Почти полвека назад яркое переживание, продолжавшееся всего несколько часов, изменило всю мою личную жизнь и научную карьеру



страница15/31
Дата01.05.2016
Размер2.55 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   31

Лора слушала с большим интересом. Опыт ее общения с черепом отличался от того, что произошло с Крисом, но многое из его рассказа напомнило ей о собственном эксперименте с магическими грибами. Завершилось ли путешествие Криса божественным прозрением, как это произошло с ней?

— Чем же все это закончилось? — спросила она.

— Полнейшей мистикой. Сначала я встретился с чудовищными силами зла, пережил нападение темных сатанинских орд, которые пытались поймать меня и завладеть моей душой. Я прошел через ужас и глубокое отчаяние и молил Бога о помощи. И тут я увидел Иисуса на кресте, искупающего грехи всего человечества. А потом сам стал Иисусом! Это было настолько убедительно, что я свято верил: я действительно — Он и переживаю Второе Пришествие! И само имя мое — Кристиан — стало для меня окончательным подтверждением. Я впал в настоящую паранойю: мне казалось, что меня распнут, как Христа, и я стал всех бояться. И тут я нашел самый безопасный выход — убежать и спрятаться в лесу.

— Поразительно! И что происходило там? — спросил Рон, мысленно сравнивая рассказ Криса с описаниями пациентов-психопатов из справочников по психиатрии. Он больше не сомневался в диагнозе: типичный приступ параноидальной шизофрении!

— Светя себе фонариком, я нашел в развалинах укромное место и лег. Переживание не отпускало, я действительно умирал на кресте вместе с Иисусом и воскресал вместе с ним. Это помогло мне соприкоснуться с собственной божественностью, но очень своеобразно. Я больше не ощущал своей отдельности. Я понял, что все мы — Иисус, все мы — Космический Христос. Раньше я ошибался, думая, что я единственный; я связывал свое переживание с материальным телом и с эго. Вот почему у нас в психушках так много больных, которые вообразили себя Иисусами. Все они совершили ту же ошибку, что и я. Я вспомнил книгу про палату, где были сразу три таких пациента. Их собрали вместе, чтобы они выговорились. Помнится, это было где-то в Ипсиланти*.

— Что ты имеешь в виду, говоря, что все мы — Иисус? — спросил Эд.

Он не был особенно религиозным, но то, что говорил Крис, не имело никакого смысла ни в контексте его христианского воспитания, ни в контексте его научного образования. Еще можно было бы понять, толкуй Крис о Брахмане или Будде, — он мог нахвататься таких идей из восточной мистической литературы.

— Я наконец-то понял, в чем смысл послания Иисуса, — все громче говорил Крис. — Должно быть, Иисус прошел через переживание собственной божественности и пытался рассказать людям о том, что они тоже воплощенные божества. «Я, Ты и Отец едины», — учил он.

Теперь, описывая пережитое прошлой ночью, Крис принялся яростно клеймить косное религиозное воспитание, которое он получил.

— Слово «Евангелие» буквально означает «благая весть», «хорошая новость». Все мы божественны! Не кажется ли вам, что это и есть хорошая новость? А не та чепуха, о которой нам твердят в церкви: дескать, мы жалкие грешники, недостойные крошек со стола Господа нашего. Разве это хорошая новость?

— То, о чем ты говоришь, очень похоже на учение индийских гуру, — сказала Лора.

— Точно. Ведь Иисус, как и восточные гуру, по крайней мере лучшие из них, был настоящим первооткрывателем в области сознания, — подтвердил Крис. — Он обнаружил собственную божественность и пытался помочь остальным сделать то же самое.

Мысли и прозрения проносились в мозгу Криса стремительным вихрем, гораздо быстрее, чем он успевал их высказать.

— Иисус видел, что мир, в котором мы живем, — таинственная божественная игра, а не просто заурядное царство материи. Обещание, что некогда, в далеком будущем, нас ожидает новое, уникальное воплощение божественного начала в материальном мире — чепуха, поповские сказки! Божественное начало воплощается постоянно. Все мы божественны, и все вокруг божественно. Царство Божье не обретешь, ожидая его. Царство Божье здесь, но люди его не видят! Второе Пришествие не имеет никакого отношения к истории — его можно узреть, только изменив сознание.

Лора прекрасно понимала, о чем говорил Крис.

— В каком-то смысле ортодоксальное христианство делает ту же ошибку, что и ты или пациенты психиатрической клиники. Оно утверждает, будто в истории человечества божественное начало воплощалось всего один раз, и все мы ждем второго такого же чуда. Это вводит людей в заблуждение и скрывает от них тот факт, что все творение — чудо и воплощение божественного начала.

— Аминь! — произнес Крис, довольный, что хоть кто-то его понимает.

Он замолчал и теперь сидел неподвижно; лицо его выдавало озабоченность и напряженную внутреннюю борьбу. Через несколько минут он наконец прервал молчание.

— Было кое-что еще, но мне трудно об этом говорить. Все было очень странно, я пока еще только пытаюсь разобраться.

Эд был поражен. «Если Крис думает, что все рассказанное им до сих пор вполне ясно и разумно, то что же тогда кажется ему странным и загадочным?» — растерянно подумал он и, снедаемый любопытством и нетерпением, весь обратился в слух.

— Ладно, расскажу все как есть, а вы уж сами судите, — проговорил Крис после долгих колебаний. — Когда я бежал через кусты, на меня внезапно упал пучок света такой колоссальной силы, что я чуть не ослеп. Я поднял голову и увидел огромный светящийся диск, висящий в небе высоко надо мной. Это явно был корабль пришельцев, огромный, никак не меньше двадцати метров диаметром.

Лица всех трех слушателей вытянулись от изумления, но причина для этого была у каждого своя. Для Эда, который только-только начал склоняться к выводу, что экскурс Криса в христианство не так уж безумен, как могло показаться поначалу, упоминание об НЛО стало последней каплей. Он недоверчиво покачал головой и сразу же вернулся к прежнему мнению. Если у Рона и были какие-то сомнения в диагнозе, последние слова Криса их полностью развеяли. Лора же мысленно перенеслась на гору, где после эксперимента с грибами, пережила столь же фантастическую встречу. Она не верила своим ушам.

— Это случилось в самый разгар моего приступа страха, и стоило мне увидеть корабль, как все обрело смысл, — пояснил Крис. — Как раз этого мне и недоставало. «Конечно, — сказал я себе, — я не принадлежу этому варварскому миру, к виду, который уничтожает сам себя и свою планету. Я пришелец из другого мира и послан сюда с особой миссией».

— Так ты решил, что они прилетели за тобой? — спросил Рон, следуя обычной процедуре опроса психиатрического больного.

— Да. Я был уверен, что моя задача — спасти человечество от коллективного самоубийства. И что на этот раз Второе Пришествие приняло вид посещения инопланетян. Почему-то я решил, что для современного человечества, для данного места и времени, это как раз то, что надо. Я, Христос, пришел не только из потустороннего мира, но и с другой планеты. Я свято верил, что моя миссия под угрозой и мои соотечественники предприняли спасательный полет, чтобы меня вызволить.

— И чем же все закончилось? — спросил Эд.

— Сначала моя теория подтвердилась. Каким-то образом — то ли при помощи какого-то всасывающего механизма, то ли методом молекулярной телепортации — меня перенесли на космический корабль. Я пришел в себя в какой-то лаборатории или операционной, окруженный не людьми, а странными инопланетными существами с большими раскосыми глазами. Смутно помню одно: мне ввели что-то в мозг через нос.

Лора была ошеломлена. Хотя история Криса во многом отличалась от того, что пережила она сама, у них было одно общее — встреча с пришельцами.

— Чем этот эпизод так отличался от всего остального, что с тобой произошло? — спросила она, с нетерпением ожидая, что же он ответит. Ведь ее встреча с пришельцами тоже резко отличалась от остальных переживаний, вызванных приемом грибов.

— Это трудно объяснить или описать, — ответил Крис. — Просто этот случай как бы сам по себе. Он в корне отличался как от обычной реальности, так и от остальных моих переживаний. Даже когда я вернулся к нормальному состоянию сознания и смог связать все вместе, эпизод с пришельцами продолжает стоять особняком и не находит никакого психологического объяснения.

— Пойдем-ка со мной, — предложил Рон, не сомневаясь, что Крис пережил острый психический срыв. — Примешь транквилизаторы, это поможет тебе успокоиться.

Но Крис совершенно не хотел принимать успокаивающие средства. Он чувствовал, что переживает самый интересный и захватывающий период жизни.

— Спасибо, не нужно. Я в полном порядке, — ответил он. — Только ужасно проголодался и устал. Мне надо поесть и немного отдохнуть. — С этими словами он вышел из палатки.

— Присматривай за ним, — попросил Эд врача. — Надеюсь, с ним все обойдется. Пока он еще слегка не в себе, да и мысли у него довольно дикие...»

— Не думаю, что за Криса стоит беспокоиться, — возразила Лора, когда Рон ушел. — Он здорово натерпелся, но все будет хорошо. Я, кажется, понимаю, что он хочет сказать. Его слова вполне разумны.

— Рад, что хоть кто-нибудь что-то понимает. О себе я этого сказать не могу, — заявил Эд. — Меня беспокоит все происходящее, а не только состояние Криса. Я хочу, чтобы череп вместе с голограммами был надежно заперт в ящике. Ясно, что это загадочный и очень мощный предмет, а действие его непредсказуемо, если не сказать больше. Я никому не позволю работать с черепом и даже смотреть на него, пока не получу заключение специалистов. На мне лежит ответственность за все, что может произойти.

— И где ты собираешься искать специалистов, которые дадут тебе такое «заключение»? — скептически и даже с некоторой иронией осведомилась Лора.

Испытав на себе влияние черепа, она сомневалась, что найдется авторитет, способный оценить его действие. Разве что Балам Ахау — к его мнению она бы, конечно, прислушалась. Или какой-нибудь ученый тибетский лама, но только не современные ученые, привыкшие во всем полагаться на традиционный подход.

Но она не успела ничего предложить — Эд уже принял решение.

— Помнишь, пару лет назад мы ездили на побережье Биг-Сур? — спросил он у Лоры. — Мы еще тогда обедали в «Непенти». Там мы встретили Альфреда Хантера, он гостил у своего младшего брата Роберта.

Когда-то Эд и Альфред были близкими друзьями и много времени проводили вместе, но в последние годы их пути разошлись.

— Я знаю, что он твой коллега и хороший приятель, — перебила отца Лора, — но ведь он археолог, как и ты. Как он может нам помочь в этом деле?

— Я имею в виду не Альфреда, а его брата Роберта. Он нейрохирург и работает в НИПИСе, Национальном институте прикладных исследований сознания в Болинасе. Возможно, это не совсем его область, но он блестящий ученый и автор нескольких замечательных исследований мозга. Я знал его еще ребенком, и, думаю, он меня еще не забыл. Если он сам не сможет нам помочь, то наверняка посоветует кого-нибудь в институте. Думаю, он именно тот, кто нам нужен.

— А чем конкретно он занимается? — спросила Лора. — Про институт в Болинасе ходят самые разные, порой совершенно дикие, слухи. Правда, что все исследования, которые там проводятся, строго засекречены, а финансируют их военные и ЦРУ?

— Разумеется, не все. Не думаю, чтобы Роберт стал работать на ЦРУ или военных. Но мне мало что известно и об институте в Болинасе, и об исследованиях Роберта. Я знаю только то, что рассказывал мне Альфред много лет назад. В детстве Роберт был не по годам развитым и одаренным. Когда бы я ни бывал у них дома, он всегда или играл на компьютерах или изобретал всякие любопытные невиданные штуковины. Еще учась в Стэнфорде, он сделал новаторские открытия в биоэлектронике.

— А ты не помнишь, какие именно? — спросила Лора.

— Как не помнить, — улыбнулся Эд. — Об этом столько писали, да и по телевизору показывали. Он вживлял микрочипы крысам и даже тараканам, а потом оборудовал их миниатюрными видеокамерами и прочими средствами связи. Этих маленьких биоэлектронных роботов можно было посылать для сбора информации в разные недоступные для людей места. Например, они могли сканировать развалины зданий после землетрясений и обнаруживать оставшихся в живых людей. Благодаря изобретению Роберта спасательные работы превратились из раскопок наугад в крайне эффективные операции. Это спасло много жизней и сэкономило много денег.

Лора слушала с интересом, но то, что сказал Эд, не развеяло ее сомнений: она по-прежнему не верила, что знания Роберта помогут им разгадать тайну черепа.

— Альфред рассказывал мне, — продолжал Эд, — что вскоре после того, как в прессе сообщили об исследованиях брата, его посетила небольшая делегация из института в Болинасе. Они хотели узнать, над чем тот работает и какие у него планы на будущее. В результате все, чем занимался Роберт, было засекречено, а ему самому предложили хорошую должность в институте.

Лора была озадачена. Если Роберт не работает на военных, почему тогда его исследования засекречены? Визитеры, скорее всего, были специалистами из Пентагона и ЦРУ. Представив, с какой целью они засекретили исследования Роберта, Лора поежилась. Раньше она не стала бы особенно об этом задумываться, но после встречи с Баламом Ахау и переживаний, полученных во время эксперимента с грибами и находки черепа, девушка стала очень чутко воспринимать любые проявления неуважения к жизни или природе. Она даже знать не хотела, над чем сейчас работает Роберт. Тем более она сомневалась, стоит ли доверять череп такому человеку. Но было уже поздно.

— Уверен, что нам нужен именно Роберт, — с воодушевлением сказал Эд и, не дожидаясь согласия Лоры, обратился к головидеофону:

— Компьютер, найди номер НИПИСа в Болинасе, штат Калифорния, добавочный —доктор Роберт Хантер. — А когда на экране высветилась информация, добавил: — Набери номер и установи связь!


Öåíòð «Ôåíèêñ»
Антигравитационный аппарат «Тесла АГ-3» абсолютно бесшумно скользил по воздуху над бескрайним океаном, словно диск, брошенный рукой атлета-гиганта. Он был назван в честь Николы Теслы, эксцентричного и щедрого гения, который умер более трех столетий назад, не признанный при жизни и почти забытый на десятки лет после смерти. Современники сумели понять лишь самые земные из его революционных открытий, такие как «катушка Теслы», электромоторы, использующие переменный ток, и новые виды генераторов и трансформаторов, которые помогли обуздать энергию Ниагарского водопада. Только через много поколений ученые сумели по достоинству оценить наиболее глубокие и скрытые стороны его дарования.

Пророческий гений Теслы во многом заглянул далеко в будущее, в те области, о которых основная масса физиков двадцатого века не смела даже подумать. Вдохновляясь медитациями в электрическом поле напряжением в несколько миллионов вольт, он единолично заложил основы для создания антигравитационных устройств, для использования энергии северного полярного сияния, для беспроводной передачи энергии и многих других изобретений, которые теперь стали неотъемлемой частью повседневной жизни. Аппараты серии «Тесла АГ-3», основанные на современных разработках принципа вращающегося магнитного поля, открытого Теслой, были только частью наследия, оставленного человечеству этим изобретателем.

Удобно устроившись в кресле командного отсека «Теслы АГ-3», Альдебаран смотрел на большой обзорный экран. Когда аппарат приблизился к группе островов, гнездящихся в аквамариново-голубом океане, он отключил автоматическое управление и уменьшил скорость, чтобы полюбоваться пейзажем. Альдебаран, один из лучших пилотов младшего поколения, с отличием завершил курс в Академии пространства и времени. Но напряженная научная работа и высоты, которых он достиг в своей области, не истребили в нем чувства прекрасного и художественных наклонностей. Он дважды менял курс корабля, чтобы получить самый удачный угол для обзора разворачивающейся перед ним панорамы.

— Взгляни, Альфекка, правда, потрясающе? — обратился он к своей спутнице, второму пилоту, показывая на главный монитор.

Альфекка добилась не менее блестящих успехов, чем Альдебаран, но сейчас она занималась совсем не тем, чему ее учили в академии. Ее внимание было сосредоточено на большом схематическом изображении солнечной системы, которое спроецировал на экран голографический прибор. Соединяющие планеты разноцветные линии отражали угловые соотношения между ними. Так выглядело небо в момент ее рождения. Сбоку на схеме было показано нынешнее положение планет. Альфекка увлекалась астрологией и, пока аппарат шел на автопилоте, использовала свободное время, чтобы исследовать свои астрологические транзиты.

Она всегда делала это в важные переходные периоды и поворотные моменты своей жизни. А сегодняшний день наверняка был именно таким! Они с Альдебараном летели на встречу с Аргосом, легендарным родоначальником хрононавтических исследований, — им предстояло работать с ним в одной команде. Как отражение этого благоприятного времени, транзитный Юпитер образовал трин с натальной конъюнкцией Уран-Нептун, а Сатурн — трин с натальной конъюнкцией Меркурий-Солнце. Самое подходящее время для встречи с мудрым старцем, знаменитым учителем в духовных и научных делах!

Услышав голос Альдебарана, Альфекка неохотно оторвалась от своей натальной карты и транзитных планет. И не пожалела об этом. Аппарат быстро приближался к острову, который был конечным пунктом их полета. Оптический сканер нашел цель и явил поистине захватывающее зрелище. Альфекка забыла о гороскопе и стала смотреть на большой экран.

— Какая красота, просто не верится! — сказала она, зачарованная открывшимся видом.

Картина на экране была такого исключительного качества и высокого разрешения, что казалась почти нереальной. На ней красовался вулканический остров, сияющий на безбрежной глади океана как прекрасный бриллиант. Разбиваясь о берег, волны образовывали узкую извилистую полосу пены, окаймляющую все побережье. Ее первозданная белизна резко выделялась на фоне темно-синей морской воды. Восходящее солнце заливало остров золотистым светом, озаряя вершины деревьев тропического леса. На приподнятом плато, что тянулось с одной стороны, высилась колоссальная статуя птицы Феникс, выходящей из яйца посреди языков пламени, пожирающих ее гнездо.

— Посмотри на скульптуру —невероятное зрелище! Пожалуйста, увеличь изображение, — попросила Альфекка. Альдебаран произнес слова команды, и статуя заполнила весь экран. Птица высотой больше пятидесяти метров парила над равниной. Все ее тело и распахнутые крылья были облицованы блестящей плиткой, придающей гигантской скульптуре почти сверхъестественный блеск и неземную красоту. Тем не менее, главная функция плитки была не эстетической — материалом для нее служил специальный сплав, который обеспечивал беспроводной прием электрической энергии. Источниками этой энергии являлись северное и южное сияния — поля, создаваемые прохождением электронов «солнечного ветра» через геомагнитное поле Земли. Открытие, что вся планета, по сути, является электрическим генератором, обеспечило население Земли почти неограниченной энергией.

Таким образом, статуя была не только произведением искусства, но и важной частью огромной гелиоэнергетической установки. Союз передовых технологий и архетипических мотивов служил важной цели: он напоминал ученым и инженерам о божественной природе космоса и предостерегал от необоснованного высокомерия и самонадеянности. Поскольку солнечная энергия и электричество — два наиболее непосредственных проявления божественной энергии творения в материальном мире, многие установки, собирающие солнечную энергию и преобразующие ее в электричество, проектировались так, чтобы одновременно служить и духовным целям. Центр «Феникс» был одним из таких комплексов: в нем разместилась школа таинств, предлагающая избранному кругу посвященных возможность психодуховного преображения.

Феникс был на редкость удачным архетипическим символом для тех посвящений, которые здесь проводились. Согласно древней арабской легенде, эта мифологическая птица живет пятьсот лет. В конце срока она строит гнездо и откладывает одно-единственное яйцо. Лучи солнца воспламеняют гнездо, и птицу-мать пожирает пламя. Но от огненного жара яйцо созревает, и из пепла поднимается новая птица. Так что птица Феникс стала ярким символом смерти-возрождения, несущим весть о бессмертии.

Альдебаран вернул изображению прежний масштаб, чтобы дать обзорную панораму всего центра. К статуе Феникса примыкали три комплекса зданий — подлинные жемчужины архитектуры, воплотившие в себе принципы геометрии святилищ. В том, что находился дальше от моря, размещалась гелиоэнергетическая установка. Два других располагались на полосе земли, протянувшейся между статуей феникса и океаном. В одном размещалась школа таинств с величественным залом посвящений, в другом — Институт хрононавтических исследований. Все три сооружения были спроектированы так, чтобы дополнять деятельность друг друга, и были связаны между собой.

Подлетев к посадочной площадке, «Тесла АГ-3» резко остановился и неподвижно завис в воздухе метрах в двух от земли. Из его корпуса выдвинулись четыре металлические ноги, похожие на паучьи лапки. В нижней части аппарата открылся люк, из которого появилась удобная лестница. Несколько шагов — и Альдебаран с Альфеккой оказались на посадочной площадке. Там их уже ждала молодая загорелая женщина в темных очках, одетая в легкий удобный комбинезон. Подойдя и обменявшись с ними рукопожатиями, она представилась:

— Меня зовут Дафна. Добро пожаловать в наш центр.

— А мы — Альфекка и Альдебаран, —представил пилот себя и свою спутницу.

— Знаю, Аргос рассказывал о вас. Мы следили за вашим кораблем и видели, как вы подлетели, — сказала Дафна. — Ну что, хорош наш Феникс, правда? — добавила она, улыбаясь. — Многие, прибывая на остров, точно так же переходят на ручное управление, чтобы сбросить скорость.

— Да, фигура Феникса, сверкающая в лучах восходящего солнца, — очень впечатляет! — согласилась Альфекка и после короткой паузы добавила: — Но мы не ожидали, что нас будут встречать. Я думала, отсюда нас телепортируют прямо в институт, — сказала она, глядя на стоящую у посадочной площадки кабину молтрана — часть системы молекулярной транслокации.

— Это Аргос попросил, чтобы я встретила вас и перед тем, как доставить к нему, провела небольшую экскурсию по центру «Феникс». А потом я провожу вас к нему в кабинет. Он ждет и очень рад вашему прибытию.

Альдебаран и Альфекка входили в элитную группу, специально обученную управлению хроноскафами — средствами, которые для путешествий в другие точки пространства-времени пользуются устойчивыми ходами, которых астрофизики между собой называли безопасными червоточинами. Научно-исследовательский институт хрононавтики, являющийся частью центра «Феникс», попросил Академию пространства и времени откомандировать несколько лучших молодых пилотов для участия в особо важном исследовательском проекте Аргоса. Альфекка и Альдебаран прибыли первыми. Аргос лично отобрал их из множества кандидатов.


* * *

Сами по себе хроноскафные экспедиции в различные точки пространства-времени давно стали делом вполне обычным. Координаты конкретных целей выбирали независимые группы исследователей-специалистов. Они отыскивали во времени и пространстве особо интересные точки и вносили их в каталог. Этот сложный процесс был бы крайне трудоемким, выполняйся он в реальном масштабе времени. Ведь в него входили и розыски в исторических архивах, и разведывательные полеты через пространство-время, и непосредственные наблюдения.

Выбор ситуации для будущего рейса и его специфика зависели от цели полета. Большинство путешествий в другие исторические периоды и географические точки имели, прежде всего, научный интерес. Одни ограничивались только наблюдениями, задача других состояла в сборе биологических и прочих образцов, которые потом тщательно изучались. В некоторых случаях эти экспедиции имели важное практическое значение. Особый интерес в этой связи представляли генетические эксперименты, в которых образцы ДНК и зародышевых клеток, взятых из разных эпох и мест, использовались для оздоровления современного генофонда. Для отбора биологических образцов применяли микроскопические молтрановые процессы, что исключало хирургическое вмешательство и физическую боль.

Такие эксперименты требовали предельной осторожности. Яйцеклетку брали только в том случае, если была полная уверенность, что впоследствии она не будет оплодотворена и женщина-донор не останется бездетной. Образцы спермы вызывали гораздо меньше беспокойства, поскольку вероятность того, что конкретный сперматозоид примет участие в оплодотворении, была крайне мала. Но и в этом случае было важно удостовериться, что образец не содержат генетического материала, который позже мог бы сыграть важную роль в истории вида.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   31




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница