Раиса Яковлевна Г0лант



страница6/106
Дата10.12.2019
Размер4.12 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   106
Случай 3. Больная С., 7G лет, поступила 27 октября 1936 г., умерла 25 декабря .•'1937 г. Диагноз при поступлении: „старческий психоз"; клинический диагноз: „постинфекционное заболевание с исходом в слабоумие". Больная поступила со св


ниями, о том, что несколько времени назад, будучи до того психически здоровой, стала проявлять признаки психического расстройства: появилась спутанность со­знания, зрительные и слуховые галлюцинации, беспокойство; стремилась уйти из дому, разговаривала сама с собой. Отвечала не по существу. Перед тем долго бо­лела поносом, ослабела; ставили диагноз; колит дизентерийного характера. Вдова, имеет двоих детей. Соматическое состояние: ниже среднего роста, понижен­ного питания; пикнической конституции: кожа дряблая, морщинистая, бледная; значительный склероз периферических сосудов; границы сердца увеличены; тоны глухие. Печень не прощупывается. Со стороны центральной нервной системы: анизокория, левый зрачок шире правого, реакции живые, сухожильные рефлексы равномерно повышены. Патологических рефлексов нет. Симптом Маринеско с обеих сторон. Психическое состояние: в месте и времени не ориентируется, врача принимает за прежнюю знакомую, некоторые сведения из своего анамнеза • сообщила правильно. Адреса не помнит. Суетлива, тревожна. Дочь обвиняет в краже у нее денег. Говорит, что продала дом, купила дрова (чего на самом деле не было). Слышит, что ее ругают. Через месяц—спокойна, работает в отделе­нии— чинит белье. Не считает, что находится в больнице; полагает, что живет в Тих­вине (по месту, где жила несколько лет назад). Во времени стала ориентироваться, бреда и обманов чувств нет, память ослаблена, по поведение адэкватна; вежлива, охотно работает, изредка жалуется на боли в ногах. В таком со­стоянии находится до конца марта 1937 г. Заболевает острым колитом, слабеет; к апрелю сильно одряхлела, но психически, кроме упадка памяти, ничего не проявляет, работает. Получает 20 инъекций эндокридана; состояние улучшается. В июне гуляет в саду, всем довольна, опрятна в костюме и привычках. В сентябре снова заболевает поносом; появляется депрессивное состояние, часто плачет. В октябре—бредовые идеи: родные погибли, слышит голоса. Она, якобы, кормит ребенка, ее душат, убивают. Нарастает спутанность, совершенно дезориентиро­вана. В ноябре не узнает дочь, принимает ее за свою мать; к ней, якобы, при­ходит ее брат; добродушна, плаксива. Состояние общего упадка прогрессирует; в декабре становится очень беспокойной, усиливаются галлюцинации, нарастает кахексия с нарушением периферического кровообращения и упадком сердечной деятельности. Умерла 25 декабря 1937 г. Анатомический диагноз: старческий маразм: инволюция внутренних органов; подострый энтероколит; атрофия лобных долей в умеренной степени.

Случай 4. Больная П., 78 лет, поступила 12 декабря 1936 г., умерла 20 января 1937 г. Диагноз при поступлении: старческий психоз; клинический диагноз: постин­фекционный психоз, артериосклероз мозга. Заболевание психическим расстрой­ством началось после пневмонии; появилась тревога, беспокойство, бессвязность речи. 8 лет назад был инсульт с левосторонним гемипарезом, но психически была здорова, укладывалась и бытовые рамки, занималась домашним хозяйством. Отец был душевнобольным. Первое время пребывания в больнице—тревожна, воз­буждена, кричит, боится, что се убьют, слышит угрожающие голоса, пуглива. Не ориентируется в месте и времени. Затем становится спокойнее, но замечается прогрессирующий упадок интеллекта; резко надает память. Лежит в кровати, не интересуется ничем, кроме еды. Становится неопрятной, в месте и времени не ориентируется, бредовых идей не высказывает. Соматическое состояние: сред-него роста, пониженного питания, астенической конституции, зрачки равномерны, реакции сохранены; сухожильные рефлексы:' правые выше левых, справа симптом Бабинского, нерезко выраженный парез правых конечностей, хоботковый ре­флекс. В конце пребывания — хватательный и сосательный рефлексы. Кровяное давление 140—100. Симптом Ашнера 76—64. 15/1 обнаружилась двусторонняя пневмония, от которой последовала смерть. Патологоанатомический диагноз: резкий атеросклероз мозговых сосудов, желтое размягчение в коре обоих полу­шарий, атрофические явления коры мозга, нефросклероз, двусторонняя пневмония.

Из взятых для примера историй болезни видно, что приво­димые клинические случаи являются такими, в которых явные . признаки психического нарушения были впервые обнаружены после перенесенной ими инфекции (грипп, воспаление легких," желудочно-кишечные заболевания) у до того социально-приспособленных, хотя и весьма преклонного возраста лиц. Вскоре после

этих моментов, или непосредственно примыкающих к ним, окру­жающие начинают отмечать появление признаков душевного за­болевания, приводящих к необходимости помещения в психиатри­ческую больницу. Обычно в этих случаях отмечались спутан-ность сознания, дезориентировка в месте и времени, страх, тре­вога и беспокойство,—нередко галлюцинации слуховые и зритель­ные, часто речевое и двигательное возбуждение, элементы бреда, депрессивные состояния с мыслями, о самоубийстве и суицидные попытки. Эти остро развившиеся психические синдромы, в кото­рых нетрудно узнать так называемый экзогенный тип реакции Бонгеффера, в своем дальнейшем течении были не одинаковы. /В меньшинстве случаев они сравнительно скоро исчезали, и боль­ные могли вернуться в свою прежнюю обстановку. Это случаи, знакомые нам из клиники психических заболеваний других возра­стов,—обычные постинфекциоиные психозы. Их картина, может , быть, только несколько отличается от подобных заболеваний других возрастов тем, что в значительно большей степеней в них оказываются выраженными расстройства памяти и ориен­тировки, а делириозные и галлюцинаторные переживания более однообразны, почему легко возникает впечатление наступающей дементности. В другом ряде случаев психоз быстро ведет боль""" ного к полной деградации личности, упадку физических сил и общему маразму, заканчивающемуся смертью в сравнительно короткий срок. Наконец третья группа, наибольшая по числен­ности, представляет собой больных, у которых первоначальные явления острого психоза стихли: нет ни страха, ни беспокойства, ни галлюцинаций, но личность оказывается изменившейся, психи­чески оскудевшей, с дефектами памяти, недостаточной ориенти­ровкой в месте и времени. На вопрос, где они находятся, часто можно получить ответ: „здесь", а где—здесь, больные не знают и не обнаруживают к этому никакого интереса. Равным образом и локализация событий во времени сильно нарушена, причем и это1 мало заботит больного. Интересно, однако, отметить, что грубых гностических нарушений нет, афазии и апраксии мы здесь не обнаруживаем. Привязанность к близким, желание видеть их, заботиться о них - долго сохраняются. Они могут выполнять пред­лагаемую работу: вязать, шить и пр., но инициатива в проявле­ниях понижена и, предоставленные самим себе, они могут целый день просиживать на месте или лежать в кровати. Зато повышен интерес к еде, и они часто задолго до обеденного часа садятся за стол с ложкой в руках и ждут обеда или ужина. Они не прочь и повеселиться и, будучи привлечены к развлечениям, могут и потанцовать, несмотря на свой возраст (70—80 лет), и. . попеть. Временами раздражаются, ссорятся друг с другом, выска­зывают недовольство соседями или персоналом; однако они опрятны и подчиняются режиму; круг интересов их крайне сужен, но все же они долго сохраняют наиболее запечатлевшиеся сведения из своей собственной жизни, нередко даже общественной и политической. Такое более или менее стационарное состояние может держаться даже годами, почти без изменений; однако каждое

заболевание, даже обычная задержка в действии кишечника, не говоря уже о гриппозных и других инфекциях, падениях, ушибах., отражается на их психическом состоянии, вызывая нередко по­явление спутанности сознания, возбуждения или депрессии, даю­щих в ряде случаев толчок к развитию маразма.

Современная патофизиология научила нас рассматривать орга­низм в его взаимосвязи с внешней средой как целостную систему, дающую на вредность общую реакцию в целом. .Все это ведет как справедливо указывает Юдин, к необходимости более деталь­ного изучения взаимоотношений организма и внешней вредности. И не только в смысле общих конституциональных психических особенностей, если дело идет о психозе, но и в смысле особен­ностей соматических, состояния вазомоториума, проходимости барьера, образования антител, анафилактических: явлений, особен­ностей обмена и т. д. Ганнушкин особенно подчеркивал зна­чение соматической медицины для психиатрии.. Это тем более важно, что сами психопатологические картины экзогенного проис­хождения в большинстве случаев, а может быть даже и всегда., вызываются не самими ядами инфекции, а теми нарушениями обмена, которые они вызывают,—такова, например, теория про­межуточного звена Бонгеффера. Уже Крепелйн считал, что повреждение ядом различных органов вызывает нарушение обмена веществ и образует новые ядовитые продукты, которые, со своей стороны, действуют на мозг, причем имеет значение не только непосредственное действие ядов на мозг, но и создание новых условий работы мозга вследствие повреждения ядом других органов. Уже сам лихорадочный процесс вносит резкие изменения в обмен веществ. Энергетический обмен при лихорадке пред­ставляется повышенным (Бенедикт, Д ю б о й с и др.), белковый обмен очень усилен, лихорадка ведет к распаду белков в брга-низме, в моче появляются ненормальные продукты обмена как белкового, так и углеводного (Лондон).

Работы Штерн и др. показали, как изменяется гемато-энцефалический барьер при лихорадке, инфекциях, интоксикациях. Старение же вообще получается, как < известно, в результате ослабления обмена веществ, вызывающего дегенеративные /про­цессы в тканях и органах, которые ведут многие клетки к гибели; это происходит и в нервно-мозговой ткани (Лондон). Физиоло­гическая система соединительной ткани, которой Богомолец придает особое значение в межтканевом обмене, к старости сла­беет, питание и обмен веществ в нервных клетках мозга при таких условиях также нарушаются, биохимическая их регенера­ция падает; с возрастом часть нервных клеток и вовсе разру­шается и не восстанавливается никогда (Богомолец).

Таким образом, и процессы .обмена между специфическими клетками печени, мозга и других органов и кровью у стариков оказываются в значительной степени нарушенными, поступление питательных веществ из крови в эти клетки < и обратное посту­пление из них продуктов обмена веществ совершается иначе, чем у молодых и здоровых организмов, и если, с одной стороны, специфические клетки недостаточно освобождаются от отбросов своего обмена, то и кровь должна содержать недостаточно оки­сленные метаболиты. Если молодой организм под влиянием экзо­генной вредности дает нередко картины психозов, в результате нарушенного обмена мозговых клеток, то тем с большей вероят­ностью их можно ожидать в старости, это мы и видим на нашем материале: в старческом возрасте инфекции (а также и травмы) нередко являются началом психических болезней. В связи с ин­фекцией у до того психически здорового субъекта преклонного возраста развиваются более или менее выраженные, в большин­стве случаев астенические или делириозно-аментивные синдромы, депрессивные, в редких случаях—маниакальные состояния. По­следние, однако, с самого же начала получают оттенок дементности, поскольку отмечается заметное нарушение памяти; делириозно-галлюцинаторные переживания довольно однообразны по содержанию, в большинстве случаев мало подвижны в своей динамике. Хотя в большинстве случаев постинфекционные психозы других возрастов дают выздоровление, все же и там бывают случаи прогрессирующих постинфекционных заболеваний, при­водящих к дементности. В старческом возрасте соотношения меняются в пользу значительного преобладания случаев с раз­витием слабоумия, условия для которого заключаются в облег­ченной поражаемое™ центральной нервной системы вследствие пониженного и затрудненного обмена веществ, более или менее выраженного артериосклероза (Сименс, Б е р н ш т е й н, 3 а в и-л я некий и др.), ослабления сердечной деятельности и, в особен­ности, печени, деятельность которой в старческом возрасте бывает в значительной степени измененной. Сюда же надо отнести и нередкие хронические энтероколиты и более или менее выраженное малокровие. В литературе последнего времени на это обращено особое внимание. Таким образом, после минования острого периода болезни, с характером так называемого экзогенного типа реакции Бонгёффера, или наступает выздоровление, или выявляется кар­тина стойкого дефектного состояния, в котором преобладающим симптомом со стороны психики является .расстройство памяти. И хотя на фоне этих расстройств ориентировка как во времени,

, так и в месте—недостаточна, но личность в целом оказывается сохраненной настолько, что в течение ряда лет больные могут приспособляться к обычной для них обстановке. В третьем ряде случаев, где первичная инфекция попала на почву еще более выраженных нарушений обмена, развитие эндотоксических про­дуктов в организме идет настолько интенсивно, что в короткое время приводит больного к маразму и смерти.

Из изложенного видно, что в большой группе психозов в стар­ческом возрасте, которую можно связать с инфекцией (а часто и с общей травмой), играют основную роль не старческие, измене­ния организма сами по себе, и в том числе не сами по себе со­судистые изменения, постепенно развивающиеся .в стареющем организме, но различные хронические заболевания—сердца, печени, желудочно-кишечного тракта, почек и других органов; если они имеются,—они делают обмен веществ центральной нервной системы очень мало устойчивым, почему создаются усло­вия для так называемой вторичной поражаемости (Сименс). При этих условиях инфекции легко вызывают психические заболе­вания с упомянутыми выше тремя исходами: выздоровлением, летальным исходом и. исходом в так называемое старческое сла­боумие. Отсюда вытекает профилактика и терапия этих психозов. Прежде всего нужно всемерно бороться с развитием хронических заболеваний у лиц преклонного возраста, для чего необхо­димо своевременное их лечение, личная гигиена, правильный режим жизни и питания, предупреждение инфекционных заболе­ваний и травматических повреждений и тщательное их лечение. В случае появления психического заболевания в остром периоде необходимо назначение уротропина, салицилатов и других средств, направленных против острой инфекции, обязательного по­стельного режима, назначения сердечных средств, диэтетического молочно-растительного стола с обильной дачей витаминов В и С. В случае развития старческого слабоумия необходимо лечение соматических заболеваний, специальный пищевой и гигиенический режим с соблюдением вышеуказанных требований, предупрежде­ние новых инфекций и обязательное привлечение больных к до­ступному для них труду и культурным развлечениям, с целью поддержания в них социальных навыков и интересов.



Каталог: media -> content
media -> Г. И. Забалуев Гиповитаминозы у животных
media -> Инструкция по медицинскому применению лекарственного средства Аноро ® Эллипта ® Торговое название
content -> Ядерный контроль: информация выпуск # 16, 2004 28 апреля 12 мая цитата номера
content -> Постановка пломб, эстетическая реставрация
content -> Инструкция по применению средства инсектицидного "Фуфанон-супер"
content -> Инструкция разработана Федеральным государственным учреждением науки научно-исследовательским институтом дезинфектологии Роспотребнадзора


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   106


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница