Сборник научных трудов, посвященный 135-летию кафедры дерматовенерологии



страница9/11
Дата23.04.2016
Размер0.71 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Вопрос о том, связан ли возросший показатель частоты этих инфекций в последние годы с улучшением лабораторной диагностики или они действительно широко распространились, вполне закономерен. Очевидно, имеют место оба этих фактора.

Статистически достоверных данных о частоте микоплазменных поражений среди различных групп населения в разных регионах мира крайне мало. Однако, многочисленные работы, посвященные этой проблеме, свидетельствуют о значительном распространении смешанной микоплазменной инфекции при трихомонадных, гонококковых, и хламидийных поражениях мочеполового аппарата, острых и хронических воспалениях женских наружных половых органов невыясненной этиологии.

По литературным данным отмечается довольно широкое распространение так называемого бессимптомного носительства микоплазм в урогенитальном тракте и его связь с воспалительными заболеваниями половых органов. Они встречаются при бесплодии, невынашивании беременности, преждевременных родах, перинатальных осложнениях у плода. С другой стороны, рядом авторов урогенитальные микоплазмы рассматриваются как условно-патогенная микрофлора, которая способна вызвать заболевание лишь при определенных условиях. Роль этих возбудителей в одних случаях как будто бы совершенно ясна, в других - сомнительна, так как наряду с микоплазмами выделяются представители других инфекций: хламидии, вирусы простого герпеса, энтеровирусы, неспецифическая условно-патогенная микрофлора (стафилококки, -гемолитический стрептококк, неспорообразующие анаэробы) и др. В подобных случаях трудно определить место микоплазм в патологическом процессе, особенно, когда акушерские и перинатальные осложнения повторяются после проведенного, казалось бы, эффективного лечения.

Поскольку показатели инфицированности урогенитального тракта данными микроорганизмами среди сексуально активного населения варьируют от 10 до 80%, определение их значимости в клинически выраженном воспалительном процессе было бы актуальным.

Цель: сравнение частоты выявления микоплазменной инфекции у женщин при использовании методов ПЦР и Mycoplasma Duo.

Материалы и методы: нами было обследовано 2754 женщины детородного возраста, самостоятельно обратившиеся в лабораторию для исключения микоплазменного процесса методом ПЦР; а также 344 пациентки, явившиеся на гинекологический прием профилактически перед планируемой беременностью либо предъявляющие различные жалобы – методом Mycoplasma Duo.

В результате наших исследований мы получили следующие результаты: из 1855 женщин, целенаправленно обследованных только на Ureaplasma urealyticum, она была выявлена у 922х, что составило 49, 7%. У 127 (12%) из 1055 пациенток подтверждено наличие Mycoplasma hominis. Из 344 пациенток, обследованных методом Mycoplasma Duo, Ureaplasma urealyticum выявлена у 171 больной (51% обследованных), Mycoplasma hominis у 22 (13%). Из 988 обратившихся всего у 48 женщин выделена Mycoplasma genitalium, что составило (4,8%).

При этом у 72 пациенток (42%) Ur.urealyticum сочеталась с Chlamydia trachomatis, у 22 (13%) – с Mycoplasma hominis, у 6 (3,5%) - с вирусом папиллом человека (ВПЧ). У 19 больных (11%) заболевание было вызвано ассоциацией из трех возбудителей - Ur.urealyticum, Chlamydia trachomatis и Mycoplasma hominis, у 11 обследованных - Ur.urealyticum, Chlamydia trachomatis и ВПЧ (6,4%). Изучая степень обсемененности возбудителем, мы установили, что среди женщин, у которых Ur.urealyticum сочеталась с другими микроорганизмами, высокая обсемененность (более 104 КОЕ) была обнаружена у 114 пациенток (66,6%), низкая (менее 103 КОЕ)- у 15 (8,7%). Только у 42 больных (24,6%) уреаплазмы оказались единственным обнаруженным микроорганизмом. Из них высокая степень обсемененности отмечена у 31, низкая – у 11.

Таким образом, среди обследованного нами контингента частота выявления Ur.urealyticum и Mycoplasma hominis как методом ПЦР, так и с помощью Mycoplasma Duo составила 49,7% (51%) и 12% (13%) соответственно. Mycoplasma genitalium определялась наиболее редко, частота обнаружения ее не превышала 4,8%.


УРОФЛОУМЕТРИЯ КАК ОДИН ИЗ КРИТЕРИЕВ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ИНФЕКЦИОННЫМ ПРОСТАТИТОМ

ЗАЛЯЛЕЕВА С.А.(1), ФОМИНЫХ Т.С.(1), АБДРАХМАНОВ P.M.(2)

РККВД1 ( главный врач- Минуллин И.К.),

кафедра дерматовенерологии2 (зав.кафедрой- д.м.н. Абдрахманов Р.М.), г. Казань


Общеизвестно, что хронический простатит занимает одно из первых мест среди генитальной патологии мужчин репродуктивного возраста. В то же время проведенные нами исследования наглядно показали, что контингент лиц, больных хроническим простатитом, помолодел. Он, по нашим данным составляет, в основном, возрастную группу 20-39 лет, определяя 77,3%. Одним из основных симптомов этого страдания являются различные нару­шения акта мочеиспускания. В связи с этим проведена урофлоуметрия 87 больным хроническим инфекционным простатитом в возрасте 20-39 лет с установленной давностью заболевания от1 до 5 лет. Она является простым и надежным способом определения состояния уродинамики у больных хроническим простатитом, позво­ляет своевременно обнаружить признаки инфравезикальной обструкции и осущест­влять динамическое наблюдение. Для проведения исследований применяли аппарат Flowwamper classic производства Швеции. С целью получения более достоверных дан­ных урофлоуметрию проводили не менее двух раз в условиях функционального на­полнения мочевого пузыря ( 150-350 мл) при возникновении естественного позыва к мочеиспусканию. Границей максимальной скорости мочеиспускания (Qmax) у больных до 50 лет считали 15 мл/сек, нормальным показателем общего времени мо­чеиспускания принималось 10 секунд для объема 100 мл. Урофлоуметрию считали информативной, если объем выделенной мочи превышал 150мл. Средняя скорость мочеиспускания (V средняя) у больных хроническим инфекционным простатитом составила 7,8±0,3 мл/сек. Максимальная скорость потока мочи была 14,3±0,5мл/сек. После проведенного лечения параметры мочеиспускания из­менились следующим образом: V средняя составила 13,2±0,4 мл/сек, a Vmax – соответственно- 20,2±1,3 мл/сек.

Таким образом, урофлоуметрия позволяет объективно оценить качество прове­денного лечения и поэтому рекомендуется в ведении больных хроническими про­статитами.


ПОЛИМЕРАЗНАЯ ЦЕПНАЯ РЕАКЦИЯ В КЛИНИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

Л.М. КАРЗАКОВА, Л.В. БОРИСОВА

Республиканская клиническая больница (главный врач – И.П. Ефимова), г.Чебоксары
Полимеразная цепная реакция (ПЦР) - экспериментальный метод молекулярной биологии, позволяющий добиться значительного увеличения малых концентраций определённых фрагментов нуклеиновой кислоты (ДНК и РНК) в биологическом материале (пробе). Метод позволяет найти в исследуемом материале небольшой участок генетической информации любого организма, если она там есть, полностью игнорируя остальную ДНК (РНК), имеющуюся в образце. Существенное увеличение количества копий в процессе реакции позволяет выделить и идентифицировать искомый фрагмент нуклеиновой кислоты, даже если он имеется в минимальном количестве. Простота, высокая чувствительность и специфичность метода позволили ему получить широкое распространение как в науке, так и в клинической практике. В настоящее время ПЦР успешно применяется в медицине при диагностике инфекционных заболеваний, наследственных заболеваний, различных видах генотипирования, определении отцовства и т.д., санитарно-эпидемиологическими службами для контроля за микробиологическим загрязнением окружающей среды и продуктов питания, а также для выявления генетически модифицированных источников пищи. Главным направлением развития ПЦР-диагностики является диагностика инфекционных заболеваний. В отличие от иммуноферментного анализа, который широко используется в данной области, ПЦР-диагностика позволяет определять непосредственно возбудитель заболевания, причем в очень низкой концентрации и независимо от места локализации инфекционного процесса в организме. Помимо этого ПЦР-диагностика позволяет определять наличие возбудителя в период так называемого «серологического окна» – т.е. в промежуток времени между моментом инфицирования организма и временем появления антител в достаточных количествах, чтобы их можно было определить. Так, для вируса гепатита С «серологическое окно» составляет 82 дня, а РНК в плазме крови выявляется ПЦР-методом в среднем уже с 11-го дня. Антитела к ВИЧ появляются через 23-28 дней от момента заражения, в то время как детекция РНК возможна на 10-11-й дни. Одна из точек приложения ПЦР – использование его для контроля эффективности этиотропного лечения, в частности, противовирусных препаратов. Исчезновение вирусной ДНК или РНК в процессе лечения является одним из критериев эффективности противовирусного лечения.

Метод ПЦР внедрен в практику лабораторных исследований Республиканской клинической больницы в 2003 г. Мы используем классический трехэтапный вариант ПЦР, включающий пробоподготовку (выделение нуклеиновых кислот), амплификацию с использованием термоциклера «Терцик» («ДНК-технология», г. Москва) и детекцию амплифицированной ДНК методом электрофореза с использованием гелей фирмы «ДНК-технология». В нижеприведенной таблице приведен спектр и объем выполненных анализов рассматриваемым методом. В отдельный столбец выделено число положительных результатов. Большинство анализов выполнено для амбулаторных больных. Лишь 1109 анализов (23 %) осуществлено для стационарных больных, среди них преобладали исследования на выявление микобактерий туберкулеза и хеликобактер пилори. Чувствительность ПЦР в определении микобактерий туберкулеза составляет 70-90 % от культурального метода, дает положительный результат с 90-95 % образцов мокроты «бациллярных» больных и позволяет подтверждать диагноз у 50-60 % «абациллярных» больных. Большое значение имеет ПЦР для диагностики урогенитального туберкулеза. При этом наиболее подходящим объектом для исследования считается утренняя моча (чувствительность – 80 %). Технической трудностью использования ПЦР в определении микобактерий туберкулеза является возможность присутствия в исследуемом материале ингибиторов ДНК-полимеразы, являющейся реагентом основного звена ПЦР – амплификации ДНК исследуемого агента. Отрицательный результат в единичном исследовании методом ПЦР не исключает наличие микобактериальной инфекции. Результат во многом зависит от материала, доставляемого на исследование, от того, попали ли микроорганизмы в образец исследуемого субстрата. Так например, в течение короткого промежутка времени в нашу лабораторию поступали образцы биоматериалов одного из пациентов Республиканского противотуберкулезного диспансера. В наиболее рано доставленном материале (плевральный экссудат) микобактерии не были выявлены, не было их и в позже поступившем образце БАЛЖ, и лишь в повторно доставленном образце плеврального экссудата удалось их выявить. Наиболее чувствительным методом выявления хеликобактер пилори, имеющем этиологическое значение в развитии язвенной болезни желудка и гастритов, считается ПЦР. Преимуществом метода является возможность использования любого материала. Однако, наибольшая чувствительность (88 %) наблюдается при тестировании биоптатов, желудочного сока, смывов из ротовой полости, зубного налета, меньшая диагностическая чувствительность (62 %) – при использовании копрофильтрата. Наиболее часто мы обнаруживали хеликобактер пилори в материале, полученном при дуоденальном зондировании.

В заключение отметим, что метод ПЦР очень чувствителен, поэтому извлечение амплификационного материала из пробирки на этапе детекции угрожает риском контаминации, загрязнения лаборатории и получения ложноположительных результатов. Этого недостатка лишен ПЦР в режиме реального времени, позволяющий проводить детекцию продуктов амплификации в процессе реакции и вести мониторинг кинетики накопления ампликонов. Другим преимуществом современных приборов для ПЦР-диагностики в режиме реального времени («ДНК-технология», г. Москва) является одновременная возможность детекции по четырем каналам.
РЕАКЦИЯ РИБТ В ДИАГНОСТИКЕ ЗАБОЛЕВАНИЙ,

ПЕРЕДАЮЩИХСЯ ПОЛОВЫМ ПУТЕМ

КОМАРОВА В.Д., ПЫШКИНА Е.И.

ФГУ «Нижегородский научно-исследовательский кожно-венерологический институт Росздрава», директор – Н.К. Никулин, г.Нижний Новгород


В 2009 году исполняется 60 лет как Nelson и Мayer описали реакцию иммобилизации бледных трепонем (РИБТ) на сифилис. Потеря подвижности Tr. рallidum, полученных в ранние сроки орхита из яичек кролика при смешивании сыворотки больного сифилисом было отмечено в 1906 г. F.Vidal и в 1907 г. Заболотным и Маслаковцем.

За прошедшие 15 лет отмечается рост малосимптомных латентных форм сифилиса, нейросифилиса, врожденного сифилиса. Подтверждение заболевания необходимо специфическими методами (РИБТ и РИФ) и классическими серологическими реакциями.

На базе лаборатории НИКВИ вот уже 40 лет воспроизводится штамм Никольса. Отмечается различное восприятие инфекции разными кроликами (при одинаковых условиях их содержания). Оценивая качество 7-дневного орхита из зараженного яичка кролика по количеству полученных спирохет, нас заинтересовала степень заражения организма инфицированным процессом.

Проанализировали сыворотки крови 38 кроликов по классическим серологическим реакциям (КСР), по специфическим (РИБТ, РИФ) и по биохимическим показателям (электрофорез белков сыворотки крови). Классические серологические реакции у 81,6% (31 кролик) были в разной степени позитивные, РИБТ – соответственно у 73,0% (27 кроликов).

У 1/5 опытных кроликов наблюдалось отсутствие спирохеты в орхите яичек при заражении, так как от множественных перевивок Tr. рallidum теряет свои патогенные свойства, попадаются животные с невосприимчивостью к инфекции, в силу того, что возможно пропущен допустимый возраст к заражению, содержание кролика до покупки было с разнообразным рационом, что влияет на воспроизведение культуры.

У людей кажущаяся невосприимчивость к сифилитической инфекции также может происходить за счет ослабления патогенности спирохеты, из-за чего увеличивается длительность инкубационного периода сифилиса, что приводит к развитию скрытого или неведомого сифилиса (Цераиди Н.Ф., 1993). Показатели специфических и классических серологических реакций у экспериментальных животных были неоднозначны. У одной группы реакция РИБТ высоко позитивная, а КСР – отрицательные, у другой – отрицательные значения РИБТ при невысоких титрах КСР. По изменению белковых фракций в электрофорезе подтверждали наличие острых воспалительных процессов у животных.

При помощи реакции РИБТ мы определили in vitro различное влияние антибиотиков (5 видов), используемых в соответствии с инструкцией для лечения разных форм сифилиса у людей, на трепонемоцидность Tr. рallidum. При недостаточном количестве антибиотика спирохета сохраняла целостность и подвижность, при увеличении дозы препарата наблюдалась полная элиминация спирохеты, в другом случае – фрагментация, в третьем – агглютинация микроорганизмов. Полученные результаты в эксперименте в дальнейшем могут быть полезны в решении вопросов о скрытых формах сифилиса, серорезистентности.

Таким образом, реакция РИБТ на протяжении всего времени не утратила актуальности и позволяет ставить вопросы в решении сложных задач.


ЧАСТОТА И СПЕКТР УРОГЕНИТАЛЬНЫХ ИНФЕКЦИЙ У ЖЕНЩИН

С АНОГЕНИТАЛЬНЫМИ БОРОДАВКАМИ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

КУНЦЕВИЧ Л.Д., ШИБАЕВА Е.В.

ФГУ «Нижегородский научно-исследовательский кожно-венерологический институт

Росздрава», директор – Н.К. Никулин, г.Нижний Новгород
Известно, что манифестные проявления ВПЧ-инфекции нередко сочетаются с другими инфекциями, передаваемыми половым путем. При этом успех терапии аногенитальных бородавок и предупреждение их рецидивов в значительной степени зависит от своевременного и эффективного лечения сопутствующих инфекций.

Исследования, проведенные 15 лет назад в Нижегородском НИКВИ, показали, что у 92,7±3,13% женщин с остроконечными кондиломами выявлялись и другие возбудители урогенитальных инфекций (гонококк – у 20,0%, трихомонады – у 14,1%, грибы рода Candida – у 17,2%, уреаплазма – у 34,4%). У 34,4% больных был диагностирован бактериальный вагиноз.

В 2006-2007гг. наблюдались 102 женщины с аногенитальными бородавками (36 беременных и 66 – небеременных). Исследования, проведенные с помощью современных клинико-лабораторных диагностических методов (с использованием бактериоскопического исследования, культуральной диагностики, ПИФ и ПЦР), позволили установить сопутствующие урогенитальные инфекции у 59,8±4,8% женщин (р<0,001).

По сравнению с предыдущим исследованием спектр инфекций значительно изменился. Гонорея не выявлена ни у одной больной, число больных трихомониазом (2,9%) уменьшилось в 4,9 раза. Реже стали выявляться уреаплазмы и микоплазмы (у 25,5%), генитальный кандидоз (у 12,7%) и бактериальный вагиноз (у 24,5%). В то же время у больных наряду с остроконечными кондиломами обнаруживались и другие вирусные инфекции (ВИЧ – у 2,0% больных, гепатит С – у 2,0%, генитальный герпес – у 1,0%, контагиозный моллюск – у 6,9% женщин). Одновременное выявление 2-3-х сочетанных урогенитальных инфекций у больных остроконечными кондиломами (31,2%) несколько превышало показатели предыдущего исследования (21,9%).

Следует отметить, что сопутствующие инфекции у беременных выявляются более часто (77,8±6,9%), чем у небеременных (50,0±6,15%, р<0,001). Беременность более часто сопровождалась активизацией генитального кандидоза (у 25,0±7,2%, у небеременных – 6,1±2,9, р<0,02), более частым обнаружением уреаплазм и микоплазм в посевах (36,1%, у небеременных – 16,7%) и хламидиоза (8,3%, у небеременных – 4,5%).

Полагаем, что изменение частоты и спектра возбудителей ургенитальных инфекций у женщин, больных аногенитальными бородавками, в последние годы связано с широким применением антибактериальных препаратов и повсеместной активизацией вирусных инфекций.


ДИНАМИКА ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ИППП

В РЕГИОНАХ ПРИВОЛЖСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО ОКРУГА

МИШАНОВ В.Р.

ФГУ «Нижегородский научно-исследовательский кожно-венерологический институт

Росзрава» (директор – Н.К. Никулин), г.Нижний Новгород.
Статистические данные по заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем (ИППП), отражают сложное многовекторное взаимодействие природных и социальных (в том числе медицинских) факторов.

Показатели заболеваемости 1997 – 2006 годов демонстрируют, что резкий эпидемический подъем бактериальных инфекций (прежде всего сифилиса), наблюдавшийся на фоне распада СССР и начала реформирования общества в середине – конце 1990-х годов, преодолён. Однако, несмотря на снижение заболеваемости сифилисом в 11 субъектах Приволжского федерального округа (ПФО), курируемых НИКВИ, с 230,2 до 66,8 на 100.000 населения, достигнутые цифры на порядок превышают данные предшествующего межэпидемического подъема. На фоне увеличения доли скрытого сифилиса и более чем 5-ти кратного (за 5 лет) нарастания поздних форм и нейросифилиса в ряде областей ПФО в 2006 году отмечен небольшой рост общей заболеваемости (в т.ч. в Саратовской области +14,4%, в Нижегородской области +3,4%, в республике Удмуртия +2,1%), что может быть предвестником новой эпидемической волны.

Статистические показатели, свидетельствующие о снижении числа заболевших гонореей со 102 на 100.000 населения в 1997г. до 68,1 в 2006г. скорее всего не отражают действительную картину заболеваемости этой инфекцией, а связаны с массовым бесконтрольным применением антибиотиков, редким использованием бактериологического обследования, малоэффективной работой по выявлению источников и контактов заболевших. Данные о нарастании резистентности гонококков к антибиотикам (включая цефтриаксон!) подтверждают прогноз о формировании значительной «подводной части айсберга» и возможности роста гонококковой инфекции.

Особую тревогу вызывает инфицированность ИППП второго поколения (хламидиоз, генитальный герпес, остроконечные кондиломы). В экономически развитых странах урогенитальный хламидиоз – самая частая инфекция, передаваемая половым путём. В Нижегородской области за 10 лет зарегистрирован заметный рост этой инфекции (с 25,7 до 38,4 на 100.000 населения), средний показатель заболеваемости хламидиозом по регионам ПФО (78,1 на 100.000 населения) превышает уровень «классических» венерических болезней (сифилиса и гонореи). Несмотря на малосимтомное течение, хламидийная инфекция (наряду с гонококковой) приводят к формированию бесплодия в наиболее активном детородном возрасте, что угрожает планам по улучшению демографической ситуации в России.

Вирусные ИППП (генитальный герпес, аногенитальные бородавки) демонстрируют стабильный рост – более чем в 2 раза за 10 лет в среднем по регионам Приволжского федерального округа. Особенно высокие уровни заболеваемости аногенитальными бородавками (свыше 100 на 100.000 населения в 2006г.) зафиксированы в Удмуртии и Татарстане. Заметная негативная динамика интенсивных показателей (4-х кратное увеличение за 10 лет: с 7,3 до 28,7 на 100.000 населения) отмечена и в Нижегородской области.

Остроту ситуации подтверждает выявление ВПЧ высокой и средней онкогенности (16, 18, 31, 33 типа) у подростков, больных аногенитальными бородавками. Каждый пятый (21% в 2006г. по ПФО) с вновь выявленными остроконечными кондиломами – тинэйджер (15-19 лет), что придаёт особую значимость данной проблеме.

«Плоды» сексуальной революции на фоне экологического неблагополучия и снижения противовирусного популяционного иммунитета регистрируются в неуклонном увеличении генитального герпеса (с 7,1 на 100.000 населения в 1997г. до 14,8 в 2006г. в среднем по регионам ПФО). Наличие эффективных противогерпетических препаратов при низкой сексуальной культуре не способно обеспечить полный контроль над данной инфекцией, что оставляет «бомбу замедленного действия» для следующих поколений.

Таким образом, данные о состоянии заболеваемости ИППП свидетельствуют о необходимости поиска комплексных подходов не только в организации лечебно-диагностической помощи, но и первичной профилактике и социальной адаптации населения, в первую очередь - молодежи.


ВАРИАНТ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ИППП В РТ

МОЛЧАГИНА Л.С., СЕНЧУГОВ С.В.

КГТУ, РККВД МЗ РТ,

г. Казань.


Предлагаемые методы «контролируемого лечения» ИППП, с целью повышения его эффективности (от экономической до эпидемиологической), на фоне роста заболеваемости ИППП 2-го поколения, выявляют неявное внутреннее противоречие в отношении проблемы «приверженности к лечению», как перспективной модели управления ИППП в обществе.

Анализ заболеваемости, распространенности ИППП, ВИЧ/СПИД и других аспектов проблематики (социальный, социально-психологический, демографический, воспитательно-педагогический и др.) с позиций мультифакторного анализа, за 2000-2006 г.г. в РТ, в условиях совершенствования диагностических методик индикации ИППП, в т.ч. ВИЧ/СПИД, не исключает возможности дальнейшего развития эпидемического процесса распространения ИППП и ВИЧ/СПИД по латиноамериканскому варианту


ПОРАЖЕНИЕ ГЛАЗ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ФОРМАХ СИФИЛИСА

РОКИЦКАЯ В.Н.(1), САФИНА Ф.Г.(2)

Кафедра дерматовенерологии КГМА1 (зав. кафедрой - д.м.н., профессор С.В. Батыршина),

РККВД2 ( главный врач- Минуллин И.К.), г.Казань.


Поражение глазного анализатора наблюдается во всех периодах и при всех формах приобретенного и врожденного сифилиса и, подчас, является единственным клиническим проявлением заболевания. Ранняя диагностика этой патологии имеет важное значение для предупреждения тяжелых поражений глаза и его придатков. Возможны поражения зрительного нерва, век, конъюнктивы, слезного аппарата, орбиты, роговицы, склеры, хрусталика, стекловидного тела, сосудистого тракта, сетчатки. При первичном сифилисе - в виде твердого шанкра, как правило век, конъюнктивы и склеры. При вторичном сифилисе – появление розеол, папул и пустул на веках и конъюнктиве, появляющихся под видом язвенного блефарита с выпадением ресниц, острого одностороннего, реже двустороннего серофиброзного ирита или иридоциклиты. Несвоевременное лечение приводит к значительному снижению зрения и к слепоте. Сифилитические иридоциклиты сопровождаются обычно двусторонними диффузными хориоретинитами. При более позднем периоде вторичного сифилиса (рецидивов) развивается сифилитический увеит. В эти периоды поражаются черепно-мозговые нервы. 2 пара – N.opticus- зрительный нерв: амблиопатия, амавроз, концентрическое сужение полей зрения, скотома, гомонимная гемианогсия, квадрантная гомонимная гемианопсия, гетеронимная гемианопсия, битемпоральная и биназальная гемианопсия. 3 пара – N. oculomotorus – глазодвигательный нерв. Поражение крупноклеточных ядер: расходящееся косоглазие, экзофтальм, птоз. Поражение парасимпатических ядер: мидриаз, нарушение аккомодации, нарушение реакции зрачка на свет. 4 пара – N.trochlearis –блоковый нерв: легкое сходящееся косоглазие, диплопия. 6 пара – N.Abducens – отводящий нерв: выраженное сходящееся косоглазие и диплопия. При третичном сифилисе – это гуммы век, на мышце, хряще, реже – конъюнктивы, склеры, орбиты. Очень редко гуммы роговицы (гуммозный кератит), осложняющийся иритом, иридоциклитом. При раннем врожденном сифилисе – неврит зрительного нерва и его атрофия (слепота), при позднем – диффузный паренхиматозный кератит – бельмо, а в более позднем возрасте – глаукома. Достоверными диагностическими признаками сифилиса являются: клиническая картина, лабораторная диагностика, нахождение бледных трепонем в очаге поражения на веках, конъюнктиве, положительные серологические тесты, офтальмоскопия. Ранняя диагностика и своевременная терапия приводит, как правило, к излечению, сохраняет им зрение и избавляет больного сифилисом от тяжелых необратимых осложнений.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница