Холостова Е. И. Генезис, методологические основы и современная практика социальной работы // Отечественный журнал социальной работы. 2016. №3



Скачать 337.79 Kb.
страница1/3
Дата03.03.2020
Размер337.79 Kb.
  1   2   3

Холостова Е.И. Генезис, методологические основы и современная практика социальной работы // Отечественный журнал социальной работы. - 2016.- №3
Введение
Многие века складывались на Руси традиции милосердия и благотворительности. Бесценный отечественный опыт свидетельствует, что одно из основных качеств русского национального характера - стремление помочь ближнему в беде, оказать содействие и проявить милосердие и сострадательность к нуждающемуся. Это наложило определенный отпечаток на характер социального призрения и меценатства в России. Его своеобразие заключается в том, что наряду с государственной и церковно-монастырской благотворительностью, параллельно развивалась общественная и частная благотворительность. Социальная практика, сложившаяся в начале становления российского государства, была не совсем совершенна, но в современных условиях, когда социальная работа приобрела государственный статус, многие ее моменты могут быть использованы в социальном обслуживании населения: государственное законодательство, уставные и программные основы учреждений, источники и способы финансирования, назначение и суть опекунских советов, контроль государства и общества за благотворительными организациями, формы самопомощи и взаимопомощи и многое другое.

Социальная практика того времени складывалась в сложных условиях. Недостаточным было финансирование, некоординированными действия благотворительных организаций, низким уровень профессионализма кадров.

В то же время социальная работа в современных условиях не может формироваться без опоры на традиции милосердия и благотворительности исторического прошлого России. Ее становление как особой профессии вызвано не только возросшими потребностями населения в социальной поддержке, но и изменением содержания этих потребностей. В условиях перехода России к рыночным экономическим отношениям, когда резко ухудшилось социальное положение основной части населения, углубился кризис во всех сферах жизнедеятельности, социальная работа приобретает более индивидуализированный характер, обусловленный глубокими личностными интересами в решении социальных проблем. Справиться с этими проблемами только силами государственных структур не представляется возможным. Вот почему и сегодня важно развитие благотворительных общественных формирований, способствующих улучшению положения особо нуждающихся групп населения.
Традиции милосердия и благотворительности в общественной и духовной жизни России
Традиции милосердия складывались на Руси столетиями, составляя основы благотворительности, поднимающейся из глубины веков как стремление помочь "бедным, дряхлым, хворым, неимущим".

Социальный феномен благотворительности характеризуется, прежде всего, проявлением целенаправленного внимания к людям, неспособным в силу субъективных или объективных причин своими собственными силами обеспечить себе условия выживания, оказанием им помощи в сохранении и организации жизнедеятельности.

Традиционно объектами благотворительности и милосердия во всем мире являются люди, страдающие от тяжелых недугов, инвалидности, имеющие ограниченные возможности для жизни и деятельности, а также дети и взрослые, чье развитие существенно отличается от общепринятой нормы.

В ходе своего исторического развития благотворительность включала достаточно широкий спектр значений: от милостыни до системы актов различных ведомственных учреждений и законов, принятых государством.

Общественная благотворительность в России зародилась еще в домонгольский период. Церковь с объединяющей идеей любви к ближнему открыла славянскому сознанию откровения бытия, связанного с милосердием.

Простейшие виды благотворительности, заключавшиеся почти только в кормлении нищих, осуществлялись, как свидетельствуют летописи, отдельными "нищелюбцами", среди которых были князья, духовенство и другие виднейшие люди. Все они, находясь под влиянием христианского вероучения, охотно воспринимали великие религиозные заповеди любви к ближнему как к самому себе.

В то же время неправильной представляется точка зрения некоторых ученых, утверждающих, что развитие благотворительности началось исключительно под влиянием введения христианства на Руси. До нас дошли исторические свидетельства древних путешественников с Запада, которые в своих литературных творениях отмечали особую духовность славянских народов, их человеколюбие, сострадательность, стремление разделить горе и беду другого. Эти свойства были характерны для наших далеких предков задолго до того, как ими было принято христианство.

Историки находят корни сострадательного отношения к ближнему, столь распространенного на Руси еще в обычаях восточных славян. Известный ученый С.М. Соловьев отмечал, что в отличие от воинственных германцев и литовцев, избавлявшихся от "лишних, слабых и увечных" сородичей и истреблявших пленных, наши далекие предки были милостивы к старым и малым соплеменникам, а также к пленным, которые по прошествии известного срока могли вернуться в родные места или "остаться жить между славянами в качестве людей вольных или друзей". Восточные славяне привечали и любили странников, отличались редким гостеприимством.

Человеколюбие, незлобивость, открытость души у наших предков формировались под влиянием основных видов их деятельности - хлебопашества, скотоводства, ремесленничества, а также, затянувшегося дольше чем у других народов, родового общественного устройства. Этому способствовала и сама среда обитания, те географические и природно-климатические условия, в которых они находились в результате естественно-исторических процессов передвижения и расселения народов.

Значение данных факторов отметил В.О. Ключевский, уделивший этому вопросу большое внимание в своем фундаментальном груде "Курс русской истории". Внешняя природа, считал он, нигде и никогда не действует на все человечество одинаково Неравномерность этого воздействия определяет специфические особенности людей, прежде всего бытовые и духовные, совокупность которых и составляет народный характер в данном случае гуманистические основы, отличающие русских людей.

Конечно, как утверждает П.И. Нещеретний, введение христианства на Руси имело заметное воздействие на развитие русской духовности в последующие периоды. Воспитанию чувства милосердия вполне соответствуют общечеловеческие принципы христианской нравственности: идеи о духовности, любви к ближнему и милосердии Бога, о стыде и совести.

В годы становления Киевской Руси благотворительность была делом отдельных лиц и не включалась в круг государственных обязанностей. В летописных источниках найдено множество свидетельств проявления милосердия к убогим и нищим. Находясь под влиянием православного учения, Владимир, князь Киевский, в числе первых давал пример сострадательности к тем, кто нуждается в помощи - к убогим, нищим, сиротам. Согласно учению Евангелия о необходимости помогать ближнему, князь позволял "всякому нищему и убогому" являться на княжий двор, получать еду, а для больных, которые не могли приходить сами, отправлял повозки, груженные хлебом, мясом, рыбой, овощами, медом и квасом. Некоторые исследователи утверждают, что при этом же князе были учреждены на Руси первые больницы.

Вслед за Владимиром активно занимались благотворительной деятельностью и другие князья. В их числе особо отмечают великого князя Ярослава Владимировича, при котором было открыто первое в Новгороде училище для бедных юношей. Но более других "нищелюбием" прославился Владимир Мономах, завещавший своим детям: "всего же паче убогих не забывайте, по сколько вам возможно по силе своей кормите". В народе его называли "Владимир - Красное солнышко" за то, что он был чуток и человеколюбив, сострадателен к нищете и убожеству.

Преемниками Мономаха на почве благотворительности стали его сыновья - Мстислав и Ростислав, раздавшие бедным все имущество дяди, доставшееся им в наследство. Андрей Боголюбский, как и Владимир, приказывал развозить разные жизненные припасы для бедных и заключенных в темницах.

По мнению В.О. Ключевского, нищелюбие было одним из главных средств нравственного воспитания народа на Руси. Нищий служил для древнерусского человека, независимо от его социального положения, орудием душевного спасения, особенно в минуты важных семейных и личных событий.

В.В. Розанов в своей книге "Богомольная и милостивая Русь" писал: "Если бы чудодейственным актом законодательства или экономического прогресса и медицинского знания вдруг исчезли бы в Древней Руси все нищие и убогие, кто знает - может быть, древнерусский милостивец почувствовал бы некоторую нравственную неловкость".

Развитие традиций милосердия и благотворительности было приостановлено татаро-монгольским нашествием на Русь. В тяжелых условиях ига, переживаемого славянскими народами, трудно было заниматься общественным призрением.

Поэтому миссия общественной благотворительности все более становится делом церкви. К этому времени было уже довольно много монастырей, где давали приют всем нуждающимся.

Первые в государстве больницы, в которых лечили бедных бесплатно, были также учреждены церковью.

Подобная забота духовенства о нуждающихся, помимо религиозных убеждений, обусловливалась соответствующими церковными постановлениями. Уже в Церковном уставе 996 г. упоминалось об обязанностях духовенства по надзору и попечению над бедными, при этом на содержание монастырей, больниц, богаделен и прием странников-неимущих была отведена специальная "десятина", то есть десятая часть поступлений от продажи хлеба, скота, от судебных пошлин и т.д.

В то же время, кроме расширения форм благотворительной деятельности церкви, продолжалась и линия Владимира Мономаха - личное участие князей-правителей в оказании помощи нуждающимся. Так, Ярослав Невский тратил значительные суммы на выкуп русских из татарского плена. Михаил Ярославич, замученный впоследствии в Орде, наставляя сына своего, говорил: "странных и нищих не презирай, угодно бо есть сие Богу". Иоанн Данилович так и был прозван Калитой за мешок, который он носил с собою, раздавая из него милостыню. Дмитрий Донской был настолько сострадателен к бедным и сирым, что кормил их из своих рук.

Исходя в своей благотворительности из нравственно-религиозных побуждений, князья, естественно, склонны были ставить ее под покровительство церкви и поручать осуществление самого дела духовенству. Поэтому представители религии шли во главе благотворительности.

Но к середине XVI в. многие деятели, убедившись, что раздача милостыни без разбору не уменьшает, а увеличивает нищенство, начали относиться к этой форме благотворения отрицательно.

В общественном сознании уже со времен Стоглавого собора (1551 г.) зрела идея перехода от благотворительности к системе общественного призрения. При этом начали ясней обозначаться и контуры системы призрения, которая должна была включать не только помощь бедным милостыней и особенно содержание их в богоугодных заведениях, но и предоставление трудоспособным нуждающимся заработка.

Мысль о развитии государственной помощи была впервые высказана царем Иваном Васильевичем Грозным на Стоглавом соборе. Он утверждал, что в каждом городе должны быть построены богадельни, больницы, чтобы создать приюты для всех нищих и убогих.

Позднее, во второй половине XVII в., во времена царствования Федора Алексеевича, на государственном уровне принимается решение о строительстве двух богаделен не по церковной линии, а в рамках государственной службы общественного призрения. В последующем эти направления развивались параллельно - частное и государственное.

Развитие мер общественного призрения в определенную систему явилось заслугой императора Петра Великого. Систематизируя сделанные им распоряжения, можно прийти к выводу о том, что они охватывают все важнейшие вопросы призрения. В них Петр 1 указывает на предупреждение нищеты как лучший способ борьбы с ней, делит нищих по категориям, ставит виды оказываемой помощи в зависимость от нужд, принимает решительные меры по урегулированию частной благотворительности, устанавливает органы призрения и определяет средства для их развития. Тем самым заложены основы целостной системы, отличающейся определенной стройностью.

В 1700 г. царь Петр I издаст указ о постройке во всех губерниях богаделен для старых и увечных. В 1706 г. близ Новгорода был открыт первый в России приют для "зазорных" (незаконнорожденных) детей, на содержание которого император выделил средства, получаемые с нескольких монастырских вотчин. Позднее он повелевает учредить в городах госпитали для незаконнорожденных, а затем и общие сиротские дома.

За умерщвление незаконнорожденных государь грозил смертной казнью. При этом определялось, что, когда принятые в госпиталь дети вырастут, мальчиков следует отдавать в учение мастерам, а девочек помещать в услужение. Число принимаемых младенцев возрастало. Так, в 1724 г. в одной Московской губернской канцелярии их насчитывалось 865 человек в возрасте до 8 лет. На их содержание полагалось 4731 рубль.

В 1712 г. император требует повсеместного устройства госпиталей "для увечных и самых престарелых, не имеющих возможности снискать пропитание трудами", а городским магистратам вменяет в обязанность изыскивать меры для оказания помощи и выделения пособия бедным, а также заботиться о предупреждении нищеты.

В это время в Москве насчитывалось 90 богаделен, при которых содержалось 4 тыс. нищих. Петр I постоянно требовал, чтобы нищих, способных к труду, привлекали к работе. Следуя европейским примерам, он усиливает наказания для здоровых нищенствующих людей: "первый раз пойманных бить нещадно батожьем", затем их полагалось отсылать в места их прежнего жительства к хозяевам с тем, чтобы те за ними следили, не позволяли просить милостыню, кормили и заставляли работать. Пойманных во второй или в третий раз, предписывалось бить кнутом беспощадно и отправлять на каторгу, а с их хозяев брать штраф за неусмотрение по пяти рублей.

Петр Великий создал целую сеть социальных заведений, имеющих специальное назначение. Например, "смирительный дом" надлежит быть ради таких людей, которые "суть непотребного жития и невоздержанного, яко сыновья не послушны и от злого жития не перестанут и ни к чему доброму склонны не будут, учнут имение расточать, домы разорять и прочие непотребности чинить, такожде и рабы непотребные, которых уже никто и в службу не приемлет, еще же ленивые, здоровые нищие и гуляки, которые, не хотя трудитися о своем пропитании, едят хлеб вотще, и прочие сим подобные, то таковых всех надлежит сажать в смирительные домы и посылать их на работы, чем бы они могли пропитание свое заработать, чтоб никогда праздны не были".

"Прядильные дома" учреждались для "непотребного же и неистового женского пола", которых должно было наказывать таким же образом.

"Гошпитали" были призваны служить призрению сирых, убогих, увечных и самых престарелых людей обоего пола.

Все эти "узаконения" Петра Великого были направлены на обеспечение сознательного отношения к нищенствованию, учета их нужд, определения причин нищеты и способов и видов призрения, обусловленных этими причинами. Отсюда необходимость выяснения как количества, так и категорий нуждающихся. В этих целях император предписывал производить переписи всех больных.

Относя призрение бедных к обязанностям общества, Петр Великий отрицательно отзывался о древнейшей форме благотворительности – без разборчивой милостыне, в которой он видел зло, подлежащее искоренению.

Чтобы обеспечить материальную базу нововведений, император определил новые источники средств, выделяемых на нужды призрения. Вдвое против прежнего был увеличен сбор венечных денег со вступающих в брак; запрещена вольная продажа восковых свечей, это право предоставлялось исключительно церквям; установлен вычет из жалования всяких чинов, "кроме солдат", по одной копейке с рубля на содержание госпиталей; введено обучение монахинь в монастырях рукоделиям и ремеслам с целью обращения денег, вырученных за эти работы, "на общую монастырскую пользу"; сбор доброхотных подаяний в церквях в два кошелька, один из которых предназначался на покупку церковных потребностей, другой - на содержание госпиталей, взаимные с раскольников также направлялись на богоугодные дела. Все эти поборы совокупно составляли незначительные суммы, но сам факт их учреждения со специальным назначением свидетельствует о серьезности намерения организовать дело общественного призрения. Тем самым великий реформатор ограничил роль церкви в социальной политике России, сделал заботу о бедных и немощных обязанностью государственных структур и положил начало становлению государственной системы социального призрения.

То, что было заложено Петром Великим, достойно продолжила и развила Екатерина II. Система общественного призрения, созданная ею, оказалась очень устойчивой и в общих чертах сохранилась до наших дней.

В 1775 г. Екатерина II указала, что в каждой губернии, согласно общественному Приказу необходимо создать управления под председательством губернатора, которым поручалось руководить народным образованием, открывать богадельни, аптечные управления, сиротские дома, дома для неизлечимых больных и другие службы. Создавалась разветвленная структура государственного общественного призрения. Екатерина II позаботилась и об источниках ее финансирования. Так, каждому общественному Приказу выделялось по 15 тысяч рублей, причем эти деньги разрешалось пускать в оборот, то есть давать под процент, тем самым наращивая капитал. Наряду с государственными службами разрешалось создание аналогичных служб частными лицами. Таким образом, параллельное развитие получали как государственная, так и частная системы призрения.

Увлеченная идеями французских просветителей, Екатерина предприняла серьезные шаги по созданию специализированных учреждений для воспитания и образования детей. Это были дома для подкидышей, незаконнорожденных, законных детей, оставляемых родителями по бедности, госпитали для бедных рожениц. Все они были благотворительными и существовали на средства государства. Благодаря реформе в образовании возникает первое учебное заведение для девочек "Воспитательное общество благородных девиц" - Смольный институт. Императрица издала несколько указов, облегчавших участь каторжников и арестантов, подтвердила отмену смертной казни в России. Эти меры подготовили губернскую реформу 1775 г., породившую совершенно новые для России учреждения: губернские приказы общественного призрения, сиротские суды, дворянские опеки.

После эпохи Екатерины II знаменательной вехой в развитии общественного призрения послужило назначение именным указом Павла I его супруги Марии Федоровны руководителем всеми социальными учреждениями. С ее именем связан крупнейший этап в истории развития отечественного благотворения. Названная министром благотворительности, не очень счастливая в браке, она сначала нашла себя в материнстве - имела 10 детей, а в 1796 г. указом царя была назначена главой опекунского совета Воспитательного общества благородных девиц. Их за 32 года ее работы установилось 39. К концу XIX века было образовано более чем 1000 материнских благотворительных обществ. Главной причиной успеха явилось личное покровительство членов императорского дома. Эти учреждения существовали не только на пожертвования (за 12 лет с 1885 - 1897 г. - они превысили 10 млн. руб.), а работали на принципах самофинансирования.

Кроме благотворительных обществ, опекаемых царским двором, было еще 500 благотворительных учреждений с капиталом в 250 млн. руб. Эти общества были разбиты на 15 групп - бесплатные родильные дома, дома сына каторжника, приюты для детей, просящих милостыню, для детей лиц, погибших в Японской войне и другие. Каждый приют имел попечительский совет и свой круг жертвователей, которые не только давали деньги, но и строго проверяли, на что они расходуются.

По инициативе Марии Федоровны создавались все новые и новые благотворительные учреждения, ведомства, сиротские дома. После ее смерти в 1828 г. вся эта есть получила специальное наименование "Учреждения императрицы Марии Федоровны". В 1904 г. ведомство учреждений императрицы Марии уже включало 140 учебных заведений, Императорский воспитательный дом, 376 детских приютов и яслей, а также множество других богоугодных заведений.

Однако бедности, нужды в России было слишком много, а отпускаемые государством средства всегда ограничены, и система социальных учреждений, созданная в конце XVIII - начале XIX столетия, не могла далее полноценно функционировать и развиваться. Стала очевидной необходимость большего участия общественности в делах попечения. С начала 60-х годов XIX века для открытия благотворительных обществ уже не требуется высочайшего соизволения. В это же время (1861 г.) императором Александром II отменяется крепостное право, производятся реформы местного самоуправления. Благодаря этому в России начинается рост общественно-филантропических организаций и заведений, активизируется деятельность частных лиц в оказании социальной помощи населению.

Бесконечное множество нуждающихся в различных видах помощи остававшихся один на один со своими тяготами, вызывали сострадание своих гуманных, более образованных и обеспеченных соотечественников, которые стремились помочь, чем могли. Прежде всего, эта помощь выражалась в более или менее значительных пожертвованиях с благотворительными целями.

Яркое место в истории отечественного благотворения принадлежит князю В.Ф. Одоевскому. Это был филантроп в самом широком смысле этого слова.

Ни одно современное благотворительное мероприятие не обходилось без его участия. Все нуждающиеся находили у него самый сердечный отклик и посильную помощь. Он помогал им советом, деньгами, хлопотал, привлекал к участию в их судьбе других людей и инстанций. Добрый, гуманный человек, проникнутый самым искренним желанием принести больше пользы, князь энергично работал над организацией и устройством всякого рода благотворительных учреждений. Предметом особой его заботы были дети. Стараясь облегчить их судьбу, он стал автором устава Елизаветинской клиники для новорожденных, ему же принадлежала идея организации детских приютов в России, в возможность которой в то время, по его словам, никто не хотел верить, и которая имела такие впечатляющие результаты.

Одоевский, бесспорно, был искреннейшим филантропом, чуждым всякого фарисейства, каких бы то ни было корыстных расчетов. Он делал добро без всякого акцента на популярность, это просто было какой-то потребностью его души. Он был убежден, что нет человека, который, совершенно того не сознавая, не сделал бы в своей жизни хоть небольшого доброго дела, не принес хоть какой-нибудь пользы человечеству.

Благотворительной деятельности посвятил большую часть своей жизни доктор Федор Петрович Гааз, безвозмездно лечивший больных в богадельных домах. Будучи главным врачом московских тюрем, он проводил линию на справедливое, без напрасной жестокости, отношение к виновному, деятельное сострадание к несчастному и призрение больного. Как известно, в то время за виновным отрицались почти все человеческие права и потребности, больному отказывали в действительной помощи, несчастному - в участии.

С таким положением Гааз и вступил в открытую борьбу и вел ее всю жизнь. Его не останавливало ничто - ни канцелярские придирки и затруднения, ни косые взгляды, ни столкновения с сильными мира сего, ни даже частые и горькие разочарования в людях. По его ходатайству были отпущены средства на устройство тюремной больницы на Воробьевых горах. Здесь он, оставляя ссылаемых на некоторое время в Москве "по болезни", разрешал снимать с них оковы и обязывал обращаться с ними, как с людьми, прежде всего несчастными.

Великая княгиня Александра Николаевна и принцесса Терезия Ольденбургская в 1844 г. в Петербурге организовали первую общину сестер милосердия, названную Свято-Троицкой. При общине было создано несколько самостоятельных, но функционально связанных учреждений: отделение сестер милосердия, больница, богадельня, детский приют, исправительная детская школа и "отделение кающихся".

Последнее заведение было создано для лиц женского пола, пожелавших оставить прежний порочный образ жизни. Сестры милосердия своим участием в Крымской войне положили начало великому почину. М.И. Пирогов дал высокую оценку трудолюбию, самоотверженности и большому нравственному влиянию, которое оказывали сестры милосердия на воинов. Среди сестер милосердия было много женщин и девушек знатного происхождения. Устав не позволял делать никому никакой скидки, да никто и не стремился к привилегиям.

Подобных примеров благотворительного подвижничества было немало. Идя навстречу устремлениям общества в развитии частной благотворительности, правительство издало "Положение относительно пожертвований на устроение заведений для призрения неимущих".

По этому документу, на губернаторов возлагалась обязанность определять, достаточны ли пожертвования на устройство и содержание предположенного заведения.

Из числа наиболее крупных пожертвований, сделанных до принятия положения и после, отметим следующие.

В 1803 г. граф Шереметьев учредил с высочайшего соизволения странноприимный дом в Москве на 100 человек и больницу при нем на 50 человек, затратив на это 2500000 рублей.

Помещик Мценского уезда Орловской губернии Лутовинов в 1806 г. построил больницу с флигелем, аптекой и лабораторией.

Коллежский советник Злобин пожертвовал в 1808 г. 40000 рублей на заведения в разных местах больниц для бурлаков.

В 1810 г. именитый гражданин Герценштейн построил в Ямпольском уезде богадельню на 48 человек, а купец Синцов открыл такую же богадельню в г. Орлове на 50 человек.

В 1842 г. княгиня Н.С. Трубецкая возглавила в Москве опекунский совет детских приютов. Первоначально они создавались с целью дать кров и организовать бедных детей, остающихся в дневное время без присмотра родителей, но позднее по указанию совета при них открывались сиротские отделения. По постановлению совета в 1895 г. на средства пожертвователей была открыта больница для детей московских бедняков.

В 1844 г. по инициативе княгини С.С. Щербатовой (урожденной графини Апраксиной), жены московского губернатора князя А.Г. Щербатова, было учреждено "дамское попечительство о бедных".

Таковы были первые шаги, открывающие новый этап в общественном попечении о бедных. В начале XIX века, начался бурный рост числа самых разнообразных благотворительных обществ, учреждений и заведений, а также филантропических акций. Среди них внимания заслуживает основанное несколькими частными лицами "филантропическое общество", получившее в 1816 г. строгую организацию под именем "Императорского человеколюбивого общества". Цель его заключалась в доставлении бедным людям пособий всякого рода. Для этого предполагалось проявлять старания "об учреждении сословий и заведений":

1) для призрения дряхлых, увечных, неизлечимых и вообще к работам неспособных;

2) для доставления неимущим, кои в состоянии работать, приличных упражнений, снабжая их материалами, собирая отработанные ими изделия и сбывая оные в свою пользу;

3) для воспитания сирот и детей бедных родителей.

К числу источников средств для обеспечения деятельности человеколюбивого общества были отнесены все пожертвования, сделанные на устройство какого-либо заведения, когда начальство, в ведомстве которого должно было состоять заведение, признает пожертвование недостаточным на устроение заведения и пожертвований согласится обратить оное в общую массу благотворительных сумм.

За время царствования императора Александра I, Человеколюбивым обществом были учреждены такие заведения, как Попечительный комитет о бедных (1816 г.), Институт слепых (в 1819), Маросейский богадельный дом (в 1825 г.) и другие.

Ко времени царствования императора Александра I относится также образование обществ, основанных на принципах взаимного вспоможения или самопомощи. Их члены, принадлежащие, как правило, к одному какому- либо сословию, составляли капитал посредством ежегодных взносов, который использовался на вспомоществование как людям из их среды, испытывающим финансовые трудности, так и их вдовам и сиротам, не имеющим средств к существованию, тогда как обычно члены благотворительных обществ делали взносы для вспомоществования лицам посторонним, признанных после исследования их положения нуждающимися и заслуживающими такой помощи.

При Александре I были также учреждены кассы: 1) на содержание вдов и сирот пасторов Саратовских протестантских колоний (1806 г.); 2) убогая и училищная в Дерпте (1813 г.); 3) вдовья и сиротская касса С.- Петербургских биржевых маклеров (1822 г.)

Так появилась первая частная организованная благотворительная помощь. С ее возникновением заканчивается исключительное господство закрытых заведений как формы социальной помощи. Впервые о введении помощи бедным слоям населения со стороны общественности было заявлено еще в законах, принятых Петром Великим, однако тогда ее формы и организация не были определены.

В 1882 г. рождается общество попечения о бедных и больных детях "Синий крест", которое находится под покровительством Великой княгини Елизаветы Маврикиевны. В том же году в Москве на средства частного лица - Александры Степановны Балицкой - открывается первый приют для калек и парализованных.

1893 год ознаменован возникновением общества защиты детей от жестокого обращения, которое строит убежища и общежития с мастерскими. Тогда же создаются приюты для слабоумных детей и эпилептиков, все на средства частных жертвователей.

Во времена царствования императора Николая II рост идеи организованной общественной помощи бедным был приостановлен. Новых благотворительных обществ почти не возникало, организация групповой помощи не получила развития. Но в этот период был образован Комитет по разбору нищенствующих, что свидетельствует о том, что идея общественной помощи все же не была отброшена.

К концу XIX столетия в России насчитывалось более 14 тыс. благотворительных обществ и заведений.

По ведомственной принадлежности благотворительные учреждения распределялись следующим образом: Ведомство учреждений императрицы Марии - 683, Российское общество Красного Креста, Императорское человеколюбивое общество - 518, Попечительство о домах трудолюбия и работных домах - 274, ведомства православного исповедания и военного духовенства - 3358, МВД - 6835, Министерство народного просвещения - 68 и др. Только за один 1898 г. услугами них учреждений воспользовалось более 7 млн. человек. Таким образом, курс, взятый на соединение частной благотворительности и общественного призрения в целях реализации идеи организованного общественного попечения о бедных, дал реальные плоды и свидетельствовал об эффективности социальной помощи населению.

Одним из наиболее распространенных форм помощи и взаимопомощи среди населения, получивших распространение в середине XIX в., было поочередное кормление по домам. Оно заключалось в том, что "Призреваемый проводит сутки на полном содержании домохозяина, переходя ежедневно из хаты в хату... Лежащая на сельских обществах обязанность общественного призрения выполняется кормлением неспособных к труду поочередно в каждом дворе в определенное приговорами сельских сходов время".

Кроме того, значительное распространение как способ вспомоществования бедным имела выдача пособий хлебом из сельских запасных магазинов, а также денежных пособий.

Периодически разражавшиеся бедствия - неурожаи, голод на их почве, эпидемии и т.д. понуждали русскую общественность искать меры по облегчению положения народа. Так появились приюты и ясли как форма общественной самопомощи.

Яслями называли дневные приюты для детей, не умеющих ходить, а приютами - учреждения для детей более взрослых. Как правило, в них принимались дети бедного населения бесплатно или за небольшую плату. Создавались они по инициативе частных лиц.

Почти во всех яслях заведующими были представители интеллигенции: учителя, фельдшеры, священники. Позднее ясли-приюты открывались по решению самих крестьянских обществ и ими же финансировались. Так, в 1900 г. крестьянское общество села Новодевичье Симбирской губернии решило отчислять по 10 копеек с ревизской души на организацию и содержание яслей-приюта. В селе Коптевка Сызранского уезда крестьяне ассигновали по 25 рублей и давали продукты питания.

Когда местный священник предложил собрать муку для питания детей в яслях-приюте, то было безвозмездно собрано 25 пудов. В Суджанском земстве крестьянами были сделаны пожертвования для 17 яслей: хлеб, яйца, молоко, сало, картофель и т.д.

Еще одной интересной формой общественного призрения в конце XIX столетия были дома трудолюбия. С самого начала попечительство довольствовалось тем, что составляло из людей, нуждающихся в работе, особые артели, которые нанимались поденно для портовых или других так называемых черных работ, в том числе для очистки улиц, площадей, набивки ледников и т.п. В 1881 г. из среды попечительства избирается особый комитет для сбора пожертвований на сооружение дома трудолюбия. Он был построен за сравнительно короткое время и уже в 1896 г. смог дать работу более, чем 21 тыс. человек. Подобные дома строились во многих городах России на благотворительные средства различных обществ и частных лиц.

Главная цель домов трудолюбия состояла не только в том, чтобы предоставить людям временную работу и обучить профессии, но и в нравственном перевоспитании призреваемых и укреплении их сил для дальнейшей самостоятельной честной трудовой жизни.

Анализ лиц, содержащихся в домах трудолюбия, свидетельствует о том, что самую большую группу составляли молодые люди 20-30 лет, потерявшие работу по легкомыслию, из-за кутежей и пьянства. Будучи полными физических сил, они испытывали недостаток воли и энергии. За ними следовала группа мужчин от 30 до 50 лет, свидетельствующая о том, что зрелый возраст не всегда приносит самообладание.

Кроме того, практиковались и другие формы оказания социальной помощи общественными организациями и частными лицами: биржи труда, специализированные мастерские для женщин, воскресные профессиональные школы и т.д.

Важно отметить, что именно в этот период появляются новые принципы социальной помощи. Происходила децентрализация социального призрения и обеспечения, индивидуализация помощи, сами люди нацеливались на использование своих внутренних ресурсов для решения собственных проблем.

Таким образом, приведенный краткий исторический обзор помогает убедиться в том, что Россия имеет богатые традиции милосердия, сложившиеся на основе сочетания гуманистических устремлений отдельной личности с усилиями общественных и благотворительных организаций и государства.

Многие авторы выделяют несколько этапов развития благотворительности в России, которое в целом можно представить следующим образом:

I этап - IХ-ХУI вв. За этот период Российская благотворительность прошла путь от подаяния милостыни до простейших форм благотворительности;

II этап - от начала XVII в. до реформы 1861 г. зарождаются государственные формы призрения, предпринимаются попытки создания социальных учреждений двух типов: закрытых (богадельни, приюты, служебные дома) и открытых (пособия, обеспечение земельных наделов и т.д.). Осуществляются нововведения в социальной сфере - основываются Общество благородных девиц, Шляхетский кадетский корпус и т.д.;

III этап - 60-е годы XIX в. — начало XX в. Возникают новые подходы к выработке и реализации социальной политики государства. Особое развитие получают частная благотворительность, меценатство. Начинается процесс превращения призрения в подлинно общественное дело.

Более десяти веков российской благотворительности свидетельствуют о том, что одно из традиционных качеств русского национального характера - милосердие и сострадание, стремление помочь ближнему в беде, накормить и обогреть нуждающегося. Это наложило определенный отпечаток на характер социального призрения и меценатства в России.

Богатство нашего отечества традициями милосердия и благотворительности явилось стержнем особых общечеловеческих ценностей, без которых немыслимо цивилизованное общество.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница