Раиса Яковлевна Г0лант


ПСИХОТИЧЕСКИЕ КАРТИНЫ ПРИ ГИПЕРТОНИИ



страница14/106
Дата10.12.2019
Размер4.12 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   106
ПСИХОТИЧЕСКИЕ КАРТИНЫ ПРИ ГИПЕРТОНИИ

• Из психиатрической клиники (цир.—проф. Р. Я. Г о л ант) Невроисихиатри-.чсского института им. В. М. Бехтерева (дир.—проф. В. Н. Мясищсн)

За последние годы делаются попытки, правда пока еще мало­численные, выделить психические нарушения при гипертонии из лолиморфной, неясно очерченной группы душевных заболеваний лри изменении мозгового кровообращения. Эти попытки являются результатом полученных в последние годы ценных данных о так называемой „гипертонической болезни" и ее взаимоотношениях с артериосклерозом. Ставя себе задачу в данной работе поде­литься своими наблюдениями над клиникой психозов при гипер-тонии, мы должны предварительно хотя бы вкратце остановиться на современном понимании гипертонии и связанных с ней про­блемах. В огромной литературе по этому вопросу имеется много противоречивых взглядов и мнений в отношении определения понятия и сущности этого патологического состояния. Мы при­ведем лишь наиболее принятые и отстоявшиеся взгляды и концеп­ции. Старое представление о неразрывной связи артериальной ги­пертонии с артериосклерозом мало кем в настоящее время разде­ляется. Артериосклероз может иметь место без повышения кро- вяного давления,а длительная артериальная гипертония—без вся­ких анатомических изменении в сосудах. F5 е р г м а н считает, что гипертония и артериосклероз „ничего общего друг с другом не имеют".

Большинство современных авторов полагает, что гипертензия
есть результат гипертонии, т. е. повышенного тонуса "сосудистой
стенки. В силу разных причин, иногда наследственно-врожден­
ных, иногда при жизни

приобретенных, тонус сосудов, особенно
.мелких, того или иного органа, отдельных его участков или бо-
,лее обширных областей, функционально нарушается и обнаружи­
вает „склонность" к более или менее устойчивому топическому
напряжению сосудистой стенки. При этом нарушается и изме-
няется все кровообращение не только в пораженном участке, но
и во всем организме. Для гипертонии характерна наклонность
легко давать сильную и бурную реакцию на разные раздражения.

При частых и длительных колебаниях тонуса сосудов






происходят изменения, более устойчивые и менее обратимые, в сердце, сосудах и целом ряде других заинтересованных органов.

Таким образом, мы видим, что вначале временные функцио­нальные нарушения становятся более устойчивыми и постоянными и вызывают уже необратимые процессы. В сосудах эти необра­тимые или плохо обратимые изменения носят характер гиалиноза, атероматоза или, вообще говоря—артериосклероза. Такой артерио­склероз есть определенная стадия гипертонии. Хоти гипертензия есть основной и кардинальный симптом гипертонии, однако нет оснований их отождествлять. В то время как первая-понятие физическое, вторая—понятие биологическое. На это обратил вни­мание Паль. Этиология гипертонии еще недостаточно ясна; боль­шинство авторов считает, что она нейрогуморального происхо­ждения; ближе ее природа еще не изучена. В то время когда одни склонны рассматривать гипертонию как синдром, вызывае­мый разными причинами при разных болезнях, другие считают возможным выделить самостоятельную „гипертоническую болезнь", как это делает Бергман. Неясен и патогенез гипертонии; одни авторы приписывают главную роль сосудистым спазмам и насту­пающей в связи с ними ишемии, тогда как другие подчеркивают значение застоя. В конечном счете и ишемия и застой ведут к нарушению питания тканей.

В отношении классификации гипертонии существует большая несогласованность. Признают первичную—генуинную, эссенциаль-ную, конституциональную гипертонию, которая противопостав­ляется вторичной — симптоматической, инфекционно-токсической гипертонии. Первая соответствует „красной гипертонии", а вто­рая—„белой гипертонии" Фольгарда. Первая по своему течению считается доброкачественной, вторая -злокачественной. И первая и вторая могут быть скоропреходящими, временными, иногда же они носят перманентный, устойчивый характер. На фоне даже устойчивой гипертонии могут иметь место „кризы", обостряющие явления гипертонии.

Колебания кровяного давления проявляются эпизодически в форме одышки, сердцебиения, утренних головных болей, мигрени, ревматических болей, головокружения; появляется повышенная чувствительность к высокой температуре, быстрая утомляемость, особенно левых конечностей, раздражительность, ухудшается память. Не у всех гипертоников и не всегда мы наблюдаем пе­речисленные жалобы. Лишь в начальном периоде болезни имеется параллелизм между течением болезни и ее проявлением; но обычно, когда повышенное кровяное давление становится по­стоянным, тогда проявления болезни бывают незначительны и субъективно не воспринимаются, и лишь в далеко зашедших случаях дают о себе знать то сердечными явлениями, то инсуль­том, то психотическими проявлениями. Многое из того, что раньше называлось „пресклерозом" или „начальными явлениями мозгового склероза", теперь называют гипертонией. Интересно, что уже Пик в „начальных явлениях мозгового склероза" глав­ное значение приписывал „спазму сосудов".

Мозговые сосуды также имеют вазомоторные нервы, и эти сосуды, вообще лабильные, особенно легко дают „кризы" при гипертонии. Мы нередко видим при гипертонии преходящие сле­поту, афазию, мигрень, эпилепсию и т. п.

Сосудистые мозговые кризы Кауфман называет „ангиоспа-стическим инсультом". Этим сосудистым спазмам в последние годы придается основное значение в происхождении геморрагии. Так, Вестфаль и др. считают, что ангиоспазм ведет к ишемии, к нарушению питания, и изменениям стенок сосудов и окружаю­щей мозговой ткани; происходит ангионекроз и кровоизлияние. Старая точка зрения, что для геморрагии требуются токсические и дегенеративные изменения стенок сосудов и повышенное кро­вяное давление, в настоящее время отрицается. Опыты Ламперт— Мюллера показали, что для разрыва даже склерозированных со­судов требуется давление в 1'/2—2 атмосферы, что не может иметь место в организме. Могут иметь место апоплексии, даже со смер­тельным исходом, при совершенно интактных сосудах. Такие слу­чаи описаны Петцлем и др. Подобные кровоизлияния объяс­няют функциональными нарушениями стенок сосудов с возмож­ностью просачивания крови через них (Рикер и др.).



На отдельные нарушения психики при гипертонии уже ука­зывали интернисты Ф о л ь г а р д, Б е р г м а н, Л а н г и др. В спе­циальной психиатрической литературе психические изменения при гипертонии целиком включались в главу об артериосклеротических психозах. Корбш в „Руководстве" Бумке, говоря о причинах психозов, упоминает и о гипертонии, но нигде не говорит о гипертонии как о самостоятельной причине душевного заболевания. Штерн в этом же руководстве в главе об артсриосклеротических психозах хоть и уделяет, внимание гипертонии, по тесно связывает ее с артериосклерозом, считая, что без артериосклероза гипертония вызывает относительно мало невроло­гических и психических симптомов. Но вместе с тем, если вчи­таться в старые классические работы по артериосклеротическим психозам Альцгеймера, Бинсвангера, Крепелина, Гиляровского и др., то мы находим уже там правильную оценку роли гипертензии, и ряд картин, которые мы сейчас вы­деляем из рамок артериосклеротического психоза, относится к гипертоническому психозу.

Единственным большим трудом, специально посвященным психическим нарушениям у гипертоников, является монография Крапфа, вышедшая в 1936 г.

Ввиду того что эта книга недостаточно знакома широким мас­сам психиатров, мы на ней остановимся несколько подробнее. Разделяя взгляды Бергмана, К р а п ф также противопоставляет гипертонию как функциональное заболевание—артериосклерозу, как необратимому состоянию. Допуская, что бывают комбинации гипертонии и артериосклероза и что при них подчас бывает трудно разграничить, что в психозе—от одного и что—от другого, К р а п ф все же считает необходимым и возможным отдиффе­ренцировать оба эти заболевания одно от другого.

Отмечая полиморфизм психотических картин не только у раз­ных, но и у одного и того же лица, Крапф все же выделяет 4 группы психических проявлений при гипертонии.

  1. Абсансы, очень краткие расстройства сознания, схожие
    с таковыми при эпилепсии, которые надо резко отличать от головокружений, „парафазических" припадков и других более неврологических, чем психических нарушений.

  2. Краткие „гетерономные" психозы, сопровождающиеся тяже­лыми расстройствами сознания, которые Крапф называет „су­меречными состояниями" (Dammerzustande) и сближает их с „псевдоуремическими психозами" Фольгарда. Вся эта группа„сумеречных состояний" делится на:

а)„тревожно-беспокойные сумеречные состояния", для которых характерны страхи, психомоторные возбуждения, глубокое
расстройство сознания, галлюцинации, агрессивность;

б) „экстатические сумеречные состояния", при которых имеются
те же симптомы, что в вышеупомянутой группе, но вместо страха и тревоги выражены экстаз и чувство счастья;

в) „двигательные психозы" с гиперкинетической и акинетиче­ской формами;

г) аменцию, которую Крапф понимает в смысле Клейста—как инкогорентное мышление;

д) ганзеровский синдром с характерными явлениями псевдодеменции; е) галлюцинозы, делирии, оглушения и др.



Длятся эти „сумеречные состояния" от 4 до 20 дней, обычно начинаются и кончаются внезапно либо выздоровлением, либо смертью.

  1. Более длительные психозы, длящиеся от одного дня до не­скольких месяцев, „гомономные" нарушения типа витальной де­прессии или немотивированного счастья, с „гетерономными" вклю­чениями или без таковых. Это—группа „расстройства настроения*
    (Verstimmungen).

  2. Постепенные изменения личности, которые, с одной стороны,образуют фон для эпизодических психозов, а с другой стороны,- -сами представляют сущность заболевания (Wesensanderungen).
    Сюда относятся раздражительность, слезливость, утомляемость,ухудшения памяти и внимания. Личность теряет свою эластич­ность, происходит „заострение характера"; но это еще не деменция. Эти явления имеют место у длительно болеющих гиперто­ников..

Все эти группы психических нарушений при гипертонии имеют, по мнению К р а п ф а, функционально-циркулярный генез, что сказывается на возникновении, течении и исходе этих психозов. Не останавливаясь на целом ряде подробностей, отметим еще лишь, что Крапф возражает против отнесения описанных им психотических картин к экзогенным типам реакции и вообще отрицает бонгефферовскую концепцию об экзо- и эндогенном типе реакции.

Ввиду того что, поскольку нам известно, в русской психиатри­ческой литературе почти нет работ, посвященных вопросу о психотических картинах при гипертонии, мы позволяем себе поделиться некоторыми из наших случаев, к описанию которых мы и переходим.

Случай 1. Больная И-ва Р. С, 46 лет, служащая. В институте нахо­дилась с 22/1V по 26/V 1938 г. В анамнезе жизни ничего особенного отмстить нельзя. Все время была здоровой и работала. 1/IV 1937 г. внезапно па работе закружилась голова,—показалось, что вся обстановка изменилась, стала гово­рить не по существу; через несколько минут все прошло, но, возвращаясь с работы, не могла найти своего дома. Через несколько дней совсем поправилась. В январе 1938 г.—аналогичное состояние; „стала заговариваться", не пони­мала обращенных к ней вопросов, были странности в поведении. Все это дли­лось несколько минут; затем у больной появилась рвота, и она уснула. Когда она через 2—3 часа проснулась, то плохо еще понимала речь, по постепенно дефект стал сглаживаться. В апреле 1938 г.—аналогичный приступ, с которым поступила в институт. При поступлении: больная оживлена, общительна, в месте и времени хорошо ориентирована, спонтанная речь довольно гладкая, но не все предметы может правильно назначь; на многие вопросы не может сразу отве­тить, долго подыскивает слова, пока найдет нужное, не все слова может по­вторить, имеются явления парафазии. Месяцы по порядку, после нескольких ошибок, называет правильно. Прямой и обратный счет производит правильно. Спонтанное письмо с ошибками, аграмматизмы, неправильная расстановка слов— параграфия. Тс же явления при диктовке. Списывание—лучше. При чтении явления паралексии, неправильно ставит ударение. Счет звуков—правильный, составление слов из звуков резко затруднено. В остальном—никаких психиче­ских отклонений от нормы нет.

Со стороны внутренних органов выраженных отклонений от нормы нет. Зрачки узковаты, реакция на свет вяловата, на аккомодацию и конвергенцию удовлетворительная. Левый угол pтa слегка опущен, сухожильные рефлексы равномерно-живые, патологических рефлексов нет. В моче—никаких уклонений от нормы. В крови титр комплемента 0,12. Кровяное давление колебалось от 165/105 до 190/120. Окулист нашел на дне правого глаза смытость границ соска; на месте перекреста сосудов артерии резко сдавливают подлежащую вену, сопровождающие полоски вдоль сосудов. На дне левого глаза—к носу, от края соска вдоль сосуда, имеются мелкие белые очажки.

Заключение: изменения глазного дна стоят в связи с гипертонией в комбинации со склерозом сосудов сетчатки. Через месяц больная выписалась в удовлетворительном состоянии. Диагноз: первичная гипертония; прехо­дящие афазия, алексия и аграфия.

Через год у больной катамнестически установлено хорошее состояние; про­должает работу.

Подобные скоропреходящие афазия, аграфия, оптически-пространственная агнозия, конструктивная апраксия или более сложные синдромы поражения теменной, затылочной или других областей мозга довольно нередки при гипертонии. Эти явления обычно возникают и очень скоро исчезают и являются, повидимому, результатом спазма мелких сосудов отдельных участков коры головного мозга.

Еще Pick указывал, что „сосудистые судороги" могут вы­звать временное прекращение отдельных функций.

Случай 2. Больной С-н Б. В., 55 лет, служащий. В отделении нахо­дился с 23.VI по 18.1Х 1936 г. Со стороны наследственности ничего патологического нет. Всегда был здоров. Злоупотреблял алкоголем. Венерические болезни отрицает. Из перенесенных болезней отмечает малярию. В 1926 г.. т. е. в 45-летнем возрасте, начались эпилептические припадки с потерей сознания, прикусом языка и отхождением мочи. Длятся припадки 1—1,5, иногда до припадка—тоска, боли в области сердца, иногда—возбуждение с оглушенным сознанием, временами послеприпадочное расстройство сознания в течение нескольких дней.

За время пребывания в институте было несколько легких припадков, иногда с сумеречным расстройством сознания. В промежутках между припадками жалуется на ухудшение памяти. В обращении с окружающими очень вежлив, слезлив, педантично аккуратен; речь витиевата.

Неврологически. Левый зрачок шире правого; гетерохромия радужек; реакция на свет вяловата, на аккомодацию и конвергенцию лучше. Коленные и ахилловы рефлексы равномерные, патологических рефлексов нет. Чувстви­тельность нормальна. Симптом Маринеско слева; хоботковый рефлекс слабоположителен. Реакция Вассермана в крови и спинномозговой жидкости—отрицательная. Прочие лабораторные исследования тоже ничего патологического не обнаружили. Кровяное давление 170|100. Глазное дно нормально.

Диагноз: гипертония, склероз сосудов головного мозга; эпилепсия. После лечения и некоторого падения кровяного давления припадки стали реже.



Случай 3. Больной К-ль И. Р., 59 лет. В институте с 31.VIII по 1|Х 1934 г.

В анамнезе ничего особенного отметить нельзя. Около года назад появилось головокружение, мгновенные приступы потери сознания, ухудшение памяти, угнетенное состояние. Больной все приписывает переутомлению. С этими явле­ниями поступил в институт.

Объективно: больной хорошо ориентирован во времени и месте. Пове­дение упорядоченное. Очень мнителен и ипохондричен. Запоминание несколько затруднено, события детства помнит удовлетворительно, но события последних 10 лет помнит хуже; целый ряд важных дат не помнит.

В отделении имели место кратковременные потери сознания типа эпилепти­ческих абсансов.

Со стороны внутренних органов отмечается расширение сердца за счет гипертрофии левого желудочка. Со стороны нервной системы никаких призна­ков органического поражения нет. Моча—норма. Кровяное давление колеблется от 120|90 до 150/00.

После лечения ангиотрофином выписался в улучшенном состоянии.



Диагноз: гипертония; склероз мозговых сосудов; эпилепсия.

Случай 4. Больной К-ц В. И., 51 года. В отделении с 17IVIII па 22|VIII 1938 г.

До лета 1937 г. был здоров. В 1936 г. начались головокружения: „качнет— и все проходит". Продолжал все время работу. 22|VI 1938 г. на спектакле, где было очень жарко, почувствовал себя неважно; ушел домой, лег спать и через 2 чара проснулся. Был дезориентирован; совсем забыл, что был в театре и оста­вил там жену, не помнил, как дошел домой. Был вызван врач Скорой помощи, который больного оставил дома. Утром больной проснулся, чувствовал себя хорошо и продолжал работу, но с тех пор шум в голове и головокружение усилились. Стал лечиться в диспансере; оттуда был направлен в институт. Жалуется на то, что временами становится „чуть-чуть худо", иногда во время ходьбы, особенно на поворотах, „как-то качнет", „чуть-чуть толкнет, временами звон в ушах. Венерические болезни отрицает, алкоголизма нет.

Объективно. Со стороны нервной системы и внутренних органов ника­ких грубых отклонений от нормы нет; со стороны психики небольшое угнетение, ухудшение запоминания. Кровяное давление 150|100—135/95.

Диагноз: гипертония; абсансы, амбулаторный автоматизм.



После лечения головокружения уменьшились.

Все эти 3 случая должны быть отнесены к так называемой „поздней' эпилепсии". Значение сосудистых нарушений в патоге­незе эпилепсии вообще, и как этиологический фактор некоторых ее форм, особенно „поздней эпилепсии", отмечено давно. С вы­делением гипертонии как особого патологического состояния сосудов из сборной группы артериосклероза стали именно ей приписывать значение в генезе поздней эпилепсии. Так, Крапф видит. далеко идущую аналогию между гипертонией и эпилепсией и пытается даже под этим углом зрения произвести реви­зию психиатрии.

Дехтерев ссылается на свои случаи, когда снижение кровяного давления вызывало прекращение эпилепсии, и в этом он видит доказательство их гипертонического происхождения.. В наших 3 случаях мы тоже считаем гипертонию основной при­чиной эпилепсии: в 2 случаях без судорожных припадков, а в одном—с кратковременными легкими припадками. В этом последнем случае надо учесть роль и алкогольного фактора. Мо­жет возникнуть вопрос, не имеем ли мы дело просто с алкоголь­ной эпилепсией. Но при последней обычно имеют место более-редкие и более тяжелые припадки. Частота и легкость припадков, повышенное давление крови и весь склад личности позволяют диагносцировать гипертоническую эпилепсию. Генетически близки к этим состояниям случаи гипертонии с сумеречными, спутан­ными расстройствами сознания более тяжелого и длительного характера и без признаков эпилепсии. Приводим вкратце 2 истории болезни.


Каталог: media -> content
media -> Г. И. Забалуев Гиповитаминозы у животных
media -> Инструкция по медицинскому применению лекарственного средства Аноро ® Эллипта ® Торговое название
content -> Ядерный контроль: информация выпуск # 16, 2004 28 апреля 12 мая цитата номера
content -> Постановка пломб, эстетическая реставрация
content -> Инструкция по применению средства инсектицидного "Фуфанон-супер"
content -> Инструкция разработана Федеральным государственным учреждением науки научно-исследовательским институтом дезинфектологии Роспотребнадзора


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   106


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница