Психологическая диагностика Под редакцией М. К. Акимовой


Список личностных предпочтений А. Эдвардса



страница11/17
Дата23.04.2016
Размер1.5 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   17

Список личностных предпочтений А. Эдвардса (Edwards Personal Preference Schedule) является опросником, который измеряет силу по­требностей, заимствованных из перечня, предложенного Г. Мюрреем к ТАТу [ 10, т. 2]. Этот перечень был сокращен до 15 и включал следу­ющие потребности: в достижении, уважении, порядке, проявлении се­бя, автономии, содействии, внутреннем анализе, помощи, лидерстве, унижении, заботе, изменении, терпении, индивиде другого пола, аг­рессивности. Для каждой из 15 шкал опросника были выделены инди­каторы потребностей, которые формулируются в виде утверждений (всего 210 пар утверждений). Опросник построен на основе вынуж­денного выбора одного из пары утверждений. Итоговый индекс по­требности выражает не абсолютную силу потребности, а силу этой по­требности относительно других потребностей из перечня. А. Эдварде использовал метод вынужденного выбора для того, чтобы уменьшить влияние фактора социальной желательности [115]. Показатели каж­дой из шкал оцениваются как в процентилях, так и в нормах по Т-оцен-кам. Эти нормы были установлены на выборке студентов (1500 чел.) и взрослых (около 10000 чел.). Показатели надежности удовлетвори­тельны, а в отношении валидности данные противоречивы, что объяс­няют спецификой опросника, оценивающего силу каждой потребности не в абсолютных единицах, а относительно силы других потребностей индивида. При таком оценивании нормативная выборка не может слу­жить точкой отсчета.

Опросник для измерения мотивации достижения (Resultant Achie­vement Motivation Test RAM) А.. Мехрабиана [131] имеет две формы: для мужчин и для женщин. Опросник построен на основе теории моти­вации достижения Дж. Аткинсона. При подборе его пунктов учиты-

вались индивидуальные различия людей с мотивом стремления к успе­ху и избегания неудачи в поведении, определяемом мотивацией до­стижения. Рассматривались особенности уровня притязаний, эмо­циональная реакция на успех и неудачу, различия в ориентации на будущее, фактор зависимости-независимости в межличностных отно­шениях. Пункты опросника построены в форме сравнительных утверж­дений, поэтому выявляют результирующую тенденцию мотивации достижения, образуемую как разницу в проявлениях мотивов стрем­ления к успеху и избегания неудачи. Высокие показатели означают тенденцию достижения, а низкие — тенденцию избегания. При конст­руировании опросника был использован метод факторного анализа, и в окончательном варианте обе шкалы содержат по 26 пунктов. Эта методика очень популярна в различных странах и особенно часто ис­пользуется при исследовании познавательных компонентов мотива­ции достижения. Психометрические показатели опросника оценива­ются как удовлетворительные.



Опросник для измерения аффилятивной тенденции и чувствитель­ности к отвержению того же автора. Под аффиляцией здесь понима­ется определенный класс социальных взаимодействий, имеющих как повседневный, так и фундаментальный характер: завязывание и под­держание отношений с другими людьми, преследующими разные цели (как произвести впечатление, как властвовать над другими, как по­лучать и оказывать помощь и др.). Эта методика измеряет два обоб­щенных мотива: стремление к принятию (у автора это стремление называется аффилятивной тенденцией) и страх отвержения (чувстви­тельность к отвержению). Опросник состоит из двух шкал. Первая шкала содержит 26 пунктов, а вторая — 24. Шкалы, по мнению автора, оценивают в первом случае общие ожидания человека о позитивном исходе при установлении межличностного контакта, а во втором слу­чае — негативные ожидания соответственно.

Русскоязычные варианты обоих опросников А. Мехрабиана разра­ботаны в МГУ М. Ш. Магомед-Эминовым [62].

§ 4. Личностные опросники интересов

Под интересами в психологии понимается форма проявления позна­вательной потребности, обеспечивающая направленность личности на осознание целей деятельности и тем самым способствующая ориенти­ровке, ознакомлению индивида с новыми фактами, более глубокому и полному отражению действительности.

Измерение интересов началось с относительно узких и весьма кон­кретных задач изучения личности. Первые опросники интересов были ориентированы, главным образом, на предсказание, возьмется ли ин­дивид за какую-либо конкретную работу или откажется от нее. Срав­нительное исследование отдельных различающихся своим поведени­ем групп испытуемых выявило значительное несоответствие между профессиональными интересами и другими аспектами личности.

С первых обращений к измерению интересов исследователи обра­тили внимание на то, что ответы индивида на прямые вопросы об его интересах оказываются чаще всего ненадежным методом их выявле­ния и оценки. Анализ результатов применения этого прямого метода позволил сделать два важных вывода:

1) большинство людей имеет ограниченную информацию о различ­ных видах деятельности и поэтому не в состоянии судить о том, понравится ли им предлагаемое в прямом опроснике занятие;

2) индивид редко глубоко осознает свои интересы в различных об­ластях деятельности.

Это его неведение существует до тех пор, пока он не получит воз­можность попробовать себя в том или другом виде деятельности. Мо­жет оказаться, что эта возможность наступила так поздно, что из нее уже нельзя извлечь позитивный вывод. Рассмотрим некоторые наибо­лее интересные опросники интересов.

За рубежом широко распространены опросники интересов Ф. Кью­дера. Первый из них — Протокол профессиональных предпочтений Кьюдера (KuderPreference Record-Vocational) состоит из пунктов, тре­бующих вынужденного выбора из трех занятий тем, которые нравятся испытуемому больше всего или меньше всего [10, т. 2]. Показатели отражают интересы не к конкретным профессиям, а к 10 широким об­ластям деятельности. Это работа на открытом воздухе, работа с ма­шинами и механизмами, вычисления и расчеты, научная работа, изоб­разительное искусство, литература, музыка, сфера социальных услуг, канцелярская работа, просветительская деятельность.

В результате переработки и расширения возрастного диапазона по­явилось Обозрение общих интересов Кьюдера (Kuder General Interest Survey), предназначенное для учащихся VI—XII классов.

Еще более поздний вариант — Обозрение профессиональных ин­тересов Кьюдера (Kuder Occupational Interest Survey) — дает показате­ли интересов к конкретным профессиям (109 профессий и специали­заций и 40 специализаций в колледжах). Эти показатели выражены

в виде корреляций между паттернами интересов испытуемого и пат­тернами интересов профессиональных групп. Наряду с этим можно получить и показатели интереса к 10 широким, однородным группам профессий (как в Протоколе).

Описанные опросники интересов в нашей стране не используются. В отечественной практике в целях профориентации широко применя­ются Таблица для ориентировочного определения предпочтитель­ного типа будущей специальности Е. А. Климова и Ориентировочно-диагностическая анкета интересов С. Я. Карпиловской (ОДАнИ). Первый из названных опросников разработан на основе типологии профессий по принципу отношения человека к различным объектам окружающего мира. Выделены пять типов профессий: человек-приро­да, человек-техника, человек-знаковая система, человек-художествен­ный образ, человек-человек. В пунктах таблицы отражены занятия, со­ответствующие этим профессиям, а также успешность этих занятий по оценкам самого индивида и окружающих. Показатели дают оценку выраженности интересов к каждому из пяти типов профессий.

В ОДАнИ включены вопросы, соответствующие 15 группам инте­ресов к разным областям знаний и деятельности, с которыми учащий­ся мог познакомиться в школе и в повседневной жизни. Среди них физика, математика, биология, искусство, педагогика, сфера бытового обслуживания и др. Опросник позволяет не только оценить сравни­тельную выраженность интересов, но и установить уровень и глубину интересов.

§ 5. Опросники личностных ценностей

Начиная с 60-х гг. XX в. стал расти интерес к измерению ценностей и ценностных ориентации. В психологии под термином «ценности» по­нимаются качества или свойства предметов, которые делают их полез­ными, желательными или ценимыми. Ценность предмета для субъекта определяется его ролью в социальном взаимодействии. Социальные ценности (предметы, явления, отношения) формируют центральные принципы, вокруг которых интегрируются индивидуальные и соци­альные цели. Классические примеры ценностей — свобода, справед­ливость, образование, любовь, дружба и т. д. Ценности связаны с вы­бором образа жизни и часто рассматриваются вместе с интересами, установками и предпочтениями. Понятие же «ценностные ориента­ции» выражает положительную или отрицательную значимость для ин­дивида предметов и явлений социальной действительности и состав-

ляет внутреннюю основу отношений человека к различным ценнос­тям материального, морального, политического и духовного порядка.

Методики, предназначенные для диагностики ценностей и ценнос­тных ориентации, весьма различаются своей методологией, содержа­нием, конкретными целями, но они очень похожи на меры оценки ин­тересов и установок. Некоторые опросники ценностей также частично совпадают с опросниками измерения других личностных свойств.

Примером методики этого класса является Методика ценностных ориентации М. Рокича (Rokeach Value Survey RVS), достаточно ши­роко используемая в отечественной психодиагностической практике [39]. Ее адаптация для отечественной выборки взрослых была выпол­нена А. Г. Гоштаутасом, Н. А. Семеновым и В. А. Ядовым. Автор мето­дики различает два класса ценностей:

♦ терминальные ценности — убеждения в том, что конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стре­миться;

♦ инструментальные ценности — убеждения в том, что какой-то об­раз действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации.

Это деление соответствует традиционному в отечественной психо­логии делению на ценности-цели и ценности-средства.

Испытуемому в диагностической процедуре предъявляются два списка ценностей (по 18 в каждом) либо на листах бумаги в алфавитном поряд­ке, либо на карточках. В списках ценностей испытуемый должен при­своить каждой ценности ранговый номер, а карточки разложить по по­рядку значимости ценностей. Вторая форма подачи материала дает более надежные результаты. Вначале испытуемому предъявляется набор тер­минальных, а затем набор инструментальных ценностей.

Инструкция требует от испытуемого разложить карточки ценностей по порядку значимости для него тех принципов, которыми он руковод­ствуется в своей жизни. Примеры терминальных ценностей (список А): активная деятельная жизнь, жизненная мудрость, здоровье, интересная работа, красота природы и искусства и др. Примеры инструментальных ценностей (список Б): аккуратность, воспитанность, высокие запросы, жизнерадостность, исполнительность и др.

К достоинству этой методики можно отнести ее универсальность, удобство и экономичность в проведении обследования и обработке результатов, гибкость в ее использовании. Существенным недостат­ком методики является влияние социальной желательности, возмож­ность неискренности ответов испытуемого. Поэтому особую роль в ис­пользовании методики играет мотивация испытуемого, добровольный

характер его участия в обследовании и наличие контакта между диаг­ностом и испытуемым. Все это предъявляет особые требования к про­фессиональной компетентности психолога-диагноста.

В отечественной практике используется модифицированный вари­ант методики Рокича, предложенный Б. С. Кругловым и предназна­ченный для диагностики учащихся старших классов [39]. В нем сокра­щены списки ценностей (16 вместо 18), а вместо их ранжирования испытуемые должны оценить каждую ценность по 5-балльной шкале (от 1 до 5). Этот вариант методики позволяет не только выявить иерар­хию ценностей, но и оценить степень сформированное™ психологи­ческого механизма дифференциации. Под последним понимается спо­собность индивида выделить из множества неопределенных явлений те, которые представляют для него определенную ценность, и превра­тить их в определенную структуру в зависимости от близких и даль­них целей своей жизни и возможностей их достижения.

Еще одна методика рассматриваемой группы, широко используемая в отечественной практике и исследованиях, — Тест смысложизнен-ных ориентации (СЖО). Она является адаптацией аналогичной ме­тодики «Цель в жизни» (Purpose in Life Test) Дж. Крамбо и Л. Махоли-ка, которая выполнена в МГУ Д. А. Леонтьевым [54].

Оригинальная методика, разработанная на основе теории стремления к смыслу и логотерапии В. Франкла, состояла из трех частей (А, В, С). Первая из них (А) была взята за основу СЖО. В этом опроснике испы­туемым предлагается 20 пар противоположных утверждений, в каждой следует выбрать одно и отметить одной из цифр 1, 2, 3 в зависимости от уверенности в своем выборе. Оценка 0 используется в том случае, если ни одно из утверждений испытуемый не может предпочесть.

Результаты обрабатываются по 5 шкалам. Шкала 1 (Цели) характе­ризует наличие или отсутствие у испытуемого целей жизни в будущем, шкала 2 (Процесс) отражает интерес и эмоциональную насыщенность самого процесса жизни; шкала 3 (Результат) показывает удовлетворен­ность прожитой частью жизни; шкала 4 (ЛК-Я) отражает уверенность испытуемого в своих способностях контролировать собственную жизнь; шкала 5 (ЛК-жизнь) характеризует убежденность испытуемого в воз­можностях человека управлять жизнью. Психометрические характери­стики СЖО получены на выборке студентов.

§ 6. Личностные опросники установок

Понятие «установка» в психологии часто определяется как выра­женная направленность индивида положительно или отрицательно ре­агировать на определенный класс стимулов, ситуаций, событий. Оче­видно, что установки не могут наблюдаться непосредственно, но могут

быть выведены из внешнего наблюдения как вербального, так и невер­бального. В жизненной практике термин «установка» наиболее часто связывается с социальными событиями и с эмоционально окрашен­ными ответами индивида на эти события. Очень часто термин «уста­новка» заменяют термином «мнение», и эти два понятия употребля­ются как взаимозаменяющие. Вместе с тем взаимоотношения между тем, что человек говорит и что он делает, между публично высказыва­емыми установками и их частным выражением, между установками, проявляющимися в трудных (критических) ситуациях, можно рас­сматривать как особый случай валидности. Шкалы отношений и оп­росы мнений могут оказаться валидными по целому ряду критериев, таких, как:

♦ отношение индивида к противоположным социальным группам;

♦ его оценка близкими знакомыми;

♦ биографические данные, получаемые при беседе с обследуемым;

♦ истории болезни и т. п.

Но из-за практических трудностей получения таких критериальных данных исследователи и разработчики методик в качестве паллиатив­ных мер часто обращаются к более знакомым методам, например к ва­лидности по внутренней согласованности или к корреляции с други­ми шкалами установок и мнений.

Для количественного измерения относительного положения ин­дивида в одномерном континууме установок были созданы шкалы ус­тановок. Впервые Л. Терстоун вместе с Е. Чейвом (1959) применил психологические опросники для количественного измерения данных о мнениях [10, т. 2]. Это стало важной вехой в построении шкал уста­новок. Построение шкал типа терстоуновских (thurstone-type attitude scales) можно пояснить на примере шкалы для измерения отношения к церкви.

На первом этапе собирается большое число высказываний о церкви: раз­личным группам людей предлагается письменно изложить свое мнение о церкви. Этот список дополняется высказываниями о церкви, взятыми из современной литературы. Затем высказывания распределяются как оценивающие церковь «крайне благожелательно» — «нейтрально» — «крайне неблагожелательно». Из собранного таким образом материала и был составлен перечень из 130 тщательно отредактированных крат­ких утверждений.

Каждое из этих отобранных утверждений было затем отпечатано на отдельных карточках, которые были розданы 300 экспертам для распре­деления их по 11 рубрикам, обозначенным буквами латинского алфа­вита от «А» до «К». Экспертов просили класть в стопку «А» утвержде-

ния, в которых, по их мнению, церкви давалась самая высокая оценка; в стопку «G» — высказывания, выражающие нейтральное отношение к ней; в стопку «L» — высказывания, выражавшие полное неприятие церк­ви. В промежуточные между этими буквами стопки должны были скла­дываться карточки с высказываниями о церкви соответственно степени выраженного в них благожелательного или неблагожелательного отно­шения к церкви.

Процент экспертов, положивших высказывания в разные стопки, слу­жил исходными данными для подсчета шкальной цены высказываний, которая может быть отражена на специальном графике. На горизонталь­ной оси (оси абсцисс) графика соответственно числу рубрик от А до К расположены числа от 1 до 11, трактуемые как равно распределенные единицы измерения. По вертикальной оси (оси ординат) дается процент экспертов, отнесших данное суждение к данной рубрике или ниже, ле­вее ее. Процентиль 50, или медианное положение, приписанное экспер­тами данному утверждению, отмечается непосредственно на графике. Отвечающий на шкалы установок типа терстоуновских индивид отме­чает все утверждения, с которыми он согласен. Индивидуальным пока­зателем типа и выраженности его установки является медианная шкаль­ная цена отмеченных высказываний.

Иной подход к построению шкал установок предложил Р. Лайкерт в 1932 г. При его использовании не требуется классификации заданий группой экспертов. Задания отбираются на основе ответов испытуе­мых выборки стандартизации по критерию внутренней согласован­ности.

Кроме того, Лайкертовские шкалы (Likert-type attitude scales) требу­ют градации каждого утверждения, как правило, по пяти категориям:

♦ полностью согласен;

♦ согласен;

♦ не уверен;

♦ не согласен;

♦ полностью не согласен.

Каждый вариант ответа имеет свою количественную оценку. Сум­ма баллов по всем заданиям является показателем индивида, который сопоставляется с нормами.

При построении шкал установок пользуются и другими методами, в частности методом вынужденного выбора или спаренных сравнений.

Оценивая психометрические параметры шкал установок, существу­ющих в США, А. Анастази отмечает недостаток сведений о нормах и валидности. На основе этого она признает их пригодность скорее для исследовательских проектов, а не для практического применения [10, т. 2]. Однако в ряде случаев они используются и для решения прак­тических задач — для оценки результатов разных образовательных

программ, воспитательных процедур, тренингов, для выяснения уста­новок и морального духа наемных работников и пр.

Примером опросника, направленного на выявление различных уста­новок и отношений человека к миру, другим людям, к самому себе, яв­ляется разработанньгёгв МГУ М. Крозом под руководством Л. Я. Гоз-мана Опросник личностной зрелости [74].

Категория личностной зрелости выявляется в данном опроснике с помощью диагностической оценки ряда личностных особенностей субъекта, таких, как компетентность во времени, ценностные ориента­ции, гибкость поведения, сензитивность, самоуважение, самоприня­тие, креативность и др., рассматриваемых как характеристики лично­стной зрелости.

Сам опросник состоит из перечня, содержащего 126 пунктов, каждый из которых включает два альтернативных суждения ценностного или по­веденческого характера, описывающих различные установки и особен­ности отношений человека к миру, другим людям и к самому себе. За­дача испытуемого состоит в том, чтобы выбрать из двух суждений то, которое в большей степени отвечает его представлениям или привычно­му для него способу поведения.

В результате обследования каждый испытуемый получает 14 показа­телей личностной зрелости. Эти показатели наносятся на специальный бланк, где они сопоставляются друг с другом с помощью масштабной сетки. Считается, что субъект достиг оптимального уровня личностной зрелости, если его данные по шкалам попадают в зону масштабной сет­ки, расположенную в диапазоне 55-66 %.

Значения выше 70 % свидетельствуют о факторе социальной жела­тельности в ответах испытуемого и отражают его стремление казаться лучше. Значения ниже 40 % масштабной сетки свидетельствуют о недо­развитии личности испытуемого, о деформации его установок и отно­шений к различным сторонам реальности.

Эта методика на практике может использоваться для оценки резуль­татов тренингов, влияния методов обучения и воспитания, разных усло­вий социальной среды на уровень личностного развития индивидов.

К опросникам установок относятся методики, направленные на ди­агностику самосознания и самоотношения. Отношение к самому себе, к собственной личности является одним из важнейших отношений социального психологического бытия человека.

Наиболее разработанной в отечественной психологии является концепция самосознания, предложенная В. В. Сталиным [87]. Рас­сматривая самосознание как любое самоописание, самопознание или комплекс самооценок, он определяет в рамках своей концепции са­моотношение как непосредственно-феноменологическое выражение личностного смысла Я для самого субъекта. Самоотношение обладает

собственной структурой, в соответствии с представлениями о которой были разработаны два опросника — Опросник самоотношения (ОСО) и Методика исследования самоотношения (МИС) [62].

Опросник самоотношения (ОСО), авторами которого являются В. В. Сто-лин и С. Р. Пантилеев (1989), состоит из 57 утверждений, с которыми нужно согласиться или нет. Анализ результатов проводится по 5 обоб­щенным шкалам и 7 дополнительным. Дополнительные направлены на измерение выраженности установки на те или иные внутренние дей­ствия в адрес Я испытуемого. К обобщенным шкалам относятся следу­ющие: шкала S, измеряющая интегральное чувство «за» или «против» собственного Я; шкала I, оценивающая самоуважение, представляющее собой оценочный аспект самоотношения; шкала II — аутосимпатия, от­ражающая те или иные чувства в собственный адрес; шкала III, отра­жающая ожидания положительного или негативного отношения к себе окружающих; шкала IV — самоинтерес, — отражающая меру близости к себе, степень интереса к собственным мыслям и чувствам.

Методика исследования самоотношения (МИС), разработанная С. Р. Пантилеевым, состоит из 110 утверждений, с которыми нужно со­гласиться или нет. Наряду с выделением двух из пяти рассмотренных выше общих факторов (аспектов) самоотношения — Самоуважения и Аутосимпатии — в ней представлен еще один фактор — Самоуничиже­ние, отражающий самообвинения и внутреннюю конфликтность. Поми­мо общих факторов, обработка ведется и по дополнительным (частным). Их девять.

Оба опросника имеют удовлетворительные психометрические пока­затели и критерии для оценки индивидуальных данных (процентили).

§ 7. Психосемантические методы диагностики личности

Процессы восприятия, мышления, памяти и другие опосредуются системой значений, существующих в индивидуальном сознании в раз­ных формах (в виде знаков, символов, образов, вербальных формули­ровок).

Психосемантическая диагностика направлена на оценку категори­альных структур индивидуального сознания, на реконструкцию систе­мы индивидуальных значений и личностных смыслов, на выявление ин­дивидуальных различий в процессах категоризации.

Семантический подход применим и для диагностики личностных черт. При его реализации конструируют и используют методики, сти-мульным материалом которых служат словесные обозначения лич­ностных черт. Диагностика с их помощью представляет собой само­описание (самохарактеристику) субъекта или других лиц с помощью

7-1168


системы значений, отражающих конкретные черты. Психосемантиче­ские методы диагностики личности позволяют раскрыть индивиду­альные системы значений, несущих так называемое личностное зна­ние. Под последним понимается совокупное знание о человеческой личности, которым обладает индивидуальное сознание [95].

Как известно, слова имеют как достаточно устойчивое предметное (денотативное) значение, так и оценочное, аффективное (коннотатив-ное) значение. Это относится не только к лексике личностных черт, но и к понятиям из других областей индивидуального знания, в том чис­ле знаний о неживой природе. Приписывая какое-то свойство объек­ту, мы всегда подразумеваем при этом и какую-то оценку этого свой­ства. Помимо этой пристрастности, оценочности нашего восприятия при использовании психосемантических методов следует учитывать и тот факт, что денотативное значение слова не является чисто семан­тическим, а отражает особенности прошлого опыта индивида и пото­му также в определенном смысле субъективно. Описанные особенно­сти категориальных структур индивидуального сознания объясняют, почему семантические самоописания и описания других людей ока­зываются неустойчивыми.

Психосемантический подход к диагностике личности иногда при­знают иным, отличным от диагностики с помощью традиционных опросников, в которых даются описания поведенческих или эмоцио­нальных проявлений и в зависимости от их выбора интерпретируются значения тех или иных черт. Вместе с тем отличия не являются суще­ственными.

Как психосемантические методы, так и традиционные опросники в действительности измеряют представления человека о себе.

Как те, так и другие включают оценочный компонент. Выше уже объяснялся этот факт применительно к семантическим методам. Что касается опросников, то, отвечая на них, испытуемый налагает на пред­ставленные там описания поведения или отношений свои собствен­ные субъективные шкалы оценок, отражающие его опыт. Чем легче испытуемому распознать черту, оцениваемую по словесной формули­ровке опросника, тем сильнее проявляется оценочный компонент отве­та — чаще дается социально одобряемый, позитивно рассматриваемый ответ. Данное обстоятельство означает, что, используя традиционные опросники, психологи часто получают не объективную картину лич­ностных черт, а искаженную оценочным компонентом их восприятия.

Как семантические методы, так и опросники требуют от испытуе­мых навыков рефлексии, самоанализа, самонаблюдения.

А. Г. Шмелев видит родственность этих методов также и в том, что они воспроизводят одни и те же универсальные черты (факторы) лич­ности, оценивая таким образом сходные стороны личностного зна­ния [95].

Принимая во внимание все рассмотренные черты сходства психо­семантических методов с традиционными опросниками, К. М. Гуре-вич объединил их в одну группу формализованных методов, назван­ную опросниками (см. часть I, гл. 2). Вместе с тем нельзя не отметить, что психосемантические методы являются идиографическими и при­меняются для обследования индивидуальных случаев. Они оказыва­ются полезными в прогнозе поведения конкретных людей в опреде­ленных ситуациях, в то время как традиционные опросники пригодны для предсказания усредненного поведения индивида, обнаруживаемо­го им в течение довольно протяженных периодов времени.

Среди психосемантических методик можно выделить две группы. Первая представляет собой списки дескрипторов (описаний черт), с помощью которых испытуемый должен описать себя или других лиц. Вторая группа — это шкальные техники, предназначенные для оценивания себя или других по определенным шкалам, полюса кото­рых обозначены какими-то краткими или развернутыми названиями. Шкалы могут даваться в словесной, числовой и графической формах. К первой группе относится Контрольный список прилагательных (Adjective Check List ACL). Эта методика была создана специально для оценки представлений человека о самом себе. Разработанная в США при Институте по изучению и оценке личности Г. Гоухом, она представляет собой список из 300 расположенных в алфавитном по^ рядке прилагательных от «авантюрный» до «яростный» [10, т. 2]. Ис­пытуемый помечает все прилагательные, которые, как он полагает, описывают его самого.

«Контрольный список прилагательных» на практике используется весьма широко — в клинике, при выборе профессии, для оценки эф­фективности в политической и экономической деятельности и др. Основные недостатки этой методики психологи видят в следующем:

♦ она навязывает субъекту те параметры (черты), по которым сле­дует производить оценку объекта (себя или другого человека), при том что эти параметры могут быть для негр незначимы;

♦ приписывание объекту тех или иных параметров может вызвать трудности по ряду причин (из-за неясности понимания парамет­ров или условий их проявления у объекта и пр.).

Второй из названных недостатков отчасти устраняется при исполь­зовании методик шкалирования, среди которых одной из наиболее распространенных является Семантический дифференциал (Semantic Differential). Будучи разработанной Ч. Осгудом и его сотрудниками сначала как средство исследования психологических аспектов осмыс­ления понятий, эта методика очень быстро стала рассматриваться ме­тодикой оценки личности, пригодной в первую очередь для измере­ния личностных установок и отношений к определенному кругу объ­ектов [10, т. 2; 12; 62].

«Семантический дифференциал» представляет собой стандартизиро­ванную методику, в которой испытуемому предъявляется несколько семибалльных шкал, нанесенных горизонтально на один бланк (бланк для ответов). Концы шкал заданы словами (прилагательными), име­ющими противоположные значения. Семь градаций чаще всего также обозначены вербально, хотя возможны числовые и графические (в ви­де отрезков) обозначения. Каждый объект (понятие) должен быть оце­нен не менее чем по 15 таким биполярным шкалам. Оценка заклю­чается в отнесении к определенному полюсу шкалы с определенной градацией. Выбранную градацию следует либо подчеркнуть, либо об­вести кружком на ответном бланке. Пример: Я



Хороший сильно средне слабо никак слабо средне сильно Плохой Жестокий сильно средне слабо никак слабо средне сильно Добрый Замкнутый сильно средне слабо никак слабо средне сильно Раскованный Сильный сильно средне слабо никак слабо средне сильно Слабый

Если соединить отрезками все сделанные отметки, то на ответном бланке отразится субъективный семантический профиль прошкали-рованного объекта, который и подвергают анализу.

«Семантический дифференциал» применяется для решения разных практических проблем:

♦ в клинике;

♦ при консультировании;

♦ для выявления разнообразных социальных установок;

♦ для исследования отношения к разным изучаемым учебным пред­метам, отношения к разным товарам и торговым маркам и др.

Такая широта использования объясняется тем, что в качестве оцени­ваемых объектов могут использоваться сам индивид, члены его семьи, друзья, коллеги по работе, представители разных профессий, учеб-

ные предметы, названия товаров, разные виды деятельности, радио-и телепрограммы и многое другое. По существу термин «семантиче­ский дифференциал» используется сейчас для обозначения целого се­мейства методик, построенных по одним и тем же принципам. В на­стоящее время не прекращается работа по совершенствованию этой методологии; для анализа результатов используется сложная статис­тическая обработка, а также современные компьютерные методы. Раз­рабатываются и применяются невербальные варианты семантическо­го дифференциала (когда полюса шкал задаются невербальными сред­ствами).

Одна из модификаций техник шкалирования представляет собой методики сортировки. Примером этих методик является Q-сортиров-ка (Q-technique, Q-sort), разработанная В. Стефенсоном для исследо­вания представлений индивида о самом себе [10, т. 2; 12; 62]. Инди­виду дается набор карточек, содержащих утверждения или названия свойств личности. Он должен распределить их по группам от «наибо­лее характерных» до «наименее характерных» для него. Количество групп, на которые должен разделить карточки испытуемый, а также число карточек в каждой из них задается психологом.

Q-сортировка используется для решения разнообразных психоло­гических проблем. В зависимости от них испытуемому предлагают классифицировать карточки по следующим критериям:

♦ по отношению к себе в разнообразных ситуациях (например, до­ма, на работе, в общении с другими людьми);

♦ каким он является на самом деле с его точки зрения (реаль­ное Я);

♦ каким он представляется другим людям (социальное Я);

♦ каким он хотел бы быть (идеальное Я).

Такая информация собирается на разных стадиях психотерапии для констатации происшедших изменений. Можно распределять карточ­ки применительно к другим людям, что позволяет выявить отноше­ние испытуемого к ним, а также использовать для их описания. В по­следнем случае варианты Q-сортировки используются для получения всесторонней оценки личности профессионально подготовленными наблюдателями (экспертами), а также для описаний любой интересу­ющей психолога категории людей (профессиональные группы, группы с психиатрическими синдромами и др.) Кроме того, принцип Q-сор­тировки может быть реализован при работе испытуемого с различны­ми объектами.

Основная сложность разработки семантических методов диагности­ки заключается в подборе и унификации значений слов и выражений, включаемых в состав списков черт, в неизбежности их субъективной интерпретации разными индивидами, когда даже незначительное сме­щение акцента при выборе лексики в ту или иную сторону может при­вести к изменению и даже искажению представлений о личностном знании, присущем индивиду.

Общий недостаток всех описанных выше семантических методик психологи видят в том, что вследствие заданное™ — как перечней лич­ностных черт, так и субъектов, которых нужно по ним оценивать, — существуют сомнения в достоверности их данных. Если те черты лич­ности или биполярные шкалы, по которым испытуемый вынужден из­мерять людей, не рассматриваются им как существенные, полезные, не являются для него первичными для вынесения суждений о лично­сти, то результат диагностики не будет адекватно отражать его лично­стное знание (собственную теорию личности, по выражению Дж. Кел-ли), а явится своего рода артефактом.

Этого недостатка лишен еще один семантический подход к диаг­ностике личности, основанный на использовании репертуарных лич­ностных методик (Repertory Grid Technique). Они позволяют индиви­ду самому конструировать свой индивидуальный опыт, выявляют те субъективные шкалы, которыми пользуется индивид при восприятии, понимании и оценке окружающего мира. Их автором является амери­канский психолог Дж. Келли [41]. В процессе диагностирования вы­страивается матрица, заполняемая либо психодиагностом, либо са­мим испытуемым. Столбцам матрицы соответствуют так называемые элементы, представляющие собой группу объектов, в отношении ко­торых выявляются оценки испытуемого. Элементы задаются психо­диагностом и могут представлять собой самые разные предметы, от­ношения, понятия, ситуации, цвета, профессии, учебные дисциплины и прочее, т. е. все то, что психодиагносту представляется существен­ным для выявления тех или иных оценок человека. Строками матри­цы являются конструкты — субъективные шкалы человека, те мерки, с которыми он подходит к построению образа окружающего мира. В процессе диагностирования каждый элемент оценивается по каж­дому конструкту.

Если в качестве элементов выступают люди, то конструкты чаще всего отражают личностные черты, определяющие отношение челове­ка к окружающим и себе. Поэтому при правильном использовании репертуарных методик можно выявить представления индивида о лю-

дях, об их важнейших характеристиках, выстроить иерархию лично­стных черт в сознании этого человека.

Репертуарные личностные методики стали использоваться сравни­тельно недавно. Они сулят большие перспективы в качестве эффек­тивного средства личностной диагностики. Этот метод находит все новых сторонников в разных сферах практики. Однако следует по­мнить, что он так же, как и другие диагностические инструменты, ока­жется полезным только в руках профессионально владеющего им че­ловека.

§ 8. Методологические вопросы разработки и применения личностных опросников

Метод опросников — наиболее распространенный у нас в стране формализованный метод психодиагностики. Его популярность объяс­няется рядом причин, среди которых главными являются простота процедуры диагностирования и доступность (в публикуемых во мно­жестве сборниках методик львиную долю занимают именно опросни­ки). Эти же причины способствуют тому, что опросники пытаются использовать не только квалифицированные психодиагносты, но и не­профессионалы.

Рассмотрим, почему последнее недопустимо. Психодиагност пони­мает и учитывает в своей практике специфические особенности этого метода, определяющие его достоинства и недостатки. Как уже отме­чалось в части I, гл. 2, черта, отличающая личностные опросники от других формализованных методов, заключается в том, что они пред­назначены для получения информации об обследуемом со слов само­го обследуемого. Иначе говоря, опросники являются разновидностью самоотчетов, и необходимым условием ответа в них является прояв­ление умений рефлексии, анализа себя и окружающих. Индивиды вла­деют такими умениями не в одинаковой степени, и поэтому для опре­деленных категорий людей опросники могут оказаться неподходящим методом диагностики.

Проблема состоит в том, что невнимательный психодиагност может в ряде случаев этого не заметить. Тогда испытуемый, отвечая на оп­росник, в тех или иных пунктах будет давать ответы, которые можно отнести к категории «вынужденных»-. Это связано с тем, что он счита­ет себя обязанным что-то ответить, поскольку согласился на участие в диагностической процедуре. Такого рода ответы, по сути, обманыва­ют психолога, вводят его в заблуждение, так как он оценивает их в со-

ответствии с концепцией, лежащей в основе опросника, рассматривая их как характеризующие испытуемого с той или иной стороны (что не соответствует реальности, так как такого рода вынужденные ответы являются случайными).

Это не единственная опасность, подстерегающая диагноста при ис­пользовании опросников. Другая опасность состоит в том, что пони­мание используемых в опросниках слов и формулировок может су­щественно варьировать у разных индивидов. Так, например, понятие «удовлетворенность работой», используемое в опросниках професси­ональной направленности, интерпретируется Индивидами по-разному в зависимости от того, какой удельный вес в процессе труда имеют для них разные его компоненты (условия труда, его процесс, органи­зация, содержание, взаимоотношения в трудовом коллективе, отно­шения с руководством, перспективы профессионального продвиже­ния, престиж профессии и т. д.). По существу, каждый испытуемый отвечает на вопрос, ориентируясь на собственную интерпретацию по­нятий, используемых в опросниках. Как уже было отмечено выше, субъективные интерпретации отражают его личный опыт. Учитывая все вышесказанное, А. Анастази писала: «Один и тот же ответ не всег­да можно расценивать как критерий для постановки одного и того же диагноза и основания для сходного прогноза, если результаты эти по­лучены при диагностировании людей с абсолютно несходным прош­лым опытом» [11, с. 483].

Но ответы испытуемого определяются не только его индивиду­альным прошлым опытом, а и принадлежностью к определенному со­циуму, определенной культуре, поэтому возникают специфические проблемы, связанные с применением переводных опросников. Этот вопрос будет детально рассмотрен в части IV, гл. 2.

Еще целый ряд проблем возникает из-за того, что личностные оп­росники особенно подвержены влиянию определенных установок ис­пытуемого на ответы, что приводит к искажению или фальсификации получаемой с их помощью информации.

Одна из основных установок — тенденция давать социально одоб­ряемые ответы. А. Эдварде, первым исследовавший такой фактор, как социальная желательность, обозначил его как «эффект фасада» или стремление (по большей части неосознаваемое) выдвигать на первый план хорошие стороны, выглядеть лучше, чем в действительности, в глазах окружающих [114]. Эта тенденция, по мнению А. Эдвардса, мо­жет указывать на то, что индивид недостаточно хорошо себя знает (заблуждается на свой счет) или не желает признать свою ограничен-

ность. Другие исследователи считают, что социально одобряемые от­веты вызываются общей потребностью индивида в самозащите, со­циальном согласии, социальном одобрении, стремлении избежать критики [10, т. 2].

А. Эдварде разработал специальную шкалу социальной желатель­ности, состоящую из 39 пунктов. Он считает, что если социальная же­лательность, определяемая по этой шкале (или другим шкалам тако­го же типа, имеющимся в опросниках), коррелирует с показателями опросника, эффективность последнего в выявлении индивидуальных различий по содержательным личностным свойствам остается низкой [10, т. 2].

Стремление выбрать социально желательный ответ — лишь одна из установок при ответах на опросники. Еще одна тенденция состоит в стремлении испытуемого выбирать неблагоприятные для описания самого себя ответы. Часто такую тенденцию называют симуляцией. Психологи считают, что человеком, проявляющим такую установку, может двигать потребность во внимании, симпатии или помощи в реше­нии собственных проблем. А. Анастази указывает, что человек, счита­ющий, что он нуждается в психотерапии, при заполнении личностных опросников будет стремиться проявить себя менее приспособленным, чем это есть на самом деле, имеющим личностные проблемы и комп­лексы [10, т. 2].

Еще одна установка, которая может обнаружиться при использова­нии опросников, прямо противоположна предыдущей. Она носит на­звание <<диссимуляции» и заключается в стремлении выглядеть абсо­лютно здоровым и благополучным по результатам диагностирования.

Одной из наблюдаемых в ответах установок, довольно давно при­влекшей к себе внимание специалистов, является так называемое «мол­чаливое согласие». Оно заключается в стремлении выбирать один из полюсов ответов — ответ «верно» или «да». Исследователи считают, что каждый испытуемый имеет свое место в континууме на шкале, на одном полюсе которой находится последовательный «соглашатель», а на другом — последовательный «отрицатель» [10, т. 2]. Иными сло­вами, индивиды различаются своими предпочтениями при выборе от­ветов «да» и «нет»(«верно» и «неверно»).

Еще одной достаточно исследованной установкой на ответы явля­ется «отклонение», или стремление давать необычные, необщеприня­тые ответы. Один из исследователей этой установки, И. Берг, доказал ее независимость от содержания методики [104]. В подтверждение этого он продемонстрировал действие фактора отклонения на невер-

бальном материале, в котором требовалось выбрать одну из геомет­рических фигур. Считается, что проявление установки «отклонения» связано с разными типами личностей: один тип предпочитает выби­рать обычные ответы, а другой — необычные.

Итак, ответы в личностных опросниках могут зависеть от предпо­читаемых стилевых особенностей испытуемых, которые искажают содержательную информацию, интересующую психодиагноста при при­менении разных видов опросников. Это означает, что оценки разных сто­рон и черт личности, получаемые с помощью опросников, могут быть неточными и даже неверными. Конечно, речь при этом идет не обо всех испытуемых, а лишь о части из них, подверженных действию разных установок. В противном случае нельзя было бы получить удовлетво­рительные показатели надежности и валидности, которыми отлича­ются психодиагностические опросники.

Таким образом, применяя тот или иной даже хороший, проверен­ный личностный опросник для диагностирования определенного чело­века, психолог не может быть полностью уверен в том, что получаемая информация не является искаженной или даже сфальсифицирован­ной. Опытный специалист обязан сомневаться в достоверности инфор­мации об испытуемом и с помощью ряда приемов проверять данные индивидов, получаемые с помощью опросников. К сожалению, рас­смотренные выше вопросы не осознаются непрофессионалами, и это еще одно доказательство невозможности использования психодиагно­стических методов людьми, не имеющими специальных глубоких зна­ний в области психодиагностики.



Какие меры предпринимаются диагностами, чтобы устранить или, по крайней мере, выявить и учесть искажающее влияние установок на ответы?

Один из приемов выявления состоит в использовании дублиру­ющих вопросов. По поводу каждой черты или иной характеристики готовится не один, а как минимум 4-5 вопросов, которые формулиру­ются таким образом, чтобы в разной форме, но в одинаковой степени быть адресованными к одному и тому же содержанию, раскрывать одну и ту же черту личности. Противоречивость в ответах на дублиру­ющие вопросы означает действие различных установок испытуемого и выявляет невозможность оценить ту или иную его личностную ха­рактеристику с помощью данного опросника.

Еще одной мерой, направленной не столько на выявление, сколько на предупреждение фальсификации, связанной с действием устано­вок, является использование метода вынужденного выбора. Он со-

стоит в том, что отвечающему предлагается выбрать между двумя терминами или фразами, которые кажутся одинаково допустимыми, но имеют разную валидность. Спаренные фразы в социальном отно­шении могут быть либо обе желательными, либо обе нежелательны­ми. Задания, построенные по типу вынужденного выбора, могут со­стоять из 3, 4 или 5 пунктов, из которых испытуемый должен указать наиболее и наименее близкое ему высказывание и т. д. Метод вынуж­денного выбора использован в опроснике ПДО А. Е. Личко и ряде других.

Использование метода вынужденного выбора для контроля социаль­ной желательности требует двух типов информации о каждой альтер­нативе ответа: информации о социальной желательности, или «индексе предпочтения», и валидности, или «индексе различения». Социальная желательность может быть установлена с помощью субъективных оце­нок заданий в отношении альтернатив выбора репрезентативной груп­пой испытуемых или проверкой частоты, с которой встречаются отве­ты при оценивании самих себя. В своих работах А. Эдварде установил, что частота выбора и установленное социально желательное мнение коррелируют в пределах от 0,80 до 0,90. Иначе говоря, в среднем само­описания какой-то выборки людей почти совпадают с усредненным описанием желательной личности. Субъективная оценка социальной желательности заданий остается стабильной в группах, различаю­щихся полом, возрастом, образованием, социоэкономическим уровнем и национальностью.

Впрочем, некоторые исследования показывают, что метод вынуж­денного выбора лишь снижает влияние фактора социальной желатель­ности. Но не устраняет его совсем. Более того, есть данные, что ответы в опросниках, построенных по методу вынужденного выбора, могут сознательно фальсифицироваться, чтобы создать желательное впечат­ление в соответствии с конкретными целями индивидов. Кроме того, установлено, что задания в таких опросниках, созданные на основе усредненных групповых суждений об общей социальной желательно­сти, могут оказаться неодинаковыми для разных испытуемых.

Итак, метод вынужденного выбора недостаточно эффективен для устранения фальсификации или социальных установок на желатель­ность ответа. Кроме того, его применение приводит к дополнитель­ным методическим трудностям, связанным с интерпретацией диагно­стических результатов (например, иногда удается получить инфор­мацию не об абсолютной силе проявления той или иной личностной черты, а лишь о ее относительной выраженности).

Для устранения влияния на результаты опросника установки на молчаливое согласие диагност при его разработке должен уравнять число заданий, в которых ответ «да» или «верно» оценивается балла­ми, и число заданий, в которых баллы начисляются за ответы «нет» или «неверно». Такое уравнивание может быть достигнуто правиль­ным отбором и переформулировкой вопросов. К сожалению, это сде­лано далеко не во всех диагностических опросниках, что снижает до­стоверность получаемых с их помощью данных.

Метод, используемый для выявления действия некоторых устано­вок на ответы, называется методом контрольных шкал (иногда их на­зывают шкалами лжи). Этот метод заключается в том, что в опросник, помимо диагностических пунктов, направленных на измерение тех или иных содержательных личностных свойств, вводятся пункты, выявля­ющие стилевые особенности индивидов. Три типа контрольных шкал имеются в опроснике MMPI — это шкалы L, F и К, описанные ранее.

Все вышеизложенное показывает, какие трудности встают перед психологом, желающим разработать хороший диагностический опрос­ник. Он должен понимать, что формулировки вопросов, выбор тех или иных лексических единиц влияют на содержание ответов. Поэтому одно из основных требований к формулировкам вопросов — ясность и точность. Они должны быть простыми настолько, чтобы стать понят­ными для всех опрашиваемых. Трудность понимания вопросов зави­сит, среди прочего, и от использованных слов, от таких их характе­ристик, как многосложность и многозначность. Особенно сложные и многозначные слова должны по возможности исключаться. Каждый вопрос должен содержать только одну мысль, поскольку многознач­ность приведет к разноплановости понимания одного и того же вопро­са разными испытуемыми, а это, в свою очередь, не позволить сравни­вать их ответы.

Опасны наводящие вопросы, внушающие определенный ответ, а так­же стереотипные формулировки, предполагающие столь же стерео­типные ответы. Вопросы должны быть сформулированы так, чтобы их содержание было по возможности беспристрастным, социально ней­тральным. Вопросы должны быть точными — не следует задавать об­щий вопрос, желая получить информацию частного характера. Каж­дый из вопросов должен быть связан с диагностируемой личностной особенностью, поэтому обязательны проверки опросников в отноше­нии гомогенности.

Но главная особенность любого опросника, о которой должен пом­нить его создатель, состоит в том, что психологическое содержание

пунктов опросника неизбежно отражает теоретическую позицию со­ставителя, его концепцию. Отвечающий может выразить свое мнение только о том, о чем его спрашивают, и только в том смысле, который навязан автором опросника. Опросник может не затронуть важные сто­роны личности опрашиваемого, если этого не захотел или не смог пре­дусмотреть автор. Опросник всегда строится в соответствии с замыс­лом и взглядами автора и будет полезен только в рамках этого замысла.

Итак, все отмеченные выше особенности опросников позволяют говорить о том, что процесс их создания сопряжен с большими труд­ностями. Наивным и поверхностным является представление о том, что любые наборы вопросов по какой-то теме без надлежащих прове­рок и научного обоснования, без учета всех трудностей их создания могут рассматриваться как психодиагностические инструменты.

Однако знать и понимать указанные выше специфические особен­ности метода опросников важно не только тем, кто занимается их раз­работкой, но и пользователям, а также тем, кто использует полученные с их помощью результаты. Любые методы психодиагностики следует рассматривать в качестве определенных, обладающих специфически­ми свойствами способов извлечения первичной диагностической ин­формации об испытуемых. Интерпретация этой информации возмож­на лишь при условии понимания пользователем истории создания методики, ее ограниченности, тех допущений, которые были сделаны при этом, возможных ошибок и неточностей, связанных со спецификой методики. Необходима определенная доля критичности в отношении методик и получаемой с их помощью информации. В отношении же опросников следует отметить следующее: психодиагносты как в нашей стране, так и на Западе единодушны в том, что они по методическому уровню стоят ниже других формализованных методов. Для повыше­ния достоверности и прогностичности их результатов следует исполь­зовать их в комплексе с другими диагностическими методами.

Вопросы и задания

1. Назовите основные виды личностных опросников.

2. В чем главные недостатки личностных опросников?

3. Дайте характеристику MMPI, перечислите основные правила ана­лиза и интерпретации этого опросника.

4. Каковы теоретические основы опросника Шмишека и ПДО?

5. Чем опросники отдельных черт отличаются от типологических опросников?

6. Охарактеризуйте опросники диагностики самоотношения В. В. Сто-лина и С. Р. Пантелеева.

Рекомендуемая литература

1. Александровская Э. М., Гилъяшева И. Н. Адаптированный моди­фицированный вариант детского личностного вопросника Р. Кет-телла. — М., 1995.

2. Анастази А. Психологическое тестирование. Т. 2. — М., 1982.

3. Анастази А., Урбина С. Психологическое тестирование. — СПб., 2001.

4. Березин Ф. Б., Мирошников М. П., Соколова Е.Д. Методика много­стороннего исследования личности. — М., 1994.

5. Леонгард К. Актуализированные личности. — Ростов н/Д., 2000.

6. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. — Л., 1979.

7. Личко А. В., Иванов Н. Я. Диагностика характера подростков. — М., 1995.

8. Мадди С. Теории личности: сравнительный анализ. — СПб., 2002.

9. Методики психодиагностики в спорте / Сост. В. Л. Марищук и др.-М-* 1990.

10. Общая психодиагностика. — М., 1987.

11. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. Т. 2. — М., 1986.

12. Шмелев А. Г. Психодиагностика личностных черт. — СПб., 2002.



Глава 2

Проективные методики

Эти методы основаны на анализе продуктов воображения и фанта­зии и направлены на раскрытие внутреннего мира личности, мира ее субъективных переживаний, мыслей, установок, ожиданий. Приори­тет в использовании термина «проекция» для обозначения особой группы методов принадлежит Л. Франку, выделившему ряд общих признаков у некоторых известных к тому времени и весьма заметно отличающихся друг от друга техник оценки личности [86]. Специфи­ческие особенности проективных методик уже обсуждались в части I, гл. 2. Напомним их:

♦ относительно неструктурированная задача, допускающая неогра­ниченное разнообразие возможных ответов;

♦ неоднозначные, расплывчатые, неструктурированные стимулы, выполняющие роль своеобразного «экрана», на который испыту­емый может проецировать характерные для него личностные чер­ты, проблемы, состояния;

♦ глобальность подхода к оценке личности и, прежде всего, к выяв­лению ее скрытых, неосознаваемых, завуалированных сторон.

Возникая, как правило, в клинических условиях, проективные ме­тоды были и остаются в основном инструментом психолога-клиници­ста. На их теоретических обоснованиях отразилось влияние психоана­литических концепций и перцептивных теорий личности.

Проективные методы в настоящее время распространены, их число велико и продолжает увеличиваться; литература по ним обширна — по отдельным техникам число публикаций превышает 6000 [12].

Вместе с тем они продолжают оставаться излюбленной мишенью для критики. Общепринятым является мнение о недостаточной объ­ективности проективной техники, о несоответствии многих методик требованиям, обычно предъявляемым к психодиагностическому ин­струментарию. Так, А. Анастази отмечает, что с точки зрения психо­метрики они «в подавляющем большинстве выглядят жалко» [10, т. 2,

с. 182]. В числе их недостатков обычно видят отсутствие или неадек­ватность нормативных данных, что приводит к трудностям и субъек­тивизму интерпретации индивидуальных результатов, когда психолог вынужден доверяться своему «клиническому опыту». Другой недо­статок состоит в том, что в некоторых проективных методиках отсут­ствует объективность в определении показателей, часто неудовлет­ворительными являются коэффициенты гомогенности и ретестовой надежности. Попытки их валидизации страдают методическими не­достатками либо из-за плохой контролируемости условий экспери­мента, либо из-за необоснованности статистического анализа, либо из-за неверного формирования выборки. Как указывает А. Анастази [10, т. 2, с. 182], число работ, потерпевших неудачу в доказательстве какой-либо валидности таких проективных методик, как «Нарисуй челове­ка» и «Чернильные пятна» Роршаха, поистине впечатляет.

Однако, несмотря на отмеченные недостатки, популярность и ста­тус проективных методик практически не меняются. В первую очередь это объясняется тем, что они, по признанию психодиагностов, в мень­шей степени подвержены фальсификации со стороны испытуемого, чем опросники, и потому более пригодны для диагностики личности. Это преимущество проективных методов связано с тем, что их цель обычно замаскирована, и испытуемый не может угадать способы интерпрета­ции диагностических показателей и их связь с теми или иными прояв­лениями личности; поэтому он не прибегает к маскировке, искажению, защитным реакциям при обследовании.

Кроме того, проективные методы эффективны для установления контакта с испытуемым, в работе с маленькими детьми. Они, как пра­вило, вызывают интерес со стороны испытуемого, который вовлекает­ся в их выполнение.

Таким образом, при использовании проективных методик пробле­ма создания и поддержания мотивации на диагностирование не явля­ется такой острой, как при применении других типов методов.

Вместе с тем некоторые психологи (Л. Каплан, Л. Кронбах) все чаще рассматривают проективные методики как клинические инструмен­ты, которые могут служить дополнительным качественным средством ведения диалога с обследуемым пациентом [10, т. 2] . При таком под­ходе их ценность зависит от умений клинициста, а психометрические характеристики оказываются ненужными.

Однако продолжается работа по психометрической квалификации многих проективных методик. Психологи собирают все более полные и обобщенные сведения относительно их нормативных показателей,

осуществляются попытки модификации процедур и способов обработ­ки. Работа в этом направлении позволит, вероятно, в будущем расши­рить сферу и доступность применения проективных методик широко­му кругу диагностов и исследователей.

В этой главе мы рассмотрим основные, наиболее известные и ис­пользуемые в нашей стране проективные методики, опираясь на пред­ложенную Л. Франком классификацию (см. часть I, гл. 2).

§ 1. Проективные методики структурирования

Методика чернильных пятен Г. Роршаха (Rorschach Inkblot Test). Эта методика является одной из самых популярных. Разработанная швейцарским психиатром Г. Роршахом, она впервые была описана в 1921 г. [138]. Хотя стандартизированные серии чернильных пятен ис­пользовались психологами и раньше для изучения воображения и дру­гих психических функций, Г. Роршах был первым, кто применил чер­нильные пятна для диагностического исследования личности в целом. Развивая этот метод, Г. Роршах экспериментировал с большим коли­чеством чернильных пятен, которые он предъявлял различным груп­пам психически больных. В результате подобных клинических иссле­дований те характеристики ответов, которые можно было соотнести с различными психическими заболеваниями, постепенно объединялись в системы показателей. Методы определения показателей затем отра­батывались с помощью дополнительного тестирования умственно от­сталых и нормальных людей, художников, ученых и других лиц с изве­стными психологическими характеристиками. Г. Роршах предложил основные способы анализа и интерпретации ответов.

В методике Роршаха используются 10 карточек, на каждой из которых отпечатано двухстороннее симметричное пятно. Пять пятен выполнено только в серо-черных тонах, два содержат дополнительные штрихи яр­ко-красного цвета, а остальные три представляют собой сочетание цве­тов пастельных тонов. Таблицы предъявляются последовательно с 1 по 10 в стандартном положении, указанном на обороте. Предъявление таб­лицы 1 сопровождается инструкцией: «Что это такое, на что это может быть похоже?» [86]. В дальнейшем инструкция не повторяется. После окончания спонтанных высказываний испытуемого с помощью допол­нительных вопросов стимулируют к продолжению ответов. Помимо до­словной записи ответов испытуемого по каждой карточке эксперимен­татор отмечает время ответа, непроизвольные реплики, эмоциональные проявления и другие изменения поведения испытуемого во время сеан­са диагностирования. После предъявления всех 10 карточек экспери­ментатор по определенной системе опрашивает испытуемого относи­тельно частей и особенностей каждого из пятен, по которым возникли

ассоциации. Во время опроса испытуемый может также уточнить или дополнить прежние свои ответы.

Имеется несколько систем для подсчета и интерпретации показате­лей методики Роршаха. К числу наиболее общих включаемых в пока­затели категорий можно отнести локализацию, детерминанты, содер­жание, популярность [14; 86].



Локализация указывает на часть пятна, с которой испытуемый ас­социирует свой ответ: используется ли при ответах все пятно, какая-то общая деталь, необычная деталь, белая часть карточки или какая-то комбинация белого и темного участков.

Детерминанты ответа — это те параметры пятна, которые вызыва­ют ответ. Они включают форму, цвет, оттенок и движение. Хотя, ко­нечно, в чернильном пятне самом по себе нет никакого движения, все же восприятие испытуемым пятна как движущегося объекта относится к этой категории. Внутри этих категорий проводится более подробная дифференциация. Например, движение человека, движение животного, а также абстрактное или неодушевленное движение подсчитывается отдельно. Точно так же оттенок может восприниматься как представ­ляющий глубину, текстуру, неопределенную форму, скажем, облако или серо-белое воспроизведение цвета.

Содержание. Трактовка содержания меняется в зависимости от си­стемы определения показателей, но некоторые основные категории используются постоянно. Главными среди них являются человече­ские фигуры и их детали (или фрагменты человеческого тела), фигу­ры животных и их детали, анатомическое строение. К другим широко применяемым категориям показателей можно отнести неодушевлен­ные объекты, растения, географические карты, облака, пятна крови, рентгеновские снимки, сексуальные объекты, символы.

Показатель популярности часто определяется на основе относитель­ной частоты различных ответов среди людей вообще, сравнением с таб­лицами популярных ответов.

Интерпретация показателей методики Роршаха опирается на относи­тельное число ответов, попадающих в различные категории, а также на определенные соотношения и взаимосвязи различных категорий. На­правления интерпретации не имеют удовлетворительного теоретиче­ского обоснования, а целиком определяются эмпирическими соотноше­ниями отдельных показателей с теми или иными свойствами личности. Так, например, трудно объяснить с научных позиций, почему использо­вание в ответах редких деталей свидетельствует о неуверенности, тре­вожности, а толкование белого фона у экстравертов — о негативизме.

В психологическом заключении по результатам методики Г. Рор­шаха обычно описываются интеллектуальная и аффективная сферы личности, а также особенности ее межличностных взаимодействий. Психолог-клиницист, составляя его, учитывает и дополнительную ин­формацию, полученную из внешних источников.

Основным фактором, затрудняющим интерпретацию показателей методики Роршаха, является суммарное число ответов, известное как продуктивность ответов. Эмпирически показано, что продуктивность ответов непосредственно связана с возрастом, интеллектуальным уров­нем и образованием индивида. Хотя считается, что описываемая ме­тодика применима к людям в возрасте от дошкольного до взрослого, нормативные данные изначально были получены, по большей части, в группах взрослых. Стремясь расширить возрастные границы интер­претации методики Роршаха, Л. Эймс и его коллеги собрали и опуб­ликовали нормы для детей в возрасте от 2 до 10 лет, для подростков — от 10 до 16 лет, для пожилых людей — в возрасте от 70 лет и выше [12].

В настоящее время предпринимаются попытки использовать вы­числительную технику в обработке результатов этой методики.

§ 2. Проективные методики интерпретации

Другая известная проективная методика —


Каталог: book -> psychodiagnostic systems
book -> Учебное пособие. М.: Издательство Московского университета, 1985
psychodiagnostic systems -> Государев Н. А. Психодиагностика. Методологии и методики исследования психологических типов
book -> Елена Петровна Гора учебное пособие
book -> Руководство для самостоятельной работы студентов Казань 2006 ббк 52. Составитель
book -> А. М. Тартак Золотая книга-3, или здоровье без лекарств
psychodiagnostic systems -> История развития психолого-педагогических методов диагностики в специальной психологии
psychodiagnostic systems -> Тесты Светлана Колосова Популярные психологические тесты
psychodiagnostic systems -> Гленн Вильсон, Диана Гриллз Узнай коэффициент интеллекта своего ребенка


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   17


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница