По Нижней Тунгуске



страница2/10
Дата30.04.2016
Размер1.18 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

05.07.08. Подъём, по уже сложившейся традиции, в 8.00. Пасмурно, дует прохладный ветер, температура воздуха +15 градусов. Замеряю температуру воды, она +18 градусов! Обнаруживаю разорванный по шву рукав штормовки, приходится заняться шитьем.

После завтрака отчаливаем, время 10.55. Примерно за час хода добираемся до деревни Нижнее Карелина. На повороте реки вправо, на высоком берегу видна безлесная луговина и 5 одиноких домиков, три из них явно нежилые. Возникает ощущение заброшенности. Возле деревни в воде растет целая колония крупных жёлтых кувшинок с тёмно-зелёными листьями, плавающими на воде.

После заброшенной деревни, километров через 5, слева впадает река Поймыга, и характер берегов и самой реки меняется. Исчезают частые каменистые перекаты и галечниковые косы. Река начинает течь длинными плёсами среди невысоких травянистых берегов, на которых растет густой лес. Местами среди травы видны кусты красной смородины.

На плёсовых участках встречаются отмели, поэтому приходится плыть очень аккуратно. На носу лодки организовали вахту по просмотру фарватера. Мы по очереди стоим с шестом в руках и смотрим, чтобы лодка не наехала на мель, предупреждаем сидящего на руле и подсказываем ему направление движения.

На ночёвку встаём в 21.00. Место нашли очень удачное, в глухом заливчике, отгороженном от основного русла галечниковой косой, поросшей невысокими кустами тальника. Это было очень кстати, т.к. мы близко подошли к селу Подволошино, и по реке уже снуют моторные лодки местных рыбаков.

За день было пройдено 85 километров.



06.07.08. Проснулись в 8.00. Душно. Через дырочку в тенте в палатку просачивается бледный лучик солнца. Выглянул из палатки, на небе высокая облачность, и солнце размытым диском проглядывает сквозь неё.

Серёга высказал желание искупаться, я решил составить ему компанию. Взял необходимые для бритья и мытья принадлежности и пошёл на берег. Сергей почему-то задерживался, и я полез в воду без него. Сначала просто искупался в бодрящих водах Тунгуски, а потом, намылившись, занырнул ещё раз. Серёга так и не появился, он варил очень вкусный суп из плавленых сырков. Надо сказать, что Сергей взял на себя обязанности шеф-повара и мастерски справлялся со своими обязанностями. Готовил он с удовольствием и очень хорошо.

Со стоянки вышли почти по установившемуся регламенту в 10.50. Через час подошли к селу Подволошино. Это село связано с другими посёлками, стоящими на р. Лене, хорошей грунтовой дорогой. В Подволошино более 40 домов, все дома жилые. Есть 2-х этажное общежитие, магазин, почта, здание поселковой администрации, клуб. На въезде в посёлок, вдоль правого берега реки тянется деревянный, уже покосившийся от времени, причал, и стоят старые складские помещения. Ближе к центру поселка на пологий берег вытащено 3 речных буксира. Они используются только в большую воду весной. А на левой стороне реки, на берегу, стоит целый караван старых речных барж.

Увидев местных жителей, мы спросили, где находится магазин, и, оставив Вадима у лодки, пошли докупить хлеба, и некоторые продукты. Свежего белого хлеба не оказалось, был один чёрный, выпеченный круглыми караваями.

Продавщица посмотрела на нас, обросших щетиной и покусанных комарами, и ушла в подсобку. Через минуту она вышла с двумя большими буханками белого хлеба и сказала, что оставляла для себя, но отдаёт нам. Мы поблагодарили её, взяли ещё три каравая чёрного, две банки борща и кусок сыра. Клёпа прикупил также четыре банки пива. С покупками двинулись к лодке. Но тут Серёга вспомнил, что не взял ещё один продукт. Он вернулся в магазин, и вскоре вышел очень довольный.

Комаров и мошки в посёлке почти не было, но зато в огромных количествах присутствовали оводы всевозможных форм и размеров.

Погрузившись в лодку, мы продолжили своё плавание и шли до 21.30. На ночёвку встали на левом берегу реки. Для стоянки выбрали большую и высокую галечниковую косу. Она под углом 10 – 15 градусов поднималась от берега. На её вершине росли маленькие кустики тальника, и имелась ровная песчаная площадка, где мы поставили палатку. До воды было далековато, метров 30, но сверху открывался хороший вид на реку и на противоположный берег. Река в этом месте делает излучину и течёт спокойной широкой лентой. Глубина реки значительная, особенно у правого берега, там же имелась небольшая заводь. В этой заводи Вадим и Сергей поставили две сетки, а я и Игорь в это время занимались костром и установкой палатки.

Место оказалось комариным, и когда мы сидели за ужином у костра, над каждым из нас вилась туча комаров. Оводы, которые досаждали нам днём, с закатом исчезли, а мелкие крылатые хищники вышли на охоту.

За день мы прошли 92 километра.

07.07.08. Проснулись в 8.10, я вылез разводить костёр. В палатке душно. Сквозь занавес высокой тонкой облачности светит солнце. Игорь и Сергей занимаются завтраком, а я и Вадим поплыли на лодке проверять сети.

Перед тем, как пойти на лодке, я стал надевать свои болотные сапоги. Пытаюсь засунуть ногу, и не могу это сделать. Что такое? И тут мой взгляд падает на проходящего мимо Саида. Он тоже одет в болотные сапоги, но носы их задираются вверх, как у турецких туфель.

-Игорь, ты сапоги свои одел? Они тебе не жмут?!

-Нет, всё нормально,- отвечает Саид,- это мои сапоги.

-А ты не знаешь, почему я в «свои» залезть не могу?

-Может, ты пересушил их вечером у костра, - говорит Саид и продолжает удаляться от палатки.

-Товарищ! Постой! Так ведь резина – это не кожа! Она не может усохнуть, она может только сгореть! Иди, пожалуйста, сюда, и давай поменяемся! Ты, может быть, в 45-м размере ощущаешь себя нормально, а я в твой 42-й просто не могу залезть!

Саид сбрасывает сапоги и, одев те, что лежат возле меня, удаляется к костру. Одеваю один из оставленных сапог – мой! Начинаю натягивать другой – опять не лезет!

- Саид! Ты что, издеваешься? Сапоги то опять разные! Неужели не чувствуешь? - Саид возвращается, и я, наконец, получаю свой второй сапог.

Мы с Вадимом плывём на лодке к заводи. В первой поставленной там сетке оказалось 15 рыб, а во второй сетке, растянутой вдоль главного русла, только 3 штуки. В улове был один большой сиг, четыре окуня средних размеров, а остальную добычу представляли небольшие, размером с ладонь, язи.

Рыбой пришлось сразу заниматься, чистить и потрошить. Одного молодого окуня, подававшего признаки жизни, мы отпустили на волю. Он некоторое время стоял на месте, слабо шевеля жабрами и отходя от перенесённого шока, а потом заработал плавниками и хвостом, и ушёл в глубину.

На завтрак сделали уху из четырёх рыб, а остальную добычу присолили, чтобы не пропала, и отложили до вечера.

Со стоянки вышли в 12.40. День выдался жарким. На солнце +30. Ребята разделись и загорают, а мне приходятся сидеть в штормовке, т.к. пишу дневник и не могу отгонять оводов, которые стаями вьются вокруг нас. Когда подходили к одной из галечниковых кос, с неё поднялись две огромные птицы. Это были аисты! Сергей успел их сфотографировать.

На обед встали в очень интересном месте. Подъехали к берегу, где среди камней виднелись развалы камней белого цвета, а в речку впадал небольшой чистый ручеёк. Лодка причалила к самому его устью. Вадим в сандалиях на босу ногу спрыгнул в воду, чтобы удержать её, пока остальные выгрузятся, и закричал:

-Давайте, шевелитесь быстрее, а то я ласты себе отморожу – вода ледяная!!

Мы вылезли, и я действительно ощутил нешуточный холод, даже через сапоги. Решил измерить температуру воды этого ручья, достал термометр, который, находясь в рюкзаке, показывал +35 градусов, и опустил его в ручей. Красный спиртовой столбик на глазах стал падать. Ребята попробовали воду из ручья и сказали, что она имеет специфический вкус. Я тоже попробовал, действительно, это была минеральная вода.

Пройдя 10 метров вверх по ручью, я увидел, что он вытекает из развалов белых кремнистых известняков. Это был подземный источник. Температура воды в нём оказалась +1 градус! Действительно в такой воде «ласты» можно было отморозить.

Белые развалы известняков, которые привлекли нас как место, где можно было расположиться на обед, оказались непригодными для этой цели: там везде сочилась вода. Пока осматривались, где расположиться, Серёга увидел в глубине леса, растущего на высокой надпойменной террасе, крышу зимовья. Мы двинулись вверх по густой, высокой траве, выше пояса и вскоре вышли на тропу, ведущую к дому.

Зимовьё было обустроено очень основательно и с большой любовью. Здесь находился целый комплекс построек. Кроме жилого домика стоял навес, под которым расположился деревянный стол и две скамьи по бокам. Чуть в стороне стояла баня, а за ней поднималась коптильня, внешне очень похожая на сортир-скворечник. На улице было жарко, и досаждали оводы, поэтому решили перекус устроить в доме. Мы с комфортом расположились за столом, стоящим у небольшого окошка, и пообедали. Закончив с трапезой, пошли осматривать окрестности зимовья, и обнаружили ещё небольшой погребок-ледник, а Сергей и Вадим нашли несколько крупных подосиновиков.

Перед уходом мы сфотографировались на фоне зимовья, а из минерального источника набрали воды.

Через несколько часов хода увидели, что левый берег буквально сочится небольшими ручейками, сбегающими по развалам камней грязно-белого цвета. Мы причалили к топкому берегу, и Игорь, вылезший из лодки, зачерпнув кружкой воды, дал нам попробовать. Это была та же вода, что и возле зимовья. Очень холодная и того же вкуса.

В 20.00 по местному времени, согласно показаниям нашего GPS, мы пересекли 59-ю параллель. На ночёвку встали около 22.00 в полуторах километрах ниже устья реки Гаженка. Расположились на левом берегу, вначале большой, песчано-галечниковой косы. Дров, в виде принесённого рекой плавника, очень много. Недалеко от воды нашлась ровная площадка под установку палатки.

Вечером, когда готовили ужин, услышали гул мотора. Вскоре из-за поворота появилось самодельное чудо-судно, медленно идущее вверх по реке. Это была железная плоскодонка с 2-х этажной рубкой на корме. На рубке мелом или белой краской было написано «Восток». От капитанского мостика к носу шел полукруглый в сечении ангар, обтянутый синей непромокаемой материей.

На плоскодонке нас увидели и два раза подали необычный звуковой сигнал.

-АУУУ - АУУУ!! Бам - Бам – Бам!

Мы помахали в знак приветствия руками.

В это время Вадим жарил рыбу, и мы готовились славно поужинать. Когда с трапезой было покончено, и сгустились синие сумерки, над тихой водой снова стал слышен звук работающего мотора. По противоположному берегу стал шарить луч прожектора, и через несколько минут показалась ещё одно плоскодонное судно, также идущее вверх по реке. Рубка у этого судна была более низкой, она поднималась над зачехлённым ангаром на 1.5 метра. Судно шло под подвесным лодочным мотором, управление которым осуществлялось из ходовой рубки. С плоскодонки увидели огонёк нашего костра и навели на нас на несколько секунд прожектор.

Спать легли около часа ночи. За день было пройдено 95 километров.


08.07.08. Проснулись от духоты. Небо голубое, светит солнце, и нет ни единого облачка. Игорь проснулся первым и полез разжигать костёр, но фактически это было не нужно, т.к. угли сохранились от большого бревна, положенного в огонь с вечера. Достаточно было подбросить сухих веток, чтобы он ожил.

Утром гнуса меньше, чем было вечером, и я, выйдя из палатки, иду к реке, хочется упасть в её прохладную воду. Купание освежает, но не надолго. Температура в тени + 30 градусов, а на солнце +38.

Вадя обнаружил вчера на террасе, которая поднимается над нашим лагерем, целую поляну оранжево-красных даурских лилий. И мы пошли сфотографироваться среди этой красоты.

На завтрак у нас борщ с грибами, Сергей продолжает баловать нас кулинарными изысками. Со стоянки выходим в 10.30. Солнце палит нестерпимо. С берега за нами увязывается целый рой мошки и крупных оводов. Эти насекомые достают нас. В свободную вахту Серёга учится играть на губной гармошке, и мы развлекаемся, давая ему «ценные» советы.

Надо отметить, что растительность начинает меняться. Всё реже встречаются сосны и берёзы, и всё чаще выходят на берег лиственницы и высокие ели. Некоторые лиственницы достигают 20-25 метров в высоту и имеют толщину ствола более, чем в обхват. Это свидетели падения Тунгусского метеорита, им более 100 лет.

Тунгусский метеорит, если его можно так назвать, остаётся неразгаданной тайной и продолжает волновать людей уже целое столетие. В 1908 году ранним утром 30 июня в междуречье Нижней и Подкаменной Тунгусок на ясном небе появился огненный объект, который очевидцы описывают как шар, бочку, метлу и т.п. Болид пронёсся над Центральной Сибирью и взорвался на высоте нескольких километров в безлюдной тайге. Мощность взрыва оценивается учёными от 20 до 50 мегатонн. Ударная волна повалила деревья на площади более 2-х тысяч квадратных километров, и была зарегистрирована всеми сейсмостанциями мира. Поваленные деревья до сих пор лежат в тайге гигантским кругом. Вершинами наружу, корнями к эпицентру взрыва. Но «метеорит» не оставил ни кратера, ни обломков. Что это было, остаётся загадкой.

Имеется очень много трудносопоставимых фактов, которые не дают возможности прийти к какому-то одному выводу. Более, чем 700 опрошенных свидетелей дали различные описания объекта и направление его полёта. Некоторые из них говорят не об одном, а о нескольких огненных шарах. Одни видели объект, летящий по наклонной к земле, а другие утверждают, что видели огненный болид, взлетающий в небо. Многие очевидцы, находясь за сотни километров от эпицентра, наблюдали огненный столб, поднимающийся в небо из-за горизонта. Звук взрыва был не единым. По показанию очевидцев громоподобные звуки в небе слышались не только во время и после пролёта, но и задолго до его появления.

Необъяснимо также, почему за несколько месяцев до падения «метеорита» по всей Европе отмечались необычайно светлые ночи, даже в тех местах, где они никогда не бывают. В Италии и Испании на улице можно было ночью читать газету, но через 3 дня после взрыва «метеорита» свечение в атмосфере и белые ночи прекратились.

Есть ещё один любопытный факт. Общаясь с местными краеведами, исследователи установили, что за месяц до катастрофы все кочевые племена тунгусов вместе с оленями покинули тот район тайги. Тунгусы говорят, что шаманы, которые увели их, знали о том, что летом в междуречье Подкаменной и Нижней Тунгусок спустится Бог Огня. За несколько дней до падения метеорита люди, заходившие в тайгу, отмечали, что перестали петь птицы, их не было видно. Исчезли звери, а в реке пропала вся рыба.

Есть ещё одна гипотеза вполне земного, а не космического происхождения «метеорита». Она связана с именем выдающегося учёного – физика Николы Тесла (1856 – 1943 гг.). В конце 19 – начале 20-го века он вёл в США сверхсекретные разработки, связанные с изучением резонанса и передачи энергии на большие расстояния без использования проводов.

За 12 лет до Тунгусского метеорита Тесла проводил опыт по изучению работы электромагнитного резонатора. Эксперимент проводился в небольшом городке и оказался ужасным. После включения прибора людей охватила паника. В окнах домов все стёкла разбились и вылетели на улицу. Стены зданий стали покрываться трещинами по всему фасаду, с потолков падали куски штукатурки. Этот процесс шёл с нарастающей силой. Увидев, что происходит, Тесла ударом молотка разбил небольшую коробку, где находился прибор. Подобного аппарата он больше не создавал и записей о нём не оставил.

Миллионер Джон Морган в 1901 году выделил Николе Тесла большую сумму денег на строительство лаборатории и башни, которая позволила бы осуществлять радиосвязь через Атлантику. Тесла использовал оборудование не только для этих целей, но и для других опытов, связанных с изучением электрических разрядов и созданием искусственных молний. Его лаборатория находилась на острове Лонг-Айленд в 60 км северо-восточнее Нью-Йорка и называлась Уорденклиф.

В 1903 году жители Нью-Йорка и прибрежных районов были напуганы гигантскими молниями, испускаемыми башней Уордэнклиф. Своими вспышками они освещали огромные пространства побережья и Атлантики, заставляя светиться верхние слои атмосферы.

В 1904 году финансирование работ было прекращено, но в 1907 году лаборатория вновь получила большое количество оборудования и работы продолжались ещё несколько лет.

В 1908 году, за несколько месяцев до катастрофы, Тесла без видимых на то причин заказал для себя в библиотеке конгресса США карты Центральных районов Сибири, в т.ч. и междуречья Подкаменной и Нижней Тунгусок.

Остаётся только гадать, связано это с тем, что произошло утром 30 июня 1908 года, или это случайное совпадение.

Никола Тесла один из самых таинственных ученых. Многие из своих открытий он так и не довёл до широкой общественности, остановив на стадии эксперимента. Такие его изобретения, как электрический генератор и трансформатор используются во всём мире. Именно Тесла разработал принцип передачи радиосигналов, а не Маркони и Попов, которые пользовались его патентами. Ему принадлежат более 100 изобретений, которые живут и используются с конца 19 века по наши дни.

Однако пора вернуться на берега Нижней Тунгуски, и продолжить наше путешествие.

В 12.50. прошли посёлок Непа, он достаточно большой – несколько десятков домов. Все дома под шиферными крышами. На песчаном берегу много моторных лодок. Одноимённая река Непа впадает в Ниж. Тунгуску в 1,5 – 2 км. ниже посёлка с левой стороны. Это самый крупный приток из тех, что мы видели. В том месте, где реки сливаются, сложно сказать какая из них больше. После впадения Непы ширина Нижней Тунгуски становится 100 метров и более.

В 15.40 остановились на обед на правом берегу реки. Здесь берег сложен небольшой осыпью плитчатых песчаников светло-серого цвета. Солнце печёт невыносимо. Померили температуру, прибор показал +42 градуса. Перед обедом я и Вадим искупались. Вылезать из воды не хочется, поэтому отобедав, ныряем в реку ещё раз. Теперь к нам присоединился Сергей. В 200-х метрах от нашей обеденной стоянки находится зимовьё, которое но карте называется «Данилово».

В 18.30 подошли к интересной сопочке поднимающейся на правом берегу реки. Склон сопки представляет собой скальный обрыв, поднимающийся над уровнем воды на 25 – 30 метров. Нижняя часть обрыва скрыта осыпью, которая поросла травой. Скала сложена белыми известняками. Местами отвесные стены покрыты красновато-оранжевыми лишайниками. В каменной осыпи сделаны два занора, откуда брали известняк для получения извести на хозяйственные цели.

Справа от скалы, из развалов камней на берегу бьёт источник. Вода чистая, но все камни, по которым она сбегает к реке, покрыты длинными зеленоватыми и белыми водорослями. Вода холодная, на вкус солоноватая с горчинкой и лёгким запахом сероводорода. Я попробовал, и понял, что такую воду пить кружками не надо. У такой минеральной воды сначала определяют состав, и потом дают заключение, пригодна ли она для питья или не пригодна. Если пригодна, то кому, и в каких количествах. Но ребята всё-таки набрали 3-х литровую ёмкость, и взяли с собой.

В 21.30 небо над рекой сзади нас потемнело, и стали слышны раскаты грома. К нам приближалась гроза, и мы начали искать подходящее место для установки лагеря. Через 30 минут на повороте реки увидели берег, поросший сосновым лесом, ближе к воде виднелись развалы плитчатых известняков. Причалили к берегу, чтобы посмотреть место, где можно поставить палатку. Осмотр не дал положительных результатов. Везде были крупные камни с острыми краями, и ставить на них палатку не хотелось.

Мы двинулись дальше, и вскоре, за правым поворотом реки, нам открылась галечниковая коса, а слева, на другом берегу, двумя острыми гребнями поднималась скала, её высота составляла 25 – 30 метров. Было решено, что мы останавливаемся здесь. Причалили к правому берегу и быстро выгрузили вещи из лодки. На участке косы, где росла трава, нашли место для установки палатки, а на галечнике поставили треногу для канов и развели костёр. Тёмная грозовая туча приближалась, и раскаты грома звучали всё явственней. Но у нас через 30 минут после выгрузки уже стояла палатка, горел костёр, на котором закипала вода в двух канах, все вещи были укрыты или убраны в палатку, и мы собирались ещё успеть поужинать до прихода дождя. Движение грозового фронта было хорошо видно, и становилось понятно, что тучу уносит в сторону от нашего лагеря.

В это время я укладывал в палатке спальные вещи. Было очень душно, и мошка, которая забилась под тент, просто сходила с ума, ударяясь то о внутреннюю поверхность тента, то о палатку, создавая впечатление шума дождя. Этот хор дополнял гул оводов, искавший выход из замкнутого пространства. И вдруг наступил момент, когда всё стихло, порывом налетел ветер, но дождя на улице не было. По всей видимости, менялось давление, и насекомые это чутко улавливали. Я быстро выбрался из палатки и заспешил к реке, очень хотелось освежиться до прихода тучи. У кромки воды скидываю одежду и ныряю в благодатные воды Нижней Тунгуски.

Отплыв от берега, я увидел, что на фоне туч начинает проявляться широкая полоса радуги. Крикнул об этом ребятам на берегу, и они успели сфотографировать её. Туча уходила всё дальше в сторону, и на наш лагерь упало лишь несколько редких, крупных капель.

После ужина мы долго сидели у костра, пили чай, а Вадим фотографировал закат. Легли спать около 24 часов. За день было пройдено 105 километров.

09.07.08. Проснулись в 8.30. Душно. За сеткой палатки гудят комары. Мошка, которая хозяйничала вчера вечером, исчезла. Иду разжигать костёр. На небе высокая облачность, но солнце приглушённо светит и греет. Загорается костёр. Набираю в каны воды и вешаю над огнём. К импровизированному столу подтягиваются ребята. Сергей начинает заниматься приготовлением своего фирменного сырного супа, а я, не взирая на комаров, иду на 5 минут искупаться.

Термометр показывает уже + 32 градуса. После завтрака и сборов отчаливаем. Время 10.50.

В 14.20 проходим село Калинина, оно стоит на высоком правом берегу и насчитывает более 30 домов. Идём дальше и видим, что нас догоняет тёмная туча, из которой свисает серая пелена дождя.

Время обеда, но решили не останавливаться. Располагаться под дождём на берегу не хочется. Река становится всё шире, и теперь достигает 150 метров. Туча, висевшая над нами, стала отставать, т. к. русло реки повернуло в сторону от её движения, и мы какое-то время плывём спокойно. Но наша радость кратковременна, чему быть, того не миновать! Над рекой порывами стал задувать ветер, и из туч, вновь затянувших небо, на нас полетели крупные капли дождя, и всем пришлось залезть под плащи.

В 16.40 прошли крупное село Преображенка. Оно вытянулось вдоль левого берега реки более, чем на километр. По нашим подсчётам здесь свыше 100 домов. Выделяются здания школы, сельсовета и дизельной электростанции, которая стоит в некотором удалении от посёлка. На берегу видны не менее 4-х десятков моторных лодок.

Дождь, который поливал нас более 2-х часов, закончился, и мы причалили к длинной и широкой галечниковой косе, чтобы перекусить. Быстренько вытащили сумку с едой и расположились на ровной поверхности мелкого галечника. Я разжёг небольшой костёр, т. к. сидеть на порывистом ветру было не очень уютно, зато летающие кровопийцы совершенно не досаждали нам, у них была нелётная погода.

После обеда пошли дальше. Сильный ветер продолжал дуть, причём дул навстречу, и стал поднимать волну с белыми гребнями. Лодка начала прыгать, как на ухабах. От носа к корме летели брызги. Мы снова надели плащи, чтобы укрыться от воды и ветра.

На ночёвку встали в 21.30 на правом берегу, на небольшой галечниковой косе, которая образовалась под крутым берегом высотой до 4-х метров. На берегу рос лиственничный лес, и на косу спускались стволы упавших с него деревьев.

С дровами у нас проблем не было. Насекомые почти отсутствовали. Горел костёр, стояла палатка, и мы, поужинав, допивали чай, когда послышался звук лодочного мотора. Снизу по реке поднималась лодка. Сначала она прошла мимо, но потом сбросила ход, развернулась и подошла к нам. В ней был мужичёк невысокого роста. Он спросил, далеко ли ещё до Преображенки? Мы прикинули по своему ходу, и сказали, что около 50 км. Потом пригласили его передохнуть и попить чая. Дядька согласился. Я и Сергей подошли к берегу, чтобы помочь ему причалить и привязать лодку.

Гость спросил: - «Мужики, а вы водку пьёте?»

«Хм! А то!» - ответил Клёпа.

Гость полез в железный ящик, стоящий на дне лодки, и извлёк оттуда большой пакет с различной снедью, и ещё один пакет в котором звякали бутылки. Лодку подтянули к берегу и привязали за крепкие тальниковые кусты.

Подошли к костру. Дядька со всеми поздоровался за руку, и мы познакомились. Звали его Квасов Владимир Петрович. Он был невысокого роста с короткой стрижкой – ёжиком. Не смотря на то, что ему было около 60 лет, седых волос у него почти не наблюдалось. Рукопожатие у Петровича было крепким и надёжным, а узловатые пальцы рук с широкими ногтями говорили, что он привычен к любому труду, многое умеет и может. Действительно, мужик оказался интересным, работал когда-то инструктором-парашютистом при тушении лесных пожаров. Промышлял пушного зверя в тайге и рыбачил, а сейчас, уже давно выйдя на пенсию, нашёл себе работу снабженца в геологоразведочной экспедиции, которая ведёт поисковое бурение на нефть. Нижнюю Тунгуску прошёл от верховьев до Туры. Рассказал он нам немного и о посёлке Ербогачён, где он живёт. Посоветовал посетить там краеведческий музей, и музей писателя Шишкова, автора известного романа «Угрюм – река». Он жил и работал в этих местах, и под впечатлением увиденного был написан роман. Беседа и рассказы велись с чередованием тостов. Ребята выставили свой напиток, Петрович открыл бутылки, которые принёс с собой. С каждым новым тостом разговор становился всё более тёплым и задушевным. Когда заговорили о теме: «Ради чего стоит жить, и ради чего не стоит», Саид изрёк: « Всех денег не заработаешь, а пропить можно всё». Фразу оценили и решили сохранить для истории. Время перевалило за час ночи, а гулянье и общение продолжалось полным ходом. Клёпа был в ударе, наконец, ему попался достойный собеседник! Но Вадим, видя, что ситуация уходит из-под контроля начал ворчать, пытаясь объяснить наиболее активным “собеседникам “, что подъём завтра по расписанию, т. е. очень рано, и устраивать днёвку никто не собирается. И вообще, не надо путать палатку с реанимационной палатой. Может, кто-то забыл, но он разбирается только в стоматологии! Удалить зубы – нет проблем! А вот заниматься по утрам полумёртвыми телами, это не его стихия!

Клёпа поклялся Кораном и Талмудом, что утром тяжелобольных не будет, и никого отлавливать и разыскивать в лесу не придётся. В доказательство того, что даже самые стойкие собеседники лягут спать, была извлечена и поставлена палатка Петровича, а в неё заброшены коврик и спальник. Только после этого Вадим, продолжая ещё бурчать, отправился спать. Мне надлежало блюсти себя в трезвости, дабы сохранить в памяти и на страницах дневника наиболее яркие картины нашего путешествия. Когда организм уже отказался пить чай, а все самые интересные байки были рассказаны, я тоже отправился спать.

Серёга и Игорь вползли в палатку только в 3 часа ночи. С возможной аккуратностью, и, говоря, якобы, шёпотом, они залезли в спальники, и вскоре захрапели, как два дизельных мотора.

За день было пройдено 103 километра.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница