Практикум С. А. Шефов психология горя переживание утраты особенности детского горя


Глава 3 ПСИХОЛОГИЯ ДЕТСКОГО ГОРЯ



страница7/8
Дата01.05.2016
Размер0.86 Mb.
ТипПрактикум
1   2   3   4   5   6   7   8
Глава 3

ПСИХОЛОГИЯ ДЕТСКОГО ГОРЯ

3.1. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕТСКОГО ГОРЯ

Реакция детей на смерть близкого часто остается для взрослых тайной за семью печатями. Ведь иногда они даже не знают, переживает ли ребенок утрату, а если да, то как именно он ее переживает. Тем более неясно, чем можно ему помочь. Бывает и так, что реакция ребенка на утрату шокирует окружающих или, как минимум, приводит их в недоумение.



Случай из жизни

Одна девочка, ученица второго класса, заявила, что ненавидит свою умершую маму за то, что она умерла и оставила ее одну. Когда одноклассник девочки между прочим рассказал об этом своей маме, та была сильно поражена: «Как вообще про маму можно такое говорить?!» Вероятно, женщина восприняла слова девочки буквально — как выражение резко негативных чувств к своей покойной матери. Однако с большой долей уверенности можно предположить, что в действительности девочка была очень привязана к маме. А то, что она называет ненавистью, на самом деле — боль утраты, страдание от одиночества и возмущение по поводу случившегося несчастья, которое у нее не получается объяснить ничем, кроме предательства матери.

Несомненно, дети способны переживать и практически всегда переживают потерю близкого человека, только не всегда это происходит в явной и понятной для окружающих форме. Детскому горю в целом свойственны такие особенности, как отсроченностъ, скрытость, неожиданность, неравномерность. Ребенок может не проявлять немедленного горя, а острая реакция иногда откладывается на месяцы. В некоторых случаях

106

Глава 3. Психология детского горя


настоящее осознание и переживание утраты приходит с большим запозданием и под воздействием какого-либо значимого события, например, еще одной потери, как это иллюстрирует представленный ниже случай из жизни. У ребенка могут отсутствовать явные проявления горя, такие как плач или словесное выражение эмоций, однако присутствовать признаки скрытого переживания утраты в виде действий, изменений поведения и невротических симптомов. Открытое выражение детского горя подчас оказывается неожиданным для окружающих: только что ребенок играл, резвился и вдруг «ударяется в слезы». Примечательно, что у детей горевание часто имеет волнообразный характер, когда всплеск эмоций и поток слез сменяются относительным успокоением или даже оживлением и моментами веселья. Дети переживают горе очень неравномерно и склонны выражать свою печаль от случая к случаю на протяжении длительного промежутка времени.

Случай из жизни

У девочки умерла бабушка, однако по поводу этой утраты не возникло сколь-нибудь значимых переживаний, несмотря на то, что они жили под одной крышей и были достаточно близки друг к другу. Даже на похоронах внучка оставалась, по ее воспоминаниям, спокойной, почти равнодушной. Но вот проходит три года, и в доме умирает собачка (почти член семьи). На сей раз реакция последовала бурная: девочка сильно горевала, много плакала. Казалось бы, ситуация перевернута с ног на голову: смерть близкого человека переживается меньше, чем смерть собаки. Конечно, такое в жизни иногда бывает, но в данном случае это не совсем так. По словам самой девушки, две утраты каким-то образом связались у нее друг с другом. Только потеряв собаку, она вдруг во всей полноте осознала и ощутила давнюю потерю бабушки. Поэтому, рыдая над телом умершего животного, она оплакивала одновременно две потери: и бабушки, и собаки. Видимо, вторая смерть унесла еще одну частицу ее души, и образовавшаяся в результате двух потерь пустота достигла критической величины, заставляя ощущать утрату, тем самым запуская процесс горевания. Кроме того, в личностном развитии девочки за три года тоже, скорее



3.1. Психологические особенности детского горя /07

всего, произошел скачок. Она стала более подготовленной к встрече с горем, и требовался только дополнительный толчок в виде новой потери для того, чтобы запустилось переживание прошлой утраты.

В вышеописанном случае реакция на смерть собаки на-ложилась на переживание смерти бабушки, однако и сама по себе утрата домашнего питомца нередко вызывает самое настоящее горе. Значимость этого события для ребенка часто недооценивается взрослыми. По этому поводу R. Friedman и J. W. James проводят остроумную аналогию, говоря как бы устами родителей: «„Милый, мне грустно говорить тебе об этом, но твой отец умер прошлой ночью. Я не хочу, чтобы ты чувствовал себя плохо. В этот уик-энд мы достанем тебе нового папу". Абсурд. Однако как часто после того, как любимое животное умирает, любящие близкие из лучших побуждений произносят подобные „слова утешения" и направляются в магазин домашних животных?» [55]. По мнению указанных авторов, взаимоотношения с любимым питомцем так же особенны и неповторимы, как и взаимоотношения со значимыми людьми. Соответственно, и в том и в другом случае реакция на потерю будет зависеть от особенностей взаимоотношений с умершим близким человеком или животным. Если же ребенок в случае смерти животного слышит те самые «слова утешения», то это закладывает неудачную основу для будущих встреч с утратами и приводит его к убеждению, что замещение утраты — это хорошая идея. Данную идею ребенок может еще неоднократно услышать от родителей, например, когда заканчивается подростковый роман, — его призывают не чувствовать то, что он чувствует, а пойти и найти нового друга или подругу. R. Friedman и J. W. James показывают, как от замещения потери мы приходим к замещению чувств: «Когда ваша мама или ваш папа умирает, вы получаете первую половину сообщения: „Не чувствуй себя плохо", к которому обычно добавляют: „Он/она в лучшем месте". Вместо замещения утраты нам предлагают идею, что мы не должны чувствовать себя плохо, потому что с нашим любимым человеком все в порядке и он находится в лучшем месте. Таким образом мы просто замещаем одно чувство другим» (там же). Отсюда следует вывод, что неправильные идеи о переживании утраты (в том числе животного),

108 Глава 3. Психология детского горя

воспринятые в детстве, вырастают в провальные установки по отношению к потерям, действующие на протяжении всей жизни. И напротив, смерть животного способна стать тем событием, которое поможет ребенку научиться правильно переживать утрату.

Если взрослые тем или иным способом не закрывают выход для естественных реакций детей на смерть близкого, то в большинстве случаев они имеют место быть. Впрочем, даже если старшие и препятствуют спонтанным проявлениям ребенка в ситуации семейного траура, его переживания и побуждения, как правило, все равно находят внешнее выражение, только в видоизмененной форме. Среди возможных детских реакций на утрату отметим такие:


  • Вопросы, интерес: бывает, что ребенок увлекается похоронной суетой, для него это что-то новое, непонятное. Взрослым предстоит отнестись лояльно к возможной «нетактичности» ребенка, понимая, что она не означает равнодушия к умершему. На вопросы следует отвечать честно и доступно, причем нужно быть готовым к повторяющимся вопросам об одном и том же, терпеливо объясняя все заново.

  • Изменения в поведении: непослушание, агрессия, рассеянность, нарушение работоспособности — здесь требуется понимание и терпимость; неадекватность, странности в поступках и высказываниях (например, постоянные поиски пропавшей игрушки или выражаемое вслух желание перестать расти) — все это нужно замечать и стараться понять смысл.

  • Невротические и психосоматические симптомы: повышенная возбудимость или физическое переутомление, нарушения сна и/или питания, энурез, головные и другие боли — в этих случаях бывает особенно необходима психологическая и психотерапевтическая помощь.

  • Тревога, страх: в результате столкновения со смертью у ребенка нередко появляется боязнь умереть самому или потерять оставшегося родителя. Могут возникать и другие, на первый взгляд, «посторонние» страхи или неопределенное беспокойство. Взрослый должен быть готов встретиться с подобными переживаниями ребенка, помочь ему

3.1. Психологические особенности детского горя Ю9

рассказать о своих страхах; может потребоваться и визит к психологу.



  • Печаль, слезы: детское внешне выражаемое горе обычно довольно интенсивно, но непродолжительно. В такой момент особенно важно окружить ребенка душевным теплом, обнять, погладить по голове, дать почувствовать, что он не одинок, его любят и что плакать не стыдно.

  • Чувство вины: оно достаточно распространено среди горюющих детей, так как может проистекать из разных источников. Мы уже говорили, что смерть близкого иногда интерпретируется (особенно часто именно детьми) как результат собственного желания, что создает почву для самообвинения. Отметим в дополнение к этому несколько других источников чувства вины:

  • Как отмечает J. W. Worden, дети могут воспринимать смерть близкого как наказание: «Мама умерла и покинула меня, потому что я был плохим». Помочь ребенку справиться с такой виной можно путем объяснения обстоятельств смерти близкого и подтверждения, что он всегда был и остается любимым [76].

  • D. Myers указывает на еще один возможный источник чувства вины: оно может возникать у детей из-за того, что они ничего не чувствуют или не знают, что они чувствуют, вто время как все вокруг них печальны и расстроены. Детям нужно сказать, что это вполне нормально. Важно также продолжать спрашивать их о том, как они себя чувствуют, уже после похорон и в последующие дни, так как чувства могут прийти месяцами позже [65].

  • В подростковом возрасте возможно возникновение чувства вины на специфической для этого возраста почве. Об этом пишет A. D. Wolfelt: «Если родитель умирает в то время, когда подросток эмоционально и физически отталкивает его от себя, тогда часто возникают чувство вины и „незавершенные дела". Несмотря на то что создание дистанции является нормальным, мы можем легко видеть, как это осложняет переживание скорби» [74].

Многие болезненные переживания ребенка и нежелательные перемены в его поведении — вполне нормальная реакция на утрату, однако иногда детское горе принимает чрезмерные

110 Глава 3. Психология детского горя

или деструктивные формы, что можно отнести к разряду патологии. Взрослых должны настораживать длительное неуправляемое поведение, полное отсутствие эмоций, слишком долгое или необычное горевание ребенка. Конечно, далеко не всегда удается провести четкую грань между нормальным и дисфункциональным горем. Чаще всего дело касается не столько качественных, сколько количественных различий: степени выраженности «симптомов» и продолжительности их существования. Зарубежные авторы перечисляют «сигналы опасности», то есть те особенности детского горя, которые должны непременно обращать на себя внимание взрослых [41, 65, 76]:



  • резкое снижение школьной успеваемости, плохие отметки, несмотря на старание; настойчивый отказ посещать школу;

  • упорное непослушание или агрессия (дольше шести месяцев), оппозиция авторитетным фигурам, нарушение прав других людей;

  • частые и необъяснимые вспышки гнева, падения настроения; деструктивные способы выражения гнева;

  • стойкая тревога или фобии, частые приступы паники; продолжительный страх находиться одному;

  • постоянные ночные кошмары, выраженные трудности засыпания и другие расстройства сна, отказ идти спать;

  • гиперактивность, непоседливость (если раньше этого не было); поведение, свойственное намного более младшему возрасту, в течение длительного периода;

  • множественные жалобы на физические недуги; несчастные случаи, лежание ничком (как самонаказание или способ привлечь внимание);

  • употребление алкоголя или наркотиков;

  • воровство, половая распущенность, вандализм, противоправное поведение;

  • избегание разговоров и даже упоминаний об умершем или о смерти;

  • чрезмерная имитация умершего, появление устойчивых симптомов его заболевания;

  • повторяющиеся высказывания о желании соединиться с умершим;

/ Психологические особенности детского горя 7/7

• затянувшаяся депрессия, во время которой ребенок теряет интерес к окружающему, не способен справляться с проблемами и повседневными делами. Форма реагирования ребенка на утрату и тяжесть ее переживания зависят от многих факторов. Одним из самых весомых является степень родства с умершим. Наиболее тяжелы потери родителей и братьев-сестер (сиблингов). Н. Freudenberger и К. Gallagher [52] исследовали 24 ребенка в возрасте от 8 до 16 лет, потерявших родителя в младенчестве, детстве или отрочестве. По полученным данным, чувства брошенности и депрессии оказались двумя главными симптомами, которые выражали или переживали испытуемые. Тоска по умершему родителю сохранялась у них на протяжении всей жизни, а влияние травматичного опыта сказывалось на личностном развитии и жизнедеятельности. Другая особенно значимая утрата — смерть брата или сестры. По данным С. Hindmarch [60], возраст умершего сиблинга и характер взаимоотношений с ним определяют степень тяжести потери. При этом переживание утраты и реакции горя могут быть поняты в терминах потери партнера по игре, союзника, друга или ролевого образца. С. Hindmarch приходит к мысли, что ключом к пониманию скорби о сиблинге служат вторичные потери надежности, внимания, уверенности и нормальности. Соответственно, стратегии психологической помощи должны строиться исходя из насущных для горюющего ребенка потребностей в информации, успокаивании, понимании, внимании и надежности. Помимо ощущения потери у детей, потерявших брата или сестру, многие авторы отмечают еще и чувство вины, проистекающее из соперничества с умершим сиблингом и из удовольствия от возросших внимания и заботы со стороны родителей.

Важнейшее условие нормального осуществления работы горя — хорошие взаимоотношения ребенка с умершим и с продолжающими жить близкими людьми. Многое зависит от способности остающихся рядом членов семьи восполнить утрату (насколько это возможно) душевным теплом и заботой, создать ощущение прочности семейных отношений. Мировоззрение ближайших родственников, степень их религиозности также влияют на восприятие случившегося ребенком. Большое значение имеют и обстоятельства смерти значимого

112 Глава 3. Психология детского горя

Другого. Заметно тяжелее переживаются неожиданные утраты, особенно несчастные случаи, убийства и самоубийства, тем более случившиеся на глазах у ребенка. Если его собственная жизнь при этом тоже находилась под угрозой, но он выжил, то психическая травма еще сильнее. Существенную роль в переживании ребенком утраты играют и такие факторы, как его возраст, уровень психического развития, наличие и характер собственного опыта столкновения со смертью (в первую очередь опыта предыдущих потерь).

В разные возрастные периоды детское горе имеет свою специфику, но в то же время есть проявления, общие для разных возрастов. В своем реагировании на утрату ребенок по мере взросления постепенно приходит к взрослым способам восприятия и переживания потери. Конечно, дети даже одного возраста реагируют на смерть близкого по-разному, однако все же можно выделить наиболее характерные возрастные особенности переживания горя детьми. Новозеландские специалисты приводят эти особенности, рассматривая случай наиболее значимой утраты — смерть родителя [72]:


  1. Возраст до двух лет. Смерть родителя не может быть понята. Однако ребенок заметит отсутствие родителя и эмоциональные перемены в тех, кто о нем заботится. Даже маленький ребенок может стать раздражительным, более крикливым; могут измениться привычки питания; возможны расстройства кишечника или акта мочеиспускания.

  2. От двух до трех лет. В возрасте около двух лет дети знают, что если люди отсутствуют в поле зрения, то их можно позвать или найти. Поиски умершего родителя — типичное выражение горя в этой возрастной группе. Может потребоваться время для того, чтобы ребенок осознал, что родитель не возвращается. Эти дети нуждаются в надежном, стабильном окружении, поддержании заведенного порядка питания и сна. Им особенно необходимы внимание и любовь.

  3. От трех до пяти лет. Понимание смерти в данном возрасте все еще ограничено. Детям этой возрастной группы нужно знать, что смерть не является сном. Им нужно мягко объяснить, что папа (мама) умер и никогда не вернется. Хотя периоды печали, вероятно, будут короткими,

3.1. Психологические особенности детского горя 113

возможны проблемы с кишечником и мочевым пузырем, боли в животе, головные боли, кожные высыпания, падения настроения, возврат к прошлым привычкам (сосание пальца и др.). Ребенок может вдруг начать бояться темноты, испытывать периоды печали, гнева, тревоги, плача. С этого возраста дети могут также думать, что нечто из того, что они сделали или не сделали, могло стать причиной смерти (например, если не дал родителю игрушку, рисунок или подарок); их нужно уверить, что это не так. Детям важно знать, что о них будут заботиться и что семья останется вместе. Полезно вспоминать с детьми некоторые позитивные или особенные вещи, которые родитель делал с ними, такие как совместные игры, праздники и т. д.



  1. От шести до восьми лет. В этом возрасте дети все еще испытывают трудности в понимании реальности смерти. Они испытывают чувства неопределенности и ненадежности, имеют склонность цепляться за живого родителя. Горюющие дети могут вести себя в классе не свойственным своему характеру образом, проявлять гнев в адрес учителей. Детей желательно подготовить к вопросам со стороны других людей, посоветовать им говорить просто: «Мой папа (или другой близкий человек) умер». Им нужно сказать, что это нормально — не вдаваться в подробности смерти родителя. Ребенок должен сам решить, кому он хочет открыться.

  2. От девяти до двенадцати лет. Переживание утраты на данной стадии может приводить к чувству беспомощности — тому, что прямо противоречит в этом возрасте стремлению быть более независимым. У детей могут развиваться проблемы, связанные с идентичностью. Они могут скрывать свои эмоции, но тем не менее обижаться на замечания, сделанные в школе. Они могут не достигать ожидаемого образовательного уровня, драться в школе или бунтовать против авторитетов. Дети этой возрастной группы также могут пытаться принять на себя роль матери или отца. Это не должно поощряться, особенно эмоционально, но взрослым следует осознать, что «структура» семьи изменилась, и оставшимся членам семьи необходимо перегруппировать и отсортировать их

5 Зак. 746

114

Глава 3. Психология детского горя

правила, привычки. У ребенка должно быть достаточно времени для игры, спорта и досуга. Важно, чтобы у него были друзья его возраста. Горюющим детям нужно дать понять, что быть все-таки счастливым и радоваться текущим событиям — это нормально. 6. Подростковый возраст. Подростки часто поверяют свое горе и ищут помощи вне дома. Некоторые молодые люди чувствуют себя в изоляции, потому что ощущают, что друзья избегают их или смущаются и не знают, что сказать. Подростки могут вести себя несвойственным им образом. В крайних случаях они могут испытывать депрессию, убегать из дома, менять друзей, употреблять наркотики, становиться сексуально распущенными или даже иметь суицидальные тенденции. Подростки могут пытаться защитить оставшегося родителя, храня молчание о своих чувствах. Они могут нуждаться в «позволении» выражать то, что они думают и чувствуют, в поощрении здоровых путей высвобождения эмоций через спорт или культурную деятельность. Подросткам нельзя говорить, что они будут занимать место умершего родителя, скорее, им нужно помочь сфокусироваться на их потребностях, связанных с будущим, таких как образование или подготовка к работе. Старшие подростки будут ясно видеть, как смерть родителя влияет на семью и их собственную жизнь. Они могут думать, что они должны теперь заботиться о маме (папе) и других членах семьи. Тем не менее, им нужно помочь принимать решения, фокусирующиеся на их собственных потребностях.

Продолжая тему переживания утраты в подростковом возрасте, отметим, что стремление подростка поддерживать горюющих близких, помогать им, разделять с ними скорбь не должно игнорироваться, а тем более пресекаться из боязни, что оно может пойти в ущерб его интересам. Безусловно, очень важно, чтобы ребенку предоставляли возможность развиваться своим путем. Однако участие в семейном горе и забота о родных, когда они не затмевают собственных перспектив и не навязываются извне, не могут этому помешать, скорее, наоборот, помогут. С другой стороны, в подростковом возрасте распространенной реакцией на потерю является замкнутость,



3. /. Психологические особенности детского горя 1/5

стремление к одиночеству. В таких случаях не стоит беспокоить ребенка, уединение бывает необходимо ему для совершения работы горя.

В процессуальном плане детское горе так же, как и взрослое, проходит ряд стадий: шок и оцепенение, отрицание, поиски, гнев, вина, страдание, реорганизация и завершение. Начальная шоковая реакция может иметь разные проявления: молчаливый уход, малоподвижность и заторможенность, автоматические движения, суетливая активность. В течение какого-то времени ребенок просто не в состоянии поверить в то, что больше никогда не увидит своего близкого. Поэтому вслед за этим он пытается его найти. А. Д. Андреева описывает стадию поиска и дальнейшее протекание детского горя: «Невозможность найти <умершего близкого> (вставлено нами. — С. Ш.) порождает страх. Иногда дети переживают эти поиски как игру в прятки, зрительно представляя, как умерший родственник входит в дверь. Отчаяние наступает, когда ребенок осознает невозможность возвращения умершего. Он вновь начинает плакать, кричать, отвергать любовь других людей. Только любовь и терпение могут преодолеть это состояние. Гнев выражается в том, что ребенок сердится на родителя, который его «покинул», или на Бога, «забравшего» отца или мать. Маленькие дети могут начать ломать игрушки, устраивать истерики, колотя ногами по полу, подросток вдруг перестает общаться с матерью, «ни за что» бьет младшего брата, грубит учителю. Тревога и чувство вины ведут к депрессии. Кроме того, ребенка могут тревожить различные практические вопросы: кто будет провожать его в школу, кто поможет с уроками, кто даст карманных денег?» [26, с. 68-69]. В этих вопросах уже заложен толчок к реорганизации: ребенок задумывается о том, что изменится теперь в его жизни. А насколько удастся ребенку приспособиться к новым условиям после утраты — это во многом зависит от взрослых.

Перечисленные стадии детского горя имеют свои возрастные особенности, однако независимо от возраста сохраняются два общих момента: факт наличия динамики в переживании утраты и основная логика этой динамики. Автор теории привязанности и разлуки Дж. Боулби обнаружил, что уже на второй половине первого года жизни ребенок испытывает страдание



116 Глава 3. Психология детского горя

в ответ на насильственное отделение его от матери. Примечательно, что описанный им синдром реакций на разлуку с матерью во временном плане «проходит ряд типичных стадий: протест, который заключается в энергичных попытках обрести вновь мать или человека, осуществляющего уход; отчаяние, которое характеризуется горем и рыданиями; и отчуждение, которое заключается в развитии различного рода защиты с целью компенсировать утрату» [цит. по: 12, с. 269]. Согласно Боулби, в фазе протеста доминирующая эмоция — страх как реакция на одиночество. «Когда страх уменьшается, младенец может выказывать гнев, упрек за то, что случилось, и протест против того, чтобы это случилось снова» [12, с. 270]. Когда ребенок, пройдя через горе, доходит до завершающей фазы, он переориентирует привязанность на других людей. Таким образом, даже в младенческом возрасте последовательность реакций на потерю во многом напоминает динамику горевания более старших детей и взрослых.



3.2. ПРИНЦИПЫ ОБЩЕНИЯ И ПОМОЩЬ ГОРЮЮЩЕМУ РЕБЕНКУ

Желая помочь ребенку, потерявшему близкого человека, имеет смысл учитывать общие принципы помощи в горе, рассмотренные в предыдущей главе. Особенно важно быть вместе с ребенком, поддерживать эмоциональный и физический контакт с ним, внимательно относиться к его состоянию и желаниям, честно отвечать на вопросы, проявлять терпение к негативным сторонам поведения, быть открытым чувствам ребенка и делиться с ним своими в приемлемой форме, соблюдая меру (чтобы не спровоцировать страх или отчаяние). Такова общая стратегия, а конкретные ее воплощения и действия в реальных жизненных ситуациях могут быть разными и зависят от того, кем ребенку приходятся взрослые.



Родители детей, потерпевших утрату, как правило, сталкиваются с четырьмя вопросами:

  1. Сообщать ребенку о смерти его близкого или нет?

  2. Включать его в процесс семейного оплакивания и в хлопоты, связанные с похоронами, или нет?

2 Принципы общения и помощь горюющему ребенку 7/7

  1. Брать его с собой на похороны или нет?

  2. Вспоминать с ребенком умершего или нет? Несмотря на сомнения, одолевающие многих родителей

по поводу этих вопросов, в действительности все они имеют практически однозначный ответ «да». Решение каждого из четырех вопросов в отрицательную сторону чревато соответствующими неприятными последствиями:

  1. В случае сокрытия случившегося обычно возрастает тревога, создается почва для страхов и недоверия к взрослым, так как ребенок, как правило, все равно ощущает утрату или даже догадывается о смерти близкого.

  2. Исключенный из общего процесса, ребенок будет чувствовать себя покинутым, оставленным наедине со своими чувствами, что только усилит страдание от потери.

  3. Если ребенок не присутствовал на похоронах, его отношения с умершим могут оказаться незавершенными, что нарушает работу горя; возможно также возникновение страхов1.

  4. Если взрослые избегают говорить с ребенком об умершем, то детское горе может быть не вполне прожитым, его «работа» остается незавершенной. Положительное решение четырех проблемных вопросов

и реализация его в соответствующих способах поведения позволяет не только предотвратить указанные нежелательные последствия, но, в противовес им, добиться определенных позитивных результатов, а именно:

  • облегчение проживания утраты, снижение психоэмоционального напряжения;

  • углубление взаимоотношений с близкими, эмоциональная поддержка друг друга;

  • конструктивное освоение реальности смерти, расширение мировоззрения;

1 В литературе описан случай, когда у девочки после смерти ее маленького братика возникло сильное беспокойство: она боялась находиться дома одна, везде включала свет. В разговоре с девочкой, которую не взяли на похороны мальчика, выяснилось, что она боится наткнуться в квартире на его труп. После того как мама рассказала дочке, что ее брата похоронили, и о том, как это происходило, девочка успокоилась, страхи исчезли.

118 Глава 3. Психология детского горя

  • приобретение важного жизненного опыта, выработка моделей поведения в случае смерти близкого человека;

  • продолжение полноценной жизни, несмотря на испытание скорбью.

Участвуя в семейном трауре, дети, помимо всего прочего, познают то новое, неведомое и фундаментальное, с чем они сталкиваются в лице смерти близкого. О познавательной функции похорон и церковных обрядов пишут Р. Моуди и Д. Аркэнджел, основываясь на данных зарубежных исследований: «Дети нередко усваивают основные понятия, касающиеся смерти, во время похорон и затем используют это знание, исследуя вопрос прекращения собственного существования. Исследования показали, что люди, страдая от тяжкой утраты, слишком эмоционально разбиты, чтобы, присутствуя на церковной службе по ушедшему, понять и принять хотя бы что-то из того, что говорит священнослужитель. Но, как оказалось, дети из опрашиваемой группы через четыре месяца могли повторить, что было сказано о сущности бытия. Через два года дети помнили подробности наиболее важных положений. Более того, спустя годы после похорон дети все еще помнили важнейшие понятия» [22, с. 40—41].

Поговорим о конкретных способах действия при разрешении каждого из указанных четырех вопросов. 1. Сообщение ребенку трагической вести представляет собой непростую задачу, требующую от взрослого душевной мягкости, сензитивности, терпения и мужества. Желательно, чтобы ее взял на себя близкий ребенку человек. Говоря о смерти, необходимо выражаться прямо, употребляя слово «умер». Фразы типа: «дедушка навсегда заснул» могут быть неверно истолкованы и стать источником невротических страхов. Для дошкольников могут потребоваться сравнения с прошлым опытом потерь (например, со смертью кошки), чтобы они сумели более-менее уяснить себе смысл случившегося. При этом, правда, возможно увеличение интенсивности эмоциональной реакции, и здесь нужно позволить ребенку выразить свои чувства во всей их полноте, насколько он к этому готов. Очень важно также установить тактильный контакт с ребенком (посадить его к себе на колени, обнять, приласкать).



2 Принципы общения и помощь горюющему ребенку 119

2. Пожалуй, самый нежелательный для ребенка вариант в дни,
предшествующие похоронам, — это быть забытым, предо
ставленным самому себе и своим переживаниям. Поэтому
необходимо сделать все, чтобы он чувствовал себя любимым,
находился в контакте с близкими ему людьми. Несмотря на
собственные переживания и массу хлопот, взрослым нужно
постараться найти в себе силы заботиться и о ребенке (как
обычно): кормить, укладывать спать и даже, возможно, не
много поиграть — для него так важно ощущать, что жизнь

i::■ продолжается. Если позволяет возраст и если ребенок не ■ отказывается, полезно подключить его к общим делам, связанным с похоронами, поручив ему то, что он в состоянии выполнить. В то же время нельзя перегружать ребенка делами и требовать от него взрослого поведения.

3. Участие в похоронах — одна из важных предпосылок
работы горя, оно помогает ребенку признать реальность
утраты, осознать, что умерший не вернется. В то же время
«последние проводы» будут выполнять свою позитивную
функцию только в том случае, если ребенок внутренне
готов к такой церемонии. Поэтому прежде всего стоит
удостовериться в том, что ребенок действительно хочет
(согласен) участвовать в погребении. Если он не хочет
идти на похороны, то ни в коем случае нельзя его застав
лять или вызывать по этому поводу чувство вины. Лучше
спросить ребенка, почему он не хочет, и дать возможность
рассказать о своих чувствах. D. Myers отмечает, что «если
ребенок сильно настаивает на том, что он не хочет идти
на похороны, то это является сигналом, что он очень
встревожен и находится в замешательстве. Дети обычно
бывают увлечены похоронами и в большинстве случаев
хотят быть включенными в ритуалы как часть семьи» [65].
Поэтому в случае резкого отказа рекомендуется поговорить
с ребенком о том, что его беспокоит в связи с похоронами,
и прояснить возможные неправильные представления и
страхи, после чего ребенок может почувствовать готов
ность попрощаться с умершим.

Если ребенок выражает действительное желание участвовать в «прбводах», то имеет смысл доступно и одновременно прямо объяснить, чтб там будет происходить, включая



120

Глава 3. Психология детского горч

процедуру погребения. Ребенок должен заранее знать, что на похоронах люди могут плакать и даже кричать и что это нормально. Во-первых, эти объяснения помогут подготовить ребенка, уберечь его от возможных психотравмирующих неожиданностей, во-вторых, может снизиться имеющаяся тревога, связанная с похоронами, в-третьих, это еще один шаг на пути понимания смерти.

D. Myers советует найти взрослого человека, который мог бы находиться с маленькими детьми во время похорон. Они могут потерять интерес к происходящему через короткое время или устать, и тогда кому-то нужно будет вместе с ними покинуть церемонию. Имеет смысл и самим детям сказать, что они не обязаны оставаться на похоронах, если они этого не хотят. Они могут выйти со взрослым на улицу и прогуляться или поиграть. Myers рекомендует также обращать внимание на то, что говорят ребенку другие взрослые, так как их слова могут не только помогать ему, но и приводить в замешательство. «Другие взрослые и даже родственники могут говорить детям, как им себя чувствовать, например: „Будь храбрым и сильным". Они также могут подавать идеи, как следует себя вести, например: „Не плачь", или: „Будь особенно хорошим для твоей матери в эту неделю — она только что потеряла своего отца". Они могут также иметь мысли по поводу того, каких действий со стороны ребенка мог бы хотеть умерший, например: „Твой отец не хотел бы, чтобы ты плакал о нем". ...Дети и подростки могут приходить в замешательство, когда одна часть советов существенно отличается от другой. Один взрослый может сказать: „Будь сильным и не плачь", в то время как другой может сказать: „Плакать— это хорошо", или: „То, что мы плачем, означает, что мы любили твоего отца и будем очень скучать по нему". Вам нужно осознавать эти конфликтующие сообщения, чтобы суметь помочь ребенку понять, почему взрослые чувствуют по-разному, и помочь ему самому чувствовать себя удобно в своем поведении» [65]. Важно содействовать разрешению возникшего противоречия в конструктивную сторону, предоставляя ребенку право вести себя естественным образом в согласии со своими собственными чувствами и желаниями.

Относительно участия детей в похоронах обычно не ставят каких-либо строгих возрастных ограничений. Считается, что


3.2. Принципы общения и помощь горюющему ребенку

121

уже с возраста двух с половиной лет дети способны понять идею прощания [72]. При этом можно предложить ребенку попрощаться с умершим каким-нибудь особенным способом — например, поместить в фоб памятный подарок: рисунок, письмо или цветок. Отмечается также, что «после церемонии дети могут в игре воспроизводить ритуал похорон и/или притворяться больными или умирающими. Это проигрывание болезни и похорон является вполне нормальным» [72]. 4. Умерший близкий человек навсегда уходит из жизни ребенка, но это не значит, что он должен уйти из его памяти. Напротив, будучи значимым при жизни, он после смерти должен занять определенное место в душе ребенка, не отвлекая его, однако, от реальности. Соответственно, взрослым не следует оставлять без внимания адресованные им вопросы и высказывания об умершем. Можно и со своей стороны вопросами пробуждать в ребенке воспоминания о близком: «Ты помнишь, как вы с ним запускали воздушного змея?» Желательно время от времени вслух вспоминать о покойном, например, о том, что ему нравилось («Это было его любимое блюдо»), об интересных моментах его жизни (особенно из детства), продолжать взаимно делиться чувствами. Посещая кладбище, ребенка стоит пригласить с собой, но не настаивать, если он отказывается. Можно привлечь его к оформлению памятного фотоальбома, а в годовщину смерти в той или иной форме нужно вместе почтить память умершего. К рассмотренным вопросам, которые обычно сами собой встают перед родителями в ситуации утраты, часто добавляется масса вопросов со стороны ребенка. С. Bech дает меткую характеристику детских вопросов по поводу смерти близкого и настраивает родителей на встречу с ними: «Дети задают вопросы в очень прямых формулировках. Они могут говорить не столько о чувствах, сколько о более конкретных обстоятельствах. Может быть, они спросят, на что похож гроб изнутри, страшно ли и одиноко ли лежать в земле, холодно ли и темно ли там внизу. Важно быть готовым к этим вопросам. Если они заставляют родителей испытывать дискомфорт, ребенок заметит это и перестанет спрашивать. Ребенок будет наблюдать, позволяются ли эти виды вопросов и какую реакцию они вызывают. Помните,

122 Глава 3. Психология детского горд

что дети не сидят и не обсуждают часами определенную тему до конца. Они будут бегать и задавать какие-нибудь из тяжелейших в мире вопросов. Это оставляет мало времени на то, чтобы продумать ответы. Через пару минут они могут захотеть опять пойти играть на улицу. Важно поймать момент. Говорите с детьми об интересующих их предметах, когда они того хотят. Для них вполне естественно менять тему разговора и затем возвращаться к ней спустя какое-то время» [38].



Канадский специалист С. Byrne советует родителям, какую избрать тактику по отношению к детским вопросам о смерти близкого: «Как родитель, вы можете взять на себя лидерство и объяснить, что, хотя вы не можете всего знать о смерти, вы попытаетесь ответить на вопросы ребенка, насколько сможете. Вы лучше всех знаете своего ребенка. Вы почувствуете, как много ответов и насколько много деталей просит ребенок. Вы можете попросить своего ребенка повторить, что вы сказали, потому что вы „хотите быть уверены, что объяснили правильно" [40]. Byrne приводит также примеры возможных вопросов со стороны ребенка и предлагает варианты конкретных ответов на них:

  • Смерть похожа на сон?«Смерть отличается от сна. Когда ты ложишься спать, твое тело продолжает работать. Ты по-прежнему дышишь, твое сердце бьется, и ты видишь сны. Когда человек умирает, его тело больше не работает». Помните, что у детей, которым говорят, что смерть подобна сну, могут развиваться страхи, связанные с засыпанием.

  • Почему он умер? Если смерть наступила от болезни, объясните, что тело человека больше не могло бороться с болезнью, оно перестало работать. Убедитесь, что ваши дети понимают, что, если они заболевают гриппом или простудой или если папа или мама заболевают, их организм может победить болезнь и выздороветь. Их тела продолжают работать. Объясните, что люди обычно не умирают, когда они болеют; большинство людей выздоравливает. Если смерть наступила от несчастного случая, объясните, что тело человека было повреждено настолько сильно, что перестало работать. Объясните также, что большинство людей, получивших телесные повреждения, могут поправиться и жить долгое-долгое время.

3.2- Принципы общения и помощь горюющему ребенку

123

  • Ты когда-нибудь умрешь? А я умру? Дети ищут успокоения, подбадривания. Дайте вашему ребенку понять, что большинство людей живут на протяжении очень долгого времени1.

  • Я сделал (или подумал) что-то плохое, что привело к смерти ? Может быть, у вашего ребенка был конфликт с человеком, который умер. Может быть, ребенок хотел, чтобы этого человека не было рядом, чтобы получить больше внимания от других членов семьи. Может быть, ваш ребенок сказал ему: «Я хочу, чтобы ты ушел прочь от меня», или даже: «Я хочу, чтобы ты умер». Уверьте детей, что слова и желания не вызывают смерть.

  • Он вернется? «Вечность», «навсегда» — сложные в плане понимания понятия для маленьких детей. Они видят, что люди уходят и возвращаются. Персонажи мультфильмов умирают и затем восстают снова. Маленькие дети могут нуждаться в том, чтобы им говорили несколько раз, что человек не вернется.

  • Ей там холодно ? Что он будет есть ? Вам нужно объяснить ребенку, что тело умершего человека больше не работает. Он больше не может дышать, ходить, разговаривать или есть.

  • Почему Бог позволил этому случиться? Отвечайте на вопросы, касающиеся Бога и религии, в соответствии с вашими собственными убеждениями (верованиями). Вы можете также проконсультироваться у священников. Это

' В данном случае С. Byrne фактически предлагает уходить от ответа на вопрос, предполагая, что ребенок хочет заверений, что он и его живые близкие не умрут (по крайней мере в скором времени). Однако не каждый ребенок удовлетворится подобным ответом. Конечно, если надежда на разубеждение открыто сквозит в вопросе: «Мам, я ведь не умру, правда?», тогда это возможный вариант. Но если ребенок по-настоящему интересуется, а в ответ слышит уклончивые фразы и чувствует, что взрослый увиливает от прямого ответа, то это может спровоцировать возникновение недоверия к собеседнику и усиление тревоги. Поэтому в таком случае лучше ответить честно: «Да, когда-нибудь в будущем это произойдет», а уже потом успокоить, что обычно люди живут долго. В то же время есть вероятность, что, услышав честный ответ, ребенок может заплакать, и здесь уже нельзя отказываться от своих слов и оборачивать их в шутку. Лучше сесть рядом с ребенком, обнять, побыть с ним и затем помочь вернуться мыслями к жизни, которая продолжается.

124 Глава 3. Психология детского горя

нормально — не знать ответов на все вопросы. Дети могут принять, что вы тоже можете иметь трудности с пониманием некоторых вещей. Лучше избегать высказываний, что Бог «забрал» умершего, чтобы он был с ним, или что «только хорошие люди умирают молодыми». Некоторые дети могут испугаться, что Бог их тоже заберет к себе. Они также могут стараться быть «плохими», потому что они не хотят умереть.

Вообще, религиозным людям рекомендуют делиться с детьми своими убеждениями, так как это помогает им обрести ответы на волнующие вопросы, связанные со смертью близкого. Причем найденные в словах родителей ответы могут оказаться важными для ребенка и в настоящем (в ситуации утраты), и в будущем.

Коснемся также некоторых общих моментов, важных для общения с горюющим ребенком. Считается общепризнанным, что родителям и другим родственникам желательно говорить с детьми о постигшем семью горе, позволять им видеть свою печаль, делиться с ними чувствами. Иногда у старших членов семьи возникает желание защитить детей от горя и страдания посредством молчания. Однако если они скрывают свои переживания, ребенок может подумать, что горе неприемлемо. В то же время, говоря о своем горе, надо учитывать, что дети не в состоянии вынести в полном объеме весь груз боли, испытываемой взрослыми, поэтому С. Byrne советует: «Постарайтесь сохранить время для игры и беседы без упоминания об умершем. Сбалансируйте, насколько сможете, разделение печальных чувств и совместные более приятные дела» [40]. Ребенку требуется не только знать о болезненных чувствах, переживаемых близкими, но и ощущать на себе положительные эмоции с их стороны. Необходимо, чтобы они продолжали выражать свою любовь к нему — для детей так важно в период траура чувствовать себя значимыми и любимыми.

Взаимоотношения с детьми в период после смерти члена
семьи, особенно если умерший — ребенок (то есть брат или
сестра), имеют свои подводные камни. Наталкиваясь на них,
взрослые иногда соскальзывают на различные варианты неконс
труктивного общения с горюющим ребенком. От некоторых из
них предостерегает J. W. Worden [76]: ..,

3.2. Принципы общения и помощь горюющему ребенку 125

Люди склонны идеализировать умершего близкого, поэтому,


разделяя горе с детьми, родители могут сравнивать их с
умершим, навешивая тем самым нереалистичные ожидания.
Необходимо избегать сравнений с умершим, так как это
чревато возникновением у ребенка чувства собственной
никчемности и усилением вины выжившего.

• Понятно, что потеря ребенка может вызвать сильное


беспокойство о других детях. Однако родители должны не
поддаваться тенденции излишне опекать оставшихся детей
или подавлять их стремление к самостоятельности.
Такова тактика поведения родителей и других родственни
ков в общении с ребенком, переживающим утрату. То же самое
стоит иметь в виду и другим взрослым при встрече с горюющим
ребенком. С их стороны требуются прежде всего внимание,
терпение, забота и сочувствие. Вместе с тем не каждая форма
выражения сочувствия оказывается полезной для ребенка. Иной
раз со стороны взрослых можно услышать сердобольные жалос
тливые высказывания, наподобие: «Бедненький, один ты теперь
остался». Услышав такие слова, ребенок может почувствовать
себя еще более одиноким и несчастным. Забота не должна быть
гипертрофированной или навязчивой, самое главное — чтобы
она отвечала действительным потребностям ребенка.

Особенная роль по отношению к горюющим детям выпадает на долю учителей. Первый вопрос, который обычно возникает, — это как скоро ребенок должен вернуться в школу после похорон. Общего ответа здесь, наверное, не существует, в каждом случае вопрос решается индивидуально. Однако если ученик выражает желание побыть некоторое время дома, это ему может быть позволено. Далее по возвращении ребенка в школу учителям предстоит создать для него щадящие условия. В частности, они «должны следить за тем, чтобы ребенка не дразнили и не задирали. Когда ребенок придет в школу, учитель должен сказать ему, что он знает о его горе, чтобы ребенок не чувствовал равнодушия со стороны учителя. В школе должно быть подходящее место, куда ребенок мог бы при необходимости прийти, если ему хочется побыть одному или поплакать. Иногда кто-нибудь из старших детей может быть назначен „опекуном" такого ребенка; возможно, это будет кто-то, имеющий аналогичный опыт и могущий при необходимости поддержать



126 Глава 3. Психология детского горя

ребенка. Родители и вся семья также требуют поддержки. Важно знать, что именно и в каком объеме они сказали ребенку об утрате» [26, с. 79]. Учителям надлежит отнестись с пониманием и терпением к нежелательным изменениям в поведении ученика: к его невнимательности, замкнутости, раздражительности. Имеет смысл временно ослабить требования к успеваемости. Даже учитывая то, что в наших школах учителю бывает сложно позволить себе роскошь индивидуальной беседы с учащимся, в случае потери все же крайне желательно, чтобы он изыскал для этого время, предоставив ребенку возможность поделиться своим горем (при условии, что ребенок идет на контакт). Хорошо, если учителю удастся также организовать друзей ученика на помощь своему товарищу, побудить их поговорить с ним об умершем. Дети вполне могут быть способны к этому, иной раз даже больше, чем их наставники.



Случай из жизни

Школа. Пятый класс. Умер наш одноклассник. Он долго болел перед тем, но все равно это событие, естественно, было «из ряда вон». Думаю, не только для нас, детей, но и для учителей. Но вот что интересно: я помню в этой ситуации наших ребят, помню горюющих родственников, но абсолютно не помню учителей. Были ли они на похоронах? Кажется, были. Должны были быть, ведь хоронили мы Диму утром, вместо уроков. Только я их почему-то не помню. Зато хорошо запечатлелись две девочки: они первые посетили квартиру умершего, где стоял гроб с его телом, организовали приход остальных одноклассников. По пути они по-своему готовили нас: «Мы уже там были...», и рассказывали о своих впечатлениях. Но вот мы пришли. Около гроба родные. Плачущая бабушка по-доброму смотрит на нас, вздыхает: «Нету у нас больше Митеньки». И все как-то тихо, умиротворенно, хоть и скорбно. На следующий день похороны. Самое яркое воспоминание — как я иду в числе других ребят за гробом, а в голове мысль: «А что, если вот так же и моя мама умрет?» На глаза наворачиваются слезы, сердце тихо щемит, и я думаю о том, как же я ее люблю, свою маму, и как боюсь остаться без нее. Тогда я ни с кем не поделился своими переживаниями — не знаю, почему. Может быть, не хотел, или просто случая не представилось. Интересно: а что



3.2. Принципы общения и помощь горюющему ребенку 127

чувствовали другие ребята? Это тоже осталось неизвестно. Хотя, думается, для нас было бы полезно поделиться друг с другом своим опытом участия в похоронах Димы.

Смерть друга, одноклассника — событие чрезвычайное и даже среди других потерь особенное, потому что умирает не старый и даже не взрослый человек, а сверстник. По этой причине дети могут реагировать в данном случае особым образом — велика вероятность возникновения страхов за свою собственную жизнь, так как смерть сверстника может стать стимулом для осознания собственной смертности (так же, как и в случае смерти сиблинга). Поэтому учителя и школьные психологи в такой ситуации не должны оставаться безучастными. Случившееся событие очень желательно сделать предметом обсуждения класса с тем, чтобы ребята имели возможность высказать свои мысли «по поводу», выразить чувства. По мнению U. Cornish, перед лицом случайной смерти в школе главной целью педпсихолога должна стать фасилитация процесса обнаружения иного смысла случившегося события (по сравнению с первоначальным исключительно трагичным смыслом) и иной реакции на него путем создания другого концептуального контекста [49].

Профессионально-психологическая помощь горюющим детям в определенной мере отличается от аналогичной помощи взрослым. Это отличие обусловлено в основном тем, что дети не в состоянии осмыслить случившееся несчастье на том уровне, на каком способны это сделать взрослые. Соответственно, роль бессознательных процессов в переживании горя ребенком существенно больше по сравнению с взрослыми. Данное отличие постепенно сглаживается по мере взросления, но, как правило, сохраняется вплоть до подросткового периода. Один из вариантов бессознательной переработки утраты и вызванных ею реакций — это проживание их во сне. Иллюстрацией может служить следующий пример.

Случай из жизни

У четырнадцатилетней девочки умер дед. Первое время ей никак не верилось в то, что произошло. Ее сознание как будто оказалось закрытым для случившегося. Примерно



128 Глава 3. Психология детского горя

через неделю после смерти деда почти каждую ночь девочке стали сниться сны. В первый раз ей приснилось, что дед находится в той же квартире, что и она, только где-то в другой комнате. Она его не видит, но слышит его шаги и знает, что это он. На этом моменте девочка испугалась и проснулась. В данном сновидении доминирующей эмоцией, как мы видим, является страх, что, в общем-то, неудивительно для подросткового возраста. Именно в пубертате дети начинают осознавать свою смертность, поэтому их может пугать все, что о ней напоминает. Во втором сновидении происходит то же самое, что и в первом, только дед уже появляется в поле зрения и общается с сестрой, после чего девочка опять-таки просыпается. В следующий раз все повторяется заново, только теперь дед обращается к сновидице с вопросом. Наконец, снится еще один сон, в котором девочка уже спокойно общается с дедом. После этого подобные сны прекратились, к девочке пришло успокоение, а дед стал восприниматься на самом деле как покойник. В данном случае сновидения выполняли функцию дозатора переживаний по поводу утраты и помогли девочке постепенно признать реальность смерти деда и переработать спровоцированные ею страхи.

В процессе консультирования детей по поводу их реакций на смерть близкого могут применяться самые разные методы и методики, адекватные возрасту и уровню психического развития маленького клиента. В распоряжении психолога имеются методы арттерапии, сказкотерапии, анималотерапии, игровой терапии, символдрамы и др. Подробное описание случая работы с пятилетней девочкой, потерявшей отца, посредством рисования приводит Е. М. Черепанова [34, с. 54-56]. Зарубежные авторы также говорят о возможности использования рисования как метода, помогающего ребенку выразить свое горе; например, это может быть рисунок умершего [72]. Детское горе достаточно часто бывает неочевидным, протекает скрыто, а ребенок оказывается не в состоянии внятно сообщить взрослым, что он тоже очень страдает, только по-своему. Тогда способы косвенного выражения и проработки горя становятся наиболее эффективными, а иногда — единственно приемлемыми вариантами психологической помощи горюющему ребенку.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Русская пословица гласит, что «иному горе — мучение, а иному— учение»1. Действительно, горе— это не только страдание и тяжелое испытание, оно может многому научить. Об этом писали мыслители разных веков, в частности, Д. Байрон, по словам которого, «горе — учитель мудрых»2. В конце раздела, посвященного стадиям переживания утраты, перечислялись разнообразные позитивные изменения, которые могут наблюдаться в жизни людей, потерявших своих близких. Для многих из них смерть любимого человека становится событием, побуждающим к переосмыслению жизни, открытию новых возможностей в своем отношении к миру.

Примеров такого конструктивного переживания и преодоления горя можно найти немало, и один из них являет нам биография великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой. Ее супруг, великий князь Сергей Романов, погиб в результате взрыва, устроенного одной из террористических организаций. Скорбя по любимому мужу, княгиня находит в себе силы посетить в тюрьме исполнителя теракта — Ивана Каляева, чтобы понять причины его поступка. Вскоре после случившейся трагедии жизнь Елизаветы Федоровны круто меняется. Она переезжает жить из дворца в скромный дом, отказывается от своих драгоценностей: одну их часть отдает в казну, другую — ближайшим родственникам, третью (самую большую) пускает на благотворительность. И раньше заботясь о ближних, сочувствуя бедным и больным, теперь все свои силы она посвящает служению людям, а также устроению знаменитой Марфо-Мариинской обители. Масштабы благотворительной деятельности Елизаветы Федоровны поистине огромны: она организует курсы сестер милосердия, бесплатную столовую, трудовой приют, библиотеку, больницу для бедных женщин,

1 Пословицы. Поговорки. Загадки / Сост., авт. предисл. и коммент.
А. Н. Мартынова, В. В. Митрофанова. М.: Современник, 1986, с. 40.

2 Ворохов Э. Энциклопедия афоризмов (Мысль в слове). М.: ООО
«Фирма «Издательство ACT», 1999, с. 111.

130

Заключение


лазарет для воинов, амбулаторию с бесплатной выдачей лекарств, два странноприимных дома, приют для бедных женщин больных чахоткой, ежедневно разбирает многочисленные прошения и ходатайства, чтобы помочь людям в их проблемах и несчастьях. Так в скорби по убитому супругу княгиня находит импульс для развития своей деятельной любви к людям, от страдания переходит к состраданию.

Горе, являясь реакцией на потерю, в то же время может служить толчком к рождению чего-то нового. Культурное наследие прошлых веков донесло до нас множество замечательных памятников архитектуры, произведений литературы и искусства, созданных по поводу чьей-либо смерти. Так, всемирно известный храм Покрова на Нерли был построен по указанию великого князя Андрея Боголюбского в ознаменование победы над Волжской Болгарией и в память о любимом сыне Изяславе, скончавшемся вскоре по завершении военного похода. Другим примером памятника архитектуры, воздвигнутого по случаю смерти близкого человека, является грандиозный мавзолей Тадж-Махал в индийском городе Агра. Его повелел построить Шах Джехан в память о своей любимой жене Мумтаз-Махал. Подобная история связана с появлением на свет знаменитого «Фонтана слез» в Бахчисарае, воспетого А. С. Пушкиным в лирическом стихотворении и поэме. Этот замечательный памятник был создан по повелению крымского хана Крым-Гирея в память об умершей юной Марии — польской княжне, ставшей пленницей гарема. Во всех приведенных сейчас примерах потерпевшие утрату выступали в основном лишь инициаторами и руководителями создания памятников. Однако во многих и многих других случаях горе служит источником творческого вдохновения для самих горюющих. Особенно часто переживание утраты находит выражение в поэтическом творчестве. Например, великий итальянский поэт эпохи Возрождения Франческо Петрарка сочинил большой цикл сонетов «На смерть Мадонны Лауры». В них отразилась вся широта и глубина его переживаний по поводу кончины своей возлюбленной.

И в заключение разговора о психологии горя хочется вспомнить фильм вьщающегося кинорежиссера И. Бергмана «Девичий источник», снятый по старинной шведской легенде. Сюжет кинокартины таков: совсем юную девушку в лесу


Заключение

131

насилуют и убивают разбойники. Перед глазами зрителя разворачивается череда интенсивных эмоциональных реакций ее горюющего отца. Испытываемый им сильнейший гнев по поводу случившегося ищет выхода наружу и обрушивается на небольшое деревце. Охваченный горем отец неистово ломает его и выворачивает с корнями. Жертвами безудержного гнева становятся также злодеи, повинные в убийстве дочери. Далее режиссер показывает и другие чувства главного героя, связанные с утратой. По ходу фильма мы видим и чувство вины по поводу совершенного акта беспощадного мщения, и мучительные душевные страдания от потери, и преображающий душу катарсис, когда из того места, где лежало тело убитой дочери, вдруг чудесным образом забил прозрачный родник. Этот метафорический образ чудотворного источника очень многозначен. С одной стороны, он может символизировать вечно живую чистую душу погибшей девушки. С другой стороны, в нем отражена таинственная созидательная сила, заключенная в горе. Когда случается потеря, тогда что-то уходит, исчезает из нашего мира, но при этом что-то может и рождаться. Смерть приносит страдание, однако в этом страдании заложена возможность очищения и преображения, сокрыта возрождающая сила, с помощью которой новые возможности могут стать реальностью.

Приложение

ПРОГРАММА ПРАКТИЧЕСКОГО СЕМИНАРА-ТРЕНИНГА ДЛЯ РАБОТНИКОВ СФЕРЫ РИТУАЛЬНЫХ УСЛУГ «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПОХОРОННОГО ДЕЛА»

Цели семинара:



  1. Приобретение знаний о психологии горюющего человека и правилах профессионального общения с ним.

  2. Осознание работниками своего отношения к смерти и других личностных особенностей, влияющих на профессиональную деятельность.

  3. Освоение эффективных моделей поведения в рамках профессиональной деятельности.

Семинар рассчитан на агентов, приемщиков заказов, диспетчеров, организаторов похорон и других работников ритуальных служб, непосредственно контактирующих с клиентами.

Общая схема построения семинара представлена в таблице:



Тема

Форма работы

Продолжительность

1. Вступительная часть: знакомство; цели, задачи и правила работы на семинаре

Информирование,

Групповое

обсуждение


0,5 часа

2. Критерии и условия эффективной работы сотрудников ритуальной службы

Групповая дискуссия

1 час

3. Психология переживания утраты

Лекция

2 часа

4. Принципы общения с горюющим человеком

Практическое

упражнение,

групповая

дискуссия,

Информирование


2 часа

5. Индивидуальные особенности отношения к смерти и их влияние на характер работы специалиста по ритуальным услугам

Тестирование,

лекция,


практическое

упражнение,

групповая

дискуссия



3 часа

6. Осознание собственного отношения к смерти

Практическое занятие

2 часа

Каталог: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> Кафедра дерматовенерологии
2015 -> Министерство здравоохранения и социального развития
2015 -> Борис Дмитриевич Карвасарский Клиническая психология
2015 -> М. А. Ассанович // Психиатрия психотерапия и клиническая психология. 2014. N с. 9-17
2015 -> Общероссийская общественная организация
2015 -> Л. А. Герасименко // Психиатрия психотерапия и клиническая психология. 2014. N с. 43-49
2015 -> Методические рекомендации для медицинских работников и пациентов. Симферополь 2012 Учреждения разработчики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница