Раиса Яковлевна Г0лант


О МИКРОСИМПТОМАХ ВО ВРЕМЯ СВЕТЛЫХ ПРОМЕЖУТ­КОВ МАНИАКАЛЬНО-ДЕПРЕССИВНОГО ПСИХОЗА



страница25/106
Дата10.12.2019
Размер4.12 Mb.
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   106
О МИКРОСИМПТОМАХ ВО ВРЕМЯ СВЕТЛЫХ ПРОМЕЖУТ­КОВ МАНИАКАЛЬНО-ДЕПРЕССИВНОГО ПСИХОЗА

Учение Крепелина, поражавшее нас стройностью своих концепций и внесшее большую ясность в господствовавшую до него путаницу симптоматологической трактовки психозов, стало обнаруживать свою недостаточность то в одном, то в другом пункте по мере того, как мы перестали удовлетворяться часто описательной стороной предмета, и стали появляться попытки проникнуть в сущность и динамику психозов с различных точек зрения; стоит лишь указать на генетический подход, на конститу­циональное течение, в психиатрии (Кречмер), на многочислен^ ные попытки чисто неврологического, органического изучени-психозов (К л е й с т, в прежнее время Гризингер, Мейнерт, В ернике), наконец на чисто психологическую и философскую трактовку проблемы душевных заболеваний (Ясперс, Шиль-д е р).

Дело не только в том, что учение Крепелина, явившееся на пройденном уже этапе огромным достижением психиатриче­ской мысли, по существу не приближает нас к окончатель­ному разрешению самых актуальных и самых жгучих проблем современной психиатрии. Самое описание симптоматологии и, главным образом, течения основных нозологических единиц при тщательной его проверке путем изучения дальнейших жизненных судеб больных потребовало внесения существенных коррективов, — настолько существенных, что ими ставится под угрозу первоначальная трактовка всей нозологической единицы, в создании которой одним из немногих краеугольных камней была как раз специфичность течения.

В подтверждение этой мысли можно сослаться на О си нова, который .в самое недавнее время заявил о своем несогласии - Крепелином именно в оценке взглядов на течение шизо­френии к сформулировал свои разногласия с ним следующим образом: „Я отрицаю роковое течение этого процесса (Осипов имеет в виду органический, прогрессирующий процесс при Шизофрении. Прим. автора) и принимаю различные степени его


развития как в смысле распространенности его по мозговой территории вширь, так и в Смысле постепенности."1

Свыше 10 лет назад появилась в свет нашумевшая книга Кречмера „Строение тела и характер". Она долго находилась в центре внимания мировой психиатрической литературы. Одно время могло казаться, что найдено, наконец, те основное звено, ухватившись за которое, можно будет расшифровать всю цепь факторов, приводящих к душевному заболеванию, равно как и к структуре личности вообще. В своем докладе „Проверка учения о неврозах" на Кассельском съезде крупнейший немецкий авторитет в вопросах психиатрии, преемник Крепелина по Мюнхенской кафедре, Освальд Б у м к е высказал надежду на то, что учение Кречмера прольет свет не только на область психозов, но что с его помощью будет разрешен так же и проблема неврозов: „Мы видели, что церебральных изменений при них (неврозах) может быть никогда не удастся доказать; но тем больше мы можем ожидать от кречмеровских исследований строения тела и характера также и для этих конституций"2.

Не говоря уже о неприемлемости для нас по существу такой концепции, при которой главенствующая роль отводилась биологическим факторам и при которой отсутствует учет социальных влияний, формирующих характер личности в первую очередь, учение Кречмера было многократно подвергнуто критике, во многом поколебавшей внешнюю стройность кречмеровского понимания структуры психозов и пограничных состояний и показавшей несоответствие между клиническими данными описаниями Кречмера.

В своей работе „О некоторых видах шизофренического слабоумия" Внуков не без сарказма говорит о легенде, "талантливо и блистательно рассказанной Кречмером".8

В настоящее время—после первоначального увлечения учением К ре ч мер а—число его сторонников значительно уменьшилось. Даже если признать правоту его для отдельных конкретных случаев, конституциональное течение оказалось неспособным дать теоретическое обоснование генезиса фактов. Таким образом, потерпела крах еще одна из многочисленных попыток разрешения проблемы основных форм психозов.

В настоящее время мы еще недостаточно вооружены для того, чтобы выйти за пределы научных гипотез, более1 менее достоверных. Лишь в области симптоматологии, течения болезни и диагностики мы можем оперировать достоверными фактами.

Однако и в этих областях многое еще подвержено колебаниям и часто бывает отмечено печатью противоречивых неясностей.

Кто из психиатров не знает тех многочисленных случаев, когда в начале заболевания ставится диагноз dementia praecox, а затем выявившаяся в дальнейшем периодичность заболевания: с чередованием приступов, имеющих то маниакальную, то депрессивную окраску, заставляет изменить предыдущее распознавание и поставить диагноз маниакально-депрессивного психоза.

Еще более многочисленны те случаи, где начало заболевания импонирует как маниакальный или депрессивный приступ циклофрении, а дальнейшее течение обнаруживает весьма явственный распад личности со всеми характерными шизофреническими, симптомами.

Психиатрическая практика вынуждает нас к констатации такого рода „смешанных" психозов то с преобладанием шизофренических симптомов при цикличности течения, то с преобладанием циклофренических симптомов в виде колебаний настроения, относи­тельной сохранности ядра личности и достаточной контактности при наличии разорванности мышления и неадэкватных эмоциональных проявлений.

Однако теоретическое объяснение генезиса таких „смешанных" состояний представляет непреодолимые трудности, если принять существующее толкование шизофрении как плюригландулярного эндотоксического органического поражения центральной нервной системы, а маниакально-депрессивного психоза—как конституционально-генотипически обусловленного заболевания.

Таким образом, мы логически приходим к отрицанию „смешан­ных" психозов (в понимании Осипов а) и склоняемся к мысли об атипическом течении шизофрении в одних случаях и циклофрении—в других. Подчеркивая атипичность симптоматологии и течения болезни в отдельных случаях, необходимо наряду с этим отметить, что наше представление о течении циклофрении вообще нуждается в некоторых коррективах.

Классическое описание течения так называемых „чистых" случаев маниакально-депрессивного психоза сводится к тому, что болезнь слагается из депрессивных и маниакальных приступов, между которыми существуют светлые промежутки большей или меньшей продолжительности, во время которых наступает restitutio ad integrum, и человек, перенесший приступ, должен трактоваться как психически здоровый. Все случаи психозов, где. в светлых промежутках не наступало полное восстановление препсихотической личности, исключались из круга маниакально-депрессивного психоза.

Галачьян в работе „О неблагоприятном исходе при маниа­кально-депрессивном психозе" приводит ряд случаев маниакально-депрессивного психоза, закончившихся оскудением психики и понижением общего психического тонуса. Уже эта работа Галачьяна, равно как и ряд аналогичных наблюдений, имеющихся в распоряжении каждого психиатра, ставят под сомнение догму о «доброкачественности» течения маниакально-депрессивного



психоза. Следует особо подчеркнуть, что в противоположность некоторым авторам (Гаупу и Мауцу), пытающимся объяснить неблагоприятный исход при маниакально-депрессивном психозе наличием в конституции больных шизоидных элементов, Галачьян обосновывает свою работу лишь на так называемых „чистых" случаях маниакально-депрессивного психоза, умышленно устранив из круга своего исследования все те случаи, где имелись указания на шизоидные компоненты в наследственности, в препсихотической личности больного, на травмы, инфекцион­ные заболевания и на церебральный артериосклероз.

Совершенно естественно, что опустошение личности, насту­пающее при неблагоприятном исходе маниакально-депрессивного психоза, возникает не сразу после одного из приступов болезни. Следует ожидать, что после каждого из приступов циклофрении остаются дефектные симптомы, импонирующие вначале как микросимптомы и усиливающиеся при умножении числа при­ступов. В этом отношении можно сослаться и на Странского, который при описании течения маниакально-депрессивного пси­хоза подчеркнул „состояние своеобразной психической слабости, вырастающее в интервалах между отдельными приступами болезни, характеризующееся опустошением психики". Странский дифференцирует это состояние психической слабости, наступающее после нескольких приступов маниакально-депрес­сивного психоза, от шизофренического опустошения личности и усматривает в поведенческих реакциях таких циклофреников черты оскудения моральной сферы. Галачьян опровергает эту характеристику маниакально-депрессивных больных и говорит не о „разрыхлении моральной личности", а скорее всего об „об­щей вялости, ослаблении внутренних импульсов". В этих случаях речь идет не о поражении интеллектуальной сферы, которое занимает относительно небольшое место в общей картине болезни, а о психической дряхлости (Б у м к е), об уплощении психики. „Деградация,—говорит Г а л а ч ь я н,—идет не за счет каких-либо изъянов, а за счет понижения психического тонуса, потери психикой ее выразительности и яркости".

Если обратиться к истории учения о маниакально-депрессив­ном психозе, то нетрудно отметить, что попытки объединения периодически протекавших маниакальных и депрессивных при­ступов в одну нозологическую форму встречали сопротивление со стороны целого ряда авторов.

В вопросе о периодических психозах был один существен­ный пункт: трактовать ли отдельные фазы болезни как рецидивы или как периодические приступы. Принципиальность такой постановки вопроса для нас ясна: если отдельные фазы болезни являются рецидивами, то все заболевание следует рассматривать как определенный процесс, никогда не затухающий и дающий от времени до времени различные обостряющиеся фазы. Если же рассматривать отдельные фазы болезни как периодические приступы, то следует все заболевание рассматривать как обусловленное определенной конституцией, не проявляющей себя

во время светлых промежутков никакими психопатологическими феноменами. В этом случае по окончании очередного приступа наступает возвращение к исходному состоянию без наличия ка­ких-либо дефектов.

В 1878 г. вышла в свет монография Кирна „Периодические психозы". Под периодическими психозами Кирн понимал такие болезни, „которые на почве постоянного патологического состоя­ния обнаруживаются в более или менее правильные промежутки времени характерными приступами, в то время как в периоде интервалов имеются только легкие нервные или психические изменения, лишь намекающие на существование болезненного состояния".

Приблизительно к этому же времени относится и классифика­ция периодических психозов Крафт-Эббинга, у которого мы также находим, хотя и в несколько иной форме, указание на наличие психопатологических феноменов во время светлых промежутков.

Из предшественников Крепелина Маньян сделал весьма важный шаг для выделения и обособления группы периодиче­ских психозов. Он отказался от многочисленных и необоснован­ных подразделений этих заболеваний на „альтернирующие", „интермиттирующие", „циркулярные" и другие формы и объеди­нил их в одну нозологическую единицу.

Не лишено, наконец, исторического интереса указание на то, что до окончательного выделения маниакально-депрессивного психоза Крепелин в седьмом издании своего учебника (1907) признавал существование простой меланхолии (как самостоятельного заболевания, а не как фазы маниакально-депрессивного психоза) с переходом части случаев в неизлечимое вторичное слабоумие.

По вопросу о состоянии больных-циклофреников в светлых промежутках в большинстве руководств содержатся общие указания расплывчатого характера на относительно благополучное состояние больных, на восстановление работоспособности в полном объеме, на наступающие по временам колебания настроения под влиянием жизненных потрясений и неудач.

Так, например, Каннабих указывает на то, что „такого рода зольные даже в периоды, свободные от заболевания, обнаруживают своеобразную эмоциональную неустойчивость, впечатли­тельность, немотивированные колебания настроения, т. е. что 1аниакальные и депрессивные состояния для своего возникновения требуют особой почвы и конституции. Это особенно ясно обнаружилось по мере умножения внебольничных наблюдений над обширным контингентом пограничных состояний, проявляющихся


в наклонности к нерезко выраженным колебаниям настроения и общего биотонуса и получивших, по предложению Кальбаума, название циклотимии".1





Общераспространенный взгляд на доброкачественность течения маниакально-депрессивного психоза, на благоприятный прогноз, на наступающее по миновании приступа restitutio ad integrum нуждается в некоторых коррективах. Мы приближаемся здесь к основной идее настоящей работы, сводящейся к тому, что в так называемых „светлых промежутках" при маниакально-депрессивном психозе можно наблюдать ряд психопатологических феноменов, выступающих в виде микросимптомов. Ходячее мне­ние о полном выздоровлении от отдельных приступов циклофрении основано на относительной сохранности личности и работо­способности больных. Однако эти весьма важные в практическом отношении данные не могут и не должны затушевывать скрытое за ними болезненное состояние.

Насколько скрыты могут быть такого рода психопатологиче­ские состояния, показывает описанный Л а н г е случай, где больная в течение светлого промежутка „по временам чувство­вала себя гипертимной без того, чтобы это проявлялось во-вне каким-либо образом". Нужно думать, что целый ряд самоубийств, осуществляемых циклофрениками вне выраженного приступа депрессии, может быть объяснен такими микросимптоматическими депрессивными состояниями, проявляющимися в столь незначи­тельной степени, что они не обращают на себя внимания окружающих и не вызывают вследствие этого необходимой в таких случаях бдительности.

Во многих случаях выявление микросимптомов в светлых промежутках также подчинено определенному ритму, определен­ной цикличности. Так, Эвальд недавно описал случай с такого рода изменениями настроения, подчиненными менструальному ритму, причем этот ритм сохранился даже и тогда, когда боль­ная подверглась сначала облучению, а затем и оперативной кастрации. Наличие таких менструальных циклов вне круга маниакально-депрессивного психоза не лишает нас, конечно, права толковать их как абортивные проявления циклофрении в период светлого промежутка.

Еще более поучительны в этом отношении те циклофренические приступы, которые длятся от нескольких дней до нескольких часов. Указания на такого рода кратковременные приступы мы находим у Дрейфуса, а также и у Шильдера. От субъективного подхода автора зависит, толковать ли при жизне­описании больного эти эпизодические состояния, возникающие то экзогенно (реактивно), то эндогенно--как истинный циклофренический приступ, прерывающий состояние светлого промежутка, или же рассматривать их как микросимптоматические проявле­ния, ограничивая длительность светлого промежутка сроками возникновения больших маниакальных и депрессивных состояний, требующих интернирования или изоляции. Последний взгляд кажется нам более правильным. Кратковременные приступы, особенно часто повторяющиеся, выдают нам болезненную струк­туру личности, патологическую подпочву ее, но не нарушают привычной жизненной колеи больного, не лишают его даже

временно трудоспособности и должны поэтому расцениваться как микросимптомы. Ниже мы приводим наблюдение такого рода.


Каталог: media -> content
media -> Г. И. Забалуев Гиповитаминозы у животных
media -> Инструкция по медицинскому применению лекарственного средства Аноро ® Эллипта ® Торговое название
content -> Ядерный контроль: информация выпуск # 16, 2004 28 апреля 12 мая цитата номера
content -> Постановка пломб, эстетическая реставрация
content -> Инструкция по применению средства инсектицидного "Фуфанон-супер"
content -> Инструкция разработана Федеральным государственным учреждением науки научно-исследовательским институтом дезинфектологии Роспотребнадзора


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   106


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница