Почти полвека назад яркое переживание, продолжавшееся всего несколько часов, изменило всю мою личную жизнь и научную карьеру



страница27/31
Дата01.05.2016
Размер2.55 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31

— А мое переживание во многом продолжало то внутреннее странствие, которое я предпринял в Колумбии, только на более высоком уровне, — заметил Крис. — Передо мной вставали видения невообразимых разрушений, апокалипсические картины конца света. Нет слов, чтобы описать масштаб запустения, которое я увидел, и ужаса, который испытал. На какой-то миг я решил, что кто-то нажал на кнопку и началась ядерная война. Но, к счастью, на этот раз я смог перенести увиденное вглубь и различить внутреннее и внешнее. Я понял, что переживание развивается в мифологическом мире. Это был архетип Апокалипсиса, а не картины материального мира.

— Ты упомянул, что это было продолжение твоего колумбийского переживания. В чем ты видишь связь между ощущением тождества с Христом и видением Апокалипсиса? — удивилась Лора.

— Когда я стал Христом и пережил собственную смерть на кресте и последующее возрождение, то понял, что я не материальное тело, а дух, — объяснил Крис. — А картины Апокалипсиса показали мне, что мир, в котором мы живем, это не материальный мир, как мы привыкли думать, а божественный, игра космического сознания. Царство Божье здесь, но люди не видят его. Мы должны пережить глубокое внутреннее преображение, чтобы узреть истинную природу реальности. Если что и разрушилось во время моего переживания Апокалипсиса, так это моя вера в реальность материального мира.

— Что дало тебе это переживание? — спросил Эд.

— Я пережил несколько важных прозрений, касающихся древних мистерий и всего, что связано со «смертью при жизни». Я понял, что переживание психодуховной смерти и возрождения — главная цель мистерий — освобождало посвящаемых от страха смерти. Оно в корне меняло их образ бытия в мире, помогая полнее жить в настоящем и радоваться жизни. Им удавалось преодолеть чувство отчужденности и обрести глубокую связь друг с другом и природой.

— Как жаль, что мы утратили эти обычаи! — сказал Майкл, с большим интересом слушавший рассказ Криса. — Технологическим обществам это пошло бы на пользу. Ведь всякий знает, что главные болезни современной эпохи — это отрицание смерти, страх собственной бренности, экзистенциальная тоска и глубокое чувство отчужденности друг от друга и от природы.

— Когда ты упомянул об отчуждении от природы, я вспомнила, что забыла рассказать нечто совершенно поразительное, — перебила Майкла Соко.

И стала рассказывать о том, что благодаря своей профессии всегда отличалась более острым экологическим восприятием, чем обычные люди. Но вчерашнее переживание глубокого тождества с разными биологическими видами вызвало у нее почти воинственное стремление защищать жизнь на планете. Оно переросло в решимость, которая живет в каждой клетке ее тела.

— Теперь я знаю, что это такое — быть рыбой в Эльбе и плавать в ядовитых отходах немецкой промышленности или тюленем на тихоокеанском побережье Соединенных Штатов, загаженном разливами нефти с буровых платформ, — говорила Соко. Ее лицо непроизвольно исказилось гримасой отвращения, по телу пробежала дрожь. — Знаю, что мы тесно связаны со всем живым и то, что мы делаем с природой, сказывается на нас самих.

Тут к беседе присоединился Мэт:

— Меня занимает вопрос, где могут храниться все эти переживания. Они явно не записаны в мозгу. Со мной произошло нечто ошеломляющее! Некоторые цепочки событий были филогенетическими по своей природе, в них участвовали наши предки-животные, населявшие Землю до появления хомо сапиенс. Я пережил тождество с некоторыми живыми организмами, которые вообще не имеют центральной нервной системы. А в довершение ко всему я наблюдал геофизические процессы до зарождения жизни на Земле и даже астрономические процессы, предшествовавшие образованию Солнечной системы.

— Что же дали тебе эти наблюдения? К какому выводу ты пришел? — спросил Роберт. — Эти вопросы преследуют меня с тех самых пор, как я пережил первый опыт с черепом. Все, что я, как мне казалось, знал о мозге и сознании, внезапно испарилось. Представь, насколько болезненно это было для ученого, посвятившего жизнь исследованию мозга!

— В свете этих переживаний и наблюдений все, что говорят в наших университетах о природе реальности, о сознании и мозге, — всего лишь сказки, не имеющие никакого отношения к реальности, — заявил Мэт. — Например, истории о том, что вселенная возникла сама по себе, без участия созидательного разума, или выдумка о том, что жизнь сама зародилась из влаги первобытного океана в результате случайного танца атомов и молекул.

— Есть и много других научных сказок, — добавила Соко. — Одна из них — теория Дарвина, объясняющая эволюцию видов просто случайной мутацией и выживанием сильнейших, без всякой направляющей роли творческого разума! Но самая невероятная из них — это странное утверждение, будто сознание есть продукт материи и что оно возникло каким-то непостижимым образом в результате сложных нейрофизиологических процессов в мозгу!

— Так ты пришел к какому-нибудь выводу о том, где могут храниться эти воспоминания? — повторил свой вопрос Роберт, решив не давать Мэту отклоняться от темы, казавшейся ему жизненно важной.

— Я знаю одну теорию, которая близка к тому, чтобы дать некоторые ответы на этот вопрос, — ответил Мэт. — Но она настолько невероятна и запредельна, что я никогда не воспринимал ее всерьез.

— Что же это за теория? Выкладывай, не томи! — настаивал Роберт, чье любопытство достигло предела.

— Около пятидесяти лет назад венгерский ученый Эрвин Ласло предпринял серьезную попытку сформулировать науку, объединяющую материю, жизнь и мозг, — объяснил Мэт. — Важной частью его теории был принцип самомодулирующегося субквантового вакуумного поля, которое он назвал пси-полем. Ласло рассматривал это поле как голографическую среду, которая кодирует на века все события, происходящие в пространстве—времени. Чтобы подробно изложить его идеи, необходимо углубиться в теорию, говорить об уравнениях Шредингера, преобразованиях Фурье, гиперпространстве Вилера, о солитонах и скалярных волнах и многих других специальных вопросах. Но ты хотел получить ответ, Роберт, и я его дал, как сумел. Если вас это заинтересовало, можно копнуть глубже.

— Если я правильно тебя понял, — продолжал Роберт, — Ласло считал, будто можно научно определить среду, способную голографически кодировать все, что когда-либо происходило в материальном мире. Это означает, что информация обо всех пространственно- временных событиях может быть извлечена из любого места в материальной Вселенной?

— Совершенно верно, — подтвердил Мэт.

— А сознание, где же оно вступает в действие? — настаивал Роберт. — Ведь именно сознание обладает способностью извлекать эту информацию, разве не так?

— Боюсь, если мы будем продолжать в том же духе, все остальные разбегутся, — запротестовал Мэт. — Я с удовольствием вернусь к этой теме, но в другой раз — с тобой и любым, кого она заинтересует. А сейчас скажу только, что Ласло рассматривал пси-поле как разновидность разума, некую обобщенную «психику», действующую в природе и в космосе. Если взять мозг и сознание, то, согласно его теории, пси-поле отвечает за связь между мозгами людей, а также между мозгом и окружающей средой.

— Раз уж мы заговорили о психике, давайте послушаем, что скажет специалист, — вставил Эд, указывая на Лео.

— Если я и считал себя специалистом в вопросах человеческой психики, то после пребывания в Доме Чинтамани это мнение, конечно же, в корне изменилось, — сказал Лео. — Такое ощущение, будто я потерял почву под ногами. Я больше не знаю, во что верить, и убежден, что понадобятся недели, а может, и месяцы, чтобы сжиться со случившимся. Мне, действительно, необходимо время.

— Да ладно тебе, Лео, — сказал Роберт. — Уверен, что, несмотря на ранний час, ты способен на большее!

— А я уверен только в одном, — ответил Лео. — У меня нет сомнений, что в современной психиатрии понимание того, что мы называем психотическим состоянем, просто смехотворно. Сама мысль, будто сложная система образов архетипического мира или широкий круг кармических явлений может быть продуктом каких-то особых патологических процессов, влияющих на мозг, настолько абсурдна, что мне не верится, как я мог воспринимать ее всерьез. Думаю, Юнг был прав, когда полагал, что психика имеет космическую природу и что наши индивидуальные души просто взяты из бесконечно большого космического чрева, анима мунди. Уверен, что многие переживания наших пациентов представляют собой сверхъестественное восприятие действительности, а не патологические явления.

— То, чем могу с вами поделиться я, тесно связано с тем, о чем говорил Лео, — присоединилась к беседе Таня. — Думаю, для вас не будет неожиданностью то, что это имеет некоторое отношение к шаманизму. Карьера многих шаманов начинается с того, что антропологи называют «шаманской болезнью». Ее-то я перенесла в своем переживании. Это было мистическое путешествие в нижний мир, только он не был дружелюбным, как тот, о котором рассказала нам Изабель. Мне пришлось перенести нападения злых духов, мучительные испытания, смерть и расчленение — все то, о чем можно услышать в фольклоре сибирских шаманов. А потом — изумительное переживание возрождения и волшебный полет в солнечный мир на гигантском орле.

— Ты сказала, что твое переживание связано с рассказом Лео. В чем же ты видишь эту связь? — спросила Лора.

— И психиатры, и антропологи рассматривают шаманский кризис как приступ душевного заболевания и спорят лишь о том, какой диагноз больше подходит для шаманов: шизофрения, циркулярный психоз, тяжелая форма истерии или, может быть, эпилепсия. На самом же деле шаманы-новички обычно получают от подобных переживаний большую пользу. Эти приступы часто приводят к эмоциональному, психосоматическому и даже физическому исцелению. К тому же, пройдя такой кризис, человек занимает в обществе более высокую ступень — целителя, провидца и жреца. Эти переживания, которые современные психиатры считают патологическими, на самом деле являются мощным средством исцеления и преображения.

— Ты абсолютно права, Таня, — согласился Лео. — Я уже вижу, что это могло бы в корне изменить подход к психотическим расстройствам.

— Все вы поведали такие красочные истории — яркие, содержательные, героические, — начал свой рассказ Майкл. — Моя же получилась совершенно абстрактной, так что ее не выразишь словами. Наверное, жабий эликсир, который Роберт сварил для меня, получился слишком крепким, — пошутил он. — Так или иначе, на несколько мгновений моей единственной реальностью стал ярчайший источник Света, Сознания и Разума — если хотите, Бог. Совершенно запредельный пространству, времени, феноменальному миру, нечто вроде дхармакаи, изначального Ясного Света из «Тибетской книги мертвых». Ничего общего с рождением, смертью, прошлыми жизнями или архетипами!

— И только!? Всего-то и случилось, что ты узрел Бога? Да, не повезло тебе! — с притворным сочувствием произнесла Лора. Ей нравилось поддразнивать Майкла.

— Ты отлично понимаешь, что я имею в виду, Лора, — махнул рукой Майкл в ответ на ироническое замечание девушки. — Это было грандиозно, и я не жалуюсь. Но ты же знаешь, что моя страсть — мифология и религия, поэтому я надеялся глубже заглянуть в тайны смерти и перерождения, встретить каких-нибудь невиданных божеств или что-то еще в этом роде. Я ожидал чего-нибудь похожего на переживание Криса, но этого не произошло. Был только Абсолют, суть всего бытия. Как будто ничего другого никогда и не было.

Тут к беседе присоединился Эд:

— Я единственный, от кого вы еще ничего не услышали, — сказал он. — Но если я стану описывать свое переживание, то повторю многое из того, что уже сказали другие. Лучше я попробую кратко изложить свои впечатления о том, что мы уже узнали. Наше исследование только начинается. Я дважды пережил необычное состояние сознания и выслушал ваши истории. Тем не менее мне ясно, что пережитое нами бросает серьезный вызов тому мировоззрению, которое мы все усвоили благодаря своей принадлежности к индустриальной цивилизации и научному сообществу.

Эд переживал сильнейший внутренний конфликт. То, что он собирался сейчас высказать, должно было разрушить идеалы, в которые он верил всю свою сознательную жизнь. Выбросить их на свалку, как ветхое, старомодное, изъеденное молью пальто. Тем не менее, это трезвый поступок, который принесет обновление и освобождение. Эд ощущал себя калекой, который, попав в Лурд, только что пережил чудесное исцеление и готов отшвырнуть костыли. Он огляделся и, чувствуя эмоциональную поддержку группы, произнес то, что сам в шутку назвал «исповедью выздоравливающего материалиста-мониста».

После того что Эд пережил сам и узнал из переживаний других, ему с трудом верилось, что человеческое сознание является продуктом мозга. Теперь он видел, что это начало, которое пронизывает все сущее. Он признался друзьям, что ему уже трудно считать Вселенную просто механической системой, огромной ньютоновской супермашиной. Очевидно, что она является творением Высшего космического разума. Пережитое в особых состояниях сознания убедило его, что границы, которые мы ощущаем в повседневной жизни, условны и преодолимы. Душа каждого из нас по своей глубинной природе тождественна всему сущему.

— Очень логичный и верный вывод, — согласился Роберт. — Что меня поистине удивляет, так это то, что передовая наука не открыла этого давным-давно. Ведь не в первый же раз люди испытывают или изучают особые состояния сознания.

Но потом он осознал, что сказал, и рассмеялся:

— И это говорю я? Ведь я и сам был одним из представителей передовой науки! И, конечно же, не обращал никакого внимания на слова парапсихологов, танатологов, исследователей психоделиков и многих других ученых, которые пытались сказать нам, что наши теории нуждаются в коренном пересмотре.

— Видимо, чтобы поверить им, нужно было пройти через все это самому, — сказал Лео. — Только так можно принять идеи, которые кажутся странными и неправдоподобными.

— Мне бы хотелось кое-что добавить к твоему выводу, Эд, — вставила Соко. — Это кажется мне крайне важным, поэтому хочу подчеркнуть особо. Уверена, что современное человечество платит огромную цену за то, что игнорирует особые состояния сознания, вроде тех, которые пережили мы с вами, и объявляет их патологией. Это просто не укладывается в голове — мы скорее уничтожим себя и всю жизнь на планете, чем воспользуемся мощными исцеляющими возможностями, которые предлагают эти состояния! Пора понять, что нас может спасти только глубокое внутреннее преображение.

— Встреча прошла отлично, и я надеюсь, что мы продолжим совместные исследования. — Роберт решил закругляться, понимая, что гостям нужно собираться в путь, чтобы добраться до Сан-Франциско не слишком поздно. — Но прежде чем попрощаться, хочу сделать одно важное объявление, — сообщил он с сияющим лицом.

Выдержав многозначительную паузу, Роберт обратился к Эду и Изабель:

— Лора рассказала вам о нашем общем эксперименте, но упустила важную деталь. Мы еще раньше полюбили друг друга, но это переживание подняло наши отношения на совершенно новый уровень. Перед Богом мы уже считаем себя мужем и женой, но нам хотелось бы дополнить эти отношения обычной земной свадьбой. Я безмерно люблю и уважаю Лору и обещаю заботиться о ней. Прошу у вас обоих благословения.

Эд и Изабель были взволнованы, но не удивлены. Они уже заметили, что Лору и Роберта связывает глубокое чувство, и одобряли выбор дочери. В ответ на слова Роберта они обняли и расцеловали обоих. Все принялись наперебой поздравлять жениха и невесту. Заседание «Круга мудрецов» завершилось всеобщим ликованием.

Неужели Земля — голодром?
После свадьбы Лора переехала в дом Роберта в Стинсон-Бич. С тех пор как Роберт ушел из НИПИСа, они почти все время проводили вместе и редко расставались. Сегодняшний день был одним из таких редких исключений. Лора была дома одна и ожидала Роберта, который уехал в центр Сан-Франциско на встречу со старым другом. Хотя мужа не было всего несколько часов, Лора уже соскучилась и не могла дождаться, когда же он, наконец, вернется. Без него просторный дом казался странно холодным и пустым.

Уютно устроившись на большой квадратной кушетке, заваленной яркими подушками всех цветов и размеров, Лора любовалась изумительным закатом над Тихим океаном и смотрела вечерние новости.. Они с Робертом любили этот уголок и называли его своим гнездышком... Рядом на маленьком столике стояла оправленная в серебро тыква-горлянка с парагвайским чаем мате. Его ввела в обиход семейства Паркеров Изабель, и у них образовался своеобразный чайный ритуал, совершаемый с той же серьезностью, с какой проводят свои чайные церемонии японцы. Лора неторопливо потягивала мате через бомбилью, трубочку, заканчивающуюся очень тонким ситечком, которое задерживает чаинки, не давая им попадать в рот.

Лора не раз клялась себе не смотреть новости, но любопытство и жажда информации всегда брали верх. Сегодня новости угнетали и наводили тоску еще больше, чем обычно. Безумная биржевая лихорадка во всемирной киберсети, где крутились астрономические суммы, полученные в результате спекуляций и оторванные от реальных сделок, сделала мировую экономику чрезвычайно уязвимой для кризиса. Недавняя волна паники, вызванная массовой и повсеместной продажей акций, породила хаос в мире бизнеса. Специалисты прозвали эти дьявольские волны, непредсказуемые и невесть где возникающие, виртуальным цунами. Несколько международных банков потерпели крах, не обладая достаточным капиталом, чтобы выдержать этот шквал.

Из сферы большого бизнеса бедствие стремительно перекинулось на обычных людей. В одночасье миллионы семей по всему миру потеряли все свое имущество, пополнив ряды бездомных и безработных, численность которых росла с катастрофической скоростью. Логическим итогом такой экономической катастрофы был рост насилия и беззакония. Еще более тревожными были сообщения о дальнейшем глобальном потеплении и стремительно растущей напряженности между Соединенными Штатами и Китаем. Лора была поражена, услышав о природе этих новых проблем и о том, какой масштаб они приобрели.

«В течение этого столетия все мы узнали о быстром подъеме уровня моря, вызванном повышением температуры морской воды и таянием полярных льдов, — вещал комментатор. — Недавно общий подъем мирового океана превысил один метр. Мы наблюдаем критическое отступление береговой линии и затопление низин, повышение полосы прилива и повсеместное засоление прибрежных запасов пресной воды. Многие густонаселенные береговые районы серьезно пострадали, десятки миллионов людей вынуждены переселяться в глубь суши.

Быстро сменяя друг друга, промелькнули виды затопленных районов Австралии, Египта, Бангладеш и Малайзии. Затем возникла картина плавающих в океане огромных глыб льда, и комментатор продолжал:

«Сегодня эта катастрофическая ситуация еще более усугубилась. В западной Антарктиде от ледяного массива откололся гигантский айсберг величиной со штат Вермонт и в окружении множества более мелких ледяных гор начал разгуливать по океану. Прогнозы обещают самые катастрофические последствия: разрушение целых побережий, опустошение мелких островов и землетрясения, вызванные высвобождением тектонических сил и давлений при выбросе огромных масс льда на материки. Возникшая ситуация представляет серьезную угрозу для морского транспорта. Здесь нельзя не вспомнить о трагедии «Титаника»».

На экране появилось изображение явно взволнованного и бурно жестикулирующего Шень Пу-Хая, министра обороны Китая. Содержание его темпераментной речи синхронно переводилось на английский язык:

«Специальный комитет, созданный китайским правительством, подготовил окончательное заключение, касающееся длинной череды катастроф, произошедших в нашей стране, причем некоторые из них затронули ядерные установки, — тоном, не сулящим ничего хорошего, произнес китайский лидер. — Расследования недвусмысленно показали, что все эти трагические события, которые капиталистическая пресса пыталась представить как несчастные случаи, в том числе и катастрофа на архипелаге Чжоушань, на самом деле были террористическими и диверсионными актами, тайно вдохновленными и осуществленными Соединенными Штатами и их лакеем Японией.

Экстренное заседание китайского правительства, которое состоится в Пекине через неделю, определит нашу реакцию на эти возмутительные проявления враждебности, унесшие несметное количество человеческих жизней. Уже многие десятилетия капиталистический мир старается задушить и раздавить наше коммунистическое общество. Этому пора положить конец! Мы больше не позволим капиталистам лишать наш народ воздуха. Их цепкие пальцы будут сброшены с горла Китайской Народной Республики. Миллионы китайских солдат готовы выступить в едином порыве и нанести смертельный удар по преступникам-империалистам!»

В заключительной части своей гневной обличительной речи Шень Пу-хай недвусмысленно пригрозил Соединенным Штатам войной:

«США пора очнуться от иллюзии своего превосходства и технического первенства и узнать силу и мощь нашего народа, нашей великой страны, — бушевал он. — Мы не хотим войны, но и не боимся ядерной конфронтации, если она окажется неизбежной!»

Слушая устрашающую речь Шень Пу-Хая, Лора вдруг почувствовала, что теряет ощущение реальности. Она ощущала слабость, головокружение, глаза застилал туман. Комната стала напоминать плохую телевизионную картинку: все линии искривились и заплясали в диком танце. Потом все вокруг внезапно исчезло, и Лора мгновенно перенеслась в совершенно другой мир. То, что с ней происходило, никак не походило на ее обычную жизнь. Она была девушкой лет двадцати и лежала в прозрачной капсуле. Голову плотно охватывал большой шлем, присоединенный к сложной системе проводов. Искажения, создаваемые кривизной контейнера и свойствами материала, из которого он был изготовлен, не позволяли четко видеть окружающее пространство. Тем не менее Лора знала, что находится в огромном зале, стены которого покрывали сложные устройства и приборы в виде странных космических символов. Все они имели совершенно определенный смысл, и Лора почувствовала, что понимает их значение. Она интуитивно ощущала присутствие сверстников и знала, что все они вместе участвуют в каком-то важном ритуале. Потом ее сознание вышло за стены зала, и в воображении она увидела огромную статую мифической птицы, возвышающуюся над полем, где стояло несколько космических аппаратов, формой напоминающих чечевицу. Тело птицы и ее распростертые крылья ярко горели в лучах солнца.

Лора ощущала себя частью утопической цивилизации, где народы живут в согласии друг с другом и природой. Она интуитивно знала, что это общество владеет невероятной техникой, покорившей гравитацию, подчинившей энергию северного сияния, преодолевшей границы пространства и времени. В этом мире летающие тарелки были обычным средством передвижения, а не кораблями космических пришельцев или галлюцинациями душевнобольных. Эта фантастическая техника целиком служила миру и благосостоянию народа, составляющего эту благословенную цивилизацию. О насилии и войнах тут знали только из исторических книг и произведений искусства. Это был рай наяву, место, куда она всегда стремилась всей душой, исполнение давней мечты. Лора чувствовала, что это ее дом.

К ее глубокому разочарованию, через несколько секунд эта странная реальность исчезла так же внезапно, как появилась, и она снова очутилась в своем доме в Стинсон-Бич. Хотя все, казалось бы, вошло в норму, Лора чувствовала, что ей потребуется время, чтобы оправиться от этого невероятного переживания. Она выключила новости, села, скрестив ноги в позе лотоса, и закрыла глаза. После получасовой медитации Лора впала в глубокий транс. Когда приезд Роберта вывел ее из медитации, она уже достаточно расслабилась и вернулась на землю, но так и не получила никаких прозрений, помогающих понять, что с ней произошло.

Лора встала и приветствовала Роберта объятием и поцелуем.

— Как хорошо, что ты, наконец, дома, — сказала она, не выпуская его из объятий. — Со мной произошло нечто очень странное, и я до сих пор не могу понять, что это было. Я смотрела новости, и совершенно внезапно меня выбросило в другую реальность, в другой мир. Само по себе переживание было интересным, только я не представляю, откуда оно пришло и что означает. Я все еще теряюсь в догадках.

— Лора, в это невозможно поверить! — изумился Роберт. — С полчаса назад у меня тоже было чрезвычайно странное переживание. Началось как гром среди ясного неба, без всякого предупреждения. На несколько секунд я полностью выпал из реальности. К счастью, когда это случилось, я был еще на Прибрежной трассе в Милл-Вэлли и машина управлялась автоматически. Я как раз подъезжал к тому месту, где обычно начинаю вести машину сам. Будь я за рулем, непременно попал бы в аварию. Я был так потрясен, что всю оставшуюся дорогу проехал на автоводителе.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница