Индоевропейская


Глава шестая. ШЕСТОЙ И ПОСЛЕДНИЙ ПЕРИОД МОНОКОНСОНАНТНОЙ ЭПОХИ: ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ К НОВОМУ БРОСКУ



страница5/41
Дата30.04.2016
Размер2.56 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41
Глава шестая. ШЕСТОЙ И ПОСЛЕДНИЙ ПЕРИОД МОНОКОНСОНАНТНОЙ ЭПОХИ: ПОСЛЕДНИЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ К НОВОМУ БРОСКУ
Ещё в рамках второго периода борейцами была сделана дерзновенная попытка сложения моноконсонантных корней, то бишь элементов. Попытка эта, конечно же, исходила от наиболее ярких личностей, и поэтому-то она и была пресечена отпором широких кроманьонских масс, не готовых к такому резкому броску вперёд. Результатом её и стало возникновение двух новых элементов Kj (из K + J) и Kw (из K + W). Дальнейшие события показали, что простое сложение элементов – это было то самое, к чему неизбежно должны были прийти древние борейцы.

Они это и делали – приходили. В тех случаях, когда сложенные старые элементы могли по фонетическим причинам "склеиваться" в нечто новое, возникали и новые элементы; в тех же случаях, когда "склеивание" было невозможно – ничего и не возникало. Просто существовали какие-то подобия современных словосочетаний, вот и всё.

Итак, мы подходим к такому рубежу в развитии борейского языка, когда можно будет сказать: все мыслимые варианты сращивания элементов уже исчерпаны; МОНОконсонантные корни больше не сращиваются, и остаётся только складывать их в БИконсонантные конструкции, что и будет проделано. Борейцы войдут в новую эпоху своего развития, получат новую технологию, которая позволит им двигаться дальше уже на совершенно новых скоростях.

Но пока ещё этого не произошло, и остались некоторые небольшие приготовления к решающему броску в виде разрозненных, бессистемных слияний, о которых я и расскажу ниже.

В разные времена (с разницею в несколько десятилетий, думаю, не больше), по разным поводам и причинам возникли следующие новые элементы по следующим формулам:

N + G = NG > Ng.

Не вижу + земля = у меня под ногами.

Я не увидел этого, потому что это было на земле, а я туда как раз-таки не посмотрел. Отсюда и значения: ВНИЗУ, нижний, вниз.

В результате этого слияния получился ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЙ БИКОНСОНАНТНЫЙ КОРЕНЬ, который стал вскоре моноконсонантным. Этот носовой звук уже был у борейцев – ещё на самых первых порах развития их языка, но затем был утрачен (смотрите пятый раздел Пролога). Много позже этот возродившийся было звук будет опять утрачен и заменён как встарь простым [n]. Пока же следует считать, что моноконсонантный корень Ng произносился как известное нам по современным германским языкам [ŋ].


Rr + L = RL > Rl.

Направленно + с усилием = действовать ПРАВИЛЬНЫМ ОБРАЗОМ; работать согласно существующей строгой технологии.

Результатом этой конструкции стал ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЙ БИКОНСОНАНТНЫЙ КОРЕНЬ, который вскоре превратился в моноконсонантный. Произносился он как нечто среднее между r и l. Полагаю, это был твёрдый звук, говоря научно: не палатализованный, но не настаиваю на этом. Нечто похожее у борейцев уже было ранее (смотрите пятый раздел Пролога), но задолго до описываемых событий.
Rr + J = Rrj.

Направленно + благополучно приходить = успешно преодолеть трудное место, возникшее на пути; БЛАГОПОЛУЧНО МИНОВАТЬ ПРЕПЯТСТВИЕ. Не сворачивая с намеченного пути, благополучно достичь поставленной цели.

ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЙ БИКОНСОНАНТНЫЙ КОРЕНЬ, выраженный долгим, палатализованным, напряжённым сонорным. На ранней стадии своего существования произносился как rr, – звук напряжённый, долгий и мягкий одновременно.
S + J = SJ > Sj.

Израсходовав силы + благополучно приходить = быть на месте: просто: БЫТЬ, НАХОДИТЬСЯ, существовать.

Элемент Sj на начальном этапе был ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫМ БИКОНСОНАНТНЫМ КОРНЕМ SJ, который позже превратился в моноконсонантный и стал произноситься, как один-единственный звук. Либо это мягкое русское [с,] (или [s,]) в слове ОСЬ, либо это сверхмягкое [s,,] принятое в белорусском или польском языках, и имеющее заметный шипящий оттенок.
P + S = pS > fS > Ss.

Действовать руками + расходуя силы = (беря из большого запаса) = НАНОСИТЬ УДАР.

Всё это же самое могло получиться и несколько иным способом:

F + S = fS > Ss;

обрабатывать + расходуя силы = наносить удар.

Отдать предпочтение одному из двух этих вариантов довольно трудно. Всё же я по разным причинам более выделяю первый из них и больше склонен верить именно в его справедливость.

Типичный случай ПРЕЖДЕВРЕМЕННОГО БИКОНСОНАНТНОГО КОРНЯ, который, не выдержав своей новой и необычной роли, превратился со временем в корень моноконсонантный... Произносился на поздней стадии своего существования как глухой долгий спирант [ss], очень возможно, что даже и так: [z] – звонкий краткий спирант! Это последнее предположение влечёт за собою очень далеко идущие выводы, но сейчас речь идёт не об этом… Записываться же мною этот моноконсонантный корень будет в дальнейшем так: pS – чистая условность, но, так будет лучше, ибо все тонкости его истинного произношения только уводят в сторону от основной идеи.


T + J = TJ >Tj.

Через пространство + благополучно проходить = время; НАСТУПИЛО ВРЕМЯ.

Простое определение: пространство – это то, на преодоление чего нужно время.

Лишь очень недолгое время это был ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЙ БИКОНСОНАНТНЫЙ КОРЕНЬ – TJ, позже он стал звучать как Tj – то есть: как один-единственный звук. В современном русском произношении: ТЬ ,] или [t,].


T + L = TL > Tl.

В Пространстве + с усилием = вверх и вниз, поднимая(сь) и опуская(сь), ПО ГОРИЗОНТАЛИ.

ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЙ БИКОНСОНАНТНЫЙ КОРЕНЬ, ставший вскоре моноконсонантным. Описать переход от двух единиц к одной – затрудняюсь, скажу только, что полученная в итоге единица (аллофон) воспринималась говорящими именно как один-единственный звук, который, имея определённую протяжённость во времени, начинался как t, а заканчивался как l.

В дагестанских языках и диалектах буква тI обозначает звук, напоминающий именно такое тл,. Причём существует много примеров, когда там этот звук просто-напросто утрачивает всякое сходство с т и переходит в чистое л,. В раннем бореальном языке всё случилось наоборот: много позже этот звук утратит свою вторую половину, а оставшаяся первая – не сразу, а через какое-то время примет вид звука t.

Звук, более или менее напоминающий тл,, существует и в других языках мира, но говорить с уверенностью, что это то самое, что было когда-то в раннебореальном языке описываемого периода я не осмеливаюсь.

D + J = DJ > Dj.

Желанная цель + благополучно приходить = ЖЕЛАНИЕ.

Лишь на какое-то короткое время – это был ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЙ БИКОНСОНАНТНЫЙ КОРЕНЬ – DJ, позже он стал звучать как Dj – то есть: как один-единственный звук. В современном русском произношении: "ДЬ" ,] или [d,].
Hh! + Hw = Hhw!

Прозрение + возможная опасность = реальная, а не возможная опасность, ПРИБЛИЖАЮЩАЯСЯ ОПАСНОСТЬ.

Hhw! – выражается звонким и очень напряжённым, эмоционально насыщенным звуком!
Hh! + Hj = Hhj!

Прозрение + то, что идёт своим чередом = МГНОВЕННО ОСОЗНАТЬ НЕОБЫКНОВЕННОСТЬ СЛУЧИВШЕГОСЯ, побуждение к решительному действию – умственному или физическому; РЕШИТЬСЯ, ОТВАЖИТЬСЯ, осмелиться.

Очень важное замечание: Hhj! – выражается звонким, очень напряжённым и эмоционально насыщенным звуком!
Gw + K = GwK > KwK > Kk.

Выживание + нечто прочное и надёжное = спасительная прочность, ЗАЩИТА, спасение от гибели, СОПРОТИВЛЕНИЕ, уверенное противодействие; надёжно оберегаться, быть уверенным в своей защищённости.

Таким образом возникает противопоставление исконно моноконсонантного корня K (дадим ему другое обозначение: K1) и ПРЕЖДЕВРЕМЕННОГО БИКОНСОНАНТНОГО КОРНЯ Kk (второе обозначение: K2). Определить в точных фонетических терминах произношение этого нового элемента – не решаюсь. Конечно же, оба символа – Kk и K2 – очень условны.
Кроме того, у меня иногда возникало сильное ощущение: на последнем этапе Моноконсонантной Эпохи появлялись ещё и некоторые другие элементы от слияния с элементом J. А именно: Nj, Mj, и Lj. В своих первых набросках я даже указывал, в каких именно биконсонантных корнях я усматривал эти элементы. Но потом я нащупал тайные следы исчезнувших придыхательных сонорных и сильно усомнился в существовании мягких сонорных да и вообще решил отказаться от идеи добиться предельной точности в описании тех событий. Всё равно ведь: идеальная точность невозможна; вне всякого сомнения, было что-то такое, о чём мы никогда не узнаем или будем только догадываться...

Но, как бы там ни было, а итог последнему шестому по счёту периоду можно подвести такой:

– в начале было 10 моноконсонантных корней,

– а теперь их стало более сорока.

Вот их полный список:

M-группа

1) M (M1) – я вижу (посмотри и ты тоже), я охватываю взором (это существует, потому что я это вижу).

2) Mm (M2) – мне на пользу (и для тебя тоже); это моё, это – для меня.

Оба элемента близки по произношению и по звучанию. При расшифровке легко различаются: 1-й встречается только в левой половине биконсонантного корня, 2-й – лишь в правой.


N-группа

3) N (N1) – я не вижу (а, следовательно, этого не существует).

4) Nn (N2) – внутри (я этого не вижу, потому что это внутри, но это всё-таки существует).

5) Ng – (N3) – внизу, на земле (я этого не увидел, потому что это внизу, куда я не посмотрел своевременно, но это всё-таки существует).

Все три элемента имеют общее происхождение и обладают сходством в значениях. 1-й из них встречается только в левой половине биконсонантного корня, 2-й – в правой и изредка в левой, 3-й – только в правой. Наибольшие трудности вызывают попытки различить 2-й и 3-й элементы; изредка – 1-й и 2-й. 1-й и 3-й – перепутать невозможно.
W-группа

6) W (W1) – растение, рост, вырастать.

7) Ww (W2) – идя через лес, в лесу, лес, лесной; заросли.

8) F (W3) – обрабатывать (инструментами, руками, зубами, лапами), подвергать обработке; жевать; терзать; теребить.

Первые два элемента имеют общее происхождение и весьма сходны по звучанию и по смыслу. При расшифровке создаётся впечатление, что эти различия были весьма непрочными и в самом скором времени вовсе утратились. На деле это означает, что под сомнение ставится количество элементов: два или один? Ответ на этот вопрос должен быть таким: всё-таки два! Их было категорически два, но – очень недолгое время. Этот же ответ можно изобразить и так: WwW, или WWw.

3-й элемент имеет совершенно другое происхождение. Принципиально иное. Фонетического сходства с первыми двумя членами группы поначалу вообще не было никакого, а смыслового – тем более. Звуковое сходство явилось следствием длительных процессов. При расшифровке 3-й элемент легко распознаётся и противопоставляется двум другим.


L-группа

9) L (L1)напряжение сил, с трудом.

10) Ll (L2)подниматься, поднимать.

Оба элемента имеют общее происхождение, сходны по звучанию и по смыслу. При расшифровке довольно легко различаются.


J-группа

11) J (J1)благополучно приходить (дойти и не умереть – это уже хорошо!), успешно достичь цели.

12) Jj (J2)со всех сторон, отовсюду.

Оба элемента имеют общую предысторию, близки по звучанию и по смыслу. Никаких трудностей при расшифровке не вызывают.


S-группа

13) S (S1)сеять (о ветре), извергать, источать из большого запаса, расходовать.

14) Sj (S2) – быть, находиться, располагаться.

15) pS (S3) – наносить удар.

Все три элемента имеют общее происхождение и обладают определённым фонетическим сходством. Сходство смысловое – уже далеко не столь очевидно. При расшифровке довольно легко различаются.

Говорить о 3-м элементе как о чём-то абсолютно достоверном можно лишь в четырёх случаях. Это очень редкий и нетипичный элемент.

Элемент S [s] к описываемому моменту полностью утратил своё прежнее сходство со спирантом [θ]. Это же утверждение справедливо и для обоих других элементов: Sj [s,] и pS [ss], последний из которых на каком-то этапе, быть может, приобрёл вид [z].
T-группа

16) T (T1) – Окружающее Враждебное Пространство (фактически: название той страны, в которой жили борейцы!).

17) Tj (T2) – пришло время.

18) Tl (T3) – вверх и вниз, по вертикали.

Все три элемента имеют общее происхождение и близки в смысловом отношении и фонетически.

Наибольшие трудности при расшифровке возникают при попытках строго разграничить функции элементов T1, T2, T3. Порою возникает соблазн и вовсе соединить их в один общий элемент, от чего, конечно же, следует всё-таки воздерживаться, ибо их различие очевидно (хотя и очень глубоко спрятано). Элемент T3 (T + L = ?) наиболее загадочен. Вопрос о его истинном фонетическом облике – один из самых спорных.


D-группа

19) D (D1) – желанная цель, удалённая цель, нечто удалённое и желательное (то место, где нет меня, но куда я хочу попасть).

20) Dj (D2) – желание, желаемое, хотеть.

Оба элемента имеют общее происхождение, близки фонетически и семантически. При расшифровке лишь изредка позволяют усомниться в правильности выбора одного в ущерб другому.


K-группа

21) K (K1) – камень, нечто очень твёрдое и надёжное.

22) Gw + K, позже Kk (K2) – защищённость, сопротивление, надёжная защита от гибели.

Родство между обоими элементами есть, но довольно отдалённое. Лишь в Эпоху Упрощения (по поводу Эпохи Упрощения – здесь и далее см. ниже, в 10-й главе) они совпали в своём произношении, до этого различия были.

Наибольшие трудности при расшифровке создаёт элемент Kk (K2), фонетические и семантические свойства которого нуждаются в более тщательной расшифровке. На начальной стадии это был преждевременный биконсонантный корень, который лишь позже сжался до уровня моноконсонантного. Какое-то время существовало противопоставление между K1 и K2. Позже эти различия стали сглаживаться, и во избежание паронимического, а затем и омонимического столкновения, элементы были разведены по разным позициям: 2-му было определено находиться только в левой позиции, а 1-му – в правой и только в двух похожих случаях – в левой. Оба последних исключения явно имеют какой-то смысл, но какой именно – понять трудно.
X-группа

23) X (X1) – огонь, костёр.

24) H (X2) – Невидимая Сила; дух (запах), Дух ожество), дуновение, ветер, дыхание; газовое облако; испарение.

25) Hh (X3) – страсть, страстное стремление.

Все три элемента имеют сложную предысторию и совпали по звучанию лишь с наступлением Эпохи Упрощения.

1-й встречается относительно редко и отличается от двух других, прежде всего, своим смыслом.

2-й и 3-й было бы очень легко перепутать, если бы не жёсткое правило: 2-й встречается только в правой половине биконсонантного корня, 3-й – только в левой. Совершенно очевидно, что поначалу такого правила не существовало вовсе и оба элемента могли встречаться и слева, и справа, а различались не только по смыслу, но и по звучанию. Позже, когда фонетические различия между ними стали стираться, борейцам пришлось определить каждому из этих двух элементов своё место. И таким образом: была устранена возможность сначала паронимического столкновения, а затем, когда фонетические различия утратились полностью, и омонимического.
Xw-группа

26) Hw (Xw1) – возможная опасность; на случай возможной опасности; предосторожность на всякий случай.

27) Hhw!, позже Hhw (Xw2) – реальная опасность; будь готов встретить опасность! приготовься к нападению!

Оба элемента имеют весьма близкое происхождение и поначалу легко различались на слух и по смыслу. Позже фонетические различия между ними стали сильно ослабевать, и борейцам пришлось поступить так: первому из элементов было позволено размещаться только в правой половине корня, а второму – только в левой. Вскоре после этого фонетические различия между ними полностью утратились.


Xj-группа

28) Hj (Xj1) – то, что идёт своим чередом; то, к чему мы привыкли; то, что бывает всегда и вполне устраивает нас.

29) Hhj!, позже Hhj (Xj2) – решись! прими решение! нужно собраться с силами!

Оба элемента имеют лишь очень отдалённое семантическое родство. Фонетическое различие между ними имело место лишь поначалу, позже оно стало стираться. Во избежание омонимического столкновения, оба элемента были разведены носителями языка следующим образом: 1-му было определено находиться только в правой половине корня, 2-му – только в левой. Позже звуковые различия между ними полностью утратились, но опасности появления запрещённой омонимии уже быть не могло.


Далее следуют обособленные элементы, не примыкающие ни к каким группам. Некоторые из них обнаруживают между собою весьма ощутимое сходство – фонетическое и смысловое, некоторые не обнаруживают.

Всё это, однако, не имеет никакого значения и при расшифровках не создаёт никаких помех.

Итак:
Обособленные элементы

30) D! или Dh!; позже: Dh – нужный участок земли, наше стойбище, нужное место, место работы.


31) P – действовать руками, жадно захапывать.
32) B – злиться, злобно.

Элемент B встречается только слева. Слухи, распущенные лингвистами определённой ориентации, что такой фонемы вообще не было в древнем индоевропейском языке, – далеко не безобидны, ибо преследуют цель подвести происхождение индоевропейских языков куда-то к району дорогой их сердцу Аравийской пустыни.


33) B! или Bh!, позже: Bh – восторг (сопровождающийся соответствующими жестами рук).
34) G – земля, надёжная твердь под ногами, двухмерное пространство, плоскость.
35) G! или Gh!, позже: Gh – остановка, задержка.
36) Kw – скрытно, укромно, тайно; засада.
37) Gw – выживание; система нормального жизнеобеспечения; мясная пища; наши домашние животные.

Элемент встречается только в левой половине корня.


38) Gw! или Ghw!, позже: Ghw – то, что нужно; то, что нам подходит.

Элемент встречается только в левой половине корня.


39) Kj – помощь, спасение; убежище.
40) Gj – улучшение, ожидаемое в будущем.

Встречается только слева.


41) Gj! или Ghj! позже: Ghj – щекотка; сильное осязательное ощущение; неприятное ощущение.
Последняя цифра "41" – очень достоверна. И каждый её отдельный номер – столь же достоверен. Любой из этих элементов можно, образно говоря, пощупать и сказать: это элемент с таким-то номером.

Далее столь же несомненно следуют ещё четыре номера: 42, 43, 44 и 45.

Это особая R-группа. Особенность её заключается в том, что каждый её отдельный номер – в руках подержать невозможно или очень трудно. Он как бы выскальзывает из рук, растекается в них, плавно переливаясь в другой номер.

Биконсонантных корней, содержащих в себе элементы R-группы, насчитывается 24. Это очень большая и серьёзная цифра. Наблюдения показывают, что никакой моноконсонантный корень не мог встречаться так часто в составе такого небольшого списка высказываний, который состоял всего лишь из 203 единиц. Конечно же, это были несколько разных элементов, а не один! Их звучание, происхождение и значение я уже описал выше самым подробным образом. Причём в правильности, в достоверности этих описаний я нисколько не сомневаюсь. Трудность же состоит вот в чём.

При расшифровке биконсонантных корней, содержащих в себе элементы R-группы, выясняются поразительные вещи:

– В одних случаях трудно понять, имеем ли мы дело с элементом R или с элементом Rr; вроде бы и то правильно, и это. Получается что-то вроде элемента с расплывающимися звуковыми и смысловыми границами: RRr

– В других случаях столь же затруднительно утверждать, имеем ли мы дело с элементом Rr или это уже Rl. Опять получается элемент с неясными фонетическими и семантическими очертаниями: RrRl

– И это притом, что нет ни единого случая, когда бы можно было затрудниться с выбором между R и Rl. Иными словами: есть RRr и есть RrRl, но нет R→Rl.

Это совершенно поразительное обстоятельство! Явно вырисовываются ТРИ элемента, но указать, какой из них 1-й, какой 2-й, а какой 3-й – очень трудно, порою невозможно.

– Совершенно особым случаем является ещё один элемент – Rrj, который можно легко перепутать с элементом Rr. (Быть может, это тоже плавный переход Rr→Rrj? Впрочем, вряд ли.) Но это не самое страшное, гораздо хуже то, что возникают сомнения уже фундаментального порядка: МОНОконсонантный ли это корень вообще или уже БИконсонантный. Rrj это или Rr + J?

Охотно допускаю, что R-группа таит в себе и другие неожиданности, до которых ещё предстоит добраться. Объяснения же этим противоречиям я даю такие:

– это могло быть отражением диалектных разногласий;

– это могли быть разногласия между двумя-тремя поколениями борейцев: молодые по-разному воспринимали на слух фонетическое наследие старших, а отсюда и такая нечёткость;

– наконец, это могли быть разногласия личного или внутриплеменного порядка, и все колебания могли свестись к нескольким годам.

Моё глубочайшее убеждение: правильно именно вот это последнее предположение! Оно базируется не только на моей интуиции (ссылаться на которую как бы несерьёзно), но ещё и вот на чём: 42-й номер (R1), о котором речь пойдёт чуть ниже, таит в себе очень уж неприличное значение. Тут могли вступить в силу всем известные первобытные табуизмы: например, различие в произношении, допустимом для мужчин и позволительном для женщин. Могли быть и возрастные ограничения, и какие-то другие, но непременно связанные с нравственною стороною дела. Всё это можно наблюдать и в некоторых современных языках, на которых говорят народы, ведущие первобытный образ жизни.

Итак, продолжу прерванный список:


Особая R-группа

42) R (R1) – член; нечто продолговатое, вытянутое; указательный палец (указывающий направление движения).

43) Rr (R2) – направляться в одну сторону (по направлению указательного пальца), двигаться в правильную сторону.

44) Rl (R3), – действовать правильно, разумно; работать с соблюдением технологии.

45) Rr + J, позже: Rrj (R4) – благополучно миновать трудный отрезок маршрута, следуя правильным путём.

Четвёртый элемент встречается только слева; третий – только справа. Самым несомненным образом это означает, что на каком-то этапе они обрели угрожающее фонетическое сходство, и возникла опасность паронимического конфликта между ними с последующим переходом к недопустимой омонимии. Вот тогда-то они и были разведены по разным половинам биконсонантных корней. Подобное же мы наблюдаем и с разводкою элементов X2 и X3, Xj1 и Xj2, Xw1 и Xw2, K1 и K2. Не сомневаюсь, что все эти перестановки произошли в одно и то же очень короткое время. Это была идея одного человека, и поначалу касалась она лишь одной паронимической пары элементов. Позже идея была подхвачена его единомышленниками и перенесена на другие пары элементов.

Ни из чего не следует, однако, что такое решение следует считать чем-то вполне естественным, чем-то общечеловеческим. Это было решение в духе специфически рационального мышления борейцев – людей нордического темперамента. Например, предки нынешних кавказцев, окажись они в этой ситуации, ни в коем случае не довели бы своё произношение до такой грани, когда один согласный звук можно было бы перепутать с другим из-за слишком большой трудности их выговаривания. Протокавказцы не боялись таких трудностей: они имели более утончённый слух и более утончённый аппарат органов речи, нежели борейцы, которые были не столь многословны и относились крайне сдержанно к возможности создания новых звуков. Рациональное для борейцев всегда было важнее эмоционального. С точки зрения других народов Земли, проблему опасного фонетического сходства двух моноконсонантных корней можно было бы решить и иначе: например, с помощью различных интонаций. Но это опять-таки было бы слишком эмоциональным решением для рациональных и строгих борейцев, которые не все свои чувства доверяли языку.
К приведённому выше списку можно было бы добавить ещё некоторое количество сверхзвонких или придыхательных сонорных, если бы существовали твёрдые доказательства того, что они к этому времени существовали или что они существовали вообще – когда бы то ни было. Если же они всё-таки были, то к цифре "45" нужно будет добавить ещё несколько единиц.

У меня хватит духу добавить лишь три элемента:


(46) Ll! (позже: Llh!) – взлетать, летать, летящий.

(47) M! (позже: Mh!) – я с изумлением вижу, я смотрю на это с величайшим изумлением.

(48) Rr! (позже: Rrh! или Rh!) – направляться за пределы обычного пространства.

Обращаю внимание: последний номер – это опять R-группа!


По разным причинам предпоследний из этих трёх элементов (M! или Mh!) наиболее всего убеждает в своём былом существовании…
И последнее: я допускаю с довольно большою долею сомнения, что был и ещё один элемент и готов назвать его, но с одною оговоркою: он не перешёл в последующую Биконсонантную Эпоху, а так и остался в Моноконсонантной, смешавшись в ней с другими элементами, близкими по звучанию.

Прошу заметить: этому элементу я принципиально не присваиваю номера и не буду учитывать его при дальнейшем анализе биконсонантных корней. Я просто сообщаю, что он, возможно, существовал. Это элемент: Hh! – страстное переосмысление, внезапное озарение, прозрение.

Далее. Почему не возникли моноконсонантные корни Pw, Bw, Bhw; Tw, Dw, Dhw? В языках небореального происхождения есть и поныне звуки, подобные этим, так почему же они не появились у борейцев?

Ответ на этот вопрос я могу дать только такой: если бы во время второго периода, описанного мною во второй главе, кроме формул

K + J и K + W,

появились бы ещё и формулы

P +W и T + W,

то тогда бы это самое и случилось. Мы бы видели моноконсонантные корни, перечисленные выше. Даже, если бы они не выдержали испытания временем и подверглись бы в дальнейшем жестокому упрощению, то и тогда мы бы видели их следы. Лично я таких следов не обнаруживаю, из чего делаю заключение, что во втором периоде таких формул не было вовсе.

Теперь вопрос такой: а почему не было таких формул?

Отвечаю: не было потребности складывать в единую конструкцию моноконсонантные корни

P и W, T и W.

Просто не было жизненных эпизодов, при которых возникла бы необходимость в сложении корней с такими значениями. Другого ответа я не представляю.

Я не думаю, что будет когда-нибудь открыто существование моноконсонантных корней Pw, Bw, Bhw; Tw, Dw и Dhw в бореальном языке описываемой эпохи. Но я вполне допускаю, что те НЕбореальные языки, которые имеют эти звуки, могут вести свою родословную от этого самого бореального периода со вторым номером. Это будет означать, что они в своё время самостоятельно расширили рамки этого периода и все их дальнейшие периоды уже нельзя будет соотносить с бореальным языком. Полагаю, что поиски этого ответвления следует искать, прежде всего, на Кавказе.

Это было маленькое отступление, которому я прошу не придавать особого значения.


И вот теперь – всё. Совсем всё.

Я сказал всё, что хотел об Эпохе Моноконсонантных Корней, потому что она закончилась и мне нечего к этому добавить.

Сколько она длилась, эта эпоха, трудно определить. Но пофантазировать на эту тему хочется – она волнует воображение...

Итак, было шесть периодов, жёстко расположенных именно в том порядке, в каком я их описал выше. Никакие попытки поменять их местами, изменить их количество или качественное содержание – ни к чему разумному не приведут. Все эти попытки многократно и самым критическим образом проделывались мною самим до тех пор, пока я окончательно не убедился, что всё было именно так, а не иначе. Жёстко так. Шесть именно таких периодов. И именно в такой последовательности.

Так вот, если на каждый из шести периодов дать по тысячелетию, то получится, что всё дело произошло в шесть тысяч лет.

Если по веку – то будет шестьсот лет на всё.

Если по десятилетию – то шестьдесят лет.

Каждое из этих трёх предположений вызывает массу возражений: слишком уж долго; слишком уж коротко; непонятно, почему столько, а не столько…

Чему верить? Какую цифру принять, а какую отвергнуть?

Не знаю.

Шесть периодов – вот та цифра, за точность которой я отвечаю.

Одно всё же не подлежит сомнению: в понимании людей того времени Эпоха Шести Периодов пронеслась очень быстро. Или даже слишком быстро. Есть неопровержимое доказательство того, что наступившая вслед за нею новая Биконсонантная Эпоха поставила борейцев на предел их умственных возможностей. Видимо, не все люди были одинаково готовы к такой резкой перемене, и поэтому возникло некое торможение, некий заслон для чересчур бурно развивающихся лингвистических процессов.

Если когда-нибудь будет доказано, что моё неуверенное предположение насчёт цепочки переходов pS > Ss > Z справедливо, то это будет означать, что шесть периодов – это даже и не 60 лет, а как бы и не 30. Или даже меньше. Но об этом сейчас рано говорить.

Поясню: новая Биконсонантная Эпоха подразумевала не только то, что все корни отныне стали состоять из двух элементов, но ещё и то, что два элемента – это было, как правило, пределом того, что могло выдержать ещё не окрепшее сознание борейца того времени.

Трёх элементов оно либо не выдерживало, либо выдерживало с очень большим трудом и то – очень недолго!

Позже борейцы научатся смешивать и складывать сколько угодно корней, мыслей, высказываний, согласных и гласных звуков, но до этого им ещё предстоит дорасти – и морально, и умственно, и физически, и биологически...

Долгое время язык борейцев напоминал то самое, что мы сейчас видим в современном вьетнамском языке. Позже они перешагнули этот рубеж и пошли дальше.

Пока же, следуя своим путём, те из европейских кроманьонцев, которые выделились в борейское племя, входят в новую Эпоху Биконсонантных Корней, которую по степени её грандиозности нельзя сравнить ни с изобретением атомного реактора, ни с возникновением компьютеров, ни тем более с высадкою человека на Луне, о которой ещё неизвестно, была ли она на самом деле... Только в своём самоослеплении современный человек может воображать, что все эти события двадцатого века так уж значительны. Вхождение борейцев в Эпоху Биконсонантных Корней – событие несопоставимо более величественное по своим масштабам и по своим последствиям.

Но об этом – в следующем разделе моей работы.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

БОРЕАЛЬНЫЙ ЯЗЫК БИКОНСОНАНТНОЙ ЭПОХИ

Если на свете чего-либо много, то, несомненно, во всём этом должен быть какой-то порядок. Если есть порядок, то в нём есть и какой-то смысл.

Простое предположение



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница