Курс: психология семейных отношений


Стили детско-родительского общения



Скачать 136.75 Kb.
страница4/5
Дата23.04.2016
Размер136.75 Kb.
ТипЛитература
1   2   3   4   5

3.4. Стили детско-родительского общения
Стиль детско-родительского общения – результирующая сложной мотивационной динамики, отражающая индивидуальные стратегии разрешенных мотивационных конфликтов между родителями и детьми.

Значение семьи в воспитании ребенка во многом определяется теми отношениями, которые складываются между родителями и детьми.

По мнению А.Н.Харитонова, в глазах ребенка мать и отец выступают в нескольких ипостасях:

· как источник эмоционального тепла и поддержки, без которых ребенок чувствует себя беззащитным и беспомощным;

· как власть, директивная инстанция, распорядитель благ, наказаний и поощрений;

· как образец, пример для подражания, воплощение мудрости и лучших человеческих качеств;

· как старший друг и советчик, которому можно доверить все.

Одним из главных в анализе детско-родительских отношений является понятие “роль”. Принятие той или иной роли родителями по отношению к детям определяет стиль воспитания. По мнению В.И.Гарбузова, существуют три типа неправильного воспитания: тип А – неприятие, эмоциональное отвержение, тип Б – гиперсоциализация, тип В – эгоцентрическое воспитание. Особенно чувствителен к отклонениям в стиле родительского воспитания подростковый возраст. У подростка одновременно существуют два типа потребностей: потребности в автономии, уважении, самоопределении и достижениях и вместе с тем потребности в поддержке и присоединении к семейному “мы”.

Родители влияют на своих детей посредством некоторых психологических механизмов:

· во-первых, подкреплением, когда поощряется поведение, которое взрослые считают правильным, наказываются нарушения установленных в семье правил;

· во-вторых, идентификацией – ребенок подражает родителям, ориентируясь на их пример и стараясь стать таким же, как они;

· в-третьих, пониманием, когда родители чутко улавливают внутренний мир ребенка и стараются откликаться на все его проблемы, формируя тем самым его самосознание и коммуникативные качества.

Е.Т. Соколова выделяет следующие стили взаимного общения родителей и детей: сотрудничество, изоляцию, соперничество, псевдосотрудничество (см. юниту 1).

Наиболее интересна классификация стилей воспитания (точнее аномалий стилей воспитания), предложенная А.Е.Личко и Е.Г.Эйдемиллером для подростков:

1. Гиперпроекция, которая характеризуется недостатком опеки и контроля. Ребенок остается без надзора. К подростку проявляют мало внимания, нет интереса к его делам, часты физическая заброшенность и неухоженность. При скрытой гипопроекции контроль и забота носят формальный характер, родители не включаются в жизнь ребенка, что приводит к асоциальному поведению из-за неудовлетворенности потребности в любви.

2. Доминирующая гиперпроекция, которая проявляется в повышенном, обостренном внимании и заботе к ребенку, чрезмерной опеке и мелочном контроле поведения, слежке, запретах и ограничениях. Ребенка не приучают к самостоятельности, подавляют развитие его чувства самостоятельности и ответственности. Это приводит либо к реакции эмансипации, либо к безинициативности, неумению постоять за себя.


3. Потворствующая гиперпроекция, так называемое воспитание “кумира семьи”. Родители стремятся освободить ребенка от малейших трудностей, потакают его желаниям, чрезмерно обожают, покровительствуют, восхищаются его минимальными успехами и требуют такого же восхищения от других. Результат такого воспитания проявляется в высоком уровне притязаний, стремлении к лидерству при недостаточном упорстве и опоре на свои силы.

4. Эмоциональное отвержение, при котором ребенком тяготятся. Его потребности игнорируются. Иногда с ним жестоко обращаются. Родители (или их заместители) считают ребенка обузой и проявляют общее недовольство ребенком. Часто встречается скрытое эмоциональное отвержение ребенка: родители стремятся завуалировать реальное отношение к ребенку повышенной заботой и вниманием к нему. Этот стиль воспитания оказывает наиболее отрицательное воздействие на развитие ребенка.

5. Жестокие взаимоотношения, которые могут проявляться открыто, когда на ребенке срывают зло, применяя насилие, или быть скрытыми, когда между родителями и ребенком стоит “стена” эмоциональной холодности и враждебности.

6. Повышенная моральная ответственность, когда от ребенка требуют честности, порядочности, чувства долга не соответственно его возрасту. Игнорируя интересы и возможности ребенка, возлагают на него ответственность за благополучие близких. Ему насильно приписывают роль “главы семьи”. Родители надеются на особое будущее своего ребенка, а ребенок боится их разочаровать. Часто ему перепоручают заботу о младших детях или престарелых.


3.5. Репродуктивное поведение
Одной из характеристик семейного поведения является репродуктивное поведение. Репродуктивное поведение – система действий и отношений, определяющих рождение детей в семье.

Как и всякое человеческое поведение, репродуктивное поведение ограничено определенными рамками, задающими верхний и нижний предел его действия, пределы вмешательства человека в естественный цикл деторождения. Эти рамки заданы, с одной стороны, физиологически, характеризуя исторически конкретный потенциал рождаемости, максимально возможное число детей, которое может родить женщина в течение своей жизни в заданных условиях (демографические структуры, состояние здоровья, уровень смертности и пр.). С другой стороны, эти рамки заданы системой социального контроля, определяющего, в какой конкретно степени будет реализован этот социально-биологический потенциал рождаемости, какое конкретно число детей будет рождено женщиной.


Понятие репродуктивного поведения имеет отношение к системе социального контроля. Именно оно определяет, сколько детей и через какой промежуток времени будет иметь семья (рис. 1).


Рис. 1. Репродуктивный процесс человека
Одним из основных элементов репродуктивного поведения является потребность в детях. Это главный двигатель репродуктивного поведения, ведущий из всех его внутренних регуляторов. Как социальная потребность высшего уровня потребность в детях не связана прямо и непосредственно с потребностями низших уровней (органическими и потребностью в самосохранении). Именно поэтому не существует никаких границ ее ослабления: никакие физиологические механизмы не в состоянии защитить ее от этого. Потребность в детях не связана и с сексуальной потребностью. Рождение детей имеет лишь своим предусловием, посредником сексуальное поведение. Человек с давних пор может нарушать и нарушает механизм репродуктивного цикла, удовлетворение сексуальной потребности не предполагает обязательного рождения ребенка и чем дальше, тем в меньшей степени сексуальные отношения являются средством деторождения.

Чтобы ребенок родился, необходима социальная мотивация, не биологическая по своей природе.



Потребность в детях – социально-психологическое свойство личности, проявляющееся в том, что без наличия детей и их необходимого числа она испытывает трудности самоактуализации.

Для понимания сущности потребности в детях огромную роль играют репродуктивные нормы – детерминированные обществом принципы и образцы поведения, относящиеся к рождению определенного числа детей, и принятые в тех социальных группах, к которым принадлежит или хотел бы принадлежать индивид. Важнейшей особенностью репродуктивных норм является их исключительная устойчивость.

Потребность в детях не меняется под влиянием текущих условий жизни и их изменений. Меняются лишь семейные ситуации, которые либо способствуют, либо препятствуют удовлетворению потребности в детях. Величина потребности в детях неизменна на протяжении жизни человека.

Количественная и качественная определенность потребности в детях соответственно раскрывается в понятиях репродуктивных установок и репродуктивных мотивов.



Репродуктивные установки – это психические качества личности, обусловливающие взаимную согласованность разного рода действий, характеризующихся положительным или отрицательным отношением к рождению определенного числа детей. Репродуктивные установки делятся на два класса:

- установки детности, регулирующие достижение определенного числа детей (установки на благополучные исходы беременности, на интервалы между рождениями детей, на пол ребенка, на усыновление ребенка);

- установки на применение контрацепции и искусственное прерывание беременности.
Качественную сторону потребности в детях характеризуют репродуктивные мотивы.

Репродуктивные мотивы – психические побуждения к достижению разного рода личных целей через рождение определенного числа детей. Репродуктивный мотив характеризует личностный смысл появления на свет ребенка любой очередности. Дети при этом оказываются средством достижения определенных целей.

Согласно современным представлениям, репродуктивные мотивы подразделяются на экономические, социальные и личностные (см. юниту 1).


4. РОДСТВЕННЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
4.1. Родство и его типы. Роли в родственных отношениях
Родственные отношения (родство) – отношения между братьями и сестрами в обычной семье, а также между родителями, детьми и другими родственниками в расширенной семье по поводу реализации ими семейно-родственных ролей.

По мнению М.Годелье, под родственными отношениями подразумеваются социальные отношения, возникающие в результате применения правил и принципов, определяющих, с кем и когда индивид может вступать в брак и кому принадлежат дети, рождающиеся от этого брака. Таким образом, по сути дела, они выполняют функцию социального контроля над сексуальностью и рождением детей, их воспитанием и присвоением. Они дают определение индивиду по его рождению на основе кровных связей (филиаций) с некоторыми или всеми его предками. Филиация может устанавливаться по цепочке: отец, отец отца и т.д. (патрилинейной); если же она включает мать, мать матери и т.д. (матрилинейной); система родства, устанавливаемая по отцу отца и матери матери, называется билинейной, а одновременно по отцу и матери отца и отцу и матери матери – нелинейной или когнатической.

Приведем отрывок из работы известного этнографа Ю.И.Семенова “Происхождение брака и семьи”.

“Понятие о родстве неразрывно связано в современных представлениях с понятием о происхождении. Родственниками являются люди, связанные происхождением. Существует две формы такой связи: первая – это связь между людьми, их которых один произошел от другого, вторая – связь между людьми, которые произошли от одного и того же предка. В первом случае люди просто связаны происхождением, во втором – общностью происхождения…

Связь посредством рождения является самой простой, элементарной формой отношения родства. Для обозначения этой элементарной единицы нередко употребляется термин “степень родства”. Люди, из которых один рожден другим, связаны одной степенью родства, являются родственниками в первой степени. Внука связывает с дедом уже не одна степень родства, а две, они являются родственниками во второй степени. Правнука связывают с прадедом три степени родства, они являются родственниками в третьей степени.

Любое отношение между родственниками независимо от числа степеней родства образует линию родства. Линия родства может состоять как из одной степени, так и из многих. В последнем случае она представляет собой цепь степеней родства.

Люди, происходящие друг от друга, связаны линией происхождения или линией прямого родства. Они состоят в родстве по прямой линии или просто в прямом родстве. В отличие от них, люди, происшедшие от общего предка, характеризуются как состоящие в родстве по боковой линии или просто в боковом родстве… Боковая линия родства есть любая линия происхождения, отходящая от общего предка, исключая лишь ту, на которой находится человек, от которого ведется отсчет и которого принято обозначать как “Я”. Первой боковой линией называют линии, идущие от моих родителей через моих братьев и сестер. Второй боковой линией называют линии, идущие от родителей моих родителей через братьев и сестер моих родителей и т.д. Родственные отношения представляют собой не просто отношения между индивидами, они всегда проявляются как отношения одного индивида, который выступает в качестве центра системы и не может быть обозначен иначе, чем “Я”, ко всем остальным, которые выступают в качестве его родственников и обозначаются им соответствующими терминами родства. От того, кто в данном контексте выступает в качестве “Эго”, зависят характеристика данной линии как прямой или боковой, деление прямой линии на восходящую и нисходящую. У человека не может быть менее двух или более двух родителей. От него отходят две и только две восходящие линии. Что же касается нисходящих линий, то они могут быть, а могут и не быть. Характер реального родства определяет природу систем родства, терминологию родства.

…Однако следует говорить не просто о системах, а о системах родства и свойства. Свойство есть отношение, существующее между одним из супругов и родственниками другого, а также между родственниками обоих супругов. Каждый родственник одного из супругов для другого супруга и его родственников является свойственником. Для обозначения отношений свойства существуют особые термины (зять, тесть, золовка, и т.п.). Вместе с терминами родства, а также терминами, употребляемыми для обозначения супругов (муж, жена), они и образуют то, что Морган называл системой родства и свойства…”.


Рис. 2. Диаграмма максимального числа родственных уз в полигамном браке
Сегодня многие из семейно-родственных ролей ушли в прошлое и стали неизвестны. Тем не менее, следует отметить, что с учетом моногамных и полигамных форм брака возможны 7 типов первичных семейно-родственных отношений (у какого-либо “Я” (Эго) будут связи с отцом, матерью, братьями, сестрами, с супругом, сыновьями и дочерьми, рис. 2). В свою очередь, роли отца, матери, супруга имеют каждая еще по 7 семейно-родственных связей, остальные 4 роли – по 3 связи (супруги, сыновья, дочери). Итого получается 33 вторичных отношения и 151 тип третичных родственных уз относительно “Я” (Эго).

На воспитание детей в семье помимо родителей заметное влияние оказывают родственные отношения между самими детьми – отношения между братьями (ом) и сестрами (ой) – в различных вариациях. Родственные связи между детьми могут быть источником счастья в семье, иметь очень крепкие, продолжительные привязанности, выражать заботу, внимание, удовольствие от общения друг с другом. Но они могут быть и конфликтными, дисгармоничными, порождать семейные проблемы.

Некоторыми психологами обнаружены общие тенденции, связанные с положением ребенка в семейном созвездии. Различное положение человека в своей семейной системе имеет особый смысл в его развитии и последующих семейных взаимоотношениях, общении, деятельности, в формировании мотивационных и инструментальных качеств личности.

В. Таман обнаружил тенденцию воспроизводить в своей новой семье место, которое человек занимал среди братьев и сестер. К примеру, старший брат, у которого была младшая сестра, создает устойчивый союз с женщиной, у которой был старший брат. По статистике разводов комплементарный брак является наиболее удачным. Наихудший прогноз у брака между супругами, которые были единственными детьми в семье. Замечено, что в том случае, если в родительской семье не было контактов со сверстниками, взрослые мужчина и женщина будут искать в партнере черты отца и матери.

В случае брака по идентичности, когда партнеры занимали одинаковое положение в родительской семье, они лучше понимают друг друга, но плохо сотрудничают. Им лучше работать в разных областях, иметь личную свободу, а детей воспитывать параллельно: сыновей – отцу, дочерей – матери. Главная причина неудачной совместной деятельности – в ролевом конфликте. Оба партнера были старшими в семье и желают принять руководящую роль. Удачное взаимодействие возможно тогда, когда муж и жена каждый делает то, что другой делать не желает: если один посвящает время работе, то другой должен заниматься домашними делами; если один планирует и руководит, то другой должен взять на себя исполнительские функции.

Распространенная в настоящее время форма семьи с одним ребенком исключает социально-психологическое значение родственных отношений, умаляя фактор формирования социально значимых свойств.


4.2. Семейные комплексы
В психоанализе З. Фрейда открыты базальные семейные комплексы: Эдипов комплекс и его модификации – комплекс Электры, комплекс Иокасты, комплекс Гризельды. Для мальчиков в процессе развития в семье характерен Эдипов комплекс – неосознанная любовь сына к матери при одновременной более или менее выраженной ревности, незрелой ненависти к отцу с желанием его устранения как соперника. Развитие негативного Эдипова комплекса – это бессознательное любовное чувство к отцу и отвержение матери. Комплекс Электры – комплекс, аналогичный Эдипову, характерный для девочек в период их развития. В случае фиксации указанных комплексов на соответствующей стадии развития и при неразрешении таких бессознательных установок в последующие годы у личности возникают психологические и семейные трудности.

Комплекс Иокасты – чрезмерная привязанность матери к своему сыну, вплоть до невозможности расстаться с ним.

Комплекс Гризельды – чрезмерная привязанность отца к дочери и сопротивление выходу ее замуж.

Комплекс Каина – наличие сложных взаимоотношений между братом и сестрой (братьями и сестрами) с присущими чувствами любви, общности и одновременно противоположными чувствами ревности и соперничесства.

Все названные комплексы выявлены в результате глубокого анализа взаимоотношений в семьях и основаны на богатом клиническом, практическом, социокультурном материале.


5. ОТНОШЕНИЯ ВЛАСТИ, ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ПРИВЯЗАННОСТИ В СЕМЬЕ
5.1. Отношения доминирования – подчинения. Главенство в семье и виды власти
Семья, как и любой социальный институт, скрепляется отношениями “власти-подчинения” и взаимоответственности. В интегрированном виде отношения между членами семьи можно описать еще одним параметром – эмоционально-психологической близостью, которая связана с мотивацией аффилиации (присоединения).

Между тремя видами отношений, характеризующими психологическую модель семьи, существуют определенные связи.

Доминирование предполагает ответственность за тех, кто подчиняется, а ответственность – власть над людьми для реализации ответственных задач.

Психологическая близость обычно отрицательно коррелирует с отношением “доминирование-подчинение”: чем больше власть одного человека над другим, тем меньше между ними психологическая близость, поскольку власть – это принуждение.

Любовь к носителям власти возникает и воспитывается в определенных культурах.

Характеристика основным видам отношений, реализующихся в семье, дана В.Н.Дружининым в его книге “Психология семьи”.


Семья – это в первую очередь структура, в которой реализуется отношение власти: доминирование-подчинение. Пока есть система этих отношений и пока семья выполняет задачу социализации детей, она функционирует. Важной является проблема распределения инициативы, власти и главенства. Главенство в семье – выполнение самых значимых функций, авторитетность решающего голоса при обсуждении и принятии решений по базовым вопросам семейной жизнедеятельности.

Различают семью по трем типам властных структур: патриархальную, матриархальную, эгалитарную.

Выделяют также детоцентрическую и партнерскую семью (см. юниту 1).

Не меньшее значение имеет удовлетворенность браком, при условии паритетных отношений и совместимости проведения досуга.

Отношения доминирования-подчинения можно выявить и во взаимодействии между взрослыми и детьми. В этом случае И.Френч и Б.Равен различают пять основных видов власти (см. юниту 1).

С доминированием в семье тесно связаны импровизационная активность, инициатива к действию, умение сопротивляться социальному давлению, стремление к достижениям и риску, равнодушие к межличностным коммуникациям, определенная склонность к манипулированию.


5.2. Отношения ответственности мужчины и женщины
Ответственность относится к числу наиболее сложных по содержанию понятий в психологии личности и социальной психологии.

Отношение ответственности – осуществляемый в разных формах контроль над деятельностью членов семьи с позиции реализации ими семейных функций.

В рамках теории морального сознания существует несколько гипотез о природе ответственности и стадиях развития ответственного поведения.

По К.Хелкману есть три фазы формирования ответственности: 1) автономная субъективная ответственность, 2) ответственность как социальная обязанность, 3) ответственность, основанная на принципах морали.

Типология Ф.Хайдера основана на концепции приписывания ответственности за действия себе или окружению. Ф.Хайдер связывает “приписывание вины” с определенными уровнями развития когнитивных структур личности. Он выделяет пять уровней приписывания ответственности:

1) “ассоциация” – человек отвечает за каждый результат, который как-то связан с ним;

2) “причинность” – человек ответственен даже тогда, когда не мог предвидеть результат;

3) “предвидимость” – ответственность за любое предвидимое последствие действий;

4) “намеренность” – ответственность только за то, что человек намеревался сделать;

5) “оправдываемость” – ответственность за действия человека разделяется с окружающими.

Личность может нести ответственность за себя, за отдельных членов группы, за часть группы, к которой она принадлежит, и за группу в целом. Член семьи может нести ответственность за других членов семьи (например, за жену, мужа, детей) и за семью в целом. Роль лидера, главы семьи предполагает именно ответственность за семью в целом: ее настоящее, прошлое, будущее, деятельность и поведение членов семьи перед собой и семьей, перед ближайшим социальным окружением и той частью мира людей, к которому принадлежит семья. Это всегда ответственность за других, а не просто отдельных близких людей, и за социальную группу как целое.


5.3. Любовные и агрессивные (деструктивные) межличностные чувства. Эмоциональная близость
Отношения эмоциональной привязанности в семье – наиболее интимно-личностные значимые отношения, которые связаны с мотивацией присоединения и установлением взаимоприятных, дружеских отношений, симпатией партнеров по общению. Их изучение тесно связано с психологическими проблемами позитивности-негативности в развитии каждого члена семьи.

Негативность в семейных отношениях ассоциируется с ранним негативным жизненным опытом, осложнениями, отрицательными коммуникациями, конфликтами, разногласиями, дисгармониями, негативно ориентированными нравственно-психологическими регулятивами социального поведения.

Позитивность в семейных отношениях предполагает положительное взаимоподкрепление, конгруэнтное, взаимопринимающее эмпатическое межличностное взаимодействие, гармоничность, комфортность, целостность, органичность индивидуальной и родовой жизни, позитивно ориентированные нравственно-психологические регулятивы поведения.

Эмоциональное общение в семье должно завершаться установлением взаимоприятных, дружеских отношений, которые связаны с мотивацией присоединения. Эмоциональная близость-отдаленность характеризует, прежде всего, отношения в “треугольнике” отец-мать-ребенок. При этом ребенок может быть ближе к матери, чем к отцу, и наоборот, родители могут быть ближе друг к другу, чем к ребенку, либо все могут быть в равной степени близкими друг к другу и т.д. Самое важное в семье – иметь тесную эмоциональную связь, иметь надежного человека, которому можно доверять, с которым можно быть откровенным и чувствовать себя в безопасности.

Часто эмоциональная близость является компенсацией отношений доминантности-подчинения. Установлена закономерность: чем больше расстояние между членами семьи по шкале главенство-подчинение, тем они менее близки друг другу. В другом варианте отношения эмоциональной привязанности коррелируют с доминированием-подчинением: чем доминантнее один член семьи, тем ближе к нему психологически другие члены семьи. Связь доминантности и эмоциональной привлекательности проявляется и в уважении, почтении (особенно в почитании старших младшими членами семьи).

В семейных отношениях, по мнению А.Н.Харитонова, в соответствии с базовыми инстинктивными влечениями проявляются равно как любовные (либидозные) межличностные чувства – привязанность, дружба, эрос, эмпатия, влюбленность, нежность, симпатия, доброта и другие, так и агрессивные (деструктивные) эмоции – гнев, враждебность, вина, обида, ненависть, критичность, уход, безразличие, собственно агрессия и т.д.

Сильнейшие межличностные чувства, движущие супругами, – это любовь и ненависть.

Сексуальная близость и пробуждение любви вызывают самые положительные переживания в супружеских отношениях.

Под сексуальностью (сексом) понимается совокупность телесных, психических, социальных процессов и отношений, в основе которых лежит и посредством которых удовлетворяется половое влечение.

Любовь – интенсивно напряженный и относительно устойчивый сплав чувства и действия, направленный на другого человека, при этом любящий испытывает удовлетворение и радость, доставляя приятное наслаждение любимому. Важнейшие составляющие любви – любить и быть любимым.

Р.Стенберг выделил в любви три основных компонента: близость, страсть и обязательства. Их комбинации обусловливают различные типы любви – увлечение, пустая любовь, дружба, “контрастная” любовь, романтическая любовь, бесцельная любовь, полноценная любовь.

Формула любви проста: если мне хорошо оттого, что хорошо тебе, и если я хочу, чтобы тебе было лучше, и делаю все для этого, то я тебя люблю.

Взаимная любовь, симпатия, как правило, являются главной причиной возникновения и создания семьи. В дальнейшем жизненном цикле чем сильнее взаимная любовь супругов, тем больше внимания, доверия, заботы они проявляют по отношению друг к другу, тем выше у них возможность установления гармоничных сексуальных отношений, создания комфортной семейной жизни.


6. ПСИХОДИАГНОСТИКА СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
6.1. Классификация психодиагностических методик и сущность психодиагностики семьи. Цели и задачи психодиагностики семейных проблем
В настоящее время существует несколько достаточно обоснованных классификаций психодиагностических методик, из них наиболее полная классификация представлена В.Столиным.

Во-первых, различают диагностические методы, основанные на заданиях, которые предполагают правильный ответ, либо на заданиях, относительно которых правильных ответов не существует. Диагностические методики второй группы состоят из заданий, которые характеризуются лишь частотой (направленностью) того или иного ответа, но не его правильностью.

Во-вторых, различают вербальные и невербальные психодиагностические методики.

Первые так или иначе опосредованы речевой активностью обследуемых; составляющие эти методики задания апеллируют к памяти, воображению, системе убеждений в их опосредованной языком форме. Вторые включают речевую способность испытуемых только в плане понимания инструкций, само же выполнение задания опирается на невербальные способности – перцептивные, моторные.

Третье основание, используемое для классификации психодиагностических инструментов, – это характеристика того основного методического принципа, который положен в основу данного приема. По этому основанию обычно выделяют:

1) объективные тесты;

2) стандартизированные самоотчеты:

а) тесты-опросники;

б) открытые опросники, предполагающие контент-анализ;

в) шкальные техники и методики классификации;

г) индивидуально ориентированные техники типа ролевых репертуарных решеток;

3) проективные техники;

4) диалогические (интерактивные) техники (беседы, интервью);

5) психофизиологические, аппаратурные методики, предполагающие психологическую интерпретацию поведенческих показателей.



Семейная психодиагностика – вид психологической помощи, который направлен на распознание, измерение социально-психологических феноменов семьи, личностных особенностей ее членов и выявление различных типов семейных проблем.

Установление психологического диагноза семьи представляет собой восстановление истории ее развития таким образом, чтобы актуальные семейные проблемы находились в контексте всего развития.

Отсутствие в современной семейной психотерапии единой теоретической базы приводит к тому, что задачи и пути изучения семьи представителями различных школ понимаются весьма различно. Э.Г.Эйдемиллером и В.Юстицкисом сделан обзор и критический анализ различных подходов к изучению семейных проблем.

Эклектический подход. Его представители пытаются решить проблему изучения семьи путем объединения подходов разных школ в общую диагностическую схему.

При разработке психодиагностических приемов внимание сосредоточивается на вопросе, какую именно информацию о семье и в какой последовательности должен получить психотерапевт в ходе ее изучения. Все схемы данного типа нацеливают на получение двух видов данных о семье. Во-первых, сведения о семье, которые нужны при работе с ней вне зависимости от того, какая семья и с какой целью обследуется. Так, при работе с любой семьей, конечно же, нужно знать ее состав, возраст ее членов, социальный слой, к которому относится семья, целый ряд других моментов. Во-вторых, это сведения об отдельных аспектах функционирования семьи, которые считаются наиболее важными в семейной психотерапии.

Рассмотрим известную “модель Мак-Мастерса”, разработанную тремя учеными – Н.Эпштейном, Д.Бишопом и С.Левиным. Модель ориентирует семейного психотерапевта на изучение шести аспектов функционирования семьи – это способность к решению проблем, коммуникация в семье, семейные роли, аффективная отзывчивость, аффективная вовлеченность, контроль над поведением.

Модель Мак-Мастерса” ставит своей целью дать общее и всестороннее представление об изучаемой семье в данный момент. Охарактеризуем кратко каждый из аспектов этой модели.



1. Способность семьи к решению проблем. Выясняется, насколько семья в состоянии решать проблемы, которые перед ней возникают. Авторы исходят из мысли, что какова бы ни была проблема (трудность, противоречие, сложность), с которой сталкивается в своей повседневной жизни семья, к ее членам предъявляются требования:

а) опознать проблему, т.е. понять, что перед ними именно проблема, требующая интеллектуальных и других усилий по ее разрешению. Без этого осознания семья может, например, ощущать неудовлетворенность жизнью, но, не видя проблемы, полагать, что так и должно быть, и не ставить вопрос, что должно и может быть иначе;

б) иметь информацию о проблеме, т.е. о ней должны узнать от того, кто первый ее обнаружил; все, кто должен принять участие в ее решении;

в) рассмотреть альтернативные пути решения (плохо, если принимается первое попавшееся решение);

г) принять только одно решение (обсуждения не могут продолжаться вечно);

д) решение осуществить;

е) убедиться в успешности своих действий и оценить результат.

Авторы справедливо указывают, что неспособность семьи к решению проблем вызывает цепную реакцию негативных последствий, общих в разных семьях и при разных проблемах. Причиной несостоятельности в решении проблем может быть нарушение любого из перечисленных этапов.



2. Коммуникативные характеристики. “Модель Мак-Мастерса” предписывает выяснить две важнейшие характеристики коммуникационных процессов в семье:

а) открытость или, напротив, замаскированность информации, которой обмениваются члены семьи. Так, предложение одного из супругов: “Пойдем погуляем” – является открытым коммуникационно, в то время как выражение: “Как насчет подышать свежим воздухом?” – является более замаскированным вариантом и допускает многообразные толкования (например, как просьба открыть форточку). Если в семье превалирует замаскированная информация, можно говорить о стиле замаскированной коммуникации;

б) прямая или косвенная коммуникация. Если “послание” высказывается именно лицу, к которому относится, а не передается ему косвенно, то мы имеем дело с прямой коммуникацией. Таким образом, в схему включены характеристики, от которых зависит успешность коммуникации.

3. Ролевые характеристики. Анализ ролевой структуры семьи включает выявление функций, которые выполняет та или иная семья; привычные образцы поведения (роли), наличие навыков и умений, необходимых для выполнения роли, правила приписывания ролей другим членам семьи и, наконец, установление ответственности за различные внутрисемейные события.

4. Четвертый аспект – аффективная отзывчивость – объединяет группу эмоциональных отношений, явно связанных с исследованиями школы В.Сатир.



5. Характер мотиваций, определяющих отношение индивида к семье, его привязанность к ней – аффективная вовлеченность. Авторы модели диагностического анализа выделяют типы вовлеченности, которые наиболее важно учитывать в клинической практике, в том числе:

а) недостаточный уровень эмоциональной вовлеченности в семью;

б) “нарциссическая” вовлеченность, в основе которой лежит эгоцентризм, а интерес к семье существует лишь постольку, поскольку она обеспечивает удовлетворение чувства тщеславия и укрепление самооценки;

в) сверхвовлеченность: индивид эмоционально полностью слит с семьей, неудача или разрушение семьи равносильны для него гибели;

г) симбиотическая связь: утрата индивидом способности действовать и жить самостоятельно, полная зависимость от других членов семьи.

6. Контроль поведения– способ, каким семья оказывает влияние на поведение своих членов, регулирует его.

“Модель Мак-Мастерса” весьма популярна, она получила поддержку многих практиков. Знакомство с ней показывает, что она способна удовлетворить ряд практических потребностей, возникающих при исследовании семьи. Однако ряд проблем семьи остается в данной схеме нерешенным. Например, как соотносятся между собой рассмотренные группы характеристик семьи, какой взаимосвязи между их нарушениями можно ожидать и др.



Проблемный подход. В этом случае отбор параметров, которые должны быть в центре внимания, совершается иным способом. Семейный психотерапевт, изучая неблагополучную в каком-либо отношении семью, прежде всего, выявляет особенности, определяющие ее неспособность справиться с психической нагрузкой. В схему диагностического анализа при этом включается метод выявления и изучения типовых “слабых мест” семьи. Проблемный подход к изучению семьи характеризует “трехосевая классификация проблемных семей” – диагностическая схема, разработанная американскими психотерапевтами В. Тсенгом, Дж. Макдермоттом.

Первая ось – нарушение развития семьи – это совокупность трудностей, отражающих этапы развития любой семьи, связанная с трудностью установления удовлетворяющих отношений между супругами; проблемы, возникающие с рождением ребенка, с трудными этапами в его развитии, при уходе из семьи выросших детей и смерти близких. Это также осложнения и вариации развития семьи по этапам, семейные кризисы, связанные с оставлением семьи одним из супругов, с повторным браком; хроническая неустойчивость семьи в связи с частыми отъездами одного из ее членов.

Вторая ось – нарушение семейных подсистем – дисфункция в супружеских отношениях (нарушение взаимодополняемости, конфликт интересов супругов, патологическая зависимость одного из них); нарушения в подсистеме “родители-дети”; нарушения в подсистеме “братья-сестры”.

Третья ось схемы – нарушение функционирования семейной группы. Она включает:

- нарушения интеграции отдельных членов семьи (дезинтеграция семьи; патологически интегрированная семья – случай, когда члены семьи вовлечены в несоответствующие им социальные роли; сверх-структурированная семья – при наличии жесткой системы ролей, ограничивающих инициативу отдельного ее члена, и др.);

- ряд нарушений во взаимоотношении семьи с окружающим миром (социально изолированные семьи; семьи людей с отклоненным поведением).

“Трехосевая классификация” – самая интересная и наиболее последовательная попытка применить проблемный подход при диагностике семьи. Она вооружает исследователя четкой методикой выявления семейных проблем, а также методикой анализа их соотношений.

Факторные модели семьи. К ним относятся диагностические схемы, основные параметры которых выявляются путем факторного анализа, т.е. метода математической статистики, который дает возможность экономного описания объекта – выявления таких его характеристик, которые позволяют получить максимально полную информацию о нем. Для этого представляется вначале максимально полный перечень характеристик определенной группы объектов (например, семей), а затем с применением математических процедур выявляется наименьшее число характеристик, с помощью которых объекты описываются также полно.

В качестве наиболее известного примера использования факторного анализа Э.Г.Эйдемиллером и В.Юстицкисом описана “круговая модель”, разработанная Д.Ольсоном с соавторами. Они выделили два семейных фактора, которые наиболее полно характеризуют любую семью: семейное согласие и адаптируемость.



Семейное согласие – степень эмоциональной связи между членами семьи: при максимальной выраженности этой связи они эмоционально взаимозависимы; при минимальной – имеет место далеко идущая эмоциональная автономия каждого члена семьи.

Семейная адаптируемость – характеристика того, насколько гибки или, наоборот, стабильны отношения в семье.

Авторы “круговой модели” полагают, что оптимальным является некоторый промежуточный (средний) уровень стабильности. Каждая из двух основных характеристик семьи может иметь четыре степени выраженности: две умеренные и две крайние.

Характеризуя адаптируемость семьи, авторы выделяют следующие степени: ригидная – крайне устойчивая; стандартная – умеренно устойчивая; гибкая – умеренно устойчивая; хаотичная – крайне неустойчивая. Точно так же четыре степени выделяются и при характеристике эмоциональной вовлеченности. Пересечение этих переменных дает 16 типов семей. Сочетание умеренных степеней выраженности дает 4 типа нормальных семей. Например, гибкая и эмоционально вовлеченная семья будет заметно отличаться от семьи стандартной и слабо эмоционально вовлеченной. Для первой более характерны спонтанные проявления чувств, меньшая взаимная предсказуемость действий, резкие изменения эмоционального климата семьи, значительно большее разнообразие форм общения, в том числе взаимного проявления чувств; члены такой семьи легче находят контакт с детьми, лучше понимают их, им в большей степени присуще стремление к игровому, разнообразному проявлению досуга. Остальные 12 типов семей, представляющих собой сочетания крайних степеней выраженности основных характеристик или умеренной степени одной с крайней степенью выраженности другой, имеют тенденцию к нарушениям.

Первоисточником нарушений в семье может оказаться любая из весьма многочисленных сторон ее жизни. Выход вышеуказанных переменных за определенные рамки (повышенная ригидность отношений в семье, чрезмерная или недостаточная эмоциональная связь) может или вообще не иметь отношения к истинному источнику нарушений в семье, или просто указывать на то, что в данной семье “не все в порядке”.



Интуитивная таксономия. При этом подходе выделяют определенные типы семей, которые содействуют возникновению и развитию нервно-психических расстройств. В семейной психотерапии опыт психотерапевта имеет огромное значение: результаты исследований эффективности семейной психотерапии дают материал для подтверждения той очевидной истины, что в семейной психотерапии, как и в любой другой сфере человеческой деятельности, опытный человек добивается лучших результатов, чем малоопытный; они подтверждают, что независимо от принадлежности психотерапевта к той или иной школе возрастание его опыта ведет к повышению эффективности психотерапии. Эта типология содержит, как правило, не более 7 типов семей, каждый из которых сопровождается емким, ярким и хорошо опознаваемым описанием. Известные явления семейной патологии рассматриваются как результат принадлежности к тому или иному типу. Диагностика семьи в значительной мере сводится к установлению того, к какому же типу данная семья относится.

Обосновывая свою типологию, авторы обычно ссылаются на значительный опыт работы и большое число обследованных семей. Примером такого подхода может быть типология, разработанная исследователями в Институте им В.М.Бехтерева. Вот что пишет Т.М.Мишина: “В основу исследования положены наблюдения в процессе семейной психотерапии над 60 супружескими парами, в которых как минимум один из супругов болен неврозом… В процессе исследования мы пришли к выводу, что наиболее существенной и содержательной характеристикой совместной деятельности супругов является стиль супружеских взаимоотношений. Под стилем здесь понимается устойчивая совокупность свойств, присущих данному взаимодействию на протяжении длительного времени… При всем разнообразии индивидуальных стилей они, по нашим наблюдениям, могут быть условно сгруппированы в три основных типа, которые мы обозначаем как соперничество, псевдосотрудничество и изоляцию”.

Отнесение семьи к тому или иному типу осуществляется неформализованно, на основе учета соотношения значительного числа характеристик: мотивационных структур, составляющих содержательную сторону противоречий в процессе совместной деятельности; способов компенсации, позволяющих семье устойчиво существовать, несмотря на наличие противоречий; обстоятельств, вызывающих декомпенсацию.

Еще одним примером интуитивной таксономии является типология семей, имеющих нарушения, разработанная ученым из Германии Р.Вернером. Им выделены, в частности, следующие типы семей:

· динамическая – сверхподвижная, характеризующаяся полным отсутствием устойчивости, определенности ритма жизни и взаимоотношений;

· неуверенная – с многочисленными реакциями страха по отношению к окружающему миру, склонная к боязливому подавлению внутренних конфликтов, с ярко выраженной ипохондричностью;

· сверхустойчивая – с доминирующим значением в жизни семьи устоявшихся привычек, семейной рутины, устойчивых и неизменяемых даже в случае крайней необходимости способов поведения и общения;

· летаргическая – с ослабленностью мотивационных сфер, с полным отсутствием инициативы, с нежеланием применять силы и способности в какой-либо сфере жизни и склонностью при решении всех проблем идти по линии наименьшего сопротивления;

· демонстративная – полностью ориентирующая свою жизнь на создание определенного впечатления у социального окружения.

Интуитивная таксономия как подход к диагностике семьи имеет ряд важных преимуществ. Такой подход вообще характерен для начальных стадий изучения какой-либо сферы социальной деятельности.

Созданные таким образом типологии помогают психологу. В ходе семейного просвещения и рациональной психотерапии они играют весьма положительную роль; знакомство с семейными типологиями для большинства людей является важным шагом в разрушении обыденного представления, что все семьи психологически одинаковы: хотят одного и того же, зависят от одних и тех же обстоятельств.

В то же время данный подход имеет свои недостатки. Интуитивно выделенные типы, как правило, не соответствуют ряду требований научной типологии. Чаще всего не соблюдается требование единства критерия: один тип обычно выделяется по одним признакам, другой – по другим. Следствием этого является взаимное наложение типов, наличие многочисленных смешанных вариантов. Правильное определение семьи к тому или иному типу в значительной мере определяется искусством психотерапевта.

Таким образом, в настоящее время существуют различные подходы к выбору направления семейного диагноза, к отбору круга характеристик, на которые должно быть обращено основное внимание при поиске причин нарушений в семье. Каждый из этих подходов имеет свои положительные стороны и свои недостатки. Именно в установлении соотношений достоинств и недостатков различных подходов нужно искать пути их рационального использования.

Подход в духе “модели Мак-Мастерса” наиболее уместен в тех случаях, когда необходимо глубокое изучение семьи и есть основания считать, что нарушены различные стороны ее жизнедеятельности, и, наконец, если есть необходимые условия для исследования. Методы, основанные на изучении главных характеристик, более приемлемы для оперативного изучения семьи. Проблемный подход применим в случаях, когда есть основания полагать, что нарушения в жизнедеятельности семьи связаны с ее неспособностью решить какую-то проблему, причем эти нарушения достаточно локализованы и не охватывают семью в целом.



6.2. Диагностические проблемы получения

информации о семье
По мнению Э.Г.Эйдемиллера и В.Юстицкиса, исследователь должен не только понять, какая именно информация ему нужна для определения направления диагностического исследования – он должен еще ее получить. Например, если при изучении источников определенного нервно-психического расстройства необходимы сведения об уровне удовлетворенности члена семьи, перед исследователем возникает следующий вопрос: каким образом можно выявить этот уровень удовлетворенности? Решение этого вопроса связано как минимум с тремя проблемами:

1) проблема интимности: в соответствии с моральными и эстетическими нормами, с обычаями и традициями нашего общества некоторые области жизни семьи скрыты пеленой интимности и поэтому труднодоступны для посторонних людей;

2) проблема изменчивости: многие события семейной жизни протекают быстро, не задерживая на себе внимания, легко ускользают даже от опытного и тренированного наблюдателя;

3) проблема разбросанности данных: многие явления, представляющие интерес для семейного психотерапевта, существуют в разных сферах деятельности и проявляются только в отдельные моменты ее жизни. Например, такой феномен, как подчинение одного члена семьи другому, проявляется не непрерывно, а лишь в определенных ситуациях (когда у подчиненного члена семьи возникает желание поступить по-своему и это не соответствует планам доминирующего).

Семейные психотерапевты упорно ищут пути решения этих проблем.

Проблема полноты информации и преодоления барьера интимности. Беседуя с членами семьи, наблюдая за их жизнью, психотерапевт стремится создать все условия для того, чтобы дать им возможность без стеснения и полно раскрыть жизнь своей семьи. Это достигается соответствующим отношением психотерапевта, его благожелательностью, готовностью без стеснения и ограничений обсуждать даже самые щекотливые вопросы, а также тем, в какой мере он сумеет создать у члена семьи уверенность в том, что правильно понимает его, что не имеет другого, затаенного мнения об услышанном от пациента и, наконец, что все услышанное останется полной тайной.

Психологические барьеры к установлению контакта с психотерапевтом настолько глубоки и разнообразны, что нередко, для того, чтобы их обнаружить и обойти, требуется большое искусство. На первом этапе установление глубокого контакта напоминает движение вслепую. Неудивительно, что семейные психотерапевты стремятся найти альтернативные пути обеспечения полноты информации.

Один из них – техника “присоединения к семье”, разработанная американским психотерапевтом С.Минухиным. Техника эта предполагает более или менее длительное присоединение психотерапевта к семье. Такое присоединение дает психотерапевту уникальную возможность наблюдения семьи в ее повседневных условиях и привычных взаимоотношениях.

Методика “присоединения” произвела большое впечатление на психотерапевтов различных школ как наиболее смелая и последовательная. Все чаще в печати появляются сообщения о различных формах участия психотерапевтов в жизни семьи. Одной из таких форм участия являются, например, совместные семейные психотерапевтические лагеря.



Проблема изменчивости психологической информации о семье. Многие аспекты взаимоотношений в семье трудноуловимы в силу своей привычности и мимолетности. Это в особенности касается взаимной коммуникации, выражения эмоций, привычных реакций членов семьи на различные события внутрисемейной жизни. Выявление этих особенностей тем более необходимо, что именно неосознаваемая и мало осознаваемая часть семейных отношений оказывает наименьшее управляемое воздействие на членов семьи, на их представления друг о друге, на интерпретацию получаемых ими сообщений, просьб, замечаний.

С самого начала развития психотерапии возникла необходимость в технике, позволяющей увидеть происходящее в “замедленном темпе”. Этой цели служат главным образом магнитофонная запись и видеозапись. Видеозапись обычно осуществляется в ходе выполнения членами семьи какого-либо совместного задания, которое им дал психотерапевт. В этих условиях во взаимодействии членов семьи друг с другом активно проявляются привычные для них образцы поведения, коммуникации, сотрудничества. Уже непосредственный просмотр полученного материала с членами семьи позволяет обнаружить источники нарушений коммуникации и взаимодействия.

Для анализа видеоматериалов существуют специальные оценочные шкалы. Они содержат перечень того, что нужно учитывать, наблюдая на видеозаписи семью, выполняющую то или иное задание.
Проблема разбросанности данных. Многие явления, интересующие психотерапевта, проявляются не концентрированно, а в разные моменты жизни семьи и в разных сферах ее жизни. Чтобы их выявить, необходимо специально создавать экспериментальные ситуации, в которых поведение индивида свидетельствует об их наличии или отсутствии.

В ходе семейной психотерапии психотерапевт сталкивается с такими ситуациями, когда одному из супругов необходимо правильно понять мысли и чувства другого, обнаружить определенный уровень эмпатии. Однако таких ситуаций может быть недостаточно, они могут быть двусмысленными, допускать различные толкования. Специальное же исследование дает возможность на протяжении относительно короткого времени многократно наблюдать проявления прогностической эмпатии, хорошо изучить ее особенности.

Другая возможность изучения свойств, проявляющихся нерегулярно, – это применение опросников, опирающихся на самооценку супругов. В нашей стране, как и за рубежом, проделана значительная работа по разработке различного вида опросников. Созданы методики для оценки уровня благополучия супружества и удовлетворенности браком, понимания партнера, его эмоциональной привлекательности и уважения к нему, ролевых ожиданий в браке (в аспекте воспитания детей, организации быта, интимных отношений, эстетических ценностей, изучения конфликтности отношений). Опросники дают возможность быстро получить информацию о самых разнообразных аспектах семейных отношений, но их надежность нередко в значительной мере зависит от способности членов семьи к самонаблюдению, к адекватному восприятию различных сторон жизни своей семьи.
6.3. Виды психодиагностики семейных проблем
В нашей стране накоплен немалый опыт изучения семейных отношений, семейного воспитания и проведения семейной психотерапии. Семейная психодиагностика может осуществляться с помощью психоаналитического интервью, клинической беседы, комплексного психологического обследования, проективных тестов (методика Рене Жиля, “семейная социограмма”, техники семейного рисунка и др.) и различных опросников и тестов (методика оценки межсемейного конфликта, шкала семейного окружения, тест-опросник родительского отношения, тест супружеских отношений, опросник удовлетворенности браком, методика РОП, тест “Характер взаимодействия супругов в конфликтах”, опросник “Анализ семейной тревоги” и др.).

6.3.1. Семейная генограмма
К диагностическим методам, позволяющим в виде графической схемы изобразить родственные связи в семье, относится метод “Семейной генограммы”. Семейная генограмма – графическое представление о семье с помощью определенных символов, включает имена, возраст всех членов семьи, даты рождений, смертей, браков, разводов и разрывов отношений.

Психотерапевт предлагает каждому члену семьи изобразить графически свое представление о семье с помощью определенных символов. В свою очередь психотерапевт на основании расспроса и наблюдения составляет генограмму семьи. В качестве примеров приведем данные о трех поколений семьи В.Митрофанова и А.Хорошевой (рис. 3).


Рис. 3. Генограмма трех поколений
Пояснения к геногамме трех поколений семьи Митрофанова и Хорошевой.

Василий Митрофанов родился в 1911 г. Анна Хорошева родилась двумя годами позже. В 1930 г. они вступили в брак. У них было четверо детей – две девочки-близнецы 1934 г. рождения, затем у матери был выкидыш в 1937 г., а в 1939 г. родился сын Василий.

Анна вышла замуж в 1954 г. за Филиппа Задорова 1932 г. рождения, у них в 1959 г. родился сын Вячеслав.

Сестра Анны Елена в 1960 г. вышла замуж за Карпа Сидорова. Родившаяся в 1963 г. их дочь Римма через 1 год умерла.

Василий Васильевич Митрофанов был женат дважды. В 1962 г. он женился на Вере Корбут, через два года развелся. Детей у них не было. Вторая его жена Ольга Липавская родилась в 1940 г. Они вступили в брак в 1966 г. Ольга была беременная сыном Петром, родившимся через месяц после свадьбы. В 1971 г. у них родился сын Павел. С 1986 по 1989 гг. у супругов был разрыв, Василий жил у своих родителей.

Сын В.В. Митрофанова Петр свои отношения с Еленой не оформлял, а вскоре после рождения Алексея расстался с ней.

Изучая соответствующую генограмму, можно выделить несколько гипотез о семейном функционировании разных поколений. Генограмма учитывает наследственность семьи в нескольких поколениях и помогает каждому человеку осознать свой “жизненный сценарий”, выбор в профессиональной и личной жизни. Она выявляет некоторые бессознательные тенденции в жизни семьи, включая дальних родственников, раскрывает различные роли, семейные мифы и секреты, повторения в выборе супругов, профессий, стиля жизни, мировоззрения, закономерности в заболеваниях, травмах, смертях.

Использование графических методов для экстернализации членами семьи неосознаваемых представлений о характере взаимоотношений дает большую диагностическую информацию для психотерапевта, существенно катализирует процесс семейной психотерапии.



6.3.2. Семейный клинико-биографический метод
В построении адекватного семейного диагноза помогает клинико-биографический метод.


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница