катехоламинов изменяет состав пула и функциональное состояние тромбоцитов у крыс, логично было предположить, что у больных ФХЦ возможна сходная картина. Экскреция адреналина, норадреналина и ВМК с суточной мочой у больных ФХЦ в десятки раз выше, чем у здоровых лиц и больных АГ с подозрением на ФХЦ, которая после детального обследования была отвергнута.

Таблица 4.

Соотношение различных форм тромбоцитов и экскреция катехоламинов.


Содержание ПТ у больных ФХЦ также на порядок больше, чем у здоровых и больных АГ (p<0,001). Длина их может колебаться от 3 мкм до 10 мкм, а толщина – от 0,4 мкм до 1 мкм. Клетки субпопуляции С2 не обнаружены (табл. 4). Общее число тромбоцитов в периферической крови во всех случаях было сходным. Агрегация тромбоцитов, индуцированная 2 мкмоль АДФ, у больных ФХЦ достоверно снижена по сравнению со здоровыми, хотя для больных АГ характерно даже некоторое ее повышение. После операции удаления ФХЦ уровень экскреции катехоламинов и содержание ПТ нормализуются, что существенно отличает их от значений до хирургического вмешательства. Изменения количества Д и С1 форм недостоверны. После удаления опухоли агрегационный ответ также восстанавливается. Спонтанная агрегация наблюдалась у всех больных после операции, что может быть вызвано воспалительным процессом, сопровождающим вмешательство, и у 3 из 15 пациентов с АГ.

Присутствие в пуле тромбоцитов значительного количества инертных ПТ снижает его общую функциональную активность. Этим можно объяснить невысокую агрегационную способность тромбоцитов у больных ФХЦ, что в свою очередь может служить причиной геморрагических осложнений. Так, у одного из 18 больных ФХЦ (случай злокачественной АГ) во время операции удаления опухоли возникло массивное интраоперационное кровотечение. В основе кровотечения лежало нарушение тромбоцитарного звена гемостаза с развитием ДВС-синдрома, в связи с чем больная умерла на третьи сутки после операции, несмотря на повторные переливания донорской крови. Сходные осложнения отмечены и другими авторами.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что количество тромбоцитов биполярной формы значительно повышается только у больных с ФХЦ. Содержание их в крови, превышающее 17%. может служить диагностическим тестом ФХЦ (Авторское свидетельство № 1446527), что особенно важно в случаях с "нехарактерной" клинической симптоматикой и должно нацеливать на дальнейший поиск в плане топической диагностики ФХЦ.



Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> announcements -> biolog
biolog -> Фундаментальные аспекты создания на основе минерала бишофит магний-содержащих лекарственных средств 14. 00. 25 фармакология, клиническая фармакология
biolog -> Системный подход к оценке состояния иммунного гомеостаза при остром инфаркте миокарда 14. 00. 36 аллергология и иммунология
biolog -> Ультраструктурная реорганизация коры надпочечников при экстремальных воздействиях (общей гипоксии, гипертермии и генетически детерминированных нарушениях метаболизма) 03. 00. 25 гистология, цитология, клеточная биология
biolog -> Интероцептивные эффекты психотропных препаратов 14. 00. 25-фармакология, клиническая фармакология
biolog -> Механизмы послеоперационных нарушений моторно-эвакуаторной функции желудка и тонкой кишки и их фармакологическая коррекция 14. 00. 16 патологическая физиология
biolog -> Роль цитомегаловирусной инфекции в патологии плода и новорожденного. Поиск новых противовирусных средств. 03. 00. 06. Вирусология
biolog -> Закономерности влияния пестицидов на показатели метаболизма агрокультур и формирование патологий раннего онтогенеза человека 03. 00. 16 экология 03. 00. 04 биохимия
biolog -> Экспериментальное обоснование разработки средств профилактики при сочетанном воздействии на животных токсичных элементов, микотоксинов и пиретроидов 16. 00. 04 ветеринарная фармакология с токсикологией; 16
biolog -> Новые бактериоцины лактококков и их практическое использование
biolog -> Оглы паразитизм и хищничество представителей типа arthropoda в агробиоценозах основных ягодных культур


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница