Раиса Яковлевна Г0лант



страница34/106
Дата10.12.2019
Размер4.12 Mb.
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   106
Заключение. В данном случае мы имеем выраженный бре­довой симптомокомплекс, только чисто внешне напоминающий шизофрению.

Обращает на себя внимание в этом случае: юмор больного, лукавство; сохранность личности (интеллекта и аффекта), не­смотря на длительность душевного расстройства, неспаянность бреда с-личностью. Мы смогли убедиться, что больной манипу­лирует несколькими словами, которые он и пробует применять в разных случаях, имея один лексикон для врачей (это большей частью витиеватные слова) и общеупотребительный язык для остальных. Этот больной строит свои бредовые идеи на основе имевших место переживаний, периодически у него наблюдаю­щихся. Эти переживания хотя и не могут квалифицироваться как типичные делириозные, тем не менее ближе всего подходят именно к хроническому делирию и к делириозным. эпизодам;

Здесь, так же как и в других случаях бредообразования, бред не получает дальнейшего развития и на поведении больных мало отражается.

К сожалению, рамки настоящего сообщения не позволяют нам привести другие истории болезни, где бы мы могли показать еще ряд случаев образования бреда из делириозных переживаний. Мы позволим 'себе только привести выдержки из высказыва­ний одного больного, который в течение приблизительно 2 не­дель находился в кататоническом состоянии, не отвечал на во­просы, застывал в позах, отказывался от пищи, кормился через зонд. Когда он вышел из ступорозного состояния, то не смог ничего рассказать об этом; состоянии, спрашивал у врачей, по­чему он лежал и не ел, когда поступил в клинику и при каких условиях, справлялся, кто лечил ему глаза, уши, нос во время неподвижного состояния. Только случайно удалось выяснить, что больной видел чертей разных размеров и величины, скачу­щих и пляшущих. Временами переносился в домашнюю обста­новку, видел своих знакомых, отдавал приказания и распоряжения. Уже после выписки <из клиники этот больной говорил, что его сестра и соседи „напускали" к нему в комнату мух, посещали в его отсутствие его комнату, рылись в его бумагах, книгах. Об этом он заключал по своему плохому самочувствию, испач- канным страницам ; книг. Это не мешало, однако;, больному со-

хранять с сестрой и соседями хорошие отношения. Свои бре­довые высказывания он не только не развивал, но преподносил их с добродушной улыбкой, заявляя; „ну и пусть себе напускают мух, если им это нравится". Высказывания носили характер конста- тации без всяких выводов из них. В настоящее время этот больной находится в настолько тяжелом состоянии паркинсонической ригидности и тремора, что почти неспособен передвигаться; в то же время, спонтанно ничего из своих бредовых переживаний не сообщая, он от своих прежних высказываний не отказывается. Другая больная высказывала мысли о том, что врач „про-

играл" ей свой мозг, что профессор анатомировала ее мозг, в связи с чем она порывалась в кабинет к профессору за своим мозгом. Утверждала, что у нее в моче найдены спирохеты, а ее не лечат от сифилиса. Состояния возбуждения сменялись угнете­нием, часто бывала тревожна. Во время одного из делириозных эпизодов просила отпустить ее с детьми в Петергоф на экскур­сию, так как не сможет пройти с ними „курс учебы". Пере­неслась в другую обстановку, полагала, что она находится

в общежитии со своими четырьмя подругами, суетилась,.торопи-лась на экскурсию и одновременно заявляла, что она в клинике, и требовала свое платье из цейхгауза; тут же рассказывала, как



она накануне поссорилась с комендантом общежития из-за элек­трической лампочки. Через 2 дня вышла из этого состояния и ничего не смогла рассказать о своих переживаниях, не помнила разговора с врачом в эти дни. Следующие два эпизода, также длительностью в 2 дня, больная проделала в кататоническом состоянии с отказом от пищи, неопрятностью. Об этих состоя­ниях ничего не рассказала. В дальнейшем наблюдались состояния возбуждения, во время которых вскакивала, выбегала в,коридор, не узнавала окружающих, всматривалась в стену, видела козлят и тащила сестер и санитарок убедиться, что они есть. Говорила, что они „с рогами, шерстью, хвостом и общим смешным видом" и от этой „картины" не могла оторваться в течение всего дня: порывалась к выходной двери, выбила однажды стекло и выбе­жала на улицу в одной рубашке. В месте не ориентировалась, в окружающем была двойственная ориентировка. О разбитом стекле на утро не помнила, говорила, что ночью уходила в театр, но из-за темноты была возвращена дворниками общежития. Перед, выпиской из клиники все острые явления, как возбуждение, так и импульсивно-акинетический синдром, исчезли, по остались бредовые идеи жестокого с пей обращения, идеи преследования со стороны ее матери и лечащего врача, который взял ее мозг и „все мозговые жидкости". Дальнейшего развития бреда не-было. Паркннсонический синдром развивался очень бурно.

Мы привели здесь два последних случая для иллюстрации того, что может возникнуть бредовой синдром у больных с пе­реживаниями, напоминающими делирий, без каких бы то ни было оптико-вестибулярных расстройств. В обоих этих случаях, как и в ряде других, мы видели делириозные переживания, а оптико-вестибулярные нарушения отсутствовали. Упомянем только еще о случае Ск-са, о котором мы говорили при описании симптома незавершенности, и именно в разрезе возникновения его бредо­вой идеи величия о том, что он внук Александра III. Он утвер­ждал это потому, что слышал по радио, а кроме того сказал: „меня так величают многие". У него же наблюдались галлюци­наторные переживания со зрительными, слуховыми, тактильными галлюцинациями чрезвычайно яркими, пожалуй такими, как они прекрасно описаны у Claude и Е у, „более яркими, чем дей­ствительность".

Приводя точки зрения ряда авторов по этому вопросу, в част­ности Leonhardt'a, который представил историю болезни боль­ного с ночными онирическими сценами, „значительно более живыми, чем" сны, более живыми, чем реальность", Claude и Еу дают, характеристику переживаний „онерического" типа и делириозных состояний с галлюцинаторными феноменами при эпидемическом энцефалите. Однако работы Claude и Е у не вносят еще достаточной ясности в этот вопрос.

Мы хотим еще для большего понимания механизма бредообразо-вания из галлюцинаторных восприятий указать па одного нашего больного Ф., v которого мы наблюдали примитивные, тактильные галлюцинации. Он ощущал в ушах перекатывание камешков,

которое то усиливалось, то ослаблялось, причем, когда он ощу­щал их движение, был абсолютно уверен в реальности их; когда и к не чувствовал, готов был согласиться, что их нет. Эти нарушения восприятия были настолько физическими, что больной накрывал уши, ложился на пол, борясь с этими ощущениями. 11ытался высказывать бредовые идеи о том, что существуют чарлики, которые находятся у него на голове и руководят дви-кением камешков. Иногда думал, что „перекатыванием" камеш­ков занимаются червяки, у которых есть руки. Карлики иногда ..обвязывают нервы волосками". Изредка заявлял, что он нахо­дится под гипнотическим воздействием, что карлики действуют на него при помощи волосков через глаза, и тогда он засыпает; они действуют также на „спинной канал", заражая его сифили-сом. Ощущает, как благодаря их влиянию, у него „оторван" поз-лоночник и „скрючен проволокой", „вывинчены" руки и ноги. Часто обвязывает голову полотенцем, так как это „успокаивает карликов"; нередко ложится на пол, а не на кровать, так как югда его не беспокоят карлики и „нечистая сила", которая на-лодится в матрацах. Часто говорит о том, что карлики „немило-( гивы"; в другие дни заявлял, что они „утихомирились". Больной отказывался от своих бредовых высказываний, как только его в этом разубеждали врачи, но стоило ему снова ощутить дви-жение камешков, как вновь появлялась бредовая идея о карли­ках. Он даже пробовал вступать в беседу с карликами, обра­тился к ним с просьбой прекратить это мучительное состояние. Иногда обращался к ним за советом, например: „делать мне или не делать энцефалографию", причем говорил: они сказали „нет", на самом деле голоса их не слышал, но камешки перевернулись Один раз, что значит „нет", в противном случае они бы пере­вернулись два раза, что означало бы „да, делать". Этот больной стал рассказывать о карликах, но стоило врачу усомниться, дей-гвительно есть ли карлики, как он с улыбкой и живой аффек-ивной реакцией говорил: „нет, конечно, их нет, по почему я чувствую движение камешков в ухе".

На приведенном случае можно показать, как примитивные ощущения, в данном случае парэстезии, тоже могут явиться источником бредообразования, но в отличие от вышеупомянутых случаев бреда он сопровождается здесь еще меньшей настой­чивостью, представляется случайным заявлением больного, от которых он в любую минуту готов отказаться. Интересно здесь одно-образие как галлюцинаций тактильного характера, так и выска­зываний о карликах, червяках, несмотря на большую длительность заболевания. Аффект в этом случае поражает еще большей сохранностью; поведение, как и в других, приведенных случаях, находится в зависимости от интенсивности и стойкости галлюцинаторных восприятий.

Резюмируя сказанное, следует подчеркнуть, что несмотря на три разных источника бредообразования при эпидемическом энцефалите, особенности бредового симптомокомплекса представляются одинаковыми. Их характеризует краткость бредовой




Идеи, отсутствие стремления к систематизации, а часто неубеди-
ельность высказываний для самого больного, с несерьезным
юмористическим отношением к ним. Бредовые идеи преподно­
сятся как данность, без дальнейшего развития, и мало отра-
жаются на поведении больных. Они не затрагивают ядра лич­
ности, а как бы находятся на периферии ее. Своеобразное нару-
шение мышления в виде бесплодного мудрствования, резонерства,
делают их только при первом взгляде похожими на шизо­
фреников, от которых их в основном отличает отсутствие шизо­
френического дефекта, сохранность личности, неспаянность ее
с бредом. /

Все три описанных нами источника бреда при эпидемическом энцефалите: 1) из чувства незавершенности (вместе с трудно отделимыми от бреда насильственными идеями), 2) из психосен­сорных нарушений и 3) из делириозных состояний (вместе с от- дельными случаями примитивных галлюцинаций), не исчерпывают, вероятно, всевозможных форм бредообразования при эпидеми­ческом энцефалите. Вытекая из разных первичных симптомов энцефалита, различные формы бреда у энцефалитиков имеют, как мы видели, много общих черт. Причиной этого являются отсут­ствие более глубоких -изменений личности, предрасполагающих к искажению мышления, ведущих к развитию, к углублению бреда, и наличие таких особенностей, которые не допускают критической переработки аффективно окрашенных переживаний, какие имеются при делирии, при вестибулярных нарушениях, какие даны в чувстве незавершенности у энцефалитиков.


Каталог: media -> content
media -> Г. И. Забалуев Гиповитаминозы у животных
media -> Инструкция по медицинскому применению лекарственного средства Аноро ® Эллипта ® Торговое название
content -> Ядерный контроль: информация выпуск # 16, 2004 28 апреля 12 мая цитата номера
content -> Постановка пломб, эстетическая реставрация
content -> Инструкция по применению средства инсектицидного "Фуфанон-супер"
content -> Инструкция разработана Федеральным государственным учреждением науки научно-исследовательским институтом дезинфектологии Роспотребнадзора


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   106


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница