Раиса Яковлевна Г0лант



страница106/106
Дата10.12.2019
Размер4.12 Mb.
1   ...   98   99   100   101   102   103   104   105   106
П. Я. Японцев'

О ПАТОГЕНЕЗЕ НЕКОТОРЫХ НЕВРОЛОГИЧЕСКИХ РАС­СТРОЙСТВ ПРИ ЛЕЧЕНИИ ШИЗОФРЕНИКОВ ДЛИТЕЛЬНЫМ НАРКОТИЧЕСКИМ СНОМ, КОРАЗОЛОМ И ИНСУЛИНОМ

'Из психиатрическом клиники (зав.—проф. А. Г. Иванов-Смоленский) Виостанции им. акад. И. 11. Павлова (дир.—акад. Л. А. О р бел и)

Изучение различных соматических и психических изменений,, ; наблюдающихся у больных шизофренией в процессе терапии при ' помощи наиболее распространенных в данное время активных методов лечения (длительный наркотический сон, судорожная терапия, инсулин-шоковая терапия), поставлено очень широко, разносторонне и серьезно.

Неврологические наблюдения в этих исследованиях также имеют свое место.

Многочисленными авторами описаны различные неврологиче­ские расстройства, наблюдающиеся при этих видах терапии (М о п-nier, Sakel, Meduna, Liepmann, Angyal. Schilder и др.).

Расстройства эти очень часты и многообразны. Они касаются как пирамидной, так и экстрапирамидной деятельности, а также и таких высших форм корковой деятельности, как речь и гности­ческие функции.

Некоторые неврологические расстройства (например анизоре-флексия, стопные феномены и др.), наблюдаемые в процессе лече­ния больного одним из рассматриваемых методов, считаются обычно симптомами органического страдания нервной системы, а потому естественно предположить, что и здесь они могут являться показателями, хотя бы и ничтожных по своим размерам, но все же нарушений целости мозговой ткани. Однако, как мы увидим далее, имеется достаточно оснований для иного объясне­ния этих симптомов.

Преходящие рефлекторные расстройства и симптомы Бабин-ского находим при интоксикациях (Даркшевич, Nonne и др.) и даже во время естественного сна (Ли Мэри, Н. Клейт-м'ан, Goldflamm, А. Эп штейн и др.).

Если при интоксикациях быстрота обратного развития „орга­нической" симптоматики заставляет усомниться в подлинности ее

происхождения от повреждения мозговой ткани,—подобное пред­положение в отношении нормального, хотя бы и очень глубо­кого физиологического сна является совершенно невероятным»

Только что приведенные факты указывают на необходимость-дальнейшего изучения и разработки вопроса о'границах и взаи­моотношениях органического и функционального, деструктивного и нейродинамического.

Нашей клиникой проведен ряд исследований, посвященных

изучению этого вопроса при эпилепсии, шизофрении и др. (Иванов-Смоленский, Нарбутович, Виноградов, Поворинекий, Японцев и др.)-

При рассматриваемых нами видах терапии возможности иссле­дований в этом направлении значительно расширяются.

При лечении длительным наркотическим сном при помощи смеси Клоэтта нами уже описаны различные неврологические рас­стройства.

Во время наркотического сна наблюдается: снижение или от­сутствие зрачковых реакций, угасание кожных рефлексов и ре» флексов со слизистых оболочек, понижение рефлекторной возбу­димости до полного исчезновения сухожильных рефлексов, анизо-рефлексия, нарушения мышечного тонуса, появление симптома Бабинского и стопного клонуса.

В периоде пробуждения на первый план выступают: 1. Различные нарушения статики и статокинетики:

а) неуверенность и атактичность движений и, в частности,

походки;


б) аномалии позы: больной, например, принимает положе­
ние „на четвереньках1'.

2* Нарушения речевой деятельности:



а) дизартрия, неясность речи;

б) скандированная речь;

в) афазия по типу амнестической;

г) персеверация и эхолалия.

3, Агностические расстройства: больной в течение некоторого времени не узнает, например, хорошо ему известных лиц.



Наши наблюдения частично подтверждаются указаниями на те или иные отдельные симптомы, отмечавшиеся некоторыми авто­рами (Monnier, Гиляровский, Серейс'кий).

При тщательном изучении больных и исследовании их изо дня в день и по нескольку раз в сутки, у каждого спящего нарко­тическим сном больного можно найти значительные колебания в его неврологическом статусе и обнаружить, что выраженность сухожильных рефлексов на протяжении сн% у него вариирует от полного отсутствия их до резкого повышения. По временам наблюдается анизорефлексия, то появляется, то исчезает одно- или двусторонний симптом Бабинского, иногда с феноменом веера,, а в отдельных случаях—и стопный клонус. При исследовании мышечного тонуса также можно установить крайнюю его' ла-
бильность. Обследуя больного через 1—2 часа (иногда через 10—20 минут), мы уже не находим у него прежней симптома­тики, а обнаруживаем новые феномены, .

Изменения, наблюдаемые в периоде пробуждения, несколько-менее вариабильны, исчезают постепенно на протяжении 1—2—3-дней, и впоследствии нельзя бывает обнаружить у больных ни­каких следов хотя бы одного из них.

Отнести эти явления за счет шизофренического деструктив­ного процесса не представляется возможным, так как до сонной терапии этих симптомов у больных не наблюдается;,в тех же случаях, где единичные из.этих симптомов имелись и до нар­коза,—они, колеблясь во время сна, в конечном счете остаются;, стабильными и выраженными в той же мере по окончании ле­чения,

Крайняя лабильность симптомов, появляющихся, исчезающих: и комбинирующихся в различных сочетаниях на коротких отрез­ках времени, их быстрая обратимость, а также то обстоятельство*. что после сонной терапии у больных не остается каких-либо при­знаков, могущих свидетельствовать об органическом поражении, нервной системы^-—заставляют нас думать, что мы имеем здесь дело лишь с кратковременным и легко обратимым нарушением функций нервной системы вследствие действия на нее наркоти­ческой смеси.

При судорожной терапии с помощью коразола, помимо эпи-лептиформных припадков, приходится также наблюдать ряд невро­логических расстройств, обычно возникающих вслед за припад­ком и существующих в среднем на протяжении 15 минут, а не­редко и значительно меньше.

Ряд из них был отмечен и описан различными авторами* (Mediina, Angyal ttnd Gyarfas, Schilder и др.),1

Мы лишь укажем, что здесь также можно видеть нарушения мышечного тонуса, наличие симптома Бабинского, очень часто-стопный клонус» Пателлярные рефлексы, утраченные во время припадка, иногда проходят через стадию анизорефлексии, восста­навливаются с большей или меньшей постепенностью, но всегда; в очень короткий срок, исчисляемый минутами.

После припадка наблюдаются и примитивные рефлексы (хобот­ковый, сосательный, хватательный).

На фоне оглушения после припадка можно бывает иногда отметить и расстройства агностические и афатические.

Наиболее интересным явлением при этом следует считать, как: и при терапии длительным наркотическим сном, крайнюю нестой­кость симптомов» Так, например, появляющийся через 3—5 минут по окончании припадка клонус может быть выражен в течение короткого времени (1—2—3 минуты, иногда лишь несколько секунд) на одной стопе, затем он исчезает, чтобы через 1—2 минуты

,

вновь появиться на той же стопе, или на другой, или даже сде­латься двусторонним. Симптом Бабинского, также часто наблю­даемый (хотя и несколько реже, чем стопный клонус), отличается такой же лабильностью: то он появляется на несколько минут справа или слева, то становится двусторонним.



Опять-таки крайняя подвижность, нестойкость симптомов, от­сутствие их до припадка, а также быстрое и полное их исчезно­вение после него говорят за то, что эти неврологические рас­стройства нельзя поставить в связь с нарушением целости мозго­вой ткани, с органическим повреждением нервной системы.

В гипогликемических состояниях при инсулиновой терапии, как в прекоматозном, так и в коматозном периодах, неврологи­ческие расстройства весьма многообразны. Картина этих рас­стройств описана многими авторами (Sake!, Bersot, Fros tig, Liepmann, Bi chow ski, Иванов-Смоленский, Ванер-ге йм-Ма г р а ч е в а и др.). Остановимся вкратце на этой кар­тине.

В прекоматозном периоде движения больных часто бывают не совсем точными, атактическими, а речь несколько дизартрич-ной. В ряде случаев в это время из гримасничания ясно выкри­сталлизовываются оральные гиперкинезы или миоклонические подергивания лицевой мускулатуры. Вслед за гиперкинезами лица часто появляются клонические подергивания и тонические судороги в верхних конечностях, значительно реже — в нижних. В некоторых случаях гиперкинезы верхних конечностей носят характер хореоатетотический. В прекоматозном же периоде обычно можно наблюдать и ряд примитивных рефлексов: хватательный, сосательный, хоботковый.

В коматозном периоде у больных на фоне пониженного мы­шечного тонуса можно обнаружить и понижение или отсутствие кожных и сухожильных рефлексов. Довольно часто приходится наблюдать анизорефлексию и симптом Бабинского, иногда выра­женный лишь с одной стороны.

Вся эта симптоматика тоже крайне лабильна. Отдельные фе­номены то появляются, то исчезают, группируясь в разнообраз­ных сочетаниях. Существенно, что внутр авенное введение глю­козы, прерывая кому или прекоматозное состояние, почти мгно­венно и полностью снимает только что имевшиеся массивные неврологические расстройства.

Отсутствие этих расстройств до гипогликемии, их нестойкость, изменчивость и невозможность их обнаружить после выхода из гипогликемического состояния дают нам полное право не считать их следствием органического повреждения нервной системы, след­ствием анатомических нарушений целости ее.

Как уже подчеркивалось, неврологические расстройства при всех описываемых видах терапии обладают следующими чертами: 1) они крайне подвижны, изменчивы, 2) быстро (иногда на про­тяжении нескольких секунд) обратимы, 3) следа их нельзя обна­ружить по миновании действия на организм средства, применяе­мого для терапии.

К этим чертам при лечении инсулином присоединяется еще одно обстоятельство, имеющее, по- нашему мнению, решающее значение,—это возможность ликвидации симптомов гипогликемия -путем соответствующего вмешательства, в результате чего больной приходит в обычное, постоянно свойственное ему, со­стояние, что, конечно, было бы немыслимо, если бы неврологи­ческие расстройства стояли в связи с нарушением целости мозго­вой ткани.

Имея в виду все ранее здесь сказанное, следует полагать, что многие неврологические симптомы, считающиеся симптомами органического страдания нервной системы, могут быть обусло­влены, при известных обстоятельствах, лишь массивными динами­ческими сдвигами в центральной нервной системе, изменениями в движении и ' взаимодействии нервных процессов. Механизмы действия наркотической смеси Клоэтта, инсулина и кора-зола, повидимому, различны, но все эти вещества, будучи введенными в организм' и действуя на нервную систему, вызывают в ней резкие нарушения в течении процессов возбуждения и тормо­жения, в основном определяющих функциональную ее дея­тельность.

В работах нашей клиники уже освещены патонейрофизиологи-ческие механизмы, действующие при том или ином виде терапии (3 ель гейм и Японцев, Поворинский и Японцев).

На отдельных конкретных случаях можно было бы попытаться дать более или менее детально анализ путей движения в нервной системе процессов возбуждения и торможения. Однако это не является задачей данной работы, и мы вынуждены будем огра­ничиться лишь самыми общими формулировками..

Несомненно, что при введении в организм больших доз . нар­котических, коразола и инсулина нарушаются обычные взаимо­отношения между пирамидной и экстрапирамидной системами, между корой и подкорковыми областями, а также—между раз­личными подкорковыми механизмами. Можно предполагать также и нарушение течения нейродинамических процессов в спинном мозгу.

Нужно сказать, что возникающие соотношения крайне не­стойки, подвижны, чем и объясняется изменчивость, лабильность неврологической симптоматике.

Во всех случаях, когда наблюдаются неврологические рас­стройства, имеется выраженное тормозное состояние коры, вы­званное или непосредственным воздействием на нее вводимых в организм наркотических веществ, или же путем отрицательной индукции с подкорки, как имеет место при действии инсу­лина и коразола. Подкорковые механизмы могут находиться и в состоянии торможения и в состоянии возбуждения, доходящего иногда до крайних степеней, как, например, при эпилептифор-мном припадке, но все же постоянно мы имеем торможение коры, в некоторых случаях по своей интенсивности и экстенсивности приводящее к полному функциональному ее выключению (инсу-линовая кома, эпилептиформный припадок). Глубоким и разлитым торможением в коре, опускающимся частично и на более низкие этажи нервной системы и нарушением вследствие этого обычных соотношений между различными отделами ее, несомненно, следует объяснить и появление рефлекторных расстройств и симптома Бабинского в нормальном физиологическом сне.
Каталог: media -> content
media -> Г. И. Забалуев Гиповитаминозы у животных
media -> Инструкция по медицинскому применению лекарственного средства Аноро ® Эллипта ® Торговое название
content -> Ядерный контроль: информация выпуск # 16, 2004 28 апреля 12 мая цитата номера
content -> Постановка пломб, эстетическая реставрация
content -> Инструкция по применению средства инсектицидного "Фуфанон-супер"
content -> Инструкция разработана Федеральным государственным учреждением науки научно-исследовательским институтом дезинфектологии Роспотребнадзора


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   98   99   100   101   102   103   104   105   106


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница