Грибалиада или Мировой Финансовый Кризис в сумасшедшем доме



страница8/14
Дата01.05.2016
Размер4.32 Mb.
ТипКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Глава 2


… Чтобы управлять народами, правители придумали много разных заповедей — не убей, не укради, мстить нельзя, а око за око только на войне — нарушение заповедей — грех и тюрьма.

Строго следить за этим поставили судей — таких же людей как сами, как весь народ.

Для судей другие заповеди — холодная голова, горячее сердце, беспристрастность, и мы, народ во все это верим.

За пару лет до великой перестройки, придя со срочной службы в армии, испытывая острую нужду и не имея возможности устроиться на работу по специальности, взял я у приятеля на комиссию пять пар самопальных джинсов и отправился в Свердловск на самый дорогой рынок в СССР — Шувакиш.

Прибыл как раз к воскресенью, а днем раньше, в субботу, на этом рынке у городского судьи сынишку кинули, хотел он себе джинсики прикупить. Подхожу к рынку, у ворот стоят человек десять милиционеров, паспорта проверяют.

— Из Ленинграда молодой человек?

— Да. Из колыбели революции.

— Что в сумке несете?

— Сменную одежду несу.

— Пять пар новеньких джинсов в пакетах и на бумагах, что, анурезом страдаете? В скотовоз этого спекулянта.

Следствия практически не было. Дали пару раз расписаться в том, что я не верблюд. На суде выступили свидетели преступной спекуляции. Судья огласила приговор:

— Спекулянт продавал пять пар джинс, значит, будет сидеть пять лет.

— А если бы у меня было десять пар?

— Сидел бы десять лет.

— Крутая у вас в провинции арифметика.

Вот так я и отсидел пять лет от звонка до звонка. Объяснили, что заповеди писаны только для народа, а боги живут по своим правилам.

… Относимость доказательства означает просто значимость для дела тех обстоятельств, которые устанавливают связь данных сведений с подлежащими выяснению обстоятельствами. Особых проблем здесь, как правило, не возникает, во всяком случае, они вполне разрешимы в «рабочем порядке».

… Пять лет в лагере, Всеволод Арнольдович, вы называете «рабочим порядком»?

… Гораздо сложнее обстоит дело с допустимостью доказательств, под которой в общем плане понимается их пригодность в качестве основы принятия процессуальных решений. Здесь широкое поле деятельности и для обвинения, и для защиты.

… Ты не мудри, академик. Ты понятным языком изъясняйся.

… Начнём с источника получения сведений, которые претендуют на роль доказательств. Приведённый их перечень — исчерпывающий. Это означает, что никакие сведения, полученные из не предусмотренных процессуальным законом источников (анонимки, «заключения» ясновидцев, колдунов, экстрасенсов и др.) в основу процессуальных решений положены быть не могут, и место им — в мусорной корзине. Такая же судьба должна быть и у данных, полученных оперативно-розыскным путём (донесения штатных и внештатных агентов). Однако, использование именно таких данных органами дознания, да и следствием тоже, является одним из распространённых способов получения признаний подследственных. Таким образом, оказавшись ненароком в этом незавидном качестве, они сами могут способствовать «перекачке» не процессуальных сведений, которым место только в служебном сейфе оперативного сотрудника, но иногда, вдруг, оказываются в материалах официального производства, а затем уже и в приговоре.

… Я и без тебя понимаю, что сидел по беспределу судьи. Ты лучше расскажи, как можно было съехать.

… А ты, Лысый, что малограмотный, не читая бумаги подписываешь?

… Я, дядя Миша, сейчас грамотным стал после пятилетки на лесоповале, а тогда молодой был, доверчивый, вот меня и развели, как фраера ушастого.

… Надо было стоять на одной версии и не поддаваться на всякие уловки. Ну, типа, купил сослуживцам в подарок, вот ещё ищу красивые рубашки и галстуки, куплю и поеду к ним на свадьбы, они все впятером в один день женятся. Ну или что-нибудь в этом роде прогнал бы, а так ты сам себя в зону определил.

… Обидно, дядя Миша.

… А ты обиду-то не держи, дольше проживешь.

… Я не злопамятный, просто у меня память хорошая.

… Вот и у меня тоже с памятью всё в ёлочку. Дозвольте, босс. Пусть товарищи адвокаты мозги напрягут.

… Да развлекайтесь, братва, только не наверните на себя лишнего.

… «Прямой умысел означает, что виновный осознаёт общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий (или их неизбежность) и желает их наступления» (ч.2 ст.25 УК).

…В доперестроечные времена великого дефицита на «галёре» довольно вольготно чувствовали себя спекулянты и лохи всех мастей, нам, динамщикам, конкуренцию составляла только местная милиция, они ловили нас и пытались посадить.

Стоял на галере такой милиционерчик Вася, редкий козел. Брал мзду почти у всех спекулей, тех же, кто не платил, выворачивал наизнанку до копейки. Купцы, как священная корова, были для него неприкосновенны, а мы мешали его бизнесу, и нас Вася изводил, как только мог, всеми доступными ему методами.

— Предъявите ваши документы.

— Что случилось? Я просто стою.

— Проверка документов.

— Вот паспорт, больше у меня нет ничего.

— Пройдемте в отделение для установления личности.

— Что устанавливать мою личность, когда в паспорте все написано.

— Пройдемте, гражданин.

В отделении меня определили в «аквариум», наполненный мерзко пахнущими бомжами и группой цыганок, сразу начавших приставать со стандартными вопросами. Через час пришли два опера, извлекли меня из этой среды и препроводили по узкой лестнице наверх в маленький душный кабинет.

— Присаживайтесь. У нас к вам ряд вопросов.

— Для того, чтобы установить личность, нужно прочитать паспорт, если паспорта нет нужно позвонить в центральное адресное бюро. Я сижу в вашем бомжатнике с уродами и засранцами больше часа и надеюсь, что вопросы, которые вы собираетесь мне задать, стоят этого удовольствия.

— Вы напрасно горячитесь. Мы имеем целый том заявлений на вас от потерпевших.

Опер вывалил, именно вывалил на стол толстенную папку разного рода бумажек.

— Вы хотите сказать, что вот это все написано обо мне? Хотелось бы прочесть.

— Мы вам зачитаем.

— Зачитывают права, а кляузы и доносы спускают в сортир.

— Вы очень наглый человек, но поверьте, у нас хватит терпения посадить вас за мошенничество.

— Наверное, вам за это присвоят очередное звание.

— Вы напрасно провоцируете нас на конфликт. Нам нет необходимости выбивать из вас показания. Мы устроим вам очные ставки с потерпевшими. Они вас опознают. Суд признает вас виновным. Здравствуй зона — дом родной.

— Складно у вас все получается. Только я к этому не имею никакого отношения.

— Мы вас задержим на трое суток. Вызовем потерпевших.

— И произведете очную ставку. Это вы уже говорили. Я буду жаловаться прокурору на незаконное задержание.

— Жалуйтесь. Это ваше право.

— Может, тебе еще и адвоката вызвать?

— Может, ты им будешь?

Не удалось мне оперов толкнуть на рукопашную схватку, это плохо, значит у них действительно есть заявы от терпил. Придется лохов по второму разу разводить.

На вторые сутки моего задержания объявили, что сегодня будет проведена очная ставка с потерпевшими. Хорошо бы знать еще, кого они вытянули. Ведь терпил столько, что всех и не упомнишь. Главное, держи себя в руках и не психуй.

Процедуру опознания оформили по всей строгости закона, вот, только подсадили ко мне ментов своих, и рожи выбрали самое что ни на есть деревенские.

— Я хочу заявить протест против подставных для опознания. Это сотрудники местного отделения, работают на приемке заявлений от потерпевших, а следовательно, не могут быть использованы в процессе опознания.

— Да ты не только наглый, ты еще и грамотный.

— А вы привыкли, товарищ оперуполномоченный, общаться с полными кретинами?

— Приведите троих мужчин с улицы.

— Не карликов, не блондинов и не в форме советской армии, пожалуйста, а не то я вынужден буду заявить протест прокурору.

Привели простых прохожих. Усадили рядом со мной. Стали заводить потерпевших по одному и просить их опознать человека, который их кинул. Первые двое были не мои. Я сидел молча, спокойно. Терпилы ни на кого не показали. Третий был мой.

— Проходите. Внимательно посмотрите на этих людей, узнаете среди них того, кто вас обманул?

— Я очень волнуюсь, и у меня зрительная память не очень.

— Вы не торопитесь. Смотрите внимательно.

— У того, вы знаете, глаза были такие добрые, как у Гагарина.

Потерпевшего увели.

— Вы что гримасничаете, подозреваемый?

— А вы, товарищ, попросите подсадных сделать глаза добрые, так, может, мое место кто-нибудь из них займет.

Трое суток закончились и меня выпустили. Никто из потерпевших не узнал во мне своего обманщика. Мне просто повезло на этот раз. Но менту Васе я на глаза на «галере» больше старался не попадаться.

… Одна из процессуальных возможностей защиты — ходатайства, в частности, ходатайство о проведении очных ставок с теми лицами, которые, по её мнению, не могут компрометировать её подзащитного. Вообще, очная ставка, то есть последовательная дача показаний двумя лицами с их последующей «стыковкой» — сильное оружие в руках следователя, но и обоюдоострое. Он отлично знает это, и поэтому не приходится удивляться, если на ходатайство следует отказ. Ну, что же, у защиты будет дополнительный аргумент относительно «качества» расследования, которым она, в дальнейшем, обязательно воспользуется.

… Вы, братва, не просто лохи, а конченые терпилы. Злопамятный человек, сильно обиженный, затаивший злобу, никогда не будет угрожать обидчику, а тем более базарить публично.

… Ну, так что, дядя Миша, нам так и умереть неотомщёнными придётся?

… Если есть предположения в отношении конкретных лиц, фигурирующих в данном деле — необходимо настаивать на проведении очных ставок с ними. Если всё же «светит» агент, то можно быть уверенным, что очная ставка не состоится и в дальнейшем, компрометирующие подозреваемого сведения, также потеряют своё значение для доказательства. Если «вычислить» такое лицо не удаётся — необходимо отложить решение вопроса до окончания расследования, когда представится возможность ознакомиться со всеми материалами законченного производства, между прочим, в подшитом и пронумерованном виде.

… Наймите меня вашим адвокатом, я составлю заявление, передам его в суд и мы с вами призовём обидчиков к ответу.

… Ну, уж нет, Манечка, лучше пусть меня терпилой по жизни теперь кличут, но с вами я связываться не намерен.

… Жаль. Я надеялась немного заработать.

… Зачем вам, товарищ Мария, случайные заработки? Скоро вы будете сказочно богаты. Свою адвокатскую конторку откроете.

… Товарищ доктор Билли. Я хочу эту адвокатскую контору! Примите ещё двадцать долларов инвестиций.

… Вы непомерно зажиточны, товарищ Мария. Я ценю ваше благоразумие.

… Мне без доллара под подушкой сны тяжёлые снятся доктор.


Каталог: books
books -> Боль в спине
books -> Жизнь Александра Флеминга Андре Моруа
books -> Учебное пособие. М.: Издательство Московского университета, 1985
books -> Елена Петровна Гора учебное пособие
books -> А. М. Тартак Золотая книга-3, или здоровье без лекарств
books -> Мифы и реальность
books -> Краткая историческая справка
books -> Разгрузочно-диетическая терапия (лечебное голодание) и редуцированные диеты: будущее, прошлое, настоящее
books -> Курс лекций по госпитальной терапии, написана доступным языком и будет незаменимым помощником для тех, кто желает быстро подготовиться к экзамену и успешно его сдать. Предназначена для студентов медицинских вузов
books -> Олег Ефремов Осторожно: вредные продукты! Новейшие данные, актуальные исследования Предисловие «Человек сам роет себе могилу вилкой и ложкой»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница