Раиса Яковлевна Г0лант



страница1/106
Дата10.12.2019
Размер4.12 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   106

Раиса Яковлевна Г0ЛАНТ

Отмечая 30-летний юбилей одного из крупнейших советских психиатров, мы считаем необходимым в общих чертах обрисо­вать путь, пройденный Раисой Яковлевной. Важно и интересно проследить, как создавалось то направление в советской пси­хиатрии, которое на протяжении многих лет так успешно воз­главляет Р. Я- Гол ант.

Научная деятельность проф. Раисы Яковлевны Гол ант нача­лась на студенческой скамье работами по физиологии, главным образом невромышечной физиологии. Начав по окончании меди­цинского факультета работать под руководством Владимира Михайловича Бехтерева в клинике нервных и душевных _ "**v.болезней Военно-медицинской академии, Раиса Яковлевна про-^должала электромиографические и электрокардиографические исследования, пользуясь также и невропсихиатрическими слу- чаями. В это же время Раиса Яковлевна стала работать и в области невропатологии. К числу ее невропатологических работ относится также и диссертация, защищенная для соискания сте­пени доктора медицины в 1913 г. на тему „О неподвижности позвоночника". Знакомство с физиологическим экспериментом и с клиникой нервных болезней, несомненно, отразилось на всей дальнейшей научной деятельности Раисы Яковлевны в обла­сти психиатрии.

Научная деятельность Раисы Яковлевны в области душевных болезней началась с 1919 г. Возглавив в 1928-1929 г. после смерти В. М. Бехтерева, старшим ассистентом которого она была в течение ряда лет, кафедру психиатрии II Ленинградского медицинского института, Раиса Яковлевна создала вокруг себя и воспитала коллектив научных работников, с которым и развер­нула широко научно-исследовательскую работу.

Основные задачи, которые Раиса Яковлевна поставила
перед собой, были задачи клинические — улучшение, уточнение,
совершенствование диагностики, терапии и профилактики душев­
ных болезней. Эти практические задачи были в научной работе
Раисы Яковлевны тесно увязаны с теоретическими проблемами—патофизиологическими, психопатологическими, патологоанатомиче-
скими и биохимическими вопросами. Изложение по отдельным
проблемам даст возможность лучше выявить сущность и содержа-
ние всей этой многосторонней деятельности.


Часть проблем, которыми занималась Раиса Яковлевна в своей клинике, представляет собой приложение путей к разре­шению психиатрических задач, разработку методов, либо введен­ных ею впервые в психиатрическую клинику, либо усовершен­ствованных, углубленных, проверенных в ее клинике. К этим проблемам относится изучение вегетативной иннервации поперечно­полосатой мускулатуры. Раиса Яковлевна показала значение симпатической иннервации для гальванической возбудимости невромышечного аппарата. Она нашла показатель, характеризую­щий симпатический тонус. Раиса Яковлевна обнаружила измене­ния этого показателя от воздействия различных фармакологиче­ских средств, влияющих на вегетативную нервную систему. Она же нашла изменения этого показателя в ряде нервных и душев­ных болезней.

При помощи этого показателя, а также других методов (напри­мер введенной в психиатрическую клинику гипервентиляции и др.) Раиса Яковлевна выявила картину и разработала симпто­матику вегетативной асимметрии, которая подчас является (например в некоторых случаях травм головного мозга) един­ственным неврологическим синдромом, доказывающим органиче­скую природу заболевания.

В клинике Раисы Яковлевны впервые введено в систему пси­хиатрического исследования изучение состояния вегетативных центров головного мозга.

Это помогло установить органическую, именно диэнцефаличе-скую, .природу некоторых душевных заболеваний и выделить периодический психоз как отдельную форму с определенной симптоматикой, течением и локализацией.

Огромное внимание было уделено клиникой Раисы Яковлевны изучению изменений в спинномозговой жидкости при душевных болезнях. Была уточнена ликворная диагностика прогрессивного паралича,—после проверки всех.. предложенных реакций и изу­чения их в различных стадиях заболевания, в том числе и в преклинической.

Изучение ликвора в динамическом разрезе дает возможность устанавливать наличие заболевания до появления клинических сим­птомов и изменения в течении заболевания до проявления их в кли­нической картине, в связи с чем предпринимать заблаговременно соответствующие терапевтические мероприятия. Поэтому лечение прогрессивного паралича Раиса Яковлевна проводила нередко и в преклинической стадии. Ранние сроки лечения обеспечивают, как известно, хорошие результаты. На анализе изменений ликвора с динамической точки зрения базируется также оценка степени его санации. Детально ликвор был изучен также при психозах на почве сифилиса мозга. Раиса Яковлевна впервые нашла изме­нения ликвора при шизофрении (положительную реакцию Ланге), что имело особое значение в эпоху почти исключительно психо­логической диагностики шизофрении. Встреченное сначала с не­доверием, это исследование при проверке было подтверждено на Западе школой Плаута.

Клиника Раисы Яковлевны первая в Союзе основательно занялась изучением гемато-энцефалического барьера при душев­ных болезнях по Вальтер-Гауптману и при помощи гемолизино-вой реакции в крови и ликворе и нашла проходимость барьера не только в активных стадиях прогрессивного паралича, но и в актив­ных стадиях шизофрении повышенной, а в дефектных стадиях того и другого заболевания — пониженной или возвратившейся к норме. Такими же оказались изменения барьера при интоксика­циях—алкоголизме, морфинизме, промышленных отравлениях. Практическое значение определения таким путем стадии заболе­вания не нуждается в разъяснениях.

В последнее время в клинике был исследован феномен Селькова в крови и ликворе душевнобольных. Повидимому, он в будущем получит значение для дифференциальной диагностики некоторых душевных заболеваний.

Раисой Яковлевной одной из первых была введена энцефало­графия в психиатрическую диагностику. Наличие органического поражения головного мозга, размеры изменений, локализация их, течение процесса и, на основании его, прогноз заболевания в боль­шом ряде случаев определяется среди других и этим методбм. Диа­гностические пределы этого метода еще далеко не достигнуты, и клиника Раисы Яковлевны продолжает дальнейшие изыскания в этом направлении.

В последнее время в клинике изучаются тонкие изменения чувствительности и двигательная, чувствительная и сенсорная хронаксия у душевнобольных. Так как изменения чувствитель­ности и хронаксии являются весьма тонкими реагентами при органических поражениях головного мозга, то результаты этих исследований помогли доказать существование органических изменений в случаях, которые с первого взгляда импонировали как „функциональные". Эта методика открывает также крайне интересные перспективы в смысле отграничения двух больших нозологических единиц—шизофрении и маниакально-депрессив­ного психоза. Ряд данных в этом направлении уже имеется, о них речь будет впереди.

Не довольствуясь феноменологическим направлением в психо­патологии, Раиса Яковлевна со своим коллективом много пора­ботала над установлением целесообразного психопатологического эксперимента, отвечающего клиническим задачам. Отвергнув так называемую „тестовую" методику, клиника Раисы Яковлевны стремилась создать, с одной стороны, естественный эксперимент, с другой — эксперимент, отвечающий специальной задаче для каждого конкретного случая. При помощи психопатологиче­ского эксперимента клинике удалось произвести ряд психо­патологических анализов психотических картин, открыть новые синдромы, выявить психопатологические механизмы новых и известных уже синдромов. Сюда относятся, например, психо­патологические анализы общих и частичных расстройств памяти у взрослых и детей, синдромов болезни Альцгеймера, Пика и еще одного выявленного Раисой Яковлевной прогрессирующего

/■ -■'

процесса в коре головного мозга, нового афатического синдрома, некоторых оптически-агностических и других корковых синдромов. Психопатологический эксперимент был использован при анализе делириозных состояний и корсаковского синдрома, установления психологической близости между ними, анализе ряда подкорковых синдромов и т. д.

Психопатологический эксперимент был также применен к изу- чению активных и дефектных стадии прогрессивного паралича и шизофрении, и много дал для проникновения в сущность психо-. патологических механизмов обеих стадий, в особенности прогрес­сивного паралича. При маниакально-депрессивном психозе он показал, насколько «недостаточны одни лишь феноменологические методы анализа, и обнаружил сущность патологических механиз­мов в ином, совершенно неожиданном, аспекте.

Кроме перечисленных, клиника Раисы Яковлевны применяла .и разрабатывала также и другие диагностические методы. Дан­ный очерк, однако, очень увеличился бы в объеме, если бы была предпринята попытка включить в него описание всей тема­тики работ клиники Раисы Яковлевны по диагностическим мето­дам в психиатрии.

Клиника Раисы Яковлевны много трудилась и продолжает работать над вопросами терапии. Р. Я. ввела целый ряд новых методов лечения душевнобольных: предложенный проф. Рат-нером метод рентгенотерапии области турецкого седла, лече­ние УКВ, лечение бактериофагическим лизатом; она в числе первых в Союзе ввела и уточнила малярийный, возвратнотифозный и другие пирогенные способы лечения прогрессивного паралича (количество наблюдений—800 случаев) и других душев­ных болезнен, использовала ангиотрофиа, различные опотерапеп-тические методы для лечения душевнобольных; она также ши­роко применила Са-терапшо и внутривенное введение глюкозы, инсулиновую терапию и лечение инсулиновыми токами, судорож­ную терапию, различные формы серной терапии, витаминную терапию и т. д.

Придавая главное значение в работе клинициста наблюдению у постели больного, дополняя его психопатологическим экспери­ментом, тщательным неврологическим исследованием, рентгено­диагностикой, биохимическими исследованиями, патологической анатомией, Раиса Яковлевна и ее коллектив выявили, уточнили и проанализировали ряд симптомов и синдромов, открыли новые болезненные формы. В большинстве случаев здесь дело идет о психических нарушениях, связанных с очаговыми или более диффузными поражениями головного мозга, локализация и харак­тер которых изучались также на патологоанатомическом и пато-гистологическом материале. Перечислим лишь некоторые из них.

Были найдены и изучены, например, симптом галлюцинаций речевых движений языка, психосенсорный симптом прилипания, насильственные состояния, своеобразный неспаянный с личностью бред, оптико-вестибулярные нарушения, защитный рефлекс ушной раковины, синдром фазного течения и др. при эпидемическоцефалите. Все эти симптомы продвинули вперед диагностику эпидемического энцефалита, а также приблизили нас к понима­нию сущности психотической картины при этом заболевании.

Раиса Яковлевна с сотрудниками выявила, проанализировала и отчасти изучила локализацию редких агностических расстройств. Сюда относится оптическая агнозия с потерей оптических пред­ставлении, оптическая агнозия глубины, доказательство локализа­ции поражения в мозолистом теле при левосторонней тактильной агнозии и др.

Раисой Яковлевной был описан ряд синдромов, наблюдаемых при прогрессирующих атрофических процессах в коре головного мозга, как, например, синдром, расстройства памяти с потерей пред­ставлений о конкретных предметах и ситуациях и с. нарушением внутренней речи" при поражении коры левой теменной доли и синдром утраты двигательной компоненты восприятий я пред­ставлений при двустороннем поражении задних отделов коры теменных долей. Синдромы эти детально проанализированы на психологических экспериментах; локализация подтверждена паго-логоанатомически. К числу амнестических синдромов, описанных Р. Я. относится псевдокорсаковский синдром с ретроградной амнезией, распространяющейся па все прошлое, амнестический синдром у детей и др.

Среди корковых синдромов, описанных в клинике Р. Я надо обратить внимание па теменной, синдром агнозии личного имени. Р.Я. описан ряд синдромов, повидимому, связанных с пора­жением в области связей зрительного бугра. За это говорят специфичные для зрительного бугра особенности сенсорных, вос­приятий и. характер переживаний, расстройства чувствительности и др. К этим картинам относится синдром чувства невесомости, синдром отрицания и отчуждения слуховых восприятий и свое­образный синдром расстройства схемы тела в особых состояниях, с автоматической речью и другими симптомами, не поддающимися краткому описанию. Этот последний синдром наблюдался учениками Р. Я и при психозах у детей. Локализация этой группы синдромов пока только предположительная, так как сек­ционного материала не имеется. Этиология: нередко—инфекция, может быть, иногда, и травма.

Из других синдромов, описанных клиникой, упомянем еще синдром алалии-хореи в детском возрасте, синдром пальцевой агнозии в детском возрасте и др.

Из новых клинических форм, описанных и разработанных в клинике Р. Я. надо обратить внимание на периодический психоз, который пришлось отдифференцировать от эпилептиче­ского психоза, с одной стороны, и от маниакально-депрессивного психоза-с другой. Дело идет о кратковременных приступах, своеобразного психического нарушения, которое должно быть отнесено к группе расстройств сознания. Приступы эти сопровождаются рядом соматических симптомов, с несомненностью говорящих за диэнцефалическую природу заболевания; за это же говорят и энцефалографические данные и возможность воздействия на них Х-облучепием области турецкого седла.

Сотрудниками Р. Я. проанализирован психопатологический синдром при болезни Морганъи-Мореля.

Перейдем к новым данным, добытым Р. Я. и коллективом ее сотрудников в области известных уже клинических форм.



Исследованием прогрессивных паралитиков клинически, ликво-рологически, психопатологически, а также на основании результа­тов терапии установлены данные для ранней диагностики паралича, именно в преклинической стадии; для дифференцирования актив­ной от дефектной стадии (кроме клинических, данные психоло­гического эксперимента и изменений в спинномозговой жидкости); для ранней диагностики рецидивов, для диспансеризации прогрес­сивных паралитиков. Установлены новые методы лечения--бактериофагическим лизатом и возвратным тифом—от туркестан­ских клещей. Выяснена сущность осложнении пирогенной терапии в форме параноидно-галлюцинаторного синдрома; намечены меры

предупреждения его.



Р. Я. создана была систематика психозов на почве сифилиса головного мозга. Показана была сущность эпилептической формы сифилиса мозга в отличие от сифилиса мозга, только сопрово­ждающегося эпилептическими припадками. Клиникой было пока­зано, что комбинация специфической терапии с методами пирогенными (впрыскиваниями молока, коллоидной серы, бактериофагического лизата) является наиболее эффективной в борьбе с психозами па почве сифилиса мозга.

При шизофрении удалось показать, как мы видели, измене­ния ликвора, изменении гематоэнцефалического барьера; уста­новить некоторые реакции в крови и ликворе, имеющие значе­ние при дифференциальной диагностике; установить и проанализировать неописанный вид бреда; изучить ремиттирующую форму шизофрении; проанализировать начальные делириеподобные ста­дии, начальные неврозоподобные состояния при шизофрении; установить, пользуясь также психопатологическим эксперимен­том и тщательным изучением ликвора, активную и дефектную стадии шизофрении.

Интересуясь психопатологией шизофрении и шизофрениче­ских, высказываний, Р. Я., однако, серьезно боролась за то чтобы не обосновывать диагностику шизофрении одними пси­хологическими данными и чтобы разграничить психопатологию шизофрении от психологии так называемых шизоидов, в противоположность многим авторам, которые стремились стереть эти грани. Р. Я. этим содействовала сужению непомерно расшири­вшихся границ шизофрении. Той же цели Р. Я. достигла выя­влением и обоснованием ряда органических синдромов, которые до того принимались за шизофренические.

Клиника Р. Я. поработала также и в области терапии шизоф­рении, введя для лечения бактериофагический лизат, сделав ряд исследований в области терапии инсулиновыми шоками-изучив значение второй адреналовой фазы для терапевтического эффекта, сделав цепные психопатологические наблюдения при лечении шизофрении, изучив токсичность крови и ликвора в различных стадиях инсулинового лечения и др. Тщательно проверен был и ряд других методов лечения шизофрении. В детском отделении была изучена болезнь Геллера и получены некоторые новые данные. В области маниакально-депрессивного психоза Р. Я. вместе с сотрудниками также была проведена и продолжает развертываться большая работа. Эксперимент, с одной стороны, изучение некоторых картин, уклоняющихся от классических, с другой стороны, приблизили клинику к пониманию механизмов, лежащих в основе маниакально-депрессивного синдрома. Иссле­дование вегетативных симптомов, обмена, биохимические наблю­дения, исследования чувствительности, энцефалография, наличие атипических картин, в особенности онейроидных состояний, открытие органических синдромов очагового характера, сопровож дающихся тяжелым угнетением, показали, что почти неуловимая гpaница отделяет некоторые виды маниакально-депрессивного психоза от психотических картин па почве более или менее тон­ких, но ясных диэнцефалических. нарушений. Особенно обиль­ные данные в этом отношении получены при психозах у детей. Удалось также показать, что больные с психозами, несомненно диэнцефалического происхождения, нередко бывают наслед­ственно отягощены маниакально-депрессивным психозом. Какие это открывает перспективы для понимания и отграничения маниа­кально-депрессивного психоза—ясно без дальнейших объяснений. Клиника ввела предложенную Ратнером рентгенотерапию маниакально-депрессивного психоза и добилась купирования де­прессии в З5% случаев. Далее ею была применена пирогенная терапия тифозной дивакциной с благоприятным результатом. Кроме того, можно было бы перечислить ряд симптоматических способов лечения маниакально-депрессивного психоза, частично впервые введенных клиникой Р. Я., но результаты воздействия которых не подверглись пока научной обработке.

Из проблем эпилепсии Р. Я. и ее сотрудники подвергли изучению вопрос соотношения генуинной и симптоматической эпи-лепсии, вопрос классификации эпилепсии, различные симптомы интерпароксизмальных состояний, например олигофазию, расстройства памяти, гемато-энцефалический барьер при эпилепсии и др. Детальное изучение травматической и сифилитической эпи­лепсии показало, что наряду со случаями, где припадок является только сопровождающим эпизодом какой-нибудь четкой невро­логической или психотической картины, исчезающим при исчез­новении основной картины, имеются другие случаи, где на фоне ничтожных или часто исчезающих неврологических симптомов постепенно развивается как будто эмансипировавшаяся от основного заболевания эпилепсия, которая в дальнейшем течении ни-чем не отличается от так называемой генуинной эпилепсии. Особенно часто этот тип течения мы наблюдаем у молодых индиви-дуумов и у детей. Эти данные стирают грань между некоторыми формами симптоматической эпилепсии и генуинной эпилепсией.


Существующие классификации эпилепсии, которые базирова­лись либо на этиологическом принципе, либо на особенностях пароксизмов, оказались совершенно оторванными от практиче­ских требований, так как на этих классификациях нельзя было базировать ни прогноза, ни терапии.

Клиника Раисы Яковлевны сделала попытку построить клас­сификацию, руководствуясь, главным образом, особенностями интерпароксизмальных состояний. Этот принцип оказался, по-видимому, правильным, так как и прогноз, и терапия, и даже самые пароксизмы в каждой из двух выявленных групп оказа­лись более или менее одинаковыми.

Р. Я. и ее сотрудники в течение последних лет много зани­мались изучением психозов на почве травматических поражений головного мозга. Особенно много Р. Я. поработала над поздними последствиями травм головного мозга. Пользуясь разнообразными вышеупомянутыми методами, Р. Я. не только выявила ряд новых форм, как периодические психозы, как псевдокорсаковская кар­тина, хронический делирий, прогрессирующая деменция, картины очаговых поражений, например агнозия глубинного зрения, и некоторые до Р. Я. еще не описанные формы после травмы, но ей удалось также систематизировать картины травматических психозов. Клиника Р. Я. одна из первых выявила также орга- ническую природу так называемого „травматического невроза". На травмах головного мозга, так же как и при других поражениях, Р. Я. удалось показать нередко наблюдающееся прогрессирование вызванного экзогенным фактором патологического процесса также и по прекращении его действия. При этом дальнейшее нарастание патологических явлений наблюдается, как показала Р. Я., внутри той системы, которая с самого начала оказалась пораженной. О наблюдениях в области травматической эпилепсии мы уже упомянули.

Наблюдения над детьми дали возможность показать, что так широко диагносцируемая олигофрения представляет в неко­торых случаях результат частичной недостаточности на почве врожденных или в раннем детстве приобретенных очаговых по­ражений головного мозга. Найденные картины оказались самыми разнообразными.

Из опухолей головного мозга клиника Раисы Яковлевны за­нималась главным образом опухолями III желудочка, разработав психопатологическую и изучив вегетативную симптоматику их. В этих случаях при помощи одного клинического наблюде­ния, без помощи эксперимента, особенно легко можно было.по-казагь психологическую близость делириозного и корсаковского синдромов.

В области клиники алкогольных психозов коллектив Р.Я. разработал ряд работ: 1) большой и детальный анализ корсаковского психоза и белой горячки, 2) содействовавшее разрешению вопроса об алкогольном псевдопараличе описание психической картины прогрессирующего слабоумия при_ алкоголизме с патологоанатомическим исследованием, за которой положено было сохранить название псевдопаралича, 3) детально изу­чена уже упоминавшаяся в литературе своеобразная картина „прерывистого нарушения психической деятельности", связанного е особой формой алкогольной интоксикации головного мозга при наличии своеобразной патологоанатомической картины. Ведя в течение нескольких лет наблюдения, над морфиниз­мом, клиника Раисы Яковлевны одна из первых ввела абортив­ный, метод лишения морфия с последующим 4 — 5-месячным сроком интернирования в лечебном заведении. Клиникой были также разработаны мероприятия, облегчающие тяжесть деморфинизации.

В области психозов на почве промышленных интоксикаций коллектив Р. Я. показал, что наряду с экзогенными типами ре­акции можно наблюдать и прогрессирующие картины расстройств памяти и слабоумия несмотря на прекращение действия вредо­носного фактора, что соответствует данным, наблюдаемым при травмах мозга и при алкоголизме.

Мы уже упоминали о ряде симптомов и синдромов эпидеми­ческого энцефалита, описанных Р. Я. и ее учениками. Все кар­тины эпидемического энцефалита удается сейчас систематизиро­вать, выявить те общие для всех форм особенности, которые объединяют их в одно целое. Наблюдения над детьми показали но­вые разнообразные формы течения эпидемического энцефалита. Уже в течение нескольких лет коллектив Р. Я. работает над гипертоническими психозами. Выявлены характерные картины, имеющие свои специфические особенности, намечается диф­ференциальная диагностика от артериосклероза. Намечаются патофизиологические и психопатологические механизмы этих картин, а также способы лечения. Практическая важность и теоретическое значение этих работ не нуждаются в разъяснении. В отношении психозов позднего возраста в клинике было подвергнуто сомнению существование так называемых пресениль-ных бредовых психозов и было указано на их частично-шизо-френический, частично-склеротический (resp. сенильный) генез.. Р. Я. и ее коллектив работали над изучением болезней Альц-геймера, Пика и еще одной до сих пор неописанной формы про­грессирующего атрофического процесса в коре головного мозга. На основе этих наблюдений Р. Я. и сотрудники описали новые синдромы при этих заболеваниях, проанализировали сущность их, получили интересные патологоанатомические находки. Ма­териал Р. Я. по болезни Альцгеймера является одним из самых больших в мировой литературе.

Изучая различные вопросы внутри определенных нозологи- ческих единиц, или выявляя новые формы, еще не описанные, Р.Я. пользовалась, между прочим, следующим методом. Изучался какой-нибудь широкий синдром с вариантами, устанавливалось, при каких нозологических единицах он наблюдаетсяг с какими симптомами он комбинируется и т. д. Так были изучены рас- стройства памяти, поздний бредовой синдром, депрессия в позднем возрасте, расстройства менструации у душевнобольных.

Целый ряд психиатрических вопросов разъяснился благодаря комбинированию клинических методов.

Р. Я. всегда занималась вопросами общественной психиатрии и профилактики душевных болезней. Работы о диспансеризации прогрессивных паралитиков, о трудовом приспособлении шизо­фреников, о трудовой терапии, стационарной, амбулаторной и в условиях сельскохозяйственных колоний, исследования по психиатрической статистике, вышедшие из клиники Р. Я., харак­теризуют эти устремления клиники.

Впервые вместе с Я. А. Ратнером Раиса Яковлевна под­няла вопрос о соматической профилактике душевных болезней, что доложено было на Международном съезде по психогигиене в Париже в 1937 г.

Раиса Яковлевна, как активная общественница, . работала и работает в различных общественных организациях: она является депутатом Ленинградского Совета Депутатов трудящихся, членом пленума Облпрофсовета, членом правления и президиума Всесоюзного О-ва невропатологов и психиатров, председателем психиатрической секции • Ленинградского О-ва невропатологов и психиатров, членом ученого совета НКЗ РСФСР. Она вела большую шефскую работу на периферии (психиатри­ческие больницы Петрозаводска, Свердловска, Пскова, Батуми).

Вопросы диалектического материализма и приложение их к научным исследованиям в психиатрии всегда глубоко интере­совали Раису Яковлевну и ее сотрудников, о чем свидетель­ствуют сами научные работы ее клиники и ряд специальных работ по этим вопросам, например работа о локализации психопатологических синдромов, о реституции нервной системы и др.

Заслугой Раисы Яковлевны является то, что она в целом ряде весьма сложных вопросов заняла методологически правильную и
прогрессивную позицию. Это выявилось в отрицательном отношении к преувеличениям наследственно-конституционологического направления, к увлечениям внешними аналогиями между „здоровым-психопатическим" и „болезненно-психотическим", в осторожном подходе к разрешению вопроса о локализации психических функций, в отрицательном отношении к данным „чистой" психо-
патологии, в правильном понимании роли физиогенного и психо
генного, соматического и -психопатологического в психиатрии.
Благодаря этому Раисе Яковлевне удалось избежать тех крайних, иногда уродливых, выводов, к которым приходили некоторые
психиатрические школы благодаря неправильному разрешений:
указанных выше теоретических проблем.

Все вышесказанное дает основание полагать, что метод ра­боты Раисы Яковлевиы, ее направление и ее методологические : позиции, с одной стороны, ее глубокий интерес к психиатрии, инициатива и энергия в развертывании научной работы, с другой стороны, обеспечат клинике дальнейшую плодотворную деятельность на пользу психиатрии, на пользу советской науке.


Каталог: media -> content
media -> Г. И. Забалуев Гиповитаминозы у животных
media -> Инструкция по медицинскому применению лекарственного средства Аноро ® Эллипта ® Торговое название
content -> Ядерный контроль: информация выпуск # 16, 2004 28 апреля 12 мая цитата номера
content -> Постановка пломб, эстетическая реставрация
content -> Инструкция по применению средства инсектицидного "Фуфанон-супер"
content -> Инструкция разработана Федеральным государственным учреждением науки научно-исследовательским институтом дезинфектологии Роспотребнадзора


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   106


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница