Психология индивидуальности


Проблема социальной востребованности пожилых людей



страница31/39
Дата23.04.2016
Размер2.44 Mb.
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   39

Проблема социальной востребованности пожилых людей

в аспекте психологии индивидуальных различий

Пряхина С.Б.

Московский психолого-социальный институт,

Москва
Актуальность проблемы социальной востребованности пожилых людей обусловлена социально-экономическими факторами. Особенно важной становится разработка научных подходов к решению проблем пожилых людей, так как проблемы старения, психологического и социального самочувствия, а также смерти пожилых людей приобретают не только личностный или семейный, но и значимый социальный характер, прямо или косвенно затрагивая интересы всех членов общества.

В настоящее время очевидна необходимость получения комплексного, объективного знания о пожилых людях, их проблемах и способах решения этих проблем, вследствие явной недостаточности предметного поля и научного инструментария лишь одной области научного знания.

Проблема востребованности пожилых людей в обществе актуализирует задачу исследования личностного и когнитивного ресурса человека после выхода на пенсию. Важные открытия в этой области были сделаны американскими специалистами. На основе многолетних лонгитюдных исследований они показали, что старость – это взаимодействие многих биологических и социальных процессов, и это оказывает множественный эффект на развитие. В то время, когда активность одних функций ухудшается, в других функциях могут иметь место процессы развития и компенсации. Более того, может иметь место иметь место разница в объёме интра- и интериндивидуальных различий. Интраиндивидуальные различия обозначают, что человек может обнаружить стабильность какой-либо одной способности и снижение других. Интериндивидуальные различия относятся к вариациям среди людей в уровне и времени изменений. Это означает, что старость не является универсальным примером глобального снижения функционирования (глобального упадка).

Указанные исследования обнаруживают многообразие вариантов старения, которые должны быть учтены при решении проблемы социальной востребованности пожилых людей. Исследования западных психологов позволяют учитывать при создании типологии старения профессиональные установки пожилых людей.

Весьма любопытную классификацию предложил немецкий психолог Бернард Ливегод. Он, на основе сорокалетних исследований, распределил людей на шесть типов с соответствующими двумя вариантами: пытливый, мыслящий, организующий, заботящийся, реформирующий и регистрирующий или контролирующий тип. Эти шесть типов проявляют себя в креативном и некреативном вариантах. В своей креативной форме из общей установки развивается творческая сила, в некреативной форме она остаётся задатком. Эти основные шесть типов Ливегод назвал основной установкой.

Психика, с одной стороны, воспринимает из духовного мира ведущие идеи, с другой стороны, из области биологии - побуждения и вожделения. Душа же обладает своей собственной структурой, которая может быть узнана и изучена в основной установке.

Унаследованные задатки и темперамент человек чётко воспринимает в психике как возможность, как свойства, которым он может поддаться и развить их или нет. В психодушевном восприятии только с большим трудом можно дистанцироваться от собственной основной установки. В большинстве случаев это удаётся, когда с высоты прожитых лет начинают вглядываться в прошлое.



Шесть или семь основных установок имеются у каждого человека, но один или несколько из них доминируют.

Пытливый тип чувствует потребность исследовать окружающий его мир и объяснить взаимосвязь феноменов. При этом не так важно, на чём сосредоточится пытливый дух, это могут быть различные вещи, такие как язык, материя, кооперация или удобрения.

Мыслящий тип чувствует потребность к упорядочиванию мира своих идей в виде систем и теорий и к рассмотрению их в более широких взаимосвязях. За исключением философов, которые мышление сделали центральной темой своей жизни, в каждом учёном наряду с исследователем можно найти и мыслителя.

Организующий тип описать легко. Для них мир существует для того, чтобы взяться за него, упорядочить и подчинить себе. Организующий тип активен до агрессивности и стремится сознательно или бессознательно к власти над людьми и вещами. В нашем индустриализированном обществе эти люди образуют группу успешных менеджеров и карьеристов. Если эта основная установка будет ослаблена другой основной установкой (что, по счастью, далеко не редкий случай), то организаторский напор приобретёт несколько смягчённый характер. Организующий дух может направить себя на исследование, чистое мышление, на заботу о других, обновление или управление.

Заботящийся тип чувствует потребность в том, чтобы накормить живые существа, проявить о них заботу и вырастить. Эта установка является основой для учебно-воспитательной работы и специальностей, где требуется уход, и играет важную роль в сельском хозяйстве, садовничестве и скотоводстве. В социальной сфере этот тип создаёт, не выступая на передний план, среду, в которой другие могут раскрыться. Без обеспечивающей заботу основной установки не существовало бы уюта и сознания защищённости.

Реформирующая основная установка проявляется во многих вариантах. Она предполагает, что существующее должно быть изменено и улучшено. В жизни эту установку можно встретить во всем многообразии: от терапевта, который собирается лечить больного, вплоть до революционера, который готов разрушить существующее общество, чтобы из ничего создать лучшее общество. Данная суммарная характеристика показывает, что реформирующая основная установка может иметь много аспектов.

Регистрирующая или контролирующая основная установка хочет существующее сохранить, зарегистрировать, воспроизвести, проконтролировать и, если возможно, представить в виде системы ценностей. Эту основную установку можно найти у бухгалтеров, библиотекарей и тому подобных специальностях, а также у журналистов и дипломатов.

Творческую основную установку в чистом виде почти нельзя найти, чаще всего её можно встретить у художников. Творческая основная установка пронизывает все шесть других основных установок, наполняет их жизнью и вызывает к действительности. Творческий мыслитель, творческий организатор, творчески заботящийся тип, творческий реформатор и творческий управляющий привносят свою индивидуальную мотивацию в основную установку и делают их этого что-то совершенно индивидуальное. Только таким образом из индивидуальной биографии может получиться действительно сложившийся жизненный путь, который в противном случае останется пассивно сносимой участью. Духовное начало выступает в психике как творчество в проявлении.

Указанные типологические различия, проявляющиеся, в том числе и в профессиональных установках, должны быть учтены при решении проблемы социальной востребованности пожилых людей. Помочь старому человеку, организовать творческий и всё еще плодотворный закат жизни, - является важнейшей задачей. Точно так же, как для детей должна быть создана семейная культура, так и для старых людей должна существовать, возникшая в социальных центрах и исходящая от них культура. Центры социальной защиты пожилых людей должны быть местом, в котором будут проводиться лекции, концерты и творческие курсы, и в которых смогут принять участие люди, живущие по соседству. Обе стороны смогут извлечь пользу от этого, соседи получили бы центр, где сосредоточены интересные вещи, а старики не потеряли бы контакт с окружающим их, наполненным жизнью, миром.

Известно, что состояние здоровья пожилых людей, ведущих активный образ жизни, лучше, чем у тех из них, которые ведут пассивный образ жизни, сидя у окна или у радиоприёмника, или не тратя больше сил даже на это. И поскольку речь идет о достижениях человечества, достигшего зрелого возраста, становится ясно, что мудрость, приобретённая с возрастом, может выражать себя до бесконечности. Для каждого, кто ещё ведёт активный образ жизни, открывается здесь большое поле деятельности.
ДИНАМИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ: ИДЕИ Б.Г. АНАНЬЕВА И ТЕОРИЯ САМООРГАНИЗАЦИИ

Пьянкова С.Д.

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова,

Москва
Идея целостности развития, совершенно новая для психологии своего времени, была всесторонне разработана Б.Г. Ананьевым, который опирался на эволюционно-биологические представления об организме как саморегулирующейся системе (И.И. Шмальгаузен). «Главная особенность живой системы состоит в ее историчности – каждый организм развивается во времени и несет память о предшествующей эволюции» (Волькенштейн, 1989).

Ананьев рассматривал онтогенез как системную целостность, как фазы развития единой сложной системы, актуальные состояния которой связаны с предшествующими и последующими. Человек в концепции Ананьева трактуется как многоуровневая саморегулирующаяся система, эволюция которой не прекращается вплоть до глубокой старости; преемственность и изменчивость в онтогенезе обеспечиваются факторами генотипа и среды. Важно, что Б.Г. Ананьев не только теоретически, но и экспериментально обосновал свои представления о целостности развития, о человеке как сложной, иерархически организованной системе, способной к качественным изменениям. Гипотезы Ананьева получили эмпирическое подтверждение в многочисленных лонгитюдных исследованиях.

Принципиальный акцент на системных динамических процессах саморегуляции (самоорганизации) позволяет нам особо выделить подход Ананьева из ряда других психологических системных концепций, не менее значимых и эвристичных. Структурно-уровневый подход Б.Г. Ананьева может явиться теоретической основой для междисциплинарного синтеза психологии развития и теории самоорганизации (или синергетики; данное направление разнородно, по-разному именуется, включает в себя разные научные школы и все чаще обозначается термином «нелинейная наука», или nonlinear science). Общность представлений об изучаемом объекте открывает путь к интеграции понятий, к выработке нового, общего для синергетики и психологии развития языка. Задача выработки такого языка представляется нам более чем актуальной.

Основываясь на представлениях о целостности развития, попытаемся совместить психологические идеи Ананьева с представлениями о нелинейной динамике сложных неравновесных систем.

В качестве основы для построения динамической модели индивидуального развития (синергетическая модель развития) мы постулируем семь тезисов.

1. Человек как организм и личность есть открытая самоорганизующаяся система, для которой характерны нелинейные процессы.

2. Индивидуальное развитие как процесс есть единое системное целое, каждая фаза онтогенеза преемственно связана с предыдущими и последующими.

3. Индивидуальное развитие подчиняется общим возрастным закономерностям и законам системогенеза, и в первую очередь универсальному принципу системной дифференциации (Н.И. Чуприкова, 1997).

4. Индивидуальное развитие – нелинейный процесс актуализации состояний из спектра потенциально возможных; с ограниченным горизонтом предсказания (слабо предсказуемые эффекты возникновения новых системных качеств описываются в nonlinear science как эмерджентность развития). Спектр аттракторов системы определяется индивидуальными системными свойствами, которые обусловлены факторами генотипа и среды.

5. В процессе развития возможно прохождение через точки бифуркации, с мягкой или жесткой потерей устойчивости, с выходом на новые режимы функционирования, со сменой аттракторов, их исчезновением либо появлением новых. В критические периоды вариативность индивидуальных свойств растет за счет чувствительности к малым воздействиям, которые в стабильной фазе развития не вызывают значимого отклика системы.

6. Индивидуальная траектория развития отражает эволюцию человека как открытой неравновесной системы в пространстве возможных состояний – это путь по эпигенетическому ландшафту развития. Когерентная система аттракторов и катастроф, как обозначает Рене Том «эпигенетический ландшафт развития» (метафора К. Уоддингтона), определяется паттернами взаимодействия со средой и индивидуальными системными особенностями.

7. Процессы самоорганизации в онтогенезе обеспечивают оптимальное использование ресурсов для адаптации к среде и формируют неповторимую, уникальную индивидуальность.

Разработку качественной «динамической модели развития» мы рассматриваем как путь к построению количественных моделей, к увеличению точности предсказания и к более тонкому управлению индивидуальным развитием.


АНТРОПО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МОСКОВСКИХ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ 10-16 ЛЕТ

Романова Т.Ф., Семенов М.М.

Московское городское физкультурно-спортивное объединение Москомспорта

Москва


Проведено комплексное обследование учащихся школ г.Москвы, включающее антропометрические измерения и биоимпедансный анализ жировой, безжировой и активной клеточной массы тела. Обследовано 946 человек. Антропометрические измерения проводились во стандартной методике, разработанной в НИИ антропологии МГУ (Бунак, 1941; Лутовинова и др., 1970; Мартиросов, 1982). Высота антропометрических точек определялись с помощью штангового антропометра, кожно-жировые складки измерялись калипером Ланге с точностью до 1 мм, диаметры измерялись толстотным циркулем, обхватные размеры пластиковой сантиметровой лентой.

Дополнительно показатели состава тела (жировая, безжировая масса тела и активная клеточная масса) определялись биоимпедансным аппаратным комплекс «МЕДАСС», исследования проводились на базах общеобразовательных школ г. Москвы под руководством заведующего лабораторией спортивной одаренности академика РАЕН Э.Г. Мартиросова.

Результаты исследования:

Показано, что у детей в возрасте от 10 до 16 лет происходит устойчивое увеличение средних показателей длины, массы и индекса массы тела, при этом величина активного сопротивления снижается. Средние значения реактивного сопротивления у девочек с 10 до 13 лет снижаются, а затем наблюдается незначительное увеличение и стабилизация этого показателя; величина фазового угла на всем возрастном интервале меняется мало с незначительной тенденцией к снижению до возраста 12 лет и последующему увеличению показателя. У мальчиков средние значения реактивного сопротивления и фазового угла меняются нерегулярно и варьируют в более широких пределах.

Наряду с увеличением массы тела, происходит увеличение средних абсолютных значений безжировой, жировой и активной клеточной массы. Вместе с тем у мальчиков наблюдается тенденция к снижению процентного содержания жира в организме (%ЖМТ). В отличие от этого, соответствующий показатель у девочек с 11 до 15 лет растет. Результаты оценки безжировой массы тела и процентного содержания жировой массы для популяции московских детей хорошо согласуется с данными для голландских детей белой расы (van der Sluis et al., 2005), полученными и использованными двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии – одного из эталонных методов оценки состава тела. Это является косвенным свидетельством надежности импедансных оценок состава тела у детей в двухкомпонентной модели.

Выводы


По данным биоимпедансного анализа получены популяционные оценки состава тела у московских детей в возрасте от 10 до 16 лет. Дана характеристика нормального диапазона и изменчивости состава тела в зависимости от возраста.
Некоторые особенности интегральной индивидуальности студентов с различными группами крови

Ротманова Н.В.

Пермский государственный педагогический университет, институт психологии,

Пермь
Впервые вопрос о существовании у человека неоднозначного характера связей между биохимическими и нейрофизиологическими индивидуальными свойствами поставил В.С. Мерлин (1986). Наиболее референтными показателями глобальной биохимической индивидуальности в данном случае, по мнению В.С. Мерлина, могут быть только такие, которые обусловлены широким комплексом эндокринных факторов. К числу этих проявлений относится развитие основных тканей организма: крови, скелета, мышц, подкожной жировой клетчатки. На сегодняшний день показатели развития костно-мышечной системы достаточно часто встречаются в психологических исследованиях (Гримак Л.П., 1989, Крупнов А.И., 1983; Небылицын В.Д., 1973) по сравнению с показателями системы крови. В Пермской психологической школе существует ряд исследований влияния различных типов индивидуальности на структуру интегральной индивидуальности, и свойств индивидуальности друг на друга (Вяткин Б.А., Щукин М.Р., 1997; Вяткин Б.А., 2000). Тем не менее, отсутствуют исследования по изучению влияния биохимической индивидуальности на структуру интегральной индивидуальности в целом, встречаются лишь изучения отдельных ее свойств.

На основании изучения имеющихся в литературе публикаций, касающихся изучения взаимосвязей показателей системы крови и показателей развития нервной системы, темперамента и личности, нами было выдвинуто предположение, что у человека существует некая биохимическая индивидуальность, в качестве маркера которой можно рассматривать группу крови (Vyatkin B.A., Rotmanova N.V., 2006).

Целью данного исследования является изучение взаимосвязей показателей системы крови с показателями вышележащих уровней интегральной индивидуальности.

Исследование проводилось на студентах 1-5 курсов факультетов физики ПГУ, ПГПУ, ПГТУ. Всего в исследовании принял участие 201 человек (52 человека – 1 (О) группа крови; 51 – 2 (А); 49 – 3 (В); 48 – 4 (АВ)).

Для определения групп крови у обследуемых специальным медицинским персоналом был произведен забор крови с последующим биохимическим анализом.

Для изучения разноуровневых свойств интегральной индивидуальности были использованы общеизвестные методики, применяемые в лаборатории В.С. Мерлина – Б.А. Вяткина.

Исследование проводилось в рамках факторного дизайна и дизайна “сравнение групп”.

При использовании t-критерия Стьюдента для независимых выборок, выделенных по показателю «группа крови системы АВО» из 84 изучаемых показателей достоверно значимые различия выделились по 54 (67.5%) показателям.

Прежде всего, стоит отметить, что ни по одному показателю нет достоверных различий между представителями всех четырех групп, т.е. невозможно выстроить людей с разными группами крови по нарастанию какого-либо признака. Т.о. существующие взаимосвязи между группой крови и параметрами интегральной индивидуальности имеют сложный, не прямолинейный характер.

Кроме этого представители той или иной группы крови имеют свои отличительные признаки. Так для представителей второй группы крови более характерна косвенная агрессия и менее характерна самостоятельность, чем для представителей всех других групп, в то время как представители первой, третьей и четвертой групп попарно не имеют достоверных различий по данному признаку. Для представителей третьей группы крови более характерна проницательность и расчетливость, активность, повышенное настроение, менее характерно РИ, чем для представителей всех других групп, в то время как представители первой, второй и четвертой групп попарно не имеют достоверных различий по данным признакам. Для представителей четвертой группы крови менее характерна личностная тревожность, покорно-застенчивый и зависимый типы реального поведения, сотрудничающий тип идеального поведения, абстрактный интеллект, более характерны независимо-доминирующий тип реального поведения и интернальность в области достижений, чем для представителей всех других групп, в то время как представители первой, второй и четвертой групп попарно не имеют достоверных различий по данным признакам. Для представителей первой группы крови отличительных черт выявлено не было.

По результатам изучения факторных структур интегральной индивидуальности у представителей различных групп крови можно выделить следующие закономерности:


  • свойства нервной системы и свойства темперамента определяются разными детерминантами (т.к. попадают в разные факторы) у представителей всех групп крови;

  • сила процесса возбуждения и торможения взаимосвязана и определяется одной причиной (попадают в один фактор) у людей, имеющих 1, 3 и 4 группы крови, а у людей, имеющих 2 группу крови, являются независимыми и определяются разными причинами;

  • индивидуальные психические и социально-психологические свойства оказываются взаимосвязанными со свойствами нервной системы и не взаимосвязанными со свойствами темперамента у представителей 1, 2 и 3 групп крови. У людей, имеющих 4ю группу крови, индивидуальные психические и социально-психологические свойства оказались взаимосвязанными как со свойствами нервной системы, так и со свойствами темперамента.

На основании вышеизложенного материала можно сделать следующие основные общие выводы:

  1. Люди, имеющие разную группу крови, достоверно различаются по некоторым психологическим свойствам

  2. Группа крови оказывается взаимосвязанной со структурой интегральной индивидуальности и, следовательно, может рассматриваться как опосредующее звено в связях разноуровневых свойств

  3. Факторные структуры интегральной индивидуальности представителей различных групп крови включают как общие для всех людей, так и индивидуальные для представителей различных групп крови факторы.


тРансформация идентичности студентов в условиях социальных изменений

Румянцева Т.В.

Ярославская государственная медицинская академия,

Ярославль


Современные условия быстрых социальных изменений предъявляют особые требования к личности будущего специалиста. Выдвигают задачу развития профессионального и личностного самоопределения, повышения эмоциональной устойчивости по отношению к многочисленным стрессовым ситуациям, которыми насыщена профессиональная деятельность, повышения социально – психологической адаптированности, самостоятельности. Это делает необходимым поддержание и формирование позитивной идентичности у студентов в процессе обучения в вузе, что невозможно осуществить без предварительного исследования особенностей ее трансформации.

В современной отечественной и зарубежной психологии проблема идентичности широко представлена, прежде всего, как один из ключевых моментов психологии социального познания (Г.М. Андреева, Е.П. Белинская, А. Тэшфел, Дж. Тернер, Д. Абрамс, М. Хогг, М. Аугастинос, И. Уолкер, Н. Эллемерс, Р. Браун, П. Оакс и др.), этнической, кросс- культурной психологии и социальной психологии этнического взаимодействия (Н.М. Лебедева, Ю.П. Платонов, З.В. Сикевич, Г.У. Солдатова, Т.Г. Стефаненко, В.А. Тишков, В.Ю Хотинец), возрастной психологии (И.А. Снежкова, Х. Родригес-Томе, Дж.А.Марсия).

Значимость обращения к проблеме идентичности определяется тем, какое место в общей структуре личности отводится этому феномену исследователями. Многие авторы подчеркивают, что идентичность является одним из факторов, образующих психологическую основу сознательного поведения (В.С.Агеев, Г.М.Андреева, Е.П.Белинская, Н.М.Лебедева, Н.Л. Иванова, В.Н.Павленко, П.Дж.Оукс, Г.У.Солдатова, Дж.С.Тернер, Л.Б.Штейнер, С.А. Хеслем, В.Ю. Хотинец, Э.Эриксон, D.Abrams, M.Hogg, H.Tajfel). Неслучайно, достижение гармоничного состояния внутреннего мира предполагает наличие у человека способности ответить на три вопроса, характеризующих его идентичность и самоопределение: «Кто я?», «Какой я?», «Что и как я делаю?».

Нарастающий интерес ученых к процессу трансформации идентификации определяется сложностью и противоречивостью данного феномена. Его ролью для социально – психологической адаптации личности в меняющихся социальных условиях, связью с явлением кризиса идентичности.

Несмотря на обширный круг работ, посвященных исследованию различных сторон феномена идентичности, малоизученными остаются многие вопросы, касающиеся особенностей трансформации идентичности в условиях социальной стабильности – нестабильности, а именно, изменение структуры идентичности, различий трансформации идентичности в зависимости от половой дифференциации. Недостаточно раскрыты эмпирические критерии кризиса идентичности, связи между идентификационными характеристиками и личностными параметрами в меняющихся социальных условиях. Остается малоизученным и психолингвистический аспект трансформации идентичности.

В нашем докладе будут представлены результаты исследования, которое было проведено на студентах медиках в 1992 – 2004 годах и состояло из двух основных этапов. Экспериментальной базой исследования выступила Ярославская государственная медицинская академия. Объем выборки составил 297 человек.

Цель данного исследования была направлена на изучение особенностей трансформации идентичности студентов медицинского вуза в меняющихся социальных условиях.

Основные методы исследования включали в себя методы письменного опроса: методика "Двадцать утверждений" (M. Kuhn, T. McPartland), личностный опросник Р.Кеттелла – 16 PF, тест «М.I.М» (Ж.Hьюттен - Д.Ленс). Также проводился количественный и качественный анализ полученных данных посредством интерпретационных методов: экспертная оценка; метод изучения продуктов деятельности (контент – анализ); методы математической статистики (однофакторный и многофакторный дисперсионные анализы, ранговый коэффициент корреляции Спирмена, критерий Манна-Уитни и др.).

Результаты исследования показали следующее:

1. Изменения в обществе влияют на происходящую трансформацию идентичности студентов медицинского вуза. Идентичность является целостным образованием, имеющим сложную психологическую структуру, которая, будучи достаточно стабильной, реагирует на индивидуальном уровне на изменения социальной среды.

2. Структура идентичности студентов медицинского вуза содержит взаимосвязь таких компонентов как «Социальное Я», «Перспективное Я», «Деятельное Я», «Материальное Я», «Физическое Я», «Коммуникативное Я», «Рефлексивное Я», «Проблемное Я» и «Ситуативное Я». Наибольшую информативность и значимость для раскрытия особенностей идентичности в меняющихся социальных условиях имеют показатели социального, перспективного и деятельного компонентов идентичности.

3. Мера выраженности отдельных показателей идентичности устойчиво связана с личностными чертами. Социальный и перспективный компоненты идентичности являются более интегративными и сложными по своему содержанию образованиями в структуре идентичности: они связаны со всеми тремя блоками личностных факторов: интеллектуальным, эмоционально – волевым и коммуникативным.

Трансформация идентичности зависит от особенностей социальной ситуации в обществе и проявляется в изменении выраженности показателей идентичности следующим образом:


  • в нестабильный период снижается уровень дифференцированности, осознанности идентичности; уменьшается выраженность деятельного, перспективного, материального компонентов, увеличивается выраженность глобального, мировоззренческого показателей идентичности;

  • в стабильной период повышается уровень дифференцированности, осознанности идентичности; увеличивается выраженность деятельного, перспективного, материального компонентов и показателей групповой, семейной идентичности.

4. Психолингвистическими показателями идентичности являются лингвистические типы идентичности (констатирующий, описательный, констатирующе – описательный, действенный, гармоничный, действенно-перспективный, действенно-эмоциональный) и валентность идентичности (негативная, нейтральная, позитивная, завышенная). Трансформация идентичности в условиях социальной стабильности – нестабильности сопровождается изменениями психолингвистических показателей и их связей с личностными особенностями.

5. В периоды социальной стабильности и нестабильности показатели идентичности по – разному связаны с личностными характеристиками:

- ведущими личностными детерминантами кризиса идентичности в период социальной нестабильности являются эмоциональная неустойчивость, тревожность, низкий самоконтроль, неуверенность в себе, снижение гибкости; направленность мотивации на получение знаний, информации, осмысление экзистенциальных проблем;

- преодоление кризиса идентичности в период социальной стабильности связано с ростом эмоциональной устойчивости, повышением уровня самоконтроля и уверенности в себе, ростом общительности, ориентацией на свой внутренний мир, повышением социальной компетенции, а также направленностью мотивации на активность, деятельность, отдых, досуг.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   39


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница