Лекция по кораблевождению. 1 н возобновил в этом году чтение лекций в Ленинграде



страница6/40
Дата01.05.2016
Размер2.9 Mb.
ТипЛекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40

ровнехонько, даже не шелохнулась. Ветер стих.

Прошел этот - очень длинный - день. Прошел и второй. С десантом, как

видно, не ладилось.

На рассвете третьего дня стало известно о движении вражеского конвоя,

пересекавшего залив. Шубин получил приказание нанести удар по конвою

четырьмя торпедными катерами.

Когда он, затягивая на ходу "молнию" комбинезона, спешил к пирсу, его

окликнули. Возле жалюзных будок стоял Селиванов.

- Шу-би-ин! - орал он, приложив ладони рупором ко рту. - Подше-ефная!

Шубин остановился как вкопанный. Но ветер относил слова. Удалось

разобрать лишь: "Шубин", "подшефная", хотя Селиванов очень старался, даже

приседал от усердия.

Впрочем, багровое от натуги лицо его улыбалось. Ну, гора с плеч!

Улыбается - значит, в порядке! Мезенцеву вывезли из шхер!..

3

Еще на выходе все заметили, что Шубин в ударе. С особым блеском он



отвалил от пирса, развернулся и стремительно понесся в открытое море.

- Командир умчался на лихом коне! - многозначительно бросил Князев своему

механику. - Полный вперед!

Однако обстановка была неблагоприятна - над Финским заливом висел туман.

По утрам он выглядит очень странно - как низко стелющаяся поземка. Рваные

хлопья плывут у самой воды, а небо над головой, в разрывах тумана, ясно.

Коварная дымка особенно сгущается у болотистых берегов.

Туман - отличное прикрытие от вражеской авиации. Но он мешал и нашим

самолетам. Обычно они сопровождали торпедные катера и наводили на цель.

Сегодня их не было. Приходилось обходиться своими силами.

Время было около полудня, когда в редеющем тумане появилось пятно,

неоформленный контур. По мере приближения начали прорисовываться более

четкие силуэты. По корабельным надстройкам можно было определить класс

кораблей. В составе каравана шел транспорт. Его сопровождали три сторожевика

и тральщик.

Торпедные катера, как брошенные меткой рукой ножи, с ходу прорезали

полосу тумана и вырвались на освещенное солнцем пространство.

Их встретил плотный огонь. Снаряды ложились рядом, поднимали белые

всплески, но катера прорывались Мимо них, как сквозь сказочный, выраставший

на глазах лес. Визга пуль за ревом моторов слышно не было. - Шубин круто

развернулся и вышел на редан - поднял евой катер на дыбы, словно боевого

коня.


Вся суть и искусство торпедной атаки в том, чтобы Зайти вражескому

кораблю с борта и всадить в борт торпеду. Сделать это можно лишь при самом

тесном боевом Взаимодействии.

Несколько торпедных катеров наседают на конвой, Отвлекая его огонь на

себя. Другие вцепляются мертвой хваткой в транспорт, главную приманку,

атакуют одновременно с нескольких сторон,

И все это совершается с головокружительной скоростью, в считанные минуты.

Рассчитав угол упреждения, Шубин нацелился на транспорт. Залп!

Торпеда угодила куда-то в кормовые отсеки. Транспорт замедлил ход, но

продолжал уходить.

За спиной уважительно поддакнул пулемет. Боцман прикрывал своего

командира короткими пулеметными очередями.

Шубин описал циркуляцию. Вдруг осела корма, катер резко сбавил ход.

- Осмотреть отсеки!

Оказалось, что кормовой отсек быстро наполняется, вода продолжает

прибывать через пулевые и осколочные пробоины в борту.

Шубин не раздумывал, не прикидывал - весь охвачен был вдохновением боя:

- Прорубить отверстие в транце12!

Шурка Ластиков в ужасе оглянулся. Пробивать отверстие? Топить катер?

Боцман пробил топором транцевую доску. Вода, скоплявшаяся в кормовом

отсеке, стала выходить по ходу движения, и катер сразу выровнялся и увеличил

ход.


Да, сохранять скорость! Ни на секунду не допускать остановки!

На третьей минуте боя осколком был поврежден один из моторов. Пресная

вода, охлаждавшая цилиндры, начала вытекать из пробитого мотора. И опять

решение возникло мгновенно:

- Охлаждение производить забортной водой! Никогда еще шубинский катер не

получал столько повреждений. Он был весь изранен, изрешечен пулями и

осколками снарядов. Не мешкая, надо было уходить на базу.

Но Шубин твердо помнил правила взаимодействия в бою. Вдруг все с

изумлением увидели, что подбитый катер выходит в новую торпедную атаку. Он

стремглав несся на врага, как разъяренный раненый кит.

Шубин ворвался в самую гущу боя.

Именно его вмешательство - в наиболее острый, напряженный момент - решило

успех. Трех катеров было недостаточно для победы, но четвертый, пав на весы,

перетянул их на нашу сторону.

При виде выходящего в атаку Шубина немецкий транспорт, уже подбитый,

начал неуклюже поворачиваться к нему кормой, чтобы уменьшить вероятность

попадания. И это удалось ему. Он уклонился от второй шубинской торпеды. Зато

Князев, поддержанный товарищем, успел выбрать выгодную позицию и, атаковав

транспорт с другой стороны, всадил в него свою торпеду.

Не глядя, как кренится окутанный дымом огромный корабль, как роем вьются

вокруг него торпедные катера, Шубин развернулся. На той же предельной

скорости, вздымая огромный бурун, он умчался на базу...

4

Во флотской газете появился очерк "Семьдесят три пробоины". Именно



столько пробоин насчитали в шубинском катере по возвращении.

Эпиграфом к очерку было взято изречение Петра Первого: "Промедление

времени смерти подобно".

Бой расписали самыми яркими красками. Не забыли упомянуть о том, что,

когда завеса тумана раздернулась и моряки увидели конвой, как назло,

отказали ларингофоны. Однако командиры других катеров поняли Шубина "с губ",

как понимают друг друга глухонемые. Они увидели, что тот повернулся к

механику и что-то сказал. Команда была короткой. Характер Шубина был

известен, в создавшемся положении Шубин мог приказать лишь: "Полный вперед!"

И катера одновременно рванулись в бой!

Это дало повод корреспонденту порассуждать о едином боевом порыве

советских моряков, а также о той удивительной военно-морской слаженности,

слаженности, при которой мысли чуть ли не передаются на расстоянии.

Но, перечисляя слагаемые победы, он упустил одно из них... Корреспондент

не знал, что Мезенцеву благополучно вывезли из шхер. Радость Шубина искала

выхода, переплескивала через край. И вот - подвиг!..

Шубин получил флотскую газету вечером, стоя подле своего поднятого для

ремонта катера. Свет сильных электрических ламп падал сверху. Механик и

боцман лазали на четвереньках под килем, отдавая распоряжения матросам. Лица

у всех были озабоченные, напряженные.


- Про нас пишут! - С деланной небрежностью Шубин протянул газету

механику. - Поднапутали, как водится, но, в общем, я считаю, суть схвачена.

А пока моряки, сгрудившись, читали очерк, он отступил на шаг от катера и

некоторое время молча смотрел на него.

Заплаты, которые накладывают на пробоины, разноцветные. На темном фоне

они напоминают нашивки за ранение. Правда, следов прошлогодних пробоин уже

не видно, потому что катера заново красят каждой весной.

Но и с закрытыми глазами, проведя рукой по шероховатой обшивке, Шубин мог

рассказать, где и когда был "ранен" его катер.

Здесь, в походном эллинге, застал Шубина посыльный из штаба.

Глава четвертая. БЕРЕГ ОБМАННЫЙ.

1

К ночи разъяснило. Багровая луна лениво выбиралась из-за сосен.



Луна - это нехорошо. В шхерах будет труднее. А вызов к адмиралу

несомненно связан со шхерами.

Шубин засмотрелся на небо и споткнулся. Под ноги ему подкатилось что-то

круглое, обиженно хрюкнуло, зашуршало в кустах. Еж! На Лавенсари уйма ежей.

Шубин привычно поднырнул под сеть, растянутую на кольях. С силой толкнул

толстую дверь и, очутившись в блиндаже, увидел бывшую свою пассажирку.

Впервые по-настоящему он увидел ее - без плащ-накидки и надвинутого на

лоб капюшона. Будто упал к ее ногам этот нелепый пятнистый, с плотными,

затвердевшими складками балахон, и она предстала во весь рост перед

изумленным Шубиным! Статная, высокая. С гордо поставленной головой. В

щегольски пригнанной черной шинели, туго перетянутой ремнем. В чуть

сдвинутом набок берете, из-под которого выбивались крутые завитки темных

волос.

Вокруг нее теснились летчики. Она смеялась.



"Конечно, окружена, - подумал с неудовольствием Шубин. - Такая девушка

всегда окружена".

Он козырнул и прошел к столу адъютанта.

- Зачем вызывали?

- Со шхерами что-то опять. Десант отменили, ты же знаешь.

Шубин не утерпел и оглянулся. Мезенцева задумчиво смотрела на него. В

руке белел номер флотской газеты. Ага! Прочла, стало быть, о пробоинах.

Летчиков позвали к адмиралу. Шубин подошел к Мезенцевой.

- Здравия желаю, товарищ старший техник-лейтенант, - бодро сказал он. -

Разрешите поздравить с благополучным возвращением.

- И вас разрешите - с потопленным транспортом!

- Это товарища моего надо поздравлять. Он потопил.

- Не скромничайте. Без вас бы не потопил. Вот - пишут в газете! Они сели

рядом.


- Поднапутали малость сгоряча, - сказал Шубин. - Глядите-ка: "Струи воды

хлестали из пробоин во все стороны, напоминая фонтаны статуи Самсона в

Петергофе". Не струи. Одна струя. И не во все стороны, а вверх. И еще: "Чем

стремительнее мчался героический катер, тем выше задирался его нос, в

котором зияли отверстия от пуль, и тем меньше их заливало водой". Уловка моя

была не в этом. И назад я шел не на редане.

- Ничего не поделаешь. Вокруг вас творится легенда.

- Ну что ж, - охотно согласился Шубин, - творится так творится!.. Но вы

еще больше молодец. Я бы, знаете, не смог, как вы. В одиночку! Спешенным!

Без торпед и пулемета!

- Надо было бы, смогли. Человек не подозревает и сотой доли заложенных в

нем возможностей... Даже такой лихой моряк, как вы. - Мезенцева посмотрела

на него искоса, с лукавым вызовом.

Совсем по-другому держалась сейчас: непринужденно и весело, охотно

показывая в улыбке ровные, очень красивые зубы (рот был тоже красивый,

твердых, четких очертаний).

Разговаривать, однако, приходилось с паузами, часто переспрашивая друг

друга. В приемной было -тесно, шумно. Мимо сновали офицеры, то и дело

окликая и приветствуя Шубина или Мезенцеву.

- Нет, думаю, не смог бы, - возразил Шубин. - Я знаю себя. Вот вырвался

вчера на оперативный простор, отвел душу. А то на шхерных фарватерах этих -

как акробат на проволоке. Сами видели.

Она засмеялась.

Разговор вернулся к тем же семидесяти трем пробоинам.

- В рискованном положении, - сказал Шубин, - опаснее всего усомниться в

своих силах. Ну, с чем бы это сравнить?.. Хотя бы с восхождением на крутую

гору. Нельзя оглядываться, смотреть под ноги - надо только вверх и вверх!..

Он перевел дух - почему-то очень волновался.

- Есть военный термин, - продолжал он, - наращивать успех, приучать себя

к мысли, что неудачи не будет, не может быть!

Мезенцева подсказала:

- Создавать инерцию удачи?

- Как вы понимаете все! - благодарно сказал он.- - Это удивительно! С

полуслова. Именно - инерцию!.. Я, например, стараюсь вспомнить перед боем о

чем-то очень хорошем. Не только о боях, кончившихся хорошо, но и о самых

разнообразных своих удачах. О тех личных удачах, которыми я больше всего

дорожу. Такие воспоминания, как талисман... - Он вопросительно посмотрел на

нее: - Может, смешно говорю?

- Нет, отчего же? Очень верно, по-моему. Успех родит успех. Создается

приподнятое настроение, в котором все легче удается, чем обычно.

Не отрываясь Шубин смотрел на нее.

- Вы умная, - прошептал он. - Вы очень умная. Я даже не ожидал.

Мезенцева опять засмеялась, немного нервно. В разговоре об удаче все

настойчивее пробивалась иная тема, какой-то новый, опасный подтекст.

- Нас позовут сейчас к адмиралу. - Она сделала движение, собираясь

встать. Но Шубин удержал ее:

- Хотите, скажу, о чем, вернее, о ком я думал во вчерашнем бою?

Интонации его голоса заставили Мезенцеву внутренне подобраться, как для

самозащиты.

- Хотите? - настойчиво повторил он, еще ближе придвигаясь к ней.

Мимо прошли два офицера. Один из них негромко сказал другому:

- Смотри-ка, Шубин атакует!

- Уж Боря-то не промахнется, будь здоров!

Они засмеялись.

Шубин не услышал этого, а если бы и услышал, наверно, не понял - так

поглощен был тем, что звучало в нем. Но Мезенцева, к сожалению, услышала.

- Я думал о вас, - негромко продолжал он. - Нет, не отодвигайтесь. Я

просто думал, какая вы. И еще о том, что мы встретимся. Мы не могли не

встретиться, понимаете? Иначе, какой бы я был Везучий? Это прозвище мне дали

- Везучий!..

Он улыбнулся своей открытой, мальчишеской, немного смущенной улыбкой. Но

Мезенцева не смотрела на него и не увидела улыбки. Она чувствовала, что от

этого объяснения в любви - и где? на К.П! - у нее пылают щеки.

Красивой девушке, которая находится среди молодых, легко влюбляющихся

мужчин, надо быть всегда настороже. В любой момент может потребоваться

деликатный или даже неделикатный отпор. Но никто еще не ставил Мезенцеву в

такое нелепое положение. Стало быть, все видят, что Шубин "атакует"? И как

там дальше? "Боря не промахнется, будь здоров!.." Это прозвучало нестерпимо

пошло.

Она встала.



- Я убедилась, товарищ старший лейтенант, - надменно сказала она. - У вас

действительно военный характер. Вы нигде и никогда не теряете времени даром.

Двери кабинета распахнулись, и начальник штаба, стоя на пороге, назвал

нескольких офицеров, в том числе Шубина и Мезенцеву. На минуту она

задержалась. Женщины, даже самые лучшие из них, уколов, не преминут еще

повернуть нож или булавку в ране. Сделала это и Мезенцева.

- В начале нашего с вами вынужденного знакомства, - сказала она, стоя

вполоборота, - я решила, что вы развязный Дон-Жуан, из тех, кто ни одной

юбки не пропустит. Потом я переменила это мнение. Но, видно. правду говорят,

что первое впечатление - самое верное!

И, не оглянувшись, она проследовала в кабинет, а Шубин остался неподвижно

сидеть на скамье.

- Шубин! - сердито позвал начальник штаба. - Не слышал, что ли? Тебя

отдельно приглашать?

2

У стола адмирала сидели представитель штаба флота, командир бригады



торпедных катеров, летчик и Мезенцева. Вслед за начальником штаба вошел и

Шубин.


- Прибыл по вашему приказанию, товарищ адмирал!

- Садись, садись!.. Итак, командующий флотом отменил десант. Потери были

бы слишком велики, успех сомнителен. Мы должны предложить другой вариант.

Прошу, товарищ Мезенцева.

Щеки девушки приобрели уже нормальную окраску. Держалась она чрезвычайно

прямо, глуховатый голос был негромок и ровен, как всегда.

- Мое сообщение будет кратко, - сказала она, подходя к карте шхер. -

Пролив в этом месте защищен от ветров. Накат невелик, хотя в двадцати метрах

от воды намыт бар. Участок берега, где предполагалось высадить десант,

оплетен тремя рядами проволочных заграждений. В сопках я насчитала две

зенитные батареи, одну береговую, две прожекторные установки и семь дотов.

Возможно, что дотов больше. Они хорошо замаскированы.

- Семь дотов, береговая и две зенитные! Ого! - Представитель штаба

удивленно покачал головой. - И это в глубине шхер, на таком маленьком

участке?

- Так точно. Насыщенность огнем, по моим наблюдениям, возрастает по мере

приближения к эпицентру тайны.

Она так и сказала: эпицентр тайны! Шубин вскинул на нее глаза, но

промолчал.

- Подтверждается, что там тайна? - Комбриг повернулся к адмиралу. - И

тайна важная, если ее так берегут. Как же без десанта?

- Ну, ломиться в дверь за семью запорами!.. Была бы хоть маленькая щель.

Командир базы взглянул на Шубина. Тот встал.

- Разрешите? "Языка" бы нам, товарищ адмирал! Выманить фашистов из шхер,

захватить "языка". А я бы задирой от нас пошел.

- Как это - задирой?

- Ну, ходили когда-то стенка на стенку, дрались для развлечения на льду.

А мальчишки, которые побойчей, выскакивали наперед, чтобы раззадорить

бойцов. Я потихоньку - в шхеры, обнаружил бы себя и с шумом назад! За мной

вдогонку "шюцкоры", а тут вы со сторожевиками и "морскими охотниками".

Поджидали бы в засаде у опушки шхер. И сразу - цоп его, фашиста!

Он быстро сомкнул ладони.

Адмирал засмеялся - Шубин был его любимцем.

- Фантазер ты!.. А что же про светящуюся дорожку не спросил? Мезенцева не

видела ее. Зато кое-что поинтересней видела. Ну-ка, Мезенцева!

И снова глуховатый голос:

- В первую ночь я увидела огонь на берегу. (Взмах карандашом.)

- По лоции там нет маяков, - сказал начальник штаба.

- Лоция довоенная. - Адмирал обернулся к летчику, который, сохраняя

недовольный вид, еще не проронил ни слова: - Каково мнение уважаемой

авиации?

Летчик встал и доложил, что целое утро кружил над указанным районом, но

не заметил ничего даже отдаленно похожего на маяки, батареи и доты.

- Фотографировал, как я приказал?

- С трех заходов.

Веером он разложил на столе десятка полтора фотографий. Они складывались,

как гармошка, потому что были наклеены на картон, а потом еще на марлю,

которая скрепляла их на сгибах.

Минуту или две все рассматривали данные аэрофотосъемки.

- То-то и оно! - прокомментировал начальник штаба. - В таких спорах

летчик - высший судья.

- Высший-то он высший, - сказал адмирал, - только судит поспешно иной

раз. Бросит взгляд свысока, поверхностный взгляд. А Мезенцева была внизу,

совсем рядом. Что же, привиделись ей доты эти, маяки? - Он вытащил из ящика

лупу. - Загадочная картинка: где заяц? А он где-то у ног охотника. Ну-с! -

Адмирал с неожиданно прорвавшимся раздражением отодвинул фотографии. -

Каково мнение главного специалиста по шхерам?

3

Шубин даже не обиделся на слово "специалист" - так поглощен был изучением



снимков. Стоял у стола, чуть сгорбившись, приподняв плечи, хищно сузив

глаза. Он напоминал сейчас кобчика или сокола, который разглядел добычу

внизу и готов камнем упасть на нее.

- "Фон дер Гольц", - процедил он сквозь зубы.

- О! Уверен?

- Не уверен, но предполагаю.

- Что ж, очень может быть! - Адмирал с оживлением обвел взглядом

офицеров. Комбриг пожал плечами. - Нет, я бы не удивился. Все сходится. Даже

фарватер оградили фонариками, а на берегу поставили маячок или

манипуляторный знак военного времени. Иначе говоря, засекреченная гавань в

шхерах. Там и прячут своего "генерала".

- Каждый день туда летаю, - обиженно сказал летчик и огляделся, ища

поддержки. - Этакая громадина! Броненосец береговой обороны!

- Шхеры, брат, - сказал Шубин с сочувствием. А Мезенцева, нагнувшись над

снимками, пробормотала:

- Берег Обманный.

- Как? Как? - Адмирал засмеялся. - Это очень точно. Именно - Обманный!

Шубин решительно одернул китель:

- Товарищ адмирал! Прошу разрешения в шхеры.

- Сам просишься?

- Интересно же, товарищ адмирал.

- А успеешь?

- Ну, товарищ адмирал! Имея свои пятьдесят узлов в кармане...

- Мне доложили: твой катер неисправен.

- К утру исправим.

- Ну, добро. Готовься в шхеры!

После совещания офицеры гурьбой вышли из блиндажа. Мезенцева сказала

летчику, который поддержал ее под локоть, помогая подняться по ступеням:

- На месте адмирала я бы не пускала его в шхеры. Нельзя же иголкой в одно

место по сто раз. Там сейчас бог знает что, десанта ждут. По-моему,

молодечество. И к чему оно?

Пропуская вперед Мезенцеву, Шубин охотно пояснил:

- А я воспоминания к старости приберегаю, товарищ старший

техник-лейтенант! Буду, как говорится, изюм из булки выковыривать. Не все же

о своем вульгарном, пошлом и каком-то там еще донжуанстве вспоминать...

Честь имею!

Он козырнул и повернул в другую сторону. Вот когда - с запозданием -

снова обрел себя, стал прежним Шубиным, который при любых, самых трудных

обстоятельствах умел сохранить самообладание и флотский шик!

Глава пятая. ИГРА В ПЯТНАШКИ.

1

Шубин "споткнулся" в шхерах, немного не дойдя до острова, куда высаживал



Мезенцеву. Да, предостерегала правильно.

Он быстро застопорил ход, бросил механику: "У фашистов уши торчком!" - и

сразу же ударили зенитки.

Взад-вперед заметались лучи прожекторов, обмахивая с неба звездную пыль.

Ищут самолет? Подольше бы искали!

Вдруг будто светящийся шлагбаум перегородил путь.

Шубин мигнул три точки - "слово13" - следовавшему в кильватер Князеву.

Тот тоже застопорил ход.

"Шлагбаум" качнулся, но не поднялся, а, дымясь, покатился по воде.

Заметят или не заметят?

Горизонтальный факел сверкнул на берегу, как грозный указующий перст.

Заметили! Рядом лопнул разрыв. Катер сильно тряхнуло.

- Попадание в моторный отсек, - бесстрастно доложил механик.

Из своего закоулка высунулся радист:

- Попадание в рацию, аккумуляторы садятся!

Вслед за тем фашисты включили "верхний свет".

Над шхерами повисли ракеты, в просторечье называемые "люстрами". Они

опускались, вначале медленно, потом быстрее и быстрее, искрами рассыпаясь у

черной воды, как головешки на ветру. Неторопливо на смену им поднимались

другие ("люстры" ставятся в несколько ярусов, с тем расчетом, чтобы мишень

все время была на светлом фоне).

Свет - очень резкий, слепящий, безрадостный. Как в операционной. Уложили,

стало быть, на стол и собираются потрошить? Нет, дудки!

Две дымовые шашки полетели за корму. Старый, испытанный прием! Но Шубин

не смог проворно, как раньше, "отскочить". Едва-едва "отполз" в сторонку,

Укрывшись в тени какого-то мыса, он смотрел, как палят с берега по

медленно расползающимся черным хлопьям. Дурачье!

Приблизился Князев:

- Подать конец?

Пауза очень короткая. Думать побыстрей!

Без Князева не дохромать до опушки. Но, приняв буксир, он угробит и себя

и товарища. Маневренность потеряна, скорости нет. На отходе догонит авиация

и запросто расстреляет обоих.

Итак?.. Назад хода нет. Значит, прорываться дальше, укрываться в глубине

шхер!

- Вася, уходи! Исправлю повреждения - завтра тоже уйду.



- Не оставлю вас!

- Приказываю как командир звена! Поможешь мне: отвлечешь огонь на себя.

Князев понял. Донеслось, слабея: "Есть, отвлеку!" И Шубин сорвал с головы

шлем с уже бесполезными ларингами. Аккумуляторы окончательно сели. Он

"оглох" и "онемел".

Отстреливаясь, катер Князева рванулся к выходу из шхер.

- Еще бы! - пробормотал Шубин с завистью. - Сохраняя свои пятьдесят узлов

в кармане...

Собственные его "узелки", увы, кончились, развязались. Весь огонь фашисты

перенесли на Князева. Бой удалялся.

Припав к биноклю, юнга провожал взглядом катер. Зигзагообразный путь его

легко было проследить по всплескам от снарядов. Всплески, как белые


Каталог: ext
ext -> Карнаук п. Т. Тибетская медицина
ext -> Гейнрих фон Офтердинген
ext -> Программа предусматривает комплекс медицинских услуг: I диспансерные медицинские услуги, проводимые в условиях клиники
ext -> Майкл Оппенхейм энциклопедия мужского здоровья
ext -> I. Объем услуг, оказываемых по медицинским показаниям в соответствии с медико-экономическими стандартами при остром заболевании, обострении хронического заболевания, инфекции, при травме, отравлении и других состояниях
ext -> Амбулаторно-поликлиническая помощь
ext -> В. А. Старовойтов переехал в США. На самом деле генерал армии Старовойтов никуда не уехал и не собирается. Я уже принес ему свои извинения и объяснения, хотя не знаю, примет ли он их. Также приношу извинения читателям


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница