Избранные труды



страница13/28
Дата12.12.2019
Размер3.02 Mb.
ТипСборник
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   28
В главе первой обоснованы и изложены в систе­матизированном виде исходные положения кри­минологической педагогики как одной из частных криминологических теорий. В свете ленинских указаний о педагогической борьбе против сил и традиций старого общества раскрывается связь целей и содержания процесса искоренения пре­ступности с задачами формирования нового чело­века, воспитания людей в современных условиях. Идеи сориентированности уголовной политики на задачи воспитания граждан и широкого ис­пользования для достижения целей этой политики воспитательных средств и методов, всегда нахо­дившие отражение в советском законодательстве и практике его применения, в условиях развитого социализма приобретают особенно глубокий смысл, а способы претворения этих идей в жизнь в значительной мере наполняются новым содержа­нием. Усиление и в конечном счете преобладание начал воспитания в советской уголовной политике получило наиболее яркое воплощение и последо­вательную реализацию в курсе на предупреждение преступности как основное направление борьбы с нею. Эффективность мер криминологической профилактики, которой изначально присуща вос­питательная функция, в значительной степени за­висит от их научно-педагогического обеспечения. В плане теоретическом эта проблема выступает как проблема связи между криминологией — наукой, изучающей преступность (ее причины, условия, личность преступника) и разрабатывающей меры ее предупреждения, с одной стороны, и педагоги­кой — наукой о воспитании (в широком смысле этого слова) — с другой. К настоящему времени уже накоплен определенный опыт использова­ния достижений педагогики в изучении и пред­упреждении преступности. Это касается прежде всего таких криминологических проблем, как борьба с правонарушениями несовершеннолетних и правовое воспитание. Однако криминолого-педагогический подход к изучению и предупрежде­нию преступности не может быть исчерпан этими, хотя и важными, но частными проблемами теории и практики борьбы с правонарушениями. Он дол­жен быть существенно расширен и распространен на все элементы предмета криминологии, приоб­ретая для нее, таким образом, сквозное значение. Реализация данного подхода логически приводит к необходимости выделения в системе крими­нологии в качестве одной из ее частных теорий криминологической педагогики, призванной из­учать закономерности и специфику проявления педагогических факторов преступности (включая причины и условия преступности, личность пре­ступника и механизм преступного поведения) и разрабатывать на этой основе педагогические проблемы криминологической профилактики.

Социальная ценность, научная и практиче­ская значимость криминологической педагогики особенно возрастают в настоящее время, когда социалистическое общество в своем развитии все больше удаляется от этапов, на которых действова­ли, и порой весьма интенсивно, коренные (сугубо базисные) социальные причины преступности; когда причины преступности, пьянства и других социальных «болячек», как подчеркивалось на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС, в значи­тельной степени коренятся ныне в недостатках воспитательной деятельности; когда вопросы идеологической работы, включая те ее стороны, которые нацелены на борьбу с социально-негатив­ными явлениями бытия и сознания, все больше выдвигаются на первый план.

Основной методологический принцип построе­ния криминологической педагогики, определяю­щий внутреннюю логику ее развития, состоит в том, что к познанию социально-правовых явле­ний (феноменология и закономерности преступ­ности, ее причины и т. д.) она подходит с позиций советской педагогики, вскрывает в них педаго­гически значимые явления и закономерности, признаки, особенности, исследует свой предмет с использованием категорий, положений, выводов педагогики. При этом рассматриваемая частная теория криминологии опирается на прочный фундамент материалистической диалектики, ее законы и категории.

Всеобщая, универсальная связь предметов и явлений объективного мира проявляется в ис­следуемой сфере социальной жизни прежде всего в том, что педагогические факторы преступности взаимодействуют с иными — экономическими, социально-психологическими и т. д. Понятие всеобщей связи является философской основой известного комплексного подхода к постановке всего дела воспитания, который реализуется и в криминологической профилактике.

Основываясь на философском учении о раз­витии, криминологическая педагогика изучает соответствующие явления и процессы не как за­стывшие, раз и навсегда данные, а как находящиеся в постоянном движении. Искоренение социально ­негативных явлений с помощью педагогических мер криминологической профилактики расчищает дорогу для нового как необходимого результата прогрессивной тенденции социального развития.

Значение закона единства и борьбы противо­положностей для криминологической педагогики обусловлено прежде всего тем, что данная теория является инструментом познания определенных общественных противоречий, играющих кри­миногенную роль. Специфическим объектом познания для этой теории являются криминоло­гически значимые противоречия, которые связаны с осуществлением такой функции общества, как воспитание. К ним, в частности, относятся опреде­ленные диспропорция, упущения и просчеты, свя­занные с отступлением от комплексного подхода к воспитанию, с рассогласованностью усилий по идейно-политическому, трудовому, нравственному и правовому воспитанию. В условиях, когда пере­стали действовать коренные социальные причины преступности, когда она сама и то, что ее проду­цирует, выступает как «отзвук ликвидированных основных социальных противоречий»1 кримино­генная роль подобных педагогических по своему содержанию факторов относительно возрастает, в известном смысле выдвигается на первый план.

Диалектические противоречия присущи не только тому, на что воздействует система преду­преждения преступности, но и ей самой, вклю­чая те меры криминологической профилактики, которые базируются на положениях и выводах криминологической педагогики. Противоречием является то, что поставленная в полном объеме сравнительно недавно задача профилактики пре­ступлений решается порой старыми средствами и методами. Существует противоречие между пере­довым опытом воспитательной работы с право­нарушителями и сложившимися в этой области традициями, устаревшими положениями и нор­мативами. Закономерностям педагогического про­цесса в сфере криминологической профилактики противоречит достигнутый к настоящему времени уровень профессиональной подготовки субъектов этой деятельности, у которых отмечается дефицит психолого-педагогических знаний, умений, на­выков.

В соответствии с законом перехода количе­ственных изменений в качественные и обратно криминологическая педагогика изучает различные степени нравственно-педагогической запущенно­сти личности, ее предкриминальной и криминаль­ной активности, которая может бить представлена как цепь своеобразных агрегатных состояний, связанных с совершением антиобщественных действий (не нарушающих норм права), право­нарушений непреступного характера и, наконец, преступлений. С учетом интересов профилактики преступлений очень важно своевременно уловить момент, когда количественные изменения, проис­ходящие в пределах указанных агрегатных состоя­ний, могут привести к качественным изменениям («скачкам») в поведении личности. Различаемые в соответствии с данным философским законом понятия качества и свойства имеют большое зна­чение для адекватной оценки отклонений в раз­витии личности правонарушителя. В частности, и в теории, и на практике следует избегать одно­сторонней оценки отдельных свойств личности правонарушителя, которые порой воспринимают­ся как ее качественная определенность, например, отдельные черты характера интерпретируются как направленность. Требованиям целостности должны отвечать критерии исправления лично­сти правонарушителя, в основе которых лежит качественно определенная система ведущих от­ношений, выражающих направленность личности, а не отдельные ее свойства. Для определения опти­мального варианта интенсивности воспитательных воздействий на правонарушителей используется категория меры, выражающая диалектическую связь количества и качества.

Преступность, ее причины, связанные с нею социально-негативные явления при социализме представляют собой своеобразное «исключение из правил», составляющих содержание философского закона отрицания, ибо они выражают не восходящий, а локально нисходящий характер движения, не преемственность в развитии, а тот факт, что наряду с побеждающим новым опреде­ленное время существу мешающее ему старое. Что касается мер криминологической профилактики, включая педагогические, то они развиваются в соответствии с данным законом по спирали, с возвратом якобы к старому и удержанием из него всего положительного и повторением его на новой, высшей основе.

Большое методологическое значение для кри­минологической педагогики имеют категории необходимости и случайности. Принципиально важным для нее как одной из частных теорий социалистической криминологии является вы­вод о том, что искоренение преступности — это историческая необходимость. С позиций крими­нологической педагогики исследуется диалектика необходимого и случайного в таких социальных процессах и явлениях, как педагогические факто­ры преступности, существование и механизм дей­ствия причин и условий правонарушений, прояв­ляющихся в духовной жизни, в области культуры, в сфере осуществления воспитательных функций общества в целом и его отдельных институтов (се­мьи, общеобразовательной и профессиональной школы, трудовых коллективов и др.). В системе предупреждения преступности, включая ее педагогические аспекты, пробивает себе дорогу не только необходимость, но и случайность, причем последняя, вопреки неточным пред­ставлениям, сложившимся в обыденном сознании, имеет свои причины.

Криминологическая педагогика изучает в кри­минологически значимых явлениях и процессах также диалектику возможности и действитель­ности. Для того чтобы возможность ликвида­ции преступности, порождающих ее причин реализовалась как действительность, нужны со­ответствующие условия; среди них определенное место занимают педагогические (наряду с эконо­мическими, политическими, организационно­управленческими и др.), существование которых связано прежде всего с такими предпосылками искоренения социально-негативных явлений, как рост культурного уровня, сознательности людей.

Методологическое значение рассматриваемых категорий диалектического материализма для криминологической педагогики имеет еще один аспект, связанный с тем, что интересующие эту теорию криминогенные факторы, в частности, связанные с недостатками воспитательной работы причины и условия преступности могут в одних случаях выступать как действительность, в дру­гих — как возможность. Последовательно про­филактический подход к решению задач борьбы с преступностью предполагает прогностическое выявление и блокирование возможных издержек, теневых сторон, побочных результатов позитивных социальных процессов, еще не сыгравших свою криминогенную роль и только могущих «войти» в систему детерминант преступности. Большие возможности для реализации этого подхода предоставляет осуществляемая в стране реформа обще­образовательной и профессиональной школы.

Меры криминологической профилактики, включая педагогические, должны осуществляться как при наличии реальной возможности пре­ступных проявлений или индивидуального акта преступного поведения (непосредственная про­филактика), так и в случаях, когда налицо хотя бы формальная (абстрактная) возможность пре­ступных проявлений или акта индивидуального преступного поведения (ранняя профилактика).

Обращаясь к философским категориям содер­жания и формы, следует прежде всего отметить, что характеристика определенных криминоген­ных факторов, а также мер криминологической профилактики как педагогических является со­держательной, а не формальной. Содержатель­ная характеристика педагогических элементов криминологической профилактики наиболее полно и ярко раскрывается при рассмотрении ее средств, методов и частных приемов. Признавая содержание криминологической профилактики ведущим, определяющим по отношению к ее фор­мам, нельзя пренебрегать последними, относиться к ним как к чему-то малозначительному, заведомо несущественному. Подобное забвение диалектики сочетания содержания и формы особенно вредно для правоохранительной деятельности, в рамках которой осуществляется значительная часть пе­дагогических мер криминологической профилак­тики. Эффективность этих мер прямо зависит от того, насколько на практике удается обеспечить соответствие форм воспитательно-профилакти­ческой работы ее содержанию.

Криминологическая педагогика в качестве на­учной теории имеет дело как с сущностью, так и с явлением. Криминолого-педагогическое позна­ние может быть представлено как путь, ведущий от явлений к сущности. Для криминологической педагогики как научной теории, призванной способствовать недопущению или устранению нравственной деформации личности, огромное методологическое значение имеет адекватное по­нимание истинной человеческой сущности. Опе­рируя рассматриваемыми категориями, кримино­логическая педагогика также вооружает субъектов криминологической профилактики критериями и инструментами различения сущности и явления в изучаемых его объектах, умением видеть за внеш­ней стороной предметов и процессов внутреннюю, недоступную непосредственному восприятию.

Наряду с рассмотренными методологическую основу криминологической педагогики состав­ляют другие категории материалистической диа­лектики, например, причина и следствие, общее, особенное, единичное и т. д.; общенаучные ме­тоды — формальная логика, обобщение, анализ и синтез, абстрагирование, моделирование и др., а также методы конкретных социологических ис­следований, модифицированные применительно к задачам, объектам и процедуре криминологиче­ского и педагогического познания.

Анализ исходных теоретических положений криминологической педагогики завершается рас­смотрением ее места в системе юридических и пе­дагогических знаний. Вопрос о месте в системе научных знаний особенно важен для теорий, подобных криминологической педагогике, кото­рые, во-первых, находятся в стадии становления, во-вторых, рождаются на «стыке» различных наук. При науковедческом анализе криминоло­гическая педагогика может быть представлена как своеобразный срез со всех основных элементов предмета криминологии, которым соответствуют криминологические учения о преступности, ее причинах и условиях, личности преступника и, на­конец, о предупреждении преступности. Для выде­ления криминологической педагогики в качестве частной криминологической теории имеется объ­ективная основа. Она прежде всего состоит в том, что в социальной действительности существуют педагогические факторы преступности. Большое значение в этом отношении имеет также тот факт, что поскольку перед правоохранительными орга­нами и другими субъектами общественных отно­шений стоят задачи профилактики преступлений (а не только их раскрытия, наказания виновных), постольку в социальной действительности возни­кает такая сложная (с одной стороны, социально-­правовая, с другой — педагогическая) реальность, как специальный педагогический режим для определенных категорий лиц, подвергающихся воспитательно-профилактическому воздействию. В обобщенном виде этот режим, закрепленный в законе, характеризуется тем, что воспитательная работа осуществляется в нем в экстремальных условиях.

Криминологическая педагогика конструи­руется как одна из частных криминологических теорий, подобных «криминологической демогра­фии» (М. М. Бабаев), «криминологической про­гностике» (Г. А. Аванесов, Ю. В. Солопанов и др.), «криминологической экологии» (Ю. М. Антонян) и др. Необходимость выделения, относительно самостоятельного существования и развития таких теорий обусловлена тем, что в той или иной сфере социальной жизни (в данном случае — в сфере из­учения и предупреждения преступности) не могут быть использованы в готовом, немодифициро- ванном виде положения соответствующих наук (демографии, прогностики, педагогии и т. д.). Криминологическая педагогика обеспечивает использование данных одной науки (педагогики) в сфере приложения другой (криминологии). На данном этапе своего развития криминологическая педагогика с полным основанием может и должна рассматриваться как элемент системы кримино­логических знаний, как одна из частных теорий криминологии, а не педагогики. Социальный заказ на ее разработку формируется исходя непосред­ственно не из глобальных задач формирования нового человека, воспитания в целом, а из более частных задач предупреждения преступности, взя­тых к тому же не в полном объеме, а лишь в разрезе воспитательных аспектов. Задачи борьбы с пре­ступностью, ее изучения и предупреждения стоят, как известно, перед криминологией, а не педагоги­кой. Криминологическая педагогика призвана дать научное описание, объяснение, прогнозирование некоторых объектов, изучаемых криминологией, а не педагогикой. Положения и выводы этой част­ной теории поступают на вооружение прежде всего и главным образом специалистов в области борьбы с преступностью, используются в первую очередь работниками правоохранительных органов. На­конец, применение достижений педагогики в си­туациях криминологической профилактики под­чинено в конечном счете интересам правоохраны и осуществляется в значительной мере в порядке, регулируемом юридическими нормами.

Криминологическая педагогика призвана обе­спечить использование в интересах борьбы с пре­ступностью прежде всего положений общей педа­гогики, в первую очередь ее общих основ и теории воспитания (в узком смысле слова). В возрастной педагогике с позиций криминологии представля­ют интерес воспитательные, а не дидактические аспекты, изучаемые в основном школьной педаго­гикой и педагогикой взрослых. Из проблематики специальной педагогики с криминологической точки зрения наиболее значимы вопросы олигофреники.

У криминологической педагогики много обще­го с исправительно-трудовой, которая, как из­вестно, исследует закономерности педагогического процесса в специфических условиях исполнения наказаний, связанных с исправительно-трудовым воздействием. Основные различия между этими системами знаний сводятся к следующему.

Ис­правительно-трудовая педагогика разрабатывает методы и формы воспитательного воздействия на осужденных, при этом основное внимание уделя­ется тем из них, кто отбывает наказание в ИТУ. Педагогическое воздействие в ситуациях крими­нологической профилактики осуществляется на иные категории лиц, среди которых значительную часть составляют люди, не вступавшие в конфликт с уголовным законом, несудимые (например, со­вершившие административные правонарушения, ближе всего стоящие к преступности). Другую значительную категорию лиц, подвергающихся воспитательному воздействию в процессе крими­нологической профилактики, составляют лица, ранее совершившие преступления, судимые, но в отличие от объектов исправительно-трудового воздействия, уже отбывшие наказание (освобож­денные от его отбывания в установленном законом порядке). К специфическим объектам воспита­тельных воздействий в сфере криминологической профилактики относятся также лица, осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы и с исправительно-трудовым воздействием, а так­же освобожденные от уголовной ответственности с привлечением к административной, с передачей дела в товарищеский суд или передачей на поруки.

Следует также иметь в виду, что в ситуациях криминологической профилактики воспитатель­ное воздействие может распространяться и на законопослушных граждан (например, в ходе правовоспитательной работы).

Субъектами педагогического процесса, изучае­мого исправительно-трудовой педагогикой, явля­ются должностные лица исправительно-трудовых учреждений и спецкомендатур, наблюдатель­ные комиссии, представители общественности, специализирующиеся на работе с осужденны­ми. В ситуациях криминологической профилак­тики типичными субъектами педагогического процесса являются работники милиции, члены и общественный актив комиссий по делам несо­вершеннолетних, по борьбе с пьянством, а также общественные воспитатели, советы профилактики правонарушений в трудовых коллективах, советы общественных пунктов охраны порядка и т. д.

Характерной особенностью педагогического процесса в исправительно-трудовых учреждениях является то, что он осуществляется в условиях изо­ляции осужденных от общества, определенного режима отбывания наказаний. В ситуациях кри­минологической профилактики педагогический процесс осуществляется без изоляции профилактируемых от общества (исключая случаи при­менения административного ареста за некоторые правонарушения). Устанавливаемые для лиц, под­вергающихся профилактическому воздействию, правовые ограничения и специальные правила поведения (например, при административном надзоре за лицами, освобожденными из мест ли­шения свободы) по своей юридической природе отличаются от режима, установленного для мест отбывания наказания.

Наконец, если правовая регламентация пе­дагогического процесса в ходе исполнения на­казаний, связанных с исправительно-трудовым воздействием, осуществляется нормами исправи­тельно-трудового права, то в ситуациях кримино­логической профилактики — в основном нормами уголовного и административного права и лишь в незначительной части нормами исправительно-­трудового права.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   28


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница