Почти полвека назад яркое переживание, продолжавшееся всего несколько часов, изменило всю мою личную жизнь и научную карьеру



страница16/31
Дата01.05.2016
Размер2.55 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   31

Любое отступление от этих правил могло вызвать трудно предсказуемые последствия в развитии человечества, например помешать зачатию и рождению людей, которые внесли существенный вклад в историю, и таким образом нарушить ход грядущих событий. И даже куда менее серьезные изменения в естественных событиях могли иметь роковые последствия. Ведь любой, даже самый незначительный, сдвиг в прошлом, постепенно накапливаясь в течение столетий, мог привести к катастрофе. В худшем случае такое вмешательство могло вызвать парадоксальные ситуации и перерасти в грядущее бедствие.
* * *

Когда прибывшие подошли к главному комплексу зданий, аппарат, доставивший их сюда, автоматически поднялся на три метра над землей и, следуя предварительно введенной в компьютер программе, сам нашел путь к ангару-стоянке. Альдебаран и Альфекка вслед за Дафной подошли к главному входу. Как только они вошли в вестибюль, Дафна, взяв на себя роль гида, стала рассказывать об истории центра и его назначении:

— Когда-то центр «Феникс», как и многие известные вам учреждения такого типа, представлял собой гелиоэнергетическую установку, объединенную с Институтом психодуховного преображения. Первоначально его уникальность заключалась только в живописном природном окружении. Применяемые здесь «священные технологии» ничем не отличались от тех, что использовались во многих других местах: то было сочетание виртуальной реальности, различных электронных устройств для изменения сознания и психоактивных веществ с огромным исцеляющим, преображающим и развивающим потенциалом.

— И что же изменилось теперь? — спросила Альфекка.

— Первой важной переменой стало появление здесь Институт хрононавтических исследований. Хотя поначалу он был независимым учреждением, учебные экскурсии в другие временны¢е периоды скоро стали обычным дополнением к посвящению. Умение учиться на ошибках предыдущих поколений — ценный источник знаний и мудрости. Но именно Аргос, его идеи и энергия, сделали Центр «Феникс» уникальным.

— Потому что здесь Аргос осуществил перенос сознания из одного измерения в другое?

— Не только. Он разрабатывает перспективный проект, который свяжет в единое целое образование, научные исследования и практику посвящения. Сейчас я покажу вам новый зал посвящений, построенный в соответствии с его рекомендациями.

Зал посвящений представлял собой большое круглое сооружение, увенчанное куполом в виде полусферы. Его внутреннее убранство являло еще один пример идеального союза науки и духа. От центра, образуя красивую мандалу, радиусами расходились прозрачные контейнеры, современные версии саркофагов. Все элементы заполнявшего зал сложнейшего лабиринта электронного оборудования были выполнены в виде универсальных духовных символов.

— Что именно будет происходить в этом зале? — спросил Альдебаран, глядя на саркофаги.

— Об этом вам расскажет Аргос, все здесь построено в расчете на его проект, — ответила Дафна.

— Я просто мечтаю встретиться с Аргосом, — сказала Альфекка, когда они продолжили осмотр. — Сколько раз я видела его голоизображение — и на занятиях, и в новостях — и всегда восхищалась! С трудом верится, что скоро я увижу его во плоти и даже смогу дотронуться!

Аргос был легендарной личностью в области пространственно-временны¢х путешествий, идеалом многих молодых хрононавтов.

Альдебаран разделял чувства Альфекки:

— Да, Аргос всегда был одним их моих кумиров, — признался он, — с тех самых пор, как я впервые услышал о переносе сознания между измерениями. Он поднял хрононавтику на совершенно новый уровень. Мне тоже не верится, что мы встретим его лично.

— Думаю, вы не разочаруетесь, — заверила их Дафна. — Что ни говори — Аргос необыкновенный человек. И ждать вам осталось совсем недолго, — добавила она, когда они подошли к большой резной двери в конце коридора. — Это вход в наш исследовательский центр.

На двери была большая надпись: «Кип-Торнский институт хрононавтических исследований».

Òûñÿ÷à ãëàç Àðãîñà
Когда они подошли к апартаментам Аргоса, Дафна, воспользовавшись портативным аппаратом телесвязи, послала сигнал, сообщая о прибытии гостей. Аргос, который находился в своем кабинете, почти сразу же отозвался и нажал кнопку — деревянная дверь, украшенная затейливой резьбой, открылась. Они вошли в большую залитую солнцем комнату, которую оживляли тропические растения самых разнообразных форм, размеров и цветов. Увидев гостей, Аргос стремительно поднялся из-за стола и пошел им навстречу. Его мускулистое тело двигалась с легкостью и непринужденностью, неожиданных для столь почтенного возраста, — сказывались десятилетия ежедневной практики хатха-йоги. Испытывая робость перед великим человеком и ученым, Альдебаран и Альфекка застыли в учтивых приветственных позах, в совершенстве усвоенных за годы занятий.

— Вольно! — шутливо произнес Аргос, и в глазах его сверкнули смешинки. — Здесь вам не академия! Добро пожаловать в центр «Феникс»! — Помогая гостям превозмочь робость, он заключил обоих в медвежьи объятья.

В свои восемьдемьдесят с лишним лет Аргос был высоким крепким, с длинными вьющимися волосами и пышной белоснежной бородой. Его седая шевелюра не вязалась с гладким лицом и выразительными глазами, которые придавали ему моложавый вид. Он окинул стройную, изящную фигурв Альфекки взглядом, исполненным глубокого эстетического удовольствия, которое по природе своей было чисто духовным и не имело никакого сексуального подтекста. Затем с таким же одобрением он оглядел Альдебарана. Аргоса восхищала красота творения во всех ее проявлениях. Великолепие и сложность, которыми было отмечено устройство вселенной, он считал неопровержимым доказательством существования и величия Вселенского Разума. Но больше всего он любил людей.

— Рад познакомиться, — приветствовал он гостей приятным мелодичным голосом, звучащим, как эолова арфа. — Видел ваши анкеты — очень впечатляют. Из нас получится отличная команда!

Альфекка и Альдебаран не ожидали такого теплого приема. Аргос явно не походил на замкнутого ученого-интроверта, обитающего в башне из слоновой кости, каким они его представляли, памятуя о его многочисленных научных открытиях. Их поразили его дружелюбие и простота в общении. Видимо, человеческие качества Аргоса не уступали его выдающемуся уму и глубокой духовности.

Глядя Альдебарану прямо в глаза, Аргос спросил с интонацией, которая могла означать и вопрос, и утверждение:

— Итак, вы Альдебаран?!

Молодой пилот кивнул, чувствуя себя все спокойнее и непринужденнее. Благодаря теплому гостеприимству Аргоса его скованность быстро растаяла.

— Для меня большая честь лично встретиться с вами и иметь возможность работать вместе, — сказал он. — Вы не поверите, сколько раз я мысленно представлял эту ситуацию, и вот она стала настоящей, трехмерной реальностью! Даже не верится!

— А вы Альфекка, — продолжал Аргос, по-отечески ласково глядя на девушку. — Рад познакомиться с вами обоими.

Альфекка, которая, в отличие от Альдебарана, еще не успела побороть первое потрясение от встречи с Аргосом, нервно пригладила рукой коротко стриженые каштановые волосы, словно желая убедиться, что они не растрепались.

— Вы были моим кумиром в течение многих лет, еще до поступления в академию, — ответила она, чувствуя себя робеющим подростком. — Для меня большая честь быть сегодня здесь.

Находясь рядом с Аргосом, Альфекка с большим трудом справлялась с волнением. Казалось, его окружает какая-то загадочная аура, от чего он выглядит крупнее, чем на самом деле, и наполняет своим присутствием всю комнату.

Тут внимание девушки привлек огромный аквариум, разместившийся под незнакомым экзотическим растением. Крупные воронковидные цветы на длинных стеблях свешивались к самой воде, почти касаясь ее. В аквариуме, у самой поверхности, плавали невиданные рыбы. Поддавшись любопытству, Альфекка подошла поближе и увидела, что их выпуклые глаза, похожие на лягушачьи, наполовину выглядывают из воды, как миниатюрные перископы.

— Что это за рыбы? — спросила Альфекка. — Какие странные! Никогда не видела ничего подобного.

— Это анаблепсы, или четырехглазки, — ответил Аргос, довольный, что на рыб обратили внимание. — Они настоящее чудо природы. Горизонтальная перегородка делит их глаза на две части, каждая из которых имеет свою роговую оболочку, сетчатку и фокусное расстояние. Каждая из двух пар глаз идеально подходит для той среды, в которой действует: верхняя для зрения над водой, нижняя — в воде. Два разных набора глаз у одного организма! Четырехглазки могут видеть хищников и добычу одновременно под водой и над водой. Разве это не чудо?

Аргос выдержал эффектную паузу, наслаждаясь удивлением, написанным на лицах слушателей, а затем продолжал:

— Для меня это невероятное достижение биологической инженерии — наглядное доказательство существования высшего космического разума, направлявшего процесс эволюции. Я часто медитирую перед этим аквариумом и ощущаю осязаемое присутствие Создателя.

— Очень хорошо вас понимаю, — сказала Альфекка. — Я увлекаюсь астрологией — натальными картами и, в особенности, транзитами планет. Трудно представить масшаб разума, которому оказалось под силу задумать Вселенную, где движущие силы мира архетипов, процессов, протекающих в психике каждого отдельного человека, и коллективных событий на планете были бы увязаны с угловыми соотношениями движущихся небесных тел. Для меня это неопровержимое доказательство существования Бога.

— Такие факты окружают нас повсюду, — подтвердил Аргос. — Трудно представить, что были такие времена, когда ученые верили, будто вселенная возникла сама собой, а жизнь развилась без всякого участия Высшего разума. Мутации, естественный отбор, выживание сильнейших, ген эгоизма, «слепой часовщик» и всякая прочая чепуха. Взгляните, к примеру, на это растение — это еще один мой любимец!

Теперь Аргос показывал на крупные колокольцы цветов над аквариумом. Некоторые из них достигали полуметра в длину. Их зеленоватую поверхность покрывали причудливые красные узоры, а гофрированные края и внутренняя часть были ярко-алыми.

— Глаза рыбок-анаблепсов, предназначенные для разных целей, не могли быть порождением слепых механических сил, если учесть, насколько чувствительны оптические системы к малейшему изменению размера, положения и коэффициента преломления, — уверенно произнес Аргос. — А теперь взгляните сюда — вот еще одно чудо природы! Это Nepenthes aristolochioides, плотоядное растение. Можете себе представить, какая сложная инженерная мысль участвовала в создании такой гениальной ловушки для насекомых? Цветы должны вырабатывать нектар, чтобы привлекать насекомых, а еще кислоту и ферменты, чтобы их переваривать. У них одновременно присутствуют гофрированный ободок и восковая внутренняя поверхность, которые не позволяют насекомому вырваться из ловушки. А напоследок полюбуйтесь на эту крышечку, защищающую внутренность цветка от дождя, который мог бы смыть нектар, кислоту и ферменты!

Альфекка, Альдебаран и Дафна с удивлением слушали Аргоса. В его устах эта маленькая лекция по биологии превратилась в необычайно красноречивую и убедительную проповедь.

— Я мог бы говорить об этом часами, но работа не ждет, — сказал Аргос, заставляя себя слезть с любимого конька. — Присаживайтесь, давайте поговорим. Мне хотелось бы кое-что рассказать вам о нашей программе. Уверен, у вас возникнет немало вопросов. Пожалуйста, не стесняйтесь, прерывайте меня в любой момент.

Дафна, которая слушала Аргоса с большим интересом, поняла, что начинается деловая часть встречи и ей пора прощаться. Когда она вышла, Альфекка и Альдебаран удобно устроились в больших мягких креслах. Аргос начал беседу с вопроса:

— Сколько времени вы изучали в академии перенос сознания между измерениями?

— Мы целый семестр изучали теоретические основы ПСИ, в том числе различные поля в квантовом вакууме и фермионном вакууме, энергии нулевых точек и казимирову силу, — доложил Альдебаран. — Ну и, конечно, взаимосвязь между виртуальными энергетическими полями и различные аспекты пространства-времени и материального мира, в том числе гравитацию, релятивистские феномены и физику частиц.

— А еще мы просмотрели цикл ваших лекций по практическим вопросам ПСИ, а ваша книга по этой теме входила в список обязательной литературы, — добавила Альфекка. — Ваши лекции доставили мне истинное наслаждение. Вы внесли потрясающий вклад в хрононавтику!

— Замечательно, я рад, что вы так хорошо подготовлены, — сказал Аргос, одобрительно кивая головой. — Что же касается моих достижений, то они не настолько впечатляющи и потрясающи, как может показаться, — попытался умерить восторги девушки Аргос. — Когда я начал свои исследования, все важнейшие компоненты, необходимые для разработки ПСИ, уже существовали. Перенос сознания в пространстве на большие расстояния стал уже почти привычным. С изобретением связи между измерениями появилась возможность посылать электронные сигналы через безопасные червоточины, а нанотехника достигла такого уровня, какого мы еще недавно и представить себе не могли. Я просто сложил все эти элементы на новый лад.

— Но ведь вы открыли, как можно перемещать сознание человека через барьер пространства-времени, а это феноменальное достижение! Вы слишком скромничаете! — перебила его Альфекка.

И она была права. Изобретение ПСИ было поразительным прорывом в хрононавтике. Микроустройства, детища Аргоса, позволили передавать сигналы, несущие переживания сознания, из одной точки пространства-времени в другую. Благодаря его открытию, пространственно-временные экспедиции могли больше не зависеть от наблюдений в реальном времени и аудиовизуальных записей исторических событий. Появилась возможность нехирургическим путем имплантировать ПСИ-микропередатчики в мозг людей, принадлежащих к разным культурам и живущих в другие исторические периоды. После установки передатчики позволяли, используя гиперпространство как среду, постоянно наблюдать переживания этих людей через пространство-время. Такие передачи можно было записывать и хранить в архивах для последующего использования.

— Давайте забудем о заслугах и комплиментах и перейдем к делу, — продолжил разговор Аргос, чувствующий себя неловко от чрезмерных восторгов и похвал. — Действительно, ПСИ — очень полезный инструмент исторических исследований. Он позволил создать богатые архивы, в которых хранятся переживания людей многих эпох и культур. Но мы выбрали и пригласил вас сюда не для этого.

— Разве? — удивился Альдебаран. Он был уверен, что их взяли в институт, чтобы проводить хрононавтические исследования под руководством Аргоса.

— Вернее, не совсем для этого, — поправил себя Аргос. — ПСИ — важная часть того, чем вы будете заниматься, но только часть. Ведь вы видели новый зал посвящений? Его построили по моему проекту в ответ на мое предложение.

— А что вы предложили? — спросила Альфекка.

— Я предложил использовать архивы ПСИ не только для исторических исследований, но и как важную, неотъемлемую часть методики психодуховного преображения. ПСИ-переживания могли бы стать важным элементом пороговых обрядов. Вот для чего построен зал посвящений.

— Для посвящений? А как они будут происходить? — заинтересовался Альдебаран. — Не могли бы вы рассказать поподробнее?

— Как вы знаете, пороговые обряды проводились в течение десятков тысяч лет, в частности как обряды при достижении зрелости. Наша цивилизация, призвав на помощь современную химию и электронику, отточила и усовершенствовала методики введения в особые состояния сознания. Использование ПСИ будет лишь еще одним шагом в этом же направлении.

— Как вы собираетесь ввести ПСИ в пороговые обряды, и какова будет наша роль во всем этом? — продолжал допытываться Альдебаран.

— Нашей задачей станут путешествия назад во времени и имплантация ПСИ-передатчиков специально отобранным людям. Доступ к переживаниям этих людей даст посвящаемым уникальную возможность учиться на ошибках прошлого и поможет им осознать ценности, которые необходимы для гармоничной и умиротворенной жизни и крайне важны для сохранения нашей планеты.

— А как вы будете отбирать людей и определять самое подходящее место и время для ПСИ-записей? — спросил Альдебаран, до которого начала доходить гениальная идея Аргоса. Обучение методом прямого участия в исторических событиях должно предусматривать не только подлинные зрительные, слуховые и тактильные ощущения, но еще и все сопутствующие эмоции. Уж конечно, такое обучение более доходчиво, чем чтение исторических текстов или просмотр аудиовизуальных реконструкций исторических событий!

— Все наши вылазки будут сосредоточены только в третьем десятилетии двадцать первого века. Как вы знаете, это было очень сложное время для истории планеты, когда человечество и все живое на земле было на грани уничтожения. Я провел углубленное предварительное исследование этого периода, в том числе и неоднократные личные перемещения в хроноскафе, и нашел группу людей, которые идеально подходят для нашего проекта.

— Почему именно они так подходят для ваших целей? — спросила Альфекка.

— Этим периодом я заинтересовался еще в юные годы. Для меня всегда оставалось неразрешимой загадкой, что же так резко повернуло колесо истории в то время, когда земля была на грани катастрофы, казавшейся неизбежной и необратимой.

— И вы ее разгадали? — спросила Альфекка, которую начал увлекать рассказ Аргоса.

— Еще нет, но я нашел несколько важных ключей к отгадке, — ответил Аргос. — Здесь-то и выходят на сцену те люди, о которых вы спрашиваете. Все они — идеальные воплощения философской неразберихи и проблем своего времени. Все они пережили мощное преображение в направлении, необходимом для сохранения жизни на планете. И, что самое важное, все они неоднократно пережили необычные состояния сознания, вызванные разными средствами.

— Почему вы считаете, что особые состояния сознания так важны? Как они связаны с этой проблемой? — спросил Альдебаран.

— После многолетних хрононавтических исследований я пришел к выводу, что в конечном итоге планету спасла эволюция сознания, подстегнутая необычными состояниями. Это произошло в массовом масштабе и вызвало мощное психодуховное преображение человечества.

— Что же могло вызвать глубокие изменения в сознании такого огромного количества людей? — удивилась Альфекка.

— Пока точно сказать не могу, — сказал Аргос, пожимая плечами, — но, надеюсь, мы сможем побольше разузнать об этом. Иногда эти состояния были вызваны разными известными методами и обстоятельствами, но иногда наступали по неизвестной причине. У меня есть сильное подозрение, что в последнем случае импульс исходил совсем из других измерений, — может быть, от Геи, а может, и от самого Вселенского Разума. Это было вмешательство свыше, преднамеренная попытка спасти жизнь на планете. Только так я могу объяснить, почему особые состояния сознания пережили сразу столько людей.

На молодых пилотов это произвело огромное впечатление. Предположение Аргоса, что поворот в истории, произошедший в двадцать первом веке, был вызван массовым изменением сознания людей, было фантастическим и в то же время вполне вероятным. Пока никто еще не предложил лучшей теории, которая объясняла бы эту важнейшую главу в эволюции жизни на планете.

— То, что мы сосредоточим внимание на особых состояниях сознания, поможет нам и в другом, — добавил Аргос.

— Что вы имеете в виду? — спросил Альдебаран.

— Время, когда сознание тех, за кем мы будем наблюдать, претерпело глубокие изменения, — лучшее время для хрононавтического вмешательства. В этом случае нам не придется прибегать к искусственной амнезии, чтобы стереть память о своем посещении. Люди просто посчитают нас частью своих переживаний, и без того настолько фантастических, что в них трудно поверить.

— В остальном правила такие же, как при обычных операциях? — поинтересовался Альдебаран.

— Да. Прибыв в назначенное место и время, мы, в зависимости от обстоятельств, или транспортируем отобранных людей в нашу лабораторию, или посылаем роботов, чтобы провести операцию на месте. Это сведет к минимуму контакт с точкой пространства-времени, которую мы посетим, и уменьшит риск необратимого вмешательства в историю, — ответил Аргос. — Имплантацию передатчиков будут проводить специально запрограммированные роботы, работающие под моим надзором. Так мы сможем избежать любых личных контактов с намеченными людьми.

— Каких роботов вы собираетесь использовать? — спросила Альфекка.

— Для таких операций лучше всего использовать насекомообразных роботов: их причудливый вид поможет скрыть наши цели от представителей посещаемой культуры. Все останется на уровне мифов и сказок или справочников по психиатрии. Когда видят нас или человекоподобных роботов, ситуация кажется гораздо более правдоподобной. Нас воспринимают более серьезно и удивляются, почему мы не хотим приземлиться и установить официальный контакт. Люди не понимают, что мы не можем сделать это без серьезного риска повлиять на будущее, а значит, и на наше настоящее, вплоть до создания временны¢х парадоксов.

Аргос закрыл глаза и, сцепив руки за головой, откинулся в кресле. Немного помолчав, он добавил:

— Я только что понял, что забыл сказать вам кое-что важное. То, что отобранные люди пережили необычные состояния сознания, имеет для нашего проекта еще одно преимущество. Мы сможем использовать эти состояния, чтобы для тех, кому вживили ПСИ-передатчики, перемещение в наше время прошло гораздо более естественно и не так резко.

— Почему? — в один голос спросили Альдебаран и Альфекка.

— Особые состояния сознания обеспечивают эмпирический доступ к пси-полю Ласло. А как вы знаете, пси-поле содержит в себе трансвременнýю запись всей истории Вселенной, а также таит в себе мир архетипов, — объяснил Аргос. — Кроме того, оно тесно связано с квантовым полем и гиперпространством, которые мы используем для путешествий во времени. По этой причине зачастую трудно отличить особые состояния сознания от подлинных путешествий в пространстве-времени.

— Разумно, — согласился Альдебаран, вдруг задним числом поняв многое из того, что пережил во время посвящения, — но что-то по-прежнему не складывается. Как вы нашли этих людей? Как получили пространственно-временны¢е координаты их необычных состояний?

— Это, разумеется, главный вопрос, тут вы попали в точку, — ответил Аргос, явно довольный тем, что Альдебаран так быстро вникает в проект. — Как я уже говорил, необычные состояния сознания позволяют установить особую связь с квантовым полем. К тому же они совершенно особым образом задействуют пси-поле Ласло. Следовательно, они отличаются от общих пространственно-временны¢х схем, и их можно определить. Вы представляете, насколько это сложный технический процесс, но в нем вся суть. А когда передатчики на месте, можно очень быстро и без особого труда обнаружить любые важные переживания реципиентов.

— Боюсь, я не совсем поняла, что вы имеете в виду, — сказала Альфекка. — Ведь все равно придется наугад пробовать разные периоды их жизни, пока вы не найдете то, что ищете, ведь так?

— Нет, после того как передатчик будет на месте, мы можем просто путешествовать взад-вперед в воспоминаниях на нужной скорости, — объяснил Аргос. — Здесь используется тот же механизм, который имеет место в переживаниях на пороге смерти. Только в нашем случае обзор жизни будет не стихийным и обрывочным, а управляемым — с помощью электронной аппаратуры.

В глазах Альфекки фигура Аргоса приобрела мифическую величину. «Аргос! Какое подходящее имя для человека, который изобрел способ наблюдать тысячи ситуаций на протяжении всей истории! — размышляла она. —Ведь в древнегреческой мифологии так звали героя, чье тело было покрыто сотнями глаз. После его смерти Гера перенесла их на хвост павлина. Аргоса часто звали Паноптес, что значит «Всевидящий». То же самое можно сказать о гении, подарившем миру методику переноса сознания между разными измерениями».

— Ну, на сегодня хватит. У вас впереди... и позади еще много времени, чтобы задать мне вопросы, — сказал Аргос с лукавой улыбкой, намекая на непостоянство и причуды времени, так хорошо знакомые хрононавтам.

Ïóòåøåñòâèå çà ïðåäåëû

ïðîñòðàíñòâà è âðåìåíè


Альфекка вышла из душевого отсека, чувствуя себя свежей и бодрой. После утреннего ритуала, в который входили долгий душ, очищение чакр, молекулярная перестройка и противоокислительное промывание, она была готова встретить новый день. А день был не обычный. Сегодня им предстояло совершить первое пространственно-временнóе путешествие с Аргосом. Она вызвала Орландо, андроида многоцелевого назначения, запрограммированного на выполнение самых разных задач. Это была последняя модель серии РУР—31, названной в честь пьесы РУР (Россумовы универсальные роботы) чешского драматурга Карела Чапека, в которой впервые появился термин «робот».

Орландо явился почти мгновенно.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   31




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница